Социальная философия



страница6/59
Дата30.12.2017
Размер2.05 Mb.
ТипУчебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   59
Моделирование и социум. В связи с рациональным пониманием социума особо следует обсудить тему моделирования47. Моделирова­ние сопряжено с таким модусом человеческого бытия, как игра, а мо­дель, соответственно, предстает как инструмент игры — своеобразная игрушка.

Рациональный взгляд на общество позволяет, с одной стороны, мо­делировать социальные процессы и, напротив, с другой стороны, рас­сматривать мир социоморфно, т. е. ставить вопрос о том, что сам со­циум выступает как модель, с помощью которой можно понять мир,



48

другие реальности мира .



42

2.4. ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫЙ И ГУМАНИТАРНЫЙ ПОДХОДЫ

Наконец, третий аспект антитетики социально-философского ме­тода представляет собой взаимодействие естественнонаучного и гума­нитарного подходов к социуму. Этот аспект базируется на самой он­тологии социума. Социум имеет двойственную природу.

С одной стороны, он предстает как мир необходимости. И это дей­ствительно так, ибо социум «состоит» из реальных людей из плоти и крови, в этом смысле они представляют собой res extensa, «вещи про­тяженные». Люди как телесные существа живут в реальной геогра­фической среде. Они оперируют материальными предметами, техни­ческими устройствами, чтобы добыть себе средства к существованию. В этом отношении социум имеет материальную, более того —зримо-вещественную форму. Здесь действуют каузальные законы, здесь гос­подствуют причины и следствия. Отсюда следует необходимость есте­ственнонаучного подхода к обществу.

С другой стороны, социум предстает как мир свободы. Люди не только res extensa, но и res cogita. Эти телесные существа тем не менее обладают свободой воли, они чего-то желают, причем человеческие желания базируются не только на потребностях, но и на ценностях. Желания людей далеко не всегда могут быть сведены к их потреб­ностям, к их реакциям на окружающую среду. Здесь мало помогает каузальный подход, здесь нужны по крайней мере подходы, которые могут быть названы «гуманитарными»49.

Соответственно возникают и две школы, по-разному подходящие к социуму с методологической точки зрения. Они принимают са­мые разнообразные интеллектуальные формы. Б. Кроче подчеркива­ет «различие между двумя формами суждения — дефинитивного и индивидуального»50. Он выстраивает многочисленные формы данной дихотомии: это различие платоников и аристотеликов, оно «заметно в значениях, приписываемых аналитическим и синтетическим сужде­ниям, хотя более ярко выражено в различении истин разума и истин факта, необходимых и случайных истин, априорного и апостериорно­го, того, что утверждается логически, и утверждаемого исторически (везде курсив мой. — К. П.)»01.

Изложим это противостояние языком другой традиции, взяв за об­разец труды одного из видных представителей социальной феномено­логии Альфреда Шютца, добавляя некоторые разъяснения и приме­ры. Спор, более чем на полвека разделивший логиков, методологов и обществоведов, сформировал, по мнению А. Шютца, две школы:

1. Теоретики первой школы утверждают, что методы естественных наук являются единственно научными методами, поэтому они долж-



43

ны быть полностью применимы к исследованию человеческих про­блем, однако обществоведы до сих пор не смогли разработать объяс­нительную теорию, сопоставимую по точности с той, что была раз­работана естественными науками. Ясно, что в сфере философской теоретики первой школы близки позитивизму. Во второй половине XIX в. позитивистские идеи овладевали великими умами. Скажем, на Ф. Ницше во второй период его творчества52 оказала сильное вли­яние как раз философия позитивизма, в особенности в той форме, какая ей была придана английскими эволюционистами: на этом ба­зировалась историческая критика всех ценностей53. Это тот подход, который М. Вебер впоследствии назвал «расколдованием мира». И до сего дня такой взгляд не только существует, но и преобладает в со­знании народов цивилизованных стран. Он приводит в конечном сче­те к нигилизму, который Ф. Ницше назвал dieser unheimlichste aller Gaste54.

Одно из показательных, можно сказать даже, демонстративных проявлений естественнонаучного осмысления общества — социальная синергетика55. Конечно, социальная синергетика может дать опреде­ленные результаты в постижении общества, но они учитывают толь­ко ту сторону социальной реальности, которая ограничивается миром необходимости. Мир свободы социальной синергетикой не схватыва­ется, редуцируясь к случайности.

2. Теоретики второй школы утверждают, что существует фунда­ментальное различие в структуре социального мира и мира приро­ды. Методы общественных наук принципиально отличны от методов естественных наук. Общественные науки — идиографичны. Они харак­теризуются индивидуализирующей концептуализацией и нацелены на единичные ассерторические утверждения56. Естественные науки— но-мотетичны. Они характеризуются генерализующей концептуализа­цией и нацелены на аподиктические утверждения57. Эти утвержде­ния должны иметь дело с постоянными отношениями величин, кото­рые могут быть измерены и подтверждены экспериментально. В об­щественных науках ни измерение, ни эксперимент не осуществимы. Естественные науки должны иметь дело с материальными объекта­ми и процессами, общественные науки — с психологическими и интел­лектуальными. Метод естественных наук состоит в объяснении, метод общественных наук —в понимании58.

Далее мы увидим, что различные модели социального, даже фик­сируя две указанные стороны общества, ставят различные акценты в рассмотрении социума. Натуралистическая и деятельностная модели (с рядом оговорок — в марксистском варианте59) используют номоте-тический подход и равняются на естествознание, а реалистическая60 и феноменологическая модели тяготеют к идиографии, хотя каждая и

44

исходит из различных посылок, и применяет идиографический подход по-своему.

Та проблема, которую мы обсуждали в 1-й главе относительно раз­личия социальной философии и социологии, здесь приобретает кон­кретность. Теперь понятно, что пафос социологии в том, чтобы рас­сматривать общество именно в рамках первой школы, т.е. номотети-чески, по образу и подобию любых систем, в первую очередь биологи­ческих. Методы естественных наук, с точки зрения социолога, могут и должны быть использованы применительно к обществу. Социальная философия, хотя и не может стать полностью на идиографическую позицию второй школы, пытается сопоставить два этих видения соци­ального мира.

Наша цивилизация все время побуждает нас «сползать» к есте­ственнонаучному типу рассуждений. Показателен здесь методологиче-. ский самоанализ А. Тойнби: «...мы использовали методологию клас­сической физики. Мы строили рассуждение в абстрактных терминах и проводили эксперимент с природными феноменами — силой инер­ции, расой, средой. Теперь, по завершении анализа, мы видим, что ошибок больше, чем достижений. Пора остановиться и задуматься, нет ли в самом нашем методе какой-то существенной ошибки. Мо­жет быть, под влиянием духа нашего времени мы незаметно для себя оказались жертвами ,неодушевленных вещей", против чего сами же и предостерегали в начале исследования? Действительно, разве мы не применяли к исследованию истории метод, выработанный специально для исследования неодушевленной природы? Предпринимая послед­нюю попытку решить стоящую перед нами задачу, двинемся по пути, указанному Платоном. Отрешимся от формул Науки и вслушаемся в язык Мифологии»61.

С точки зрения Б.Кроче, ситуация не столь драматична: «Обыч­но тех, кто культивирует идеи, противопоставляют тем, кто культи­вирует факты. Говорят соответственно — платоники и аристотелики. Однако если культивировать что-то всерьез, то платоники будут ари-стотеликами, ибо вместе с идеями надо выращивать и факты. Если аристотелики серьезно культивируют факты, то они же суть и плато­ники. Ведь как же с фактами не вынашивать идеи? Нет существен­ной разницы: часто бываем мы изумлены как глубоким проникнове­нием в суть факта со стороны „культиваторов идей", так и провид­ческой философией так называемых радетелей и собирателей фак­тов»62.

45

2.5. ПРОЦЕДУРА ТИПОЛОГИЗАЦИИ

Процедура классификации (типологизации) — один из важнейших методологических приемов в социальной философии63. Ведь в форме типологии выражаются порядки основной онтологической данности социальной философии: многое. Представляя себе Другого как тип, мы видим его тем самым обобщенно, подводим его под некоторую об­щую категорию. В соответствии с каким-то типом мы даем, например,

64

человеку имя .

Очевидно, что типология теснейшим образом связана с фундамен­тальной социально-онтологической процедурой идентификации. Ведь типология как социумов, так и отдельных социальных индивидов все­гда предполагает, что мы (либо как исследователи, либо как непосред­ственные участники рефлектируемых социальных процессов) иденти­фицируем некий элемент с определенным классом элементов, и, глав­ное, поскольку данный элемент либо сам обладает свободой воли, либо персонифицирован теми, кто ей обладает, постольку сам этот элемент так или иначе самоидентифицируется с определенным классом.

Сама процедура типологии, где бы она ни использовалась, социо-морфна, биоморфна, техноморфна. Разделение труда в методологиче­ском плане развертывается как типология, а типология строится по тем же законам, что и разделение труда. С этой точки зрения «эпоха сходств», по М. Фуко, относящаяся к XVI-XVII вв., вовсе не прошла и никогда не пройдет, оставаясь в основе познания вообще и социального познания в частности. И синергетика с таким же энтузиазмом, как в свое время кибернетика, констатирует, что «существует поразительное сходство между совершенно различными явлениями» .



2.5.1. ИДЕАЛЬНЫЙ ТИП

Особую роль в методологии типизации играет учение об идеаль­ном (конструированном) типе, разработанное Максом Вебером. Иде­альный тип в основе своей имеет процедуру рационализации. Учение об идеальном типе стремится синтезировать идиографический и номо-тетический подходы. В нем содержится заявка на соединение теорети­ческой социальной науки и исторической науки. Идеальный тип при­зван выработать понятийную, теоретическую конструкцию, которая, с одной стороны, выражала бы многообразный исторический матери­ал, а с другой — без насильственного «втискивания» «примеряла» бы к нему теоретическую модель. Идеальный тип — это «интерес эпохи», представленный как теоретическая конструкция.

Очевидно, что идеальный тип соотносится с художественным но­воевропейским приемом типизации66.

46

С точки зрения М. Вебера как ученика неокантианской школы, ра­циональное и реальное радикально противопоставлены. Мы не можем обнаружить рациональность самого реального мира. Другое дело — наши формы мышления. Они действительно рациональны. Наклады­вая их на мир, мы и получаем идеальные типы. Человек с помощью идеальных типов рационализирует отношения, представленные ему как организованные системы. Он контролирует эти отношения, уста­навливает сферу их действия. Но за пределами этой узкой и искус­ственной сферы —обрыв в хаос, дезорганизованность, иррациональ­ность. Сама действительность, эта вещь в себе, остается хаосом, чем-то принципиально дезорганизованным и принципиально фрагментар­ным.

Конструирование типов в известном смысле представляет собой «умножение сущностей сверх необходимости» (У. Оккам)67. В этой знаменитой формуле, по существу, подчеркнута несвязанность с ре­альностью тех самых «сущностей», которые «умножаются». Принцип Оккама называют «принципом бережливости», но фактически в ново­европейских интеллектуальных практиках действует «принцип расто­чительности». Идеальные типы создаются чрезмерно: в любой теории налицо избыток понятий, избыток теорий, избыток теоретиков.

Идеальный тип, по Веберу, не подлежит эмпирической проверке, не извлекается из эмпирической действительности. Поэтому он не есть гипотеза. Как выражался сам Вебер, идеальный тип — это своеобраз­ная утопия. Смысл идеального типа —чисто эвристический. «Чем рез­че и однозначнее сконструированы идеальные типы, чем они, следо­вательно, в этом смысле более чужды миру, тем лучше они выполня­ют свое назначение — как в терминологическом и классификационном, так и в эвристическом отношении»68. Вебер, таким образом, сознатель­но идет на тотализацию вместо генерализации и открыто признается в этом. Природа идеального типа нормативна, но не закономерна — в том смысле, что идеальный тип не отражает то, что есть, а предпи­сывает то, что в теории должно быть.

Это весьма существенно также и потому, что раскрывает еще один план нормативности самой социальной философии. Подобно логике, этике, эстетике, социальная философия предписывает нормы не толь­ко практического действия, но и самого познания.

Интерпретаторы учения М. Вебера69 разделяют в идеальном типе Два момента:

1) идеальнотипическую тенденцию всех понятий вообще. Скажем, в понятиях религии, бюрократии, господства, пророчества и т. д. при­сутствует идеальнотипическая тенденция.

Социальное смутно и неясно, именно поэтому к нему нужно обра­щаться с ясными мыслями. Профессия социального философа оправ-



47

дывается, в частности, тем, что она позволяет подать аморфный мате­риал социальности более осмысленным, чем он есть в опыте реальной жизни;

2) собственно идеальные типы, более или менее четко выраженные. Они не соответствуют определениям аристотелевской логики. Истори­ческое понятие не содержит в себе всех характеристик, свойственных всем индивидуальностям, а выделяет нечто типичное.

Скажем, «финнам присущи фатализм и трудолюбие»70. Это утвер­ждение схватывает нечто, относящееся к неповторимо индивидуаль­ной физиономии всякого финна, но это вовсе не значит, что абсолютно все финны — трудолюбивые фаталисты. Мы лишь конструируем исто­рическую индивидуальность финна.

Самое любопытное, что эта сконструированная реальность может оказывать нормативирующее воздействие на реального финна. Он стремится соответствовать образу, скажем, не позволяет себе быть ленивым и в то же время сквозь пальцы смотрит на проявление фата­лизма у себя и окружающих его соотечественников.

2.5.2. ЭПИСТЕМЫ, ПАРАДИГМЫ, ДИСКУРСЫ И МОДЕЛИ

Типизация явлений социального, составляющая существенную часть всей социально-философской работы, всего социально-философ­ского творчества, выступающая в качестве специфической философ­ской рефлексии, предполагает также и типологизацию самих социаль­но-философских воззрений.

Здесь известны три наиболее сильных концепта. Первый принад­лежит направлению постпозитивизма и связывается с именем Томаса Куна. Ключевое понятие Т. Куна — парадигма71. Второй принадле­жит стилистике постмодерна и связывается с именем Мишеля Фуко. Ключевое слово здесь — эпистема72. Третий также близок постмодер­ну, французской новой философии и обозначается термином дискурс. В конечном счете рабочей дефиницией дискурса может служить по­нятие определенной, исторически конкретной интеллектуальной прак­тики или стиля мышления. Кстати говоря, ясно, что термин «дис­курс» не является чем-то совершенно новым. Его используют, напри­мер, Р.Декарт и Т.Гоббс73.

Мы вернемся к этой проблеме, когда будем обсуждать модели со­циальной реальности. Ведь понятие модели, заимствованное из есте­ственнонаучного и технического лексикона, — это, по существу, инобы­тие парадигмы, дискурса и эпистемы.

48

2.6. ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ



Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Курсовая работа на тему: Наши эмоции друзья или враги? Их роль в конфликтоной ситуации
2015 -> Медиалогия как интегрированная наука информационной эпохи и ее роль в модернизации России Ключевые слова
2015 -> -
2015 -> Вопросы для подготовки к вступительному экзамену в аспирантуру по «Философии»
2015 -> Никколо Макиавелли
2015 -> Астрономия и современная картина мира
2015 -> Методы социологического исследования
2015 -> Программа вступительных испытаний по обществознанию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   59


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница