Социальный смысл онтологии эстетического



страница9/26
Дата10.05.2018
Размер2.6 Mb.
ТипКнига
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26
§6. Метафизический смысл эстетики и искусства Ренессанса и Нового времени. Появление социальных аспектов метафизики
Онтология возрожденческой философии насквозь проникнута эстетическим содержанием.

Оно вплотную связано прежде всего с переоценкой места человека на земле. Не бог и не космос, но сам человек теперь создает произведения искусства. Причем он делает это в одиночку. И в одиночку человек может многое, важное и положительное, чего не может даже Бог. Например, человек может совершенствовать самого себя, достраивать земной мир до уровня божественного совершенства, может ошибаться и сам исправлять свои ошибки, может самостоятельно открыть истину и т.д. Так в ренессансной традиции возникает образ человеческого бога на земле (Николай Кузанский), и человек оказывается смысловым центром и главной ценностью нового культурного мира. Наступает эпоха гуманизма и антропоцентризма.

Естественно, что главным персонажем в этой картине мира становится именно художник. На него общество возлагает небывалые надежды: он должен написать идеальные образы самых прекрасных людей, а реальное человечество постарается быть на них похожим, и тогда люди смогут встать вровень с богом. Начнется эра богочеловечества. Фактически в этой дерзкой мечте признается, что художник способен – ни больше, ни меньше – изменить все онтологические основания мира, а основным средством этого онтологического сдвига будет красота.

На этой основе возникли первые, еще не высказанные словами надежды на спасение мира красотой. На этой же эстетической почве происходило новое завоевание человеком земного пространства, ставшее необходимым в результате кризиса готической эстетики Восхождения.

Переоценка деятельности художника вплотную связана с общим умонастроением эпохи – с возрожденческим индивидуализмом. Впервые в истории человеческой мысли художник в эпоху Возрождения мыслится как автор своих произведений, творец, подобный Богу, а в чем-то даже превосходящий его. Культурная картина мира буквально переворачивается: Бог сразу же становится прежде всего Художником, а человеку-творцу для божественного безудержного и неистового созидательного усилия нужны божественные условия. Важнейшим таким условием оказывается безграничная Вселенная – культурный аналог вечности и беспредельности Бога. Человек не безграничен, и ему эта Вселенная нужна как дополнение к его конечности и предельности, как пространство и время для беспредельного творчества, где он может быть как Бог. Коперник и Галилей с их гелиоцентризмом оказываются, таким образом, сначала следствием, а затем и катализатором колоссальных культурно-эстетических сдвигов ренессансной картины мира1.

Очевидно, что вся возрожденческая онтология носит однозначно эстетический характер. Верна и обратная теорема: эстетика в философии Возрождения ставит и решает фундаментальные вопросы онтологии. Причем впервые в истории западноевропейской философской мысли онтологическая проблематика напрямую связана с антропологией. Проблема природы человека (творец, художник, подобный Богу) и проблема бытия (бытие как художественное творчество) фактически выступают двумя сторонами одной медали. Сходятся эти стороны в перспективе решения метафизических задач. Действительно, участвуя в создании богочеловеческого единства, изобразительное искусство, прежде всего, живопись, задает эстетике и антропологии Возрождения метафизическое измерение. Такое совмещение антропологии и эстетики в горизонте метафизики обеспечивает культуре Ренессанса ни с чем не сравнимые эстетические возможности. Эта культура не просто эстетическая по своему внутреннему духу, по культурной доминанте, но и эстетизирующая окружающий мир и другие культуры.

Онтологическая эстетика Возрождения переподчинила себе и перестроила на свой лад все предшествующие эпохи европейской культуры. Античность была освоена пластически, в качестве «опоры земного самоутверждения» [79, с. 609]. Что же касается освоения средневековой культуры, то Возрождение выработало «свободное и независимое отношение к средневековой ортодоксии, ставшей в возрожденческую эпоху вместо грозной картины бытия и жизни только нестрашной и безвредной эстетической данностью» [Там же].

***


В нововременной ситуации философствования складываются учения, на первый взгляд, достаточно далекие от того, чтобы занять значимое место в истории эстетической онтологии. Точнее было бы сказать, что эстетика в них всецело подчинена гносеологии. К таким учениям вполне можно отнести философию Декарта. Во многом именно она послужила основанием для эстетики классицизма, в которой эстетические категории полностью уложены в разделы теории познания. Так, Буало полагает, что для выражения абсолютной красоты существуют абсолютно точные понятия и правила, а прекрасное тождественно познанию истины посредством разума. Что касается самого Декарта, в области эстетики он проявляет весьма интересную непоследовательность. В качестве классического рационалиста он, с одной стороны, определяет красоту как совокупность или взаимодействие ясности, правильности и меры. С другой стороны, он фактически является основателем субъективистской традиции в новоевропейской эстетике. Декарт полагает, что эстетика как наука невозможна, так как объективной красоты не бывает, есть только субъективное человеческое чувство прекрасного. Но тогда получается, что вся красота мира создана человеком, пронизана его чувством, и тогда вся она – антропогенного происхождения.

В целом с наступлением эпохи классического рационализма положение эстетики в структуре философского знания существенно меняется. На вершинах классической философии эстетика оказывается «на полях» собственно философских, в первую очередь, гносеологических систем. Теория познания занимает место эргона, главного дела философии, и весь философский корпус заметно гносеологизируется. В самой эстетике можно найти множество проявлений этой гносеологизации. Так, например, Александр Баумгартен, признанный создатель новоевропейской эстетики как науки, определяет эстетическое как совершенное познание совершенства.

С гносеологизацией эстетики коррелирует процесс деэстетизации философии как таковой. Уходит на задний план художественность философских текстов, утрачивается или сознательно элиминируется литературность языка философствования [см. 48]. Философия стремится связать свою судьбу с наукой: быть наукой или служить науке; быть похожей на науку или изучать ее закономерности – варианты возможны разные.

Уменьшение (ослабление) эстетической компоненты выступает своеобразным показателем расставания философской системы с онтологической проблематикой. В условиях господства рационализма эргоном философии, естественно, становится теория познания, в то время как онтологическая проблематика так же естественно уходит на второй план. И это далеко не безобидные пространственные перестановки, от которых «сумма философии» не изменяется. Напротив, бытие, понятое гносеологически, оказывается просто … объектом познания.

В какой-то мере верна и «обратная теорема»: возвращение эстетической формы и содержания в философское учение всегда связано с усилением (нарастанием) его онтологических аспектов.

Но даже тогда, когда онтологическая проблематика удаляется из центра философской мысли на периферию, уступая место теории познания, эстетика все равно присутствует в каких-то растворенных, имплицитных, незаметных, но, тем не менее, бытийственных формах, как ткань, как живая материя философствования. Мы уже говорили раньше о гносеологической значимости некоторых явно эстетических, художественных образов. Так, тьма, черный цвет и пустота всегда выступают в качестве философских символов неизвестного, непознаваемого, непостижимого.

Гносеологическая значимость подобных образов говорит о том, что эстетическая компонента скрыта нередко даже от самих авторов философских концепций. Она присутствует неосознанно, неспециально, подтверждая тем самым мысль о совершенно объективной неизбывности эстетического начала в любом философском дискурсе.

Что касается философии Нового времени, здесь можно обнаружить разные формы присутствия эстетического на полях гносеологической проблематики.




Каталог: f18 -> bin files
bin files -> Образование в человеческом измерении
bin files -> Философская антропология
bin files -> Учебное пособие по курсу эстетики для студентов философского факультета Казань 2009
bin files -> Программа дисциплины введение в специальность цикл дс. Р. 07 Специальность 020100 философия Принята на заседании кафедры философии
bin files -> История зарубежной философии (античная философия)
bin files -> Программа дисциплины общая теория систем цикл дс. Р. 07 Специальность 020100 философия Принята на заседании кафедры философии
bin files -> Ибрагимова З


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница