Содержание история зарубежной философии



Скачать 388.96 Kb.
Pdf просмотр
страница5/53
Дата26.04.2018
Размер388.96 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53

8 Однако этому выходящему, казалось бы, за рамки традиционно понимаемого платонизма факту можно дать приемлемое объяснение. Дело в том, что неподвижное, неизменяемое, вечное бытие идей тематизируется Платоном, главным образом, в ранних и переходных (между 399 г. и 385—380 гг. до н.э.) диалогах, по преимуществу онтологических и этических, где идеи выполняют функцию прежде всего парадигм для мира вещей, а также идеалов для человека, стремящегося обрести добротность (
¢ ετή
) и прикоснуться к Благу. Данная ипостась идей вовсе не нуждается нив каком движении, более того, кинесис категорически противопоказан идеям-парадигмам и идеалам, ибо непосредственным образом снижает их образцовую ценность. Совсем другую констелляцию свойств и функций вечных идей мы встречаем в сфере познания. Необходимо подчеркнуть, что динамическая характеристика истинного бытия появляется только тогда, когда речь заходит опознании самих идей и окружающего мира при их помощи. Коль скоро познание есть действие, а идеи непосредственно участвуют, в частности, в синтезировании знания, то подлинное бытие необходимо должно быть движущимся. Вернемся к выведению главных родов. Допустив движение в мир идей, мы попадаем в формально-логическую ловушку так как бытие движется, оно не может оставаться самотождественным, ибо без покоя не существуют такие реляционные предикаты истинного сущего, как тождественное, само по себе равное и находящееся водном и том же отношении. Поэтому Платон делает вывод о том, что не следует впадать в крайности, приписывая бытию или только покой, или только движение философу не стоит соглашаться с признающими одну или много идей, будто все пребывает в покое, и совершенно не слушать тех, кто, напротив, приписывает бытию всяческое движение, но надо, подражая мечте детей, чтобы все неподвижное двигалось, признать бытие и всё и движущимся и покоящимся Соф, 249c—d]. Установив одновременно статический и кинетический характер бытия, элейский гость вынужден констатировать, что именно теперь обнаруживается вся трудность исследования сущего самого по себе. Почему же это произошло Признавая и движение, и покой, мы считаем их противоположными ив тоже время существующими. Но если они существуют, стало быть, они либо движутся, либо пребывают в покое. Такой вывод представляется парадоксальным. Необходимо изменить постановку вопроса от дискретной точки зрения, рассматривающей онтологические предикаты отдельно друг от друга, следует перейти к функциональной, исследующей предметы и их свойства во взаимной связи и специфических отношениях. Ибо все, обладающее способностью (
δÚναμις
), энтелехиально, те. в принципе способно к взаимодействию, однако не каждое с каждым, не в виде тотального смешения, а по собственному выбору, обусловленному таким качеством, как сочетаемость, способность сочетаться (
συνα μόττει
). Исследовав этот вопрос, собеседники приходят к выводу о том, что различать (
διαι ει


σ
ϑαι
) все породам, не принимать один и тот же вид (
ε„


δος
) за иной и иной за тот же самый — неужели мы не скажем, что это предмет диалектического знания (
διαλε τι η


ς
™πιστ»μης
)»? В этом случае обнаружится, что человек, который в состоянии выполнить такие операции, сумеет в достаточной степени различить одну идею (
„δšαν
), повсюду пронизывающую многое, где каждое отделено от другого далее, он различит, как многие отличные друг от друга идеи охватываются извне одною и, наоборот, одна идея связана водном месте совокупностью многих, наконец, как многие идеи совершенно отделены друг от друга. Все это называется уметь различать породам, насколько каждое может взаимодействовать с другими насколько нет Софе. В неоплатонизме этот раздели функция диалектики получит название диаретики. Вместе стем Платон будет настаивать на том, что попытка отделять все от всего и рассматривать понятия, а также чувственные данные обособленно друг от друга никуда не годится и свойственна только человеку необразованному и нефилософу». Ибо несвязанный чувственный и интеллектуальный материал, как показано уже в «Меноне» на примере Дедаловых статуй, разбегается и не дает никакого знания. Кроме того, разъединять (
διαλύειν
) каждое совсем остальным означает полное уничтожение (
¢φάνισις
) всех речей, так как речь (
λόγος
) возникает у нас в результате взаимного переплетения идей (
εÙδ»ν συμπλο ήν
)» там же, 259d—e]. Поскольку же речь — это один из родов существующего, то, лишившись ее, мы лишились бы философии там же, 260a]. И даже более того коль скоро мысль (
διάνοια
) и речь (
λόγος
) одно и тоже и мышление
(
διάνοια
) есть нечто иное, как беззвучная беседа (
διάλογος ¥νευ
φωνη


ς
)» души с самой собой, то, потеряв речь в результате отделения и разъединения всего от всего, мы тем самым уничтожим мышление там же, 263e]. Стало быть, умение все разделять и различать породам необходимо должно сочетаться сне менее важной способностью мышления все связывать и придавать всему мыслимому синтетическое и систематическое единство. Техника обобщения (
συναγωγω


ν
)
5
есть
5
От глагола
συνάγω
(сводить, собирать, соединять, связывать) происходят существительные (собирание, соединение лиц или предметов синагога,
συναγωγεύς
(собиратель, соединитель) и
συναγωγός
(сводящий вместе, соединяющий, собирающий. Таким образом, употребляя термин обобщение, нужно держать в уме, что он скрывает в себе коннотации синтез, связывание, соединение способность, охватывая всеобщим взглядом, возводить к единой идее то, что повсюду разрозненно, чтобы, давая определение
(
Ð ιζόμενος
) каждому, сделать ясным предмет поучения [Федр,
265d]. В неоплатонизме эту часть диалектики стали называть ори-
стикой.
Этапы и сущность трансцендентальной дедукции
Какой же метафизической ценностью обладает дедукция Размышляя о дедукции в Софисте, Пауль Наторп утверждает, что обоснование действительной ценности (Geltungswert) идей следует из установления условий возможности суждений вообще. Из этого вытекает прежде всего общее требование связности фундаментальных определений чистого мышления. Например, единство противоречит множеству, и поэтому кажется, что они логически исключают друг друга. Однако функция единства в процессе познания как один из ее основных методов связывания всего процесса показывает необходимое единство многообразного единство исключает, стало быть, не множественность, а одно. Напротив, многообразное является необходимо многообразными, следовательно, вновь одним. Соответствующим образом относятся друг к другу тождество и различие. В похожей корреляции по отношению друг к другу находятся, кроме того, количественные и качественного определения и, таким образом, наконец, все фундаментальные функции мышления. <…> Всестороннее проведение этого мотива требует системы фундаментальных определений мышления. Такая система предвещалась в обеих первых дедукциях
“Парменида”; однако до более точного разграничения и более уверенного выведения (Ableitung) дело не дошло. В Софисте этой системе было положено начало, даже если она была выведена нес первой попытки [P. Natorp, 1903, s. 273]. Собеседники намерены рассмотреть, каков в своей сущности каждый из главных родов и как обстоит дело сих способностью взаимодействовать. Платон формулирует цель дедукции И тогда, если мы и не сможем со всей ясностью постичь бытие и небытие, то, по крайней мере, не окажемся, насколько это допускает способ теперешнего исследования, несостоятельными в их объяснении Соф, 254c—d]. Стало быть, всестороннее изучение каждого из родов в отдельности, а также их функциональных взаимоотношений друг с другом позволит нам в лучшем случае осознать природу, сущность и функции бытия и небытия, их взаимосвязь, а также всю функциональную систему родов и видов, ну а в худшем — на основании метода разделения (
διαί εσις
) мы будем в состоянии разумно объяснить соотношение объемов и содержание этих родов, их логические отношения с другими видами и тем самым определить место и роль в мире и сфере познания.
Итак, главные роды (
μέγιστα γενω


ν
) суть бытие (
τό τε ×ν αÙτÕ
), покой (
στ£σις
) и движение (
ίνησις
) там же, 254d]. Покой и движение несовместимы друг с другом, тогда как нечто третье (
τ ίτον
)», а именно бытие (
τÕ ×ν
), совместимо с обоими, поскольку они существуют. При этом каждый из родов есть другое (
›τε ον
) по отношению к остальным двум и тождественное по отношению к себе самому (
αÙτÕ δ’ ˜αυτωÄ


ταÙτόν
). В таком случае, быть может, тождественное и иное (другое) являются двумя родами, отличными от трех предыдущих, и смешиваются сними по необходимости Тогда возникает альтернатива либо исследование должно вестись относительно пяти родов — бытия, покоя, движения, тождественного, иного, либо мы по недоразумению называем тождественными иным какой-то из трех других видов. Далее в дедукции отчетливо просматривается несколько этапов обоснования.
На первой стадии доказывается, что иное и тождественное не совпадают с кинесисом и стасисом и, стало быть, являются самостоятельными родами. С этой целью демонстрируется тезис о том, что движение и покой не являются ни иным (
οÙδέτε ον
), ни тождественным Ибо если бы мы приписали движению и покою сразу оба предиката, то первое остановилось бы, а второе стало двигаться. Это произошло бы потому, что и движение, и покой, вступая в область иного и тождественного, заставят иное (
ϑάτε ον
) снова превратиться в противоположное своей собственной природе, поскольку оно причастно противоположному. Вместе стем и движение, и покой причастны (
μετέχετον
) тождественному и иному. Следовательно, ни движение, ни покой не совпадают с иными тождественным там же, Второй этап посвящен проблеме идентичности бытия и тождественного. Собеседники приходят к следующему заключению если бытие и тождественное не означают ничего различного, тов таком случае, говоря о движении и покое, что они оба существуют, мы назовем, таким образом, и то и другое как существующее тождественным. Но это невозможно Отсюда ясно, что бытие и тождественное не являются одними тем же. Из двух этапов обоснования следует вывод необходимо признать тождественное в качестве четвертого вида наряду с предыдущими тремя.
Третий шаг дедукции начинается с проблемы не стоит ли полагать иное (
ϑ£τε oν
) пятым видом Или же следует мыслить иное и бытие как два названия одного рода Однако вторая постановка вопроса, очевидно, неверна всегда бывает так, что из всего существующего одно считается существующим само по себе, другое же — лишь относительно другого. Казалось бы, иное (
›τε ον
) всегда


Каталог: media -> publications -> articles
articles -> Язык (под которым мы имеем в виду абстрактный «естественный язык», конкретизацию которого можно найти в любом из национальных языков) является существенным элементом любой культуры и как таковой интегрирован в общий процесс жизни человека
articles -> Основные функции культуры и лингвокультуры
articles -> Роль социальной мифологии в процессе
articles -> Философия жизни в русской рукописной литературе XVIII века
articles -> Социальный капитал малых сообществ: опыт зарубежных стран
articles -> Категория собственности и экономическая теория
articles -> Онтологическое прочтение гносеологических бинарных оппозиций
articles -> Ставицкий А. В. Наука и миф: некоторые проблемы взаимоотношения
articles -> Образовательная политика российской империи в отношении школ национальных окраин
articles -> Становление и теоретические основания инструментального подхода в юриспруденции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница