Сон / грёза



Скачать 66.89 Kb.
страница1/2
Дата05.05.2018
Размер66.89 Kb.
  1   2

РЕЦЕНЗИЯ

на выпускную квалификационную работу

на соискание степени магистра лингвистики

Наскиной Екатерины Николаевны



Функционирование и специфика русских концептов сон / грёза / мечта

в современных газетных текстах
Целью представленной на соискание степени магистра лингвистики работы Екатерины Николаевны Наскиной является выявление функциональных и семантических свойств концепта сон и сопутствующих ему концептов мечта и греза. Концепты сон, мечта и греза, по мнению автора, «играют существенную роль в русской концептуальной картине мира» (с. 11), но описание их осложняется тем, что «природа сна и мечты до сих пор остается загадочной не только для лингвистов, но и для психологов и философов» (с. 10). Цель разделяется на 8 задач, четко сформулированных во Введении: от определения теоретической и методологической базы и изучения содержательных форм концептов к основному этапу – выявлению семантической доминанты концептов, а затем к особенностям их проявления в газетных текстах последнего десятилетия.

Композиция работы соответствует поставленным задачам. Чтобы выполнить исследование в области лингвистики, избранной Е.Н. Наскиной, и осуществить целостное описание концептов, требуется освоение нового научного метода, знание особых приемов и алгоритмов анализа, умение осуществлять разнообразные исследовательские процедуры. Поэтому работа начинается с достаточно объемной и содержательной теоретической главы, в которой рассматриваются такие понятия, как антропоцентризм, концептология, концепт, ментальность, языковая картина мира.

Екатерина Николаевна четко определяет научное направление, в котором работает, понимает отличие методологии петербургской концептологии от методологии других школ. Лаконично излагая точки зрения разных ученых на проблемы концептологии, приводя определения терминов в понимании того или иного филолога, она не «запутывается» в деталях, у нее четкие собственные представления, своя «опорная сеть». Она использует небольшой по количеству единиц понятийный аппарат, предпринимает собственное исследование каждой из этих единиц, выбирая то, что поможет исследовать избранные концепты, а затем в строгом соответствии с определенными значениями пользуется соответствующими понятиями в собственном анализе. В последующих главах, при необходимости введения какого-либо термина, автор старается установить, кто ввел этот термин, как он трактуется в науке, цитирует дефиниции. В условиях, когда одни и те же языковые факты получают все новые терминологические обозначения, представляется весьма разумным уточнять, какое значение в этой работе присвоено важнейшим использованным в ней терминам.

Теория концептологии явно увлекает Екатерину Николаевну, так что даже в Заключении она продолжает расширять теоретическую базу своего исследования.

В списке научной литературы 63 серьезных работы, приводится также перечень словарей и указатель источников. Е.Н. Наскина не ограничилась изучением трудов наиболее известных авторов, но цитирует, например, работы Майи Петровны Одинцовой, основателя Омской лингвоантропологической школы, и многих др. исследователей, из разных научных центров. Практически на все указанные работы Екатерина Николаевна ссылается, при этом цитирует очень уместно и скупо, только самое нужное для представления избранных концептов – лаконичность, о которой я еще скажу. Недочетом является отсутствие указания на труды В.С.Юрченко, методами которого автор пользуется.

Наиболее интересной представляется глава, посвященная концепту сон. Собственно концептуальному анализу автор предпосылает анализ значение слова сон как лексической единицы, обращаясь к толковым словарям. Затем осуществляются последовательные шаги по выявлению концепта сон. Автор хорошо понимает последовательность и цель проводимых операций: «Для того чтобы выстроить семантическую структуру концепта Сон, выделим типичные, глубинные, интенсивные и длительные признаки на основе Словаря эпитетов». Некоторые признаки отнесены к двум разным классам, например, безмятежный – типичный признак, но и интенсивный, вещий – типичный и глубинный, однако результат распределения признаков по этим группам никак не прокомментирован.

К сожалению, корректность проведения следующего этапа вызывает некоторые сомнения, в силу того, что не очень понятны принципы подбора материала, на основе которого составляются семантические константы: «Используем для этого высказывания русских мыслителей ХIХ-XX вв., взятые из Национального корпуса русского языка, подбор цитат осуществлен методом случайной выборки. Это не отвлечённые предложения, а законченные высказывания, включенные в определенный жанр, преимущественно художественной и философской литературы». А когда затем эти немногочисленные высказывания разбиваются на смысловые компоненты (основание, условие, причина, цель), появляются фразы, которых нет в цитатах. По-видимому, при проведении таких тонких процедур необходима особая тщательность и точность, иначе под вопросом оказывается достоверность. Несмотря на эти погрешности, в результате дальнейшего синтеза устанавливается семантическая константа концепта сон: основание (концепум) определяется как вечная эмблема жизни, условие – как лживый призрак (образ), причина – освобождение мысли (понятие), цель – целительный экстаз (символ). Это важнейший результат успешно проведенного анализа, на базе которого автор в дальнейшем исследовании рассматривает те особенности функционирования концепта, которые отражены в современном газетном тексте.

Здесь особенно интересен вывод автора о том, что при постоянстве концепта сон изменилось отношение к нему: «Анализ наиболее часто репрезентирующих рассматриваемый концепт лексем показал, что cон в сознании носителей современного русского языка всё чаще воспринимается с положительной коннотацией. Более того, часто актуализируется образное представление cна как лекарственного средства».

В контекстах и традиционных, и газетных присутствуют производные (сонливость, сновидения), но они не учитываются в описании.

В описании концептов мечта и греза автор еще более лаконичен, иногда в ущерб доказательности. Так, понятийный слой концептов мечта и греза выводится, по-видимому, из данных словарей, но о том, какие данные использовал автор для характеристики образно-символических слоев этих концептов, ничего не сказано, и непонятно, откуда появляется голубая мечта.




Каталог: ucheba -> bakalavram-i-magistrantam -> gosudarstvennaya-itogovaya-attestaciya -> zaschity
ucheba -> Программа дисциплины «Управление качеством»
zaschity -> Рецензия на выпускную квалификационную работу на соискание степени магистра лингвистики Шейх Айшету на тему «Дискурсивная семантика арабизмов в языке французской прессы»
zaschity -> На выпускную квалификационную работу магистра лингвистики
zaschity -> На выпускную квалификационную работу магистра филологии Сурядова Владимировича
zaschity -> Языковая игра в кино-видео переводе


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница