Социально-философский анализ российского правового нигилизма



Скачать 309.92 Kb.
страница1/5
Дата18.04.2018
Размер309.92 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4   5


На правах рукописи

Михайлова Евгения Николаевна



СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

РОССИЙСКОГО ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА
Специальность 09.00.11 – социальная философия
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Новосибирск - 2010

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Новосибирский государственный университет экономики и управления – “НИНХ”»




Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

доктор философских наук, профессор Фигуровская Валентина Михайловна

доктор философских наук, профессор

Ромм Марк Валериевич
кандидат философских наук, доцент

Ежов Виктор Семенович

Томский государственный университет

г. Томск

Защита состоится 26 февраля 2010 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.173.12 при Новосибирском государственном техническом университете по адресу 630092, г. Новосибирск, пр. К. Маркса, 20, к. 5, ауд. 302 (конференц-зал ФБ-ФГО).


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Новосибирского государственного технического университета.


Автореферат разослан « » января 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат философских наук,

доцент Вальдман И.А.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Анализ аксиологических, гносеологических и методологических оснований социальных процессов - одна из основных исторически сложившихся задач социальной философии. Именно философский подход позволяет осмыслить сущность и характер процессов, происходящих в общественном сознании, выявив закономерности его развития, а также выработать идеальную модель общественного сознания, позволяющую идентифицировать те или иные феномены, обнаруживаемые в нем, как деформации общественного сознания. Подобные деформации нередко отражаются на общественном бытии, в результате оценки которого и возникает возможность творческого преобразования последнего.

Практическую значимость при изучении общественного сознания приобретает проблема отношения к социальным нормам, их восприятия и осознания необходимости подчинения им, несмотря на их внешнее навязывание, сопровождаемое ограничением свободы действия субъектов. Особое внимание при этом уделяется вопросу отношения к правовым и моральным нормам, в частности, проблеме их неприятия, поскольку разрешение данной проблемы является узловым моментом в деле обеспечения стабильности общества и государства.

Правосознание, как одна из важнейших сфер общественного сознания, также подвержено деформациям, отражающимся на правовой сфере общественного бытия. Правосознание изучается в рамках правоведения, политологии, социологии и психологии, однако методологическая база каждой из названных наук не позволяет рассмотреть правосознание во взаимосвязи с остальными сферами общественного сознания в аксиологическом, онтологическом и гносеологическом аспектах. Исследование деформаций правосознания в рамках социальной философии позволяет преодолеть указанное ограничение, раскрывая новые грани изучаемого явления.

Часто в литературе можно увидеть, что правовой нигилизм рассматривается исключительно как негативное социальное явление, которое необходимо преодолеть для скорейшего построения гражданского общества, правового государства и дальнейшего их прогрессивного развития.

Действительно, в период доминирования государственных форм организации социальности говорить об отсутствии необходимости существования права в его различных аспектах: системе законодательных норм, фактически сложившихся отношений в сфере реализации субъективных прав, социальных свойств человека, связанных с его свободным волеизъявлением, представляется неуместным. Тем не менее, правовой нигилизм как социальное явление существует, и его проявления не ограничиваются эмоционально-психологической реакцией на практику правоприменения. Они также включают в себя и активный деятельностный аспект, и теоретические разработки, в которых при объяснении сущности человека отрицается социальная ценность права, либо адекватное воплощение права в какой-либо из присущих ему форм (например, в форме позитивного права). Следовательно, можно говорить о том, что правовой нигилизм проявляется как на обыденном, так и на теоретическом уровне, когда формируется определенная система взглядов, отрицающая ценность права.

Признание онтологического статуса феномена правового нигилизма и анализ его оснований означает трактовку данного феномена в качестве неизбежного проявления общественного сознания, а, следовательно, отказ от традиционной формулировки проблемы правового нигилизма исключительно как проблемы его преодоления.

Осуществление внутренне непротиворечивого анализа оснований правового нигилизма невозможно без выяснения того, что представляет собой «объект» правового нигилизма. Соответственно, необходимо конкретизировать, что именно определяется в качестве «права», которое наряду с практикой его применения является объектом правового нигилизма. Тем не менее, подавляющее большинство исследователей, говоря о правовом нигилизме, не конкретизируют, в рамках какого типа правопонимания ими используется термин «право», в связи с чем смысл, вкладываемый авторами в данное понятие, может быть раскрыт только при контекстном толковании их работ.

В связи с изложенным выше, настоящее исследование, направленное на выявление и четкое определение объекта правового нигилизма с выделением его как особого типа деформации правосознания, являющегося одной из форм общественного сознания, представляется весьма актуальным. Анализ оснований деформаций правового сознания, произведенный с учетом получившего четкое определение объекта правового нигилизма, позволит выявить особенности российского правового нигилизма. При этом именно в русле философии, способной преодолеть фрагментарность подходов правоведения, социологии и социальной психологии может быть достигнут должный уровень междисциплинарного синтеза, позволяющий осуществить всесторонний анализ правового нигилизма как социального феномена.



Степень разработанности проблемы. Феномен правового нигилизма вообще и российского правового нигилизма в частности рассматривается во многих трудах классиков философии, юриспруденции, художественной и публицистической литературы.

С учетом структуры настоящего исследования, а также рассмотрения различных аспектов нигилизма вообще и собственно правового нигилизма в рамках различных наук, публицистики и литературы, можно выделить следующих исследователей, писателей и публицистов, затрагивающих вопросы, рассматриваемые в настоящей работе.

Вопросами нигилизма как общественного явления занимались Н.А. Бердяев, Н.А. Булгаков, А.И. Герцен, Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, В.А. Зайцев, М.Н. Катков, А.Н. Радищев, М.А. Райснер, В.И. Сергеевич, П.А. Сорокин, Н.Н. Страхов, П.И. Стучка, Л.Н. Толстой, Е.Н. Трубецкой, И.С. Тургенев, В.М. Чернов, С.И. Франк, Г.Ф. Шершеневич и другие.

Изучению правосознания как одной из форм общественного сознания, затрагивая вопросы деформации правосознания, уделено значительное внимание Н.Н. Алексеевым, Р.С. Байниязовым, Ю.С. Гамбаровым, А.И. Демидовым, В.Н. Дурденевским, И.А. Ильиным, Д.А. Керимовым, Н.М. Кистяковским, Л.А. Козер, Н.И. Матузовым, Н.В. Михайловским, Л.И. Муромцевым, В.С. Нерсесянцем, П.И. Новгородцевым, И.Ф. Петражицким, А.Н. Соколовым, В.А. Тумановым, И.Е. Фарбером и многими другими. Данными исследователями также затрагивались проблемы сущности и содержания права.

Проблемы диалектики морали и права в процессе изучения правосознания исследовались Ю.Н. Давыдовым, Д.А. Керимовым, Б.А. Кистяковским, С.А. Сириным, Э.Ю. Соловьевым и другими.

Философские вопросы права и правосознания представлены в литературе такими авторами, как С.С. Алексеев, Г.В. Гегель, И. Кант, Г. Кельзен, А.В. Митрофанова, В.С. Нерсесянц, И.А. Покровский и другими.

В российской философии и публицистике ХIХ века нигилизм первоначально трактовался как конкретно-историческое явление, причем достаточно четко прослеживалась тенденция оценивать данное явление как исключительно национальное. Оно связывалось с распространением во второй половине ХIХ века революционно-демократической идеологии, особенно её радикального направления, проповедующего террор, методы насильственного изменения государственного строя, уничтожения существующей правовой системы; при этом активно обличалась несостоятельность традиционной системы ценностей и несправедливость существующего общественного устройства.

Наиболее активно по этим проблемам выступали В.Г. Белинский, В.А. Зайцев, Д.И. Писарев, Н.В. Чайковский, Н.Г. Чернышевский и другие.

Осмысление данного явления, имевшего огромный общественный резонанс, осуществлялось, как правило, в публицистической форме (М.А. Антонович, М.Н. Катков, Н.Н. Страхов, А.С. Суворин и другие). Отмечалась противоречивость идейной базы русского нигилизма, в частности, известное противоречие между пропагандируемыми идеями «естественного эгоизма», безусловной свободы человека и идеей служения и жертвы в совокупности с тенденцией быть нигилистами ради самого нигилизма.

Несмотря на то, что понятие «нигилизм» и нигилизм как социальное явление были широко распространены в русской действительности ХIХ века, обращение к философскому осмыслению данного явления в большей степени относится к европейской традиции, оценивавшей его достаточно неоднозначно.

Слово «нигилизм» известно и немецкой литературе рубежа XVIII-XIX веков. Д. Йениш использовал его в философских дебатах (1796 г.) в значении крайнего идеализма. Фридрих Якоби употреблял его в этом же смысле (открытое письмо к Фихте, опубликованное осенью 1799 г.).

Использовался данный термин такими мыслителями, как Жан Поль и Вильгельм Круг. Указанными исследователями под нигилизмом подразумевались «парящий среди абсолютизаций априористичный трансцендентальный идеализм» и поэтико-романтическое настроение с его лозунгом «Все или ничто». Религиозный же мыслитель и философ В.Ф.К. Баадер в статье «О католицизме и протестантизме» (1824 г.) и речи «О свободе интеллигенции» (1826 г.), напротив, трактовал «нигилизм» как деструктивное для религии злоупотребление разумом, «аннигилирующее рационалистическое доктринерство».

К середине XIX в. была опубликована работа Штирнера «Единственный и его собственность», базировавшаяся на прославленном афоризме: «В основу своего дела я положил Ничто». Штирнер утверждал, что в реальности существует только конкретный человек – «эгоист», а окружающий его мир представляет собой конгломерат призраков, фантомов, «идолов» (в числе которых государство, право, закон, родина, порядок и т.д.). Насилие государства над личностью Штирнер называет правом, насилие, осуществляемое индивидом, – преступлением.

А. Шопенгауэр создал нигилистически окрашенную теорию-доктрину "буддийского безразличия мира". По мнению Чанышева А.А., Шопенгауэр был первым европейским философом, предложившим этику абсолютного миро - и жизнеотрицания, что отражено в изобретенном самим мыслителем для определения сути своего учения термине "пессимизм", выражающем негативное отношение к жизни, в которой невозможно счастье, торжествует зло и бессмыслица.

Философское осмысление нигилизма впервые было осуществлено, по-видимому, Ф. Ницше. Философский подход позволил ему, прежде всего, преодолеть односторонне-негативную оценку этого социального феномена, выделив его конструктивную функцию. В интерпретации Ницше нигилизм последователен и направлен на уничтожение ложных христианских ценностей, которые, по его мнению, привели к порочному разделению мира на подлинный и неподлинный, отделив бытие от его смысла. Подобное деление должно быть преодолено. Ницше считал нигилизм, прежде всего, средством преодоления последствий ненормального развития общества и его духовной культуры, становящееся ненужным после наступления «эры сверхчеловека».

Значимой вехой в изучении нигилизма явилась работа М. Хайдеггера «Европейский нигилизм». По нашему мнению, в литературе справедливо отмечается, что «Хайдеггер интерпретирует «переоценку ценностей» как отказ Ницше не от ценностей, а от вынесения их в некую особую идеальную сферу бытия, где они ведут автономное существование, а люди видят смысл своей жизни в том, чтобы вопреки условиям существования пытаться реализовать их на земле».

Своеобразно нигилизм как проявление общественного сознания был осмыслен в исторической перспективе К. Ясперсом в работе «Духовная ситуация времени», полагавшем, что спецификой Нового времени является со времени Шиллера разбожествление мира, при этом данное «разбожествление» - не неверие отдельных людей, а возможное последствие духовного развития, которое в данном случае в самом деле ведет в ничто.

Все указанные выше моменты значимы для осмысления феномена правового нигилизма, так как право, являющееся системой санкционированных государством норм, выраженных в законе, в первую очередь становилось мишенью критики как для радикально мыслящей русской интеллигенции (Д.И. Писарев, Н.А. Ишутин и другие), так и для идеологов анархизма (М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин, Д.Н. Ножин, Н.К. Михайловский, Н.В. Соколова), не признающих никаких внешних ограничений личности, исходящих, прежде всего, от государства.

В литературе, анализирующей феномен правового нигилизма, зачастую происходит смешение понятий «нигилизм» как общественного движения и как мировоззренческой позиции, формирующей отрицательное отношение к явлениям общественного бытия, в частности к праву. Преодолеть данное смешение позволит более четкая концептуализация правового нигилизма как феномена общественного сознания с выявлением того, что можно обозначить в качестве объекта собственно отрицания в нигилизме (ведь распространенное его определение: отрицание общепринятых ценностей, идеалов, моральных норм, культуры и т.д. носит слишком общий характер).

Анализ работ, посвященных проблеме правового нигилизма, опубликованных в последние годы российскими исследователями, позволяет сделать вывод о том, что объект правового нигилизма в данных исследованиях размывается: в зависимости от того, какой тип правового нигилизма рассматривается, в трактовку объекта отрицания вкладывается разное содержание (при этом право то идентифицируется с действующим законодательством, то, наоборот, указывается на недопустимость такого типа правопонимания, в любом случае, вопросу отношения к практике правоприменения особого внимания не уделяется). Например, используется такой термин, как «неправовой закон», без выделения специфических «правовых» критериев оценки законов как «неправовых». Они подменяются моральными критериями. Подобный подход, очевидно, должен быть скорректирован методологически. Необходимо преодолеть распространенное представление о зависимости объекта отрицания нигилизма от типа его отрицания. По нашему мнению, данная зависимость должна быть обратной, – в первую очередь необходимо четко определить объект правового нигилизма, и затем только могут быть сформулированы типы, формы и уровни правового нигилизма.

Анализ литературы свидетельствует о противоречивости оценки роли правового нигилизма в общественной жизни, варьирующейся от резко отрицательной до положительной, отражающей имманентность данной деформации правовому сознанию и рассматривающей правовой нигилизм в качестве движущей силы развития правовой системы. Отсутствие единого подхода к вопросу о том, какие именно деформации правосознания можно отнести к правовому нигилизму, влечет невозможность корректного установления аксиологических оснований данных деформаций. Более того, деформированность правосознания на обыденном уровне корреспондируется с деформациями на теоретическом уровне правосознания, что находит свое отражение уже в гносеологическом аспекте правового нигилизма. Достаточно противоречивой представляется позиция большинства исследователей о детерминированности правового сознания моральным сознанием, ставящей правовое сознание как бы в подчиненное отношение относительно морального сознания (В.И. Букреев, Р.Р. Исмагилов, И.Н. Римская, В.С. Нерсесянц и др.). Однако указанное противоречие снимается оценкой взаимного влияния морального и правового сознания не с позиции жесткой детерминированности правового сознания моральным, а с позиции их диалектического взаимодействия.

Таким образом, в настоящий момент существует противоречие между необходимостью философского осмысления правового нигилизма как социального феномена и ограниченностью методологических подходов, предлагаемых дисциплинами, рассматривающими правовой нигилизм в отдельных его аспектах. Указанное общее противоречие находит свое выражение в ряде следующих частных противоречий между:

- необходимостью научного описания условий деформаций правового сознания и отсутствием ясного понимания того, какова общая структурная модель правового сознания;

- потребностью научного описания форм правового нигилизма как социального феномена и отсутствием ясного понимания объекта правового нигилизма.

- имманентностью правовому сознанию нигилистического отношения к правовым нормам по тем или иным основаниям и фиксацией данного состояния правового сознания как его деформации, которую необходимо преодолеть.

На основе указанных противоречий нами сформулирована проблема: с одной стороны, существование правового нигилизма феноменально никем не оспаривается, с другой стороны, отсутствует не только единая концепция его описания и объяснения, но имеет место и наличие разных смыслов в определении содержания этого феномена.

В рамках данного исследования нами предпринимается анализ существующих теоретико-методологических подходов к исследованию правового нигилизма, сопряженная с попыткой раскрытия его сущности как социального феномена, наблюдаемого на любой стадии государственного развития с выделением особенностей, присущих российскому правовому нигилизму. Осуществленное исследование вопроса об объекте правового нигилизма позволяет более четко обозначить деформированное состояние правосознания, установив гносеологические, онтологические и аксиологические основания такой деформации. Именно социально-философское исследование позволяет нам рассмотреть такие сферы общественного сознания, как моральное и правовое сознание в их диалектической взаимосвязи, предприняв попытку демаркации указанных сфер в целях более четкой концептуализации феномена правового нигилизма.

Цель исследования определение адекватных современному этапу развития социальной науки и практики теоретико-методологических подходов к исследованию феномена правового нигилизма и экспликация сущности правового нигилизма в обществе на основании этих подходов, позволяющая проанализировать особенности российского правового нигилизма.

Для достижения этой цели ставятся следующие задачи:

1. Выявить содержание, причины и условия правового нигилизма как особого социального феномена.

2. Определить объект правового нигилизма.

3. Выявить познавательные возможности существующих теоретико-методологических подходов для исследования правового нигилизма.

4. Выявить сущность и дать классификацию форм правового нигилизма.

5. Выявить взаимосвязь правового и морального сознания.

6. Определить основания и особенности правового нигилизма в современной России.


Объектом исследования является нигилизм как социальный феномен.


Предметом исследования являются особенности российского правового нигилизма.

Основная концептуальная идея исследования находит свое выражение в следующей гипотезе:

Целостное постижение феномена правового нигилизма, позволяющее выделить особенности российского правового нигилизма возможно при условиях, если:


  1. Нигилистическая позиция есть не что иное, как позиция аксиологическая, соответственно, правовой нигилизм представляет собой результат оценки права, могущий повлечь деконцептуализацию последнего для оценивающего субъекта.

  2. Деконцептуализация объекта оценки не влечет постулирования онтологической невозможности бытия данного объекта. Диалектический характер противоречия влечет его снятие путем реконцептуализации объекта оценки, происходящей даже в том случае, если оценивающим субъектом подобная реконцептуализация не подразумевается.

Научная новизна настоящей работы определяется следующим:

1. Предложено определение объекта правового нигилизма, детерминированного содержанием нормативно-правового концепта и практикой его применения в целях отграничения собственно правового нигилизма как специфической деформации правового сознания от иных форм деформаций общественного сознания.

2. Доказывается, что отсутствие единого подхода к пониманию природы правовых норм, вопросу связанности их с государством и специфической ценностной составляющей правовых норм влечет деформации правового сознания как на теоретическом, так и на обыденном уровнях сознания.

3. Показано, что для российского правового нигилизма приоритетными являются аксиологические основания, выражающиеся в оценке правовых норм с позиции моральных ценностей.



На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Источником правового нигилизма, рассматриваемого в гносеологической модальности, является скептическая позиция.

  2. Объектом правового нигилизма являются санкционированные государством правила поведения, направленные на сохранение общественного порядка и на разрешение утилитарных задач государства, закрепленные, как правило, в письменной форме или обладающие характеристикой общеизвестности и недопустимости двойного истолкования, регулирующие отношения унифицированных субъектов при участии государственного посредника, а также практика их применения.

  3. Наиболее существенным гносеологическим основанием российского правового нигилизма является отсутствие в общественном сознании разграничения между правовыми и моральными нормами;

  4. Важнейшим социально-практическим основанием правового нигилизма в современной России является противоречие между правом как системой норм, декларирующей формальное равенство, и практикой правоприменения, в которой равнозначность искажается. Эти искажения усугубляются господствующей в общественном сознании оценкой правовых норм исключительно с позиции моральных ценностей.

Теоретико-методологические основания исследования. Специфика используемых методов исследования определяется тем, что сущность феномена правового нигилизма в настоящей работе рассматриваются сквозь призму социально-философских теоретико-методологических рефлексивных подходов, которые имеют ярко выраженный гипотетико-дедуктивный характер. В данном исследовании феномен правового нигилизма выступают в роли идеально-типического, теоретического объекта, который конструируется в процессе его изучения. Также в рамках исследования используется комплекс методов социально-философского теоретического анализа, включающий в себя анализ, синтез, дедукцию, абстракцию, аналогии, экстраполяции.

Системно-структурный анализ, а также исторический и нормативно-правовой методы позволили исследовать правовой нигилизм как форму деформации общественного сознания, а компаративистский подход сделал возможным выявление особенностей российского правового нигилизма.

Существо проблемы, являющейся комплексной, потребовало междисциплинарного изучения. Основным и интегрирующим выступил социально-философский подход, ориентированный на выявление аксиологических и гносеологических оснований деформаций правосознания.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что научная концептуализация понятия правовой нигилизм, сопряженная с анализом природы данного феномена, и его форм в современной России позволит выработать более четкие стратегии для противодействия нигилизму в его неконструктивных проявлениях. Последнее является важнейшим моментом в деле обеспечения стабильности современного общества вообще и российского государства в частности.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования были доложены на региональных, всероссийских и международных научно-теоретических и научно-практических конференциях: Всероссийской научной конференции КемГУ «Культурология в социальном измерении» (Кемерово, 2007), XLIV Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (Новосибирск, 2006), XLV Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (Новосибирск, 2007), Всероссийской научно-практической конференции (с международным участием) «Актуальные проблемы развития правовой системы государства: российский и международный опыт» (Новосибирск, 2008).

Публикации. По теме диссертации автором опубликовано 7 работ, общим объемом 3,1 п.л., в том числе 2 работы в изданиях, рекомендованных в ВАК.

Структура работы была определена целью и основными задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников. Основное содержание диссертации изложено на 153 страницах основного текста, включая список литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении дается характеристика предмета исследования, обосновывается актуальность темы, формулируются его цели и задачи, характеризуется степень разработанности проблемы. Указываются элементы научной новизны, теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация.


Каталог: disser files
disser files -> Сетевые структуры общества в межэтнических конфликтах: социально-философский анализ
disser files -> Философия образования востока и запада: общее и особенное
disser files -> Виртуальные процессы в современном обществе
disser files -> Социально-философский анализ социальной адаптации человека с ограниченными возможностями здоровья
disser files -> Феномен тревоги как модус человеческого существования
disser files -> Особенности формирования социально-философского дискурса в россии xviii-го века
disser files -> Самоидентификация личности в пространстве символов
disser files -> Сетевые процессы в социальном взаимодействии


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница