Социокультурные основания самореализации личности: философско-антропологический аспект


Парадигмальный анализ феномена самореализации личности



страница4/12
Дата30.12.2017
Размер1.73 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Парадигмальный анализ феномена самореализации личности

Основная цель сопоставительного парадигмального анализа феномена самореализации личности – выявление, с одной стороны, действенных, актуальных, эффективных и значимых, а, с другой стороны, устаревших, ошибочных и слабых позиций в наиболее разработанных теоретических концепциях, посвященных проблеме самореализации. В свою очередь выявление этих позиций осуществляется с целью конструирования собственной теоретической модели оптимальной самореализации и последующей ее характеристики в условиях трансформации социокультурного пространства конца ХХ – начала XXI века.



Гуманистическая парадигма А. Маслоу: сильные и слабые стороны. Как верно подчеркивает Е.В. Федосенко, «истинная ценность Маслоу… заключается в его интересе к таким сферам функционирования человека, которые большинство других ученых практически игнорировало»45. Заслуга А. Маслоу при анализе личности состоит в том, что он указал на глубоко холистическую природу человека «в противовес аналитико-препарирующему ньютоновскому подходу бихевиоризма и фрейдистского психоанализа»46. Истинность холизма он выводил из того, что «космос един, и все в нем взаимосвязано, любое общество едино, и все в нем взаимосвязано, любая личность, едина и все в ней взаимосвязано»47. Это особенно ценная установка в рамках философско-антропологического исследования, ориентированного на целостное изучение человека.

Поэтому можно утверждать, что Маслоу явился одним из столпов становления философско-антропологического подхода к человеку, т.к. он попытался найти ключ к целостному и единому, интегральному или холистическому изучению его сущности. Ключевым фактором при этом он назвал потребности человека: говоря о человеческих потребностях, мы фактически говорим о сущности жизни человека48. Нам особенно близка позиция мыслителя и ученого в том, что человеческую жизнь можно понять, только принимая во внимания высшие жизненные устремления, такие как развитие, реализацию собственного потенциала, стремление быть здоровым, самоидентификацию, автономию, устремление к совершенству. Стоит также согласиться с тем, что «удовлетворение названных потребностей необходимо, чтобы быть человеком в полном смысле слова, и поэтому они могут считаться естественными правами»49. Философия личности А. Маслоу направлена против глубокого отчаяния и цинизма современного ему интеллектуального общества, которые вырождались в разрушительную жестокость и злобу, а также против отрицания возможности совершенствования «человеческой натуры и общества, а также… обнаружения подлинных человеческих ценностей или любви к жизни вообще»50. Маслоу решительно отвергает утверждения о том, что человеческая натура дурна и порочна и заявляет, что подобные утверждения являются либо результатом невежества, склонности игнорировать факты, либо проекцией собственной личности. Он отмечал: «Свидетельства того, что прекрасные люди могут существовать и действительно существуют, хотя их и очень немного, и состоят из плоти и крови – достаточно, чтобы дать нам мужество, надежду и силы для дальнейшей борьбы, веря в себя и в возможность собственного развития»51. В исследовании таких людей – одна из научных заслуг ученого.

Одной из универсальных характеристик человека является непрерывность его мотивационных состояний: человек непрерывно чего-то желает и очень редко достигает состояния удовлетворения. Удовлетворив одно желание, человек начинает желать другого. При этом, по Маслоу, само наличие той или иной потребности, свидетельствует о том, что другие, более интенсивные потребности уже удовлетворены, поскольку если бы это было не так, то человек был бы занят именно их удовлетворением. Ученый отмечает, что мы никогда не захотим выстраивать математические системы, сочинять музыку, украшать комнату или нарядно одеваться, «если большую часть времени наш желудок пуст, или же мы все время умираем от жажды, или если нам угрожает приближение катастрофы, или если все нас ненавидят»52. Это, конечно, не бесспорное утверждение, т.к. существуют отдельные примеры из истории, которые прямо противоречат данной идее. Но Маслоу говорит не об исключительных случаях (хотя их он также упоминает), а об общей тенденции. И в этом он прав. Какой вывод напрашивается из данной идеи? Вывод следующий: человек находящийся в условиях неудовлетворенных базовых потребностей в обеспечении его биологического существования будет направлять большую часть своей энергии на то, чтобы обеспечить лишь его, не думая о реализации своего потенциала и не ставя для себя даже такой задачи, поскольку «мы сознательно стремимся к тому, что, предположительно, можно реально достичь»53. Таким образом, фактор возможности достижения цели является ключевым в объяснении различия мотивации людей, находящихся на неодинаковом уровне социальной иерархии, а также в условиях различных культур.

Если же человек не достигает уровня самоактуализации, то от этого страдает и личность, и социум: «Если человек чувствует себя подавленным или встревоженным, для общества лучше, чтобы он беспокоился о завершении войны, нежели о том, что ему холодно или голодно»54. Для самой же личности отрицательная роль данного положения заключается в том, что невозможность достижения уровня самореализации делает человека несчастным. Человек, не достигнувший уровня воплощения собственного призвания, базирующегося на природе собственной индивидуальности, обречен на тотальную неудовлетворенность жизнью, на поиски суррогатных форм компенсации нереализованной возможности аутентичного бытия. Поэтому Маслоу пишет: «Человек должен быть тем, чем он может быть. Люди должны сохранять верность своей природе»55. Трудно не согласиться с данным утверждением. Счастье музыканта – в создании и исполнении музыки, художника – в написании картин, поэта – в сочинении стихов, что позволяет всем им быть в согласии с собой. Именно потребность хранить верность собственной природе ученый и называет самоактуализацией.

Критика парадигмы А. Маслоу не всегда бывает оправданной. Во-первых, Маслоу критиковали за его гуманистическое видение человеческой природы, сущности и перспектив человека. Известный отечественный ученый Е.П. Ильин отмечает: «Призыв А. Маслоу к самоактуализации, т.е. к благоденствию отдельных людей и через них – к хорошему и здоровому обществу в целом, напоминает недавние призывы к светлому будущему человечества – коммунизму, имевшие место в нашей бывшей стране. Следовательно, это есть Утопия, хорошая сказка. А в хорошие сказки человечество склонно верить…»56. Данная критика совершенно не оправдана потому, что под самоактуализацией Маслоу понимал не «благоденствие отдельных людей», а «реализацию действительного потенциала личности», способ «быть человеком в полном смысле слова». Иными словами, речь идет не о цели, а о способе бытия человека. Кроме того, упрекать Маслоу в утопичности нельзя, т.к. он не претендовал на статус совершенства теории и вообще мыслил более реалистическими категориями. Например, он писал: «Я считаю, что лозунг «Нирвана сию же минуту!» сам по себе один из основных источников зла. Если вы требуете совершенного лидера или совершенного общества, тем самым вы отказываетесь от выбора между лучшим и худшим. Если несовершенное считать злом, тогда все превратится во зло, поскольку все несовершенно»57. Далее: аналогия с коммунизмом не уместна, т.к. между теорией А. Маслоу, призывающей к выражению каждым индивидом своей индивидуальности и личности, и коммунизмом, нацеленным, наоборот, на стирание различий и воспитание личности по заранее заготовленному сценарию, следует усматривать не общее, а кардинальные различия. И, наконец, практика внедрения идеи самоактуализации Маслоу в образование, производство и бизнес, несмотря характер ее выдержанности в русле не имеющегося, а должного, показала, что они далеко не утопичны.

Во-вторых, вряд ли можно согласиться с тем, что учение А. Маслоу «базируется на гуманистической парадигме, в центре которой – идеи саморазвития личности, отрицание внешних (в том числе социальных) факторов (стимулов) ее развития»58. Это совершенно не так, поскольку сам Маслоу по этому поводу отмечает, что природа человека крайне податлива в том плане, что «культуре и окружающей среде нетрудно совершенно уничтожить или уменьшить генетический потенциал, хотя они и не могут создать или хотя бы увеличить такой потенциал»59. Из этого он выводит равенство возможностей для каждого ребенка, появляющегося на свет, а также ставит его будущее в зависимость от общества, так как «человеческий потенциал так легко растерять или разрушить в дурном окружении»60. Таким образом, человек начинает развивать у себя и проявлять человеческие качества лишь в семье, обществе и культуре.



Системная парадигма В.Е. Клочко и Э.В. Галажинского. Авторы монографии, в которой самореализация личности рассматривается в свете системного подхода, В.Е. Клочко и Э.В. Галажинский утверждают, что филогенез человека направлен от диктата нормирующей жизнь потребностной детерминации в сторону сверхнормативной детерминации возможностями. Иными словами, человек все меньше свою активность направляет на реализацию витальных, жизненных потребностей, и все больше – на реализацию возможностей, связанных с истинной, сверхнормативной и сверхадаптивной природы человека. Это позволяет человеку со временем все более осознанно подходить к реализации собственных возможностей, что является фактором осмысляющим и придающим ценность человеческому существованию. Поэтому делается вывод о том, что «самореализация есть не что иное, как переход возможности в действительность», что это «форма, в которой человек обеспечивает собственное развитие» и что саморазвитие в свою очередь «есть основание устойчивости человека как сложной, но целостной самоорганизующейся психологической системы» . В рамках данной концепции утверждается, что сами возможности являются источником активности человека, который в психоисторическом процессе становится доминирующим, оттесняющим потребности жизнеобеспечения (витальные потребности) на второй план. Именно «с этим источником активности связаны сущность человека, его самость, миссия и предназначение»61. Отмечается, что стремление к самореализации отражает диалектику человечества, его поступательное развитие, которое достигает такого уровня, при котором неотчетливые, неосознанные обществом тенденции начинают осознаваться не только учеными, но и массами. «Это массовое первичное осознание возможности включения сущностных сил человека в эволюцию как на уровне отдельного человека (онтогенез), так и на уровне человечества (филогенез) и проявляет себя в феноменах стремления людей к самореализации, самоактуализации, саморазвитию как признакам наметившегося активного участия сознания людей в осуществлении эволюционного процесса»62. Самореализация, таким образом, выступает в качестве механизма включения человека в эволюционный процесс. Она высвечивает во времени момент вечности, в смерти – бессмертие, в разрушении – сохранение.

Подчеркивая сложность проблемы самореализации, ученые подчеркивают необходимость ее дифференциации с выделением нескольких основных аспектов: продуктивного (результаты самореализации), личностного (человеческий потенциал, уровень креативности), процессуального (субъективное время и пространство жизненного мира личности) и деятельностного (направленность, избирательность, мотивация, детерминация и регуляция деятельности самореализации).



Парадигма Л.А. Коростылевой. В качестве теоретико-методологического фундамента исследования самореализации личности Л.А. Коростылева указывает базовые концепции отечественных исследователей о регулирующей роли сознания в деятельности человека, трактуемой как ключевое условие самореализации. Реализует человек свой потенциал, руководствуясь преимущественно либо внутренней, либо внешней мотивацией, выполняющей не только побудительную, стимулирующую, но и смыслообразующую функции. При этом если человек в большей степени руководствуется внешней мотивацией, то причины, побуждающие его к самореализации, находятся во внешней среде, что обуславливает ее уязвимость, подверженность частым затруднениям в процессе воплощения задуманного, т.к. приписывание причинности внешним факторам не приводит к осознанию ошибочности собственной стратегии и тактики поведения и их дальнейшей корректировки. Если же человек побуждаем преимущественно внутренней мотивацией, то он как правило сам является генератором выбора не только типа самореализации, но и социокультурного окружения, условий, способствующих осуществлению собственного выбора, что снижает необходимость внешнего контроля и увеличивает творческий характер самореализации. Таким образом, ключевую роль в данном понимании самореализации играет дихотомия «личность – среда». Если условия среды доминируют над личностью, то она вынуждена руководствоваться менее продуктивной и нетворческой внешней мотивацией. Если же личность становится фактором формирующим среду, то роль социокультурной детерминации снижается, а продуктивность и креативность самореализации возрастает.

Концепция самореализации Ю.Ф. Чечета. Заслуживает внимания и позиция Б.Ф. Чечета, который предлагает очень интересное и содержательное философское определение самореализации: «Самореализация – это жизнь, построенная по ключевым моментам индивидуально сформированной картины мира, репрезентирующей сущность личности. Феномен самореализации связывает сущность личности, её жизнедеятельность и окружающий её мир. Это – сложный и противоречивый процесс, связанный с рядом внутренних состояний, чувств, оценок, выражаемый метафорой «состоявшаяся жизнь». Противоположные состояния, когда личности не удаётся осуществить себя, отражены в понятиях «фрустрация», или «отчуждение»»63. Он считает становление личности и потребность в её самореализации, а также процесс самореализации синергетическими феноменами, выступающими проявлением фундаментальных закономерностей самоорганизации. При этом в качестве онтологических и гносеологических оснований самореализации Б.Ф. Чечетом указываются хаос и самоорганизуемость: хаос есть неопределённость внешнего мира и внутреннего мира личности, а самоорганизуемость есть упорядочивание внутреннего мира личности, формирование самости; упорядочивание бытийных уровней в форме картины мира и упорядочивание мира вокруг себя в соответствии с картиной мира. Самореализация становится возможной при соблюдении фундаментального условия индивидуализации и свободы. В случае же, если нет свободного выбора альтернатив, то нет и возможности свободной реализации осуществленного выбора, при этом «свобода будет созидательна только в том случае, если личность в своих проявлениях «сможет обрести в себе фундаментальную позитивность»»64. Как тут не вспомнить категорический императив И.Канта!

Парадигма Д.А. Леонтьева. Стремление к творческой самореализации трактуется Д.А. Леонтьевым как ведущая и направляющая движущая сила развитой личности. Поэтому вопрос о самореализации – это вопрос о генезисе и сущности творческой силы человека. С точки зрения Д.А. Леонтьева, в глубинной основой человеческой самореализации является не до конца осознаваемая подспудная устремленность к бессмертию, которая «может осознаваться в различных формах: как стремление продвинуть знание, улучшить условия жизни людей, передать другим знания и опыт, раскрыть людям смысл и т.д.»65. На уровне экзистенции конкретной личности точкой опоры, предельным основанием является целое, с которыми можно связать нечто более длительное и исторически устойчивое, что существовало до человека и будет существовать после него. Д.А. Леонтьев в этом отношении верно отмечает: «Этим целым является человеческое общество, человеческий род, человечество в целом, которое в состоянии обеспечить бессмертие частичкам этого целого, если эти частички не оторвались от него, но движутся вместе с ним в его поступательном движении. Поэтому, говоря о самореализации, нельзя уйти от проблемы взаимоотношений между человеческим индивидом и человеческим родом»66. Именно поэтому в рамках нашего исследования так важно проследить с философско-антропологических позиций социокультурные основания самореализации личности.

Анализируя идеи К. Маркса, Д.А. Леонтьев приходит к выводу о том, что сущность человека нельзя все же отождествлять с общественными отношениями, т.к. «сущностные силы человека, будучи исторически-конкретной и в то же время динамически-активной реальностью, выступают связующим звеном между универсальной деятельностной сущностью человека и его конкретно-исторической общественной сущностью»67. Самореализация конкретной личности есть лишь звено в цепи обмена сущностными силами между личностями. Именно данный непрерывный обмен и обеспечивает поступательное развитие человечества и выражает объективную значимость самореализации. При этом ценность самореализационного вклада определяется уровнем личностного потенциала, который должен превосходить и тем самым обогащать исторически накопленные способности человечества. Поэтому важна не только и не столько потребность стать личностью, сколько способность быть ею.



Философско-антропологическая модель самореализации. Парадигмальный анализ все больше убеждает нас в том, что проблема самореализации личности – безусловно, прежде всего, философско-антропологическая проблема. Как верно отмечает Н.В. Водянова, самореализация есть «процесс, в котором обнаруживаются фундаментальные антропологические константы: самотождественность, самотрансценденция, целостность, открытость, свобода, творческая активность, телесность и др.»68. В самореализации все эти константы находятся в синтетическом единстве, в котором, однако, обнаруживается диалектика самотрансценденции и самотождественности, поскольку личность имеет как устойчивое начало (самость), так и переменные, связанные с тем, что она оказывается субъектом различных отношений.

Тем не менее, у ученых, занимающихся исследованием феномена самореализации личности нет единства в вопросе о принципиальной возможности построения единой интегральной модели самореализации личности, которая бы могла претендовать на роль универсальной. Часть авторов признает возможность подобного моделирования и рассмотренные выше парадигмы – тому доказательство. Кроме того, например, Н.А. Кебина является автором модели смысловой самореализации личности69. Она выделяет в ней три уровня: первый – бытие в себе и для себя, проявленное в индивидуализме, эгоизме и себялюбии; второй – в бытии для других, проявленном в самоотверженности, самоотречении и альтруизме; третий – в обогащенном возвращении к себе, при котором нет диллемы эгоизма и альтруизма, а есть их органическое единство как качество гармоничной личности.

Утвердительно на вопрос о построении относительно универсальной модели самореализации отвечают и сторонники системного анализа самореализации, которые отмечают: «Можно не объяснять происхождение и механизмы самореализации, уклоняясь от проблемы природы человека, но тогда и наука окончательно потеряет свой объяснительный потенциал и начнет описывать бесчисленные факты самореализации»70. Вряд ли это можно подвергнуть сомнению.

Другие же исследователи не считают возможным «конструировать единую модель самореализации»71, аргументируя это тем, что «конкретные формы, способы, виды самореализации у разных людей различны»72. Но ведь второе совсем не доказывает первое, поскольку несмотря на разность конкретных форм, способов и видов самореализации у различных людей, имеются все же единые и общие основания, общие характерные свойства и феноменологические характеристики. Поэтому выявление этих свойств, объединяющих, несмотря на имеющиеся частные проявления, и является задачей философского исследования, поскольку каждое единичное и заключает общее как его сущность: «Общее – это как бы «душа», суть единичного, закон его жизни и развития»73. Именно поэтому непризнание принципиальной возможности создания интегральной философско-антропологической модели самореализации личности равносильно отказу самой философской антропологии в статусе обобщающей науки о сущностных основаниях проявления экзистенциалов человеческого бытия. Ошибочность этого была убедительным образом доказана основателями философской антропологии М. Шелером, Х. Плеснером и А. Геленом еще в первой половине ХХ века.

Поэтому у нас есть все необходимые основания для того, чтобы попытаться сконструировать приближенную к идеалу интегральную философско-антропологическую модель самореализации личности. Для этого нам прежде всего необходимо выделить наиболее общие свойства самореализации личности. Проведенный теоретический анализ позволяет нам выделить следующие свойства самореализации:

– постоянный поиск и культивирование аутентичности, личностной идентичности, самости, своего подлинного, самобытного Я;

– креативность, творческий или сотворческий характер деятельности самореализующейся личности;

– личностно-ориентированное опредмечивание собственной физической и психической энергии человека в форме создания значимого продукта духовной или материальной культуры;

– стремление к полноте, максимальность раскрытия и использования личностного потенциала;

– свобода, альтернативность, наличие возможности выбора, самостоятельность, индивидуально-личностная выверенность принимаемых решений;

– социокультурная востребованность результатов реализации личностного потенциала (сроки которой могут не совпадать с моментом их создания, что богато иллюстрируется примерами из истории).

Все эти свойства в совокупности создают идеальную модель самореализации. Отсутствие хотя бы одного из них приводит к появлению «псевдосамореализационных феноменов», связанных с непродуктивной и нетворческой активностью личности. Очевидно, что люди проживают собственную жизнь с различным «коэффициентом полезного действия». Встречаются как люди, которые максимально продуктивно, творчески и созидательно проявляют себя во всех сферах самореализации, так и люди, которые не проявляют себя практически ни в чем, ведя потребительский, паразитирующий или пассивно-созерцательный образ жизни, направляя жизненную энергию на поддержание собственного организма в состоянии гомеостаза. Сосуществование как первого, так и второго типа людей порождает необходимость поиска глубинной сущности внутриличностной детерминации деятельности человека в контексте проблемы самореализации.



Критика адаптационно-гомеостатической теории личности. Необходимо отметить, что классическая гомеостатическая трактовка деятельности психики и сознания как имманентных регуляторов процесса адаптации организма в окружающей среде, разделяемая З. Фрейдом и рядом других ученых, в современных условиях не может иметь статус концепции, объясняющей процесс детерминации самореализации личности. Дело в том, что стремление к гомеостазу, достигаемому за счет удовлетворения жизненно важных потребностей организма и действительно служащему механизмам адаптации, не объясняет сверхадаптивое, жестко не привязанное к конкретной цели поведение. В этой связи нелишне процитировать замечательную мысль А. Бергсона: «Жизнь в целом, рассматриваемая как творческая эволюция, …превосходит целесообразность, если понимать под целесообразностью реализацию идеи, которая познается или может познаваться заранее. Рамки целесообразности… слишком узки для жизни в ее целостности. И наоборот, они нередко бывают слишком широки для того или иного частного проявления жизни»74. С другой стороны, отрицание сверхадаптивной сущности человека равносильно биологическому редукционизму, уравнению человека в своей сущности с другими представителями животного мира, что, конечно, в корне не верно. Л. Битсвангер абсолютно прав в том, что «человек – это не только механическая необходимость и организация, не просто мир или в-мире. Его существование можно понять только как бытие-в-мире, как проектирование и раскрытие мира – что так впечатляюще продемонстрировал Хайдеггер»75. Эта же идея находит поддержку и у классиков философской антропологии.

Пользуясь несколько другой терминологией и употребляя вместо понятия «адаптивность» понятие «центричность», а вместо понятия «сверхадаптивность», «эксцентричность», классик философской антропологии Х. Плеснер в этой связи совершенно верно отмечает: «В своем существовании, ориентированном против окружающего поля как чуждой ему данности, животное занимает фронтальную позицию… Человек же как живая вещь, поставленная в средоточие своей экзистенции, знает эту середину, переживает ее и потому выходит за ее пределы… Если жизнь животного центрична, то жизнь человеческая, не способная разорвать эту центричность, но в то же время ее преодолевающая, эксцентрична»76. При этом под эксцентричностью Плеснер понимает специфическую для человека «форму его фронтальной расположенности относительно окружающего поля»77. Неуместный нигде и вневременный, человек, по Плеснеру, обречен на то, чтобы вечно «находить себя»: «Переход от бытия внутри собственной плоти к бытию за ее пределами становится для него неустранимой двуаспектностью его экзистенции, действительным разломом его природы. Он живет по сю и по ту сторону этого разлома, как душа и как тело, и как психофизически нейтральное единство этих сфер»78. Именно так и рождается личность как субъект переживания, восприятия, намерения и действия. Именно в этом, т.е. в эксцентричности личности, усматривается и источник ее самореализации, поскольку личность обладает знанием и волей, волей к нахождению своего места в мире.



Неадаптивность как имманентный катализатор креативности. Идеи Х. Плеснера созвучны позиции В.А. Петровского, исходящего из того, что неадаптивность человека неизбежна, поскольку любая деятельность, формирующая сознание, богаче сознания, которое не может учесть всех незапланированных продуктов целеустремленной активности. Замысел в любой творческой деятельности, как правило, не тождествен ее результату, который превосходит изначальный замысел, что и создает ситуацию необходимости в дальнейшей адаптации, служащей источником самореализации, поскольку данный побочный результат может иметь не только позитивный характер, но и быть хуже запланированного. Поэтому В.А. Петровский считает, что «неадаптивность имеет здесь характер чего-то неизбежного»79. Когда же человек получает положительный побочный результат деятельности помимо изначально желаемого, то тогда сам этот результат может послужить источником формирования потребности в новой деятельности. Таким образом, и положительный, и отрицательный результаты деятельности выводят человека из состояния гомеостатического равновесия, детерминируя необходимость в дальнейшей самореализации. Дополняя Петровского, заметим, что по сути своей, креативность личности как важнейшее условие продуктивной самореализации, и есть качество повышенной чувствительности к ценности побочных результатов целенаправленной активности.

Креативность как фактор активизации субъектности в диаде «личность – социум». Креативность является качеством специфически человеческим, показателем наличия способности творческого преобразования действительности, умения выявлять и перестраивать в соответствии со своими потребностями те или иные ее феноменальные проявления. Наличие креативности помогает изменять человеку генетически подготовленные способы осуществления самореализации за счет формирования и проявления новых, приобретенных в процессе социализации и инкультурации личностных качеств. В этой связи Маслоу отмечает, что взаимоотношения между культурой и личностью, как правило, вызывают настолько значительный интерес, что можно подумать: культура выступает главной движущей силой развития личности и играет в нем абсолютную преобразующую роль. Но наболее сильные и здоровые люди противостоят культуре. «Приобщение к нормам культуры оказывает воздействие далеко не на всех и только до известных пределов»80. Иными словами, человек, взаимодействуя со средой, может выступать активным субъектом формирования собственной жизни, приближая либо отдаляя конкретные жизненные события, круг общения, социальную, профессиональную сферы и т.п. И чем выше уровень культурной организации, личностной автономии, свободы и креативности личности, тем активнее человек выступает в качестве творца свой жизни, тем меньшее влияние на него оказывают факторы окружающей его социокультурной среды, которая сама по себе становится результатом его личностных преобразований. Сама среда начинает носить отпечаток личности. Средний уровень проявления личностных качеств можно охарактеризовать как адаптивный, приспособленческий, оппортунистический: человек лишь приспосабливается к существующим «правилам игры», проявляя конформизм, избегая «острых углов», не желая вступать в опасный конфликт с окружающим социокультурным пространством. Низкий уровень развития и проявления личности, как правило, всецело связан с наличием жесткой зависимости от влияния окружающих внешних социокультурных условий, которые подавляют человека, существование которого связано преимущественно с отчаянным стремлением выжить.

Человек в системе природной и культурной реальности. Если развивая только что высказанную идею и следуя традиции, заложенной классиками современной философской антропологии А. Шелером, Х. Плеснером и А. Геленом, рассматривать человеческую жизнь в более широком контексте всего органического мира, то приходится признать, что со снижением формы жизни уменьшается и возможная вариативность способов ее осуществления: «Чем ниже форма жизни, тем более живое готово к жизни и к своей миссии – обеспечить преемственность жизни на том уровне ее организации, который уготован конкретному индивиду – представителю живого. Исполнить «программу» и уйти – таков реальный, хотя внешне и печальный общий знаменатель жизни…»81. И наоборот, жизнь человека – это открытый проект. Когда рождается новый младенец, совершенно неизвестно, кем он станет: выдающимся ученым или кровожадным маньяком-убийцей, талантливым композитором или вором-рецедивистом. У человека, в отличие от животных, нет готовых программ жизни, что постоянно делает ее проблемной, конфликтной, ставит человека перед необходимостью постоянного выбора из различных альтернатив, а также заставляет человека искать пути ее осмысления, заставляет искать ответы на смысложизненные вопросы.

Но при всем этом у человека сохраняется и является главной миссия любого другого живого существа, заключающаяся в необходимости обеспечения преемственности собственной жизни в жизни потомства, именно в этом «…сохраняющем порождении мира и в дальнейшем его развитии и заключена работа зрелого человека»82. Совокупная деятельность конкретных людей и дает возможность движению мира быть поступательным. Самореализация человека обретается в ходе работы по преодолению человеком себя, выхождению и утверждению его за пределами собственного жизненного Я в пространстве более широкого социально-культурного целого.



Отрицательное влияние культуры на формирование личности. Рассматривая человека в системе природной и культурной реальности, ряд авторитетных исследователей акцентирует внимание на отрицательном влиянии культурных факторов на формирование личности. Они воспринимают природосообразность как фактор ее полноценного, здорового развития, а отхождение от природосообразности как фактор травмирующий, деформирующий и искажающий личностный рост. Например, А. Маслоу считает, что люди естественным образом вырабатывают для себя «ценности Бытия», среди которых истина, креативность, целостность, любовь к жизни, уникальность, справедливость, доброта, непритязательность, самодостаточность. И чем меньше влияние культуры и религии, тем большое шансов у человека достичь самоактуализации. Он подчеркивает, что «мы подошли к такому моменту нашей биологической истории, когда сами начинаем нести ответственность за свою эволюцию»83. Конечно, в любом случае данное утверждение не может касаться всех людей, и, как было показано выше, степень субъектности личности в социуме определяется различными факторами, важнейшими из них выступает энергетический потенциал личности, ее интеллект и креативность. Кроме того, человеческая история свидетельствует о том, что в тоталитарных обществах чрезмерная субъектность личности, которая воспринимается как фактор, нарушающий функционирование системы, является причиной дезадаптации личности, ставит ее витальные основания под угрозу уничтожения. В этом случае подчинение условиям тоталитарной системы, оппортунизм и конформизм, а не проявление свободы суждений и действий, могут на более-менее продолжительный срок выступить условиям в худшем случае элементарного физического существования, присутствия в бытии, а в лучшем случае – самореализации в рамках заданных системой социокультурных параметров.

В заключение второго параграфа первой главы подведем следующие итоги:

1. Человеку следует быть тем, чем он может быть. Однако человек, находящийся в условиях неудовлетворенных базовых потребностей в обеспечении его биологического существования направляет большую часть своей энергии не на самореализацию, а на то, чтобы обеспечить лишь его, не думая о реализации своего потенциала и не ставя для себя даже такой задачи.

2. Самореализация личности выстраивается в соответствии с индивидуально сформированной картиной мира, которая связывает сущность личности, её жизнедеятельность и окружающую социокультурную реальность. Ценность самореализационного вклада определяется уровнем личностного потенциала, который должен превосходить и тем самым обогащать исторически накопленные способности человечества. Поэтому важна не только и не столько потребность стать личностью, сколько способность быть ею.

3. Самореализация есть процесс, обнаруживающий ключевые антропологические константы, находящиеся в синтетическом единстве и обнаруживающие диалектику самотрансценденции и самотождественности, поскольку личность имеет как устойчивое начало (самость), так и переменные, связанные с тем, что она оказывается субъектом различных отношений.

4. Наиболее общими свойствами самореализации личности являются: постоянный поиск и культивирование аутентичности, личностной идентичности, самости, своего подлинного, самобытного Я; креативность, творческий или сотворческий характер деятельности самореализующейся личности; личностно-ориентированное опредмечивание собственной физической и психической энергии человека в форме создания значимого продукта духовной или материальной культуры; стремление к полноте, максимальность раскрытия и использования личностного потенциала; свобода, альтернативность, наличие возможности выбора, самостоятельность, индивидуально-личностная выверенность принимаемых решений; социокультурная востребованность результатов реализации личностного потенциала (сроки которой могут не совпадать с моментом их создания, что богато иллюстрируется примерами из истории). Все эти свойства в совокупности создают идеальную модель самореализации. Отсутствие хотя бы одного из них приводит к появлению «псевдосамореализационных феноменов», связанных с непродуктивной и нетворческой активностью личности.

5. Имманентным катализатором креативности личности выступает ее неадаптивность, являющаяся неизбежной, поскольку любая деятельность, формирующая сознание, богаче сознания, которое не может учесть всех незапланированных продуктов целеустремленной активности. Замысел в любой творческой деятельности, как правило, не тождествен ее результату, который превосходит изначальный замысел, что и создает ситуацию необходимости в дальнейшей адаптации, служащей источником самореализации. При этом как положительный, так и отрицательный результаты деятельности выводят человека из состояния гомеостатического равновесия, детерминируя необходимость в дальнейшей самореализации.

6. Креативность является фактором активизации субъектности в диаде «личность – социум». Она выступает качеством специфически человеческим, показателем наличия способности творческого преобразования действительности, умения выявлять и перестраивать в соответствии со своими потребностями те или иные ее феноменальные проявления. Чем выше уровень культурной организации, личностной автономии, свободы и креативности личности, тем активнее человек выступает в качестве творца свой жизни, тем меньшее влияние на него оказывают факторы окружающей его социокультурной среды, которая сама по себе становится результатом его личностных преобразований.

7. Совокупная деятельность конкретных людей и дает возможность движению мира быть поступательным. Самореализация человека обретается в ходе работы по преодолению человеком себя, выхождению и утверждению его за пределами собственного жизненного Я в пространстве более широкого социально-культурного целого.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница