Социальная философия



страница31/59
Дата30.12.2017
Размер2.05 Mb.
ТипУчебник
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   59
4.5.2. РЕАЛИСТИЧЕСКАЯ КРИТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТНОЙ МОДЕЛИ

Реалистический дискурс социума — наиболее древний. Но это вовсе не значит, что он может потерять свое значение. Оно непреходяще. Главное состоит в том, что именно реалистический дискурс обосновы­вает непреложность идеи и ценности социального порядка.

Деятельностная модель социальной реальности, хотя она и вырос­ла в оппозиции реалистическому дискурсу, многое взяла от него. Глав­ным, пожалуй, будет коммуналистская концепция свободы. Известное противопоставление коммуналистской и индивидуалистской концеп­ций свободы261 восходит по сути к реалистическому противопоставле­нию универсализма и сингуляризма (в терминах С.Л.Франка). Аль­брехт Веллмер справедливо полагает, что Маркс и Хабермас исповеду­ют коммуналистскую концепцию свободы, которая развилась из более или менее бессознательно усвоенной реалистической модели.

Если культура определяет социум, то, в конце концов, не важно, производится ли эта культура человеческим интеллектом в рамках со­циального института культуры или эта культура имеет божественное происхождение, а социальный институт культуры выступает лишь в качестве транслятора ее трансцендентного смысла.

Хотя у деятельностной модели есть много общего с реалистической моделью, есть и отличия. Главный довод «социальных реалистов» про­тив деятельностной модели состоит в том, что в ней ценности выво­дятся из сущего и редуцируются к сущему. Господствовавший в Рос­сии 80-90-х годов XIX в. марксизм потому и потерял своих сторон­ников в интеллектуальной среде, что из него следовала релятивность

165


прежде всего нравственных ценностей. Русские марксисты отошли от марксизма под воздействием реалистической по сути неокантианской критики262.

На первый взгляд может показаться, что Р. Штаммлер, крити­куя исторический материализм, отстаивает деятельностную модель перед натуралистической. Но здесь есть одно отличие. Для Штаммле-ра «внешнее нормирование при помощи определенных, установленных людьми правил» предполагает некоторые нормы, которые заданы не в процессе самой деятельности как субстанции социального, а априорно, так же как категорический императив Канта. Иными словами, перед нами по существу реалистическая модель, но в неявной форме.

Макс Хоркхаймер, живший примерно через полвека после неокан­тианцев и русских марксистов, также начинал как ученик Маркса. Но он в своем дальнейшем философском развитии пришел к тому, что марксистский анализ, выясняющий политэкономические основы гос­подства, малоэффективен. Существуют глубинные, внеэкономические, метафизические структуры власти, ведущие к подавлению желаний индивида. Эти структуры имеют трансцендентную природу.

Критика марксистской деятельностной модели со стороны социаль­ного реализма сводится к тому, что экономические отношения — лишь внешние проявления некоторых глубинных законов. В основе социаль­ных устремлений, вытекающих из глубочайших жизненных потребно­стей современного человечества, лежит нечто, принимаемое за порож­дение самой экономической жизни. Но это «нечто» в действительно­сти никогда не могло бы возникнуть на основе одних только экономи­ческих закономерностей263. Устойчивое существование экономических систем возможно только благодаря привнесению в систему экономиче­ских взаимосвязей законов функционирования других общественных сфер, прежде всего государственно-правовой, имеющей трансцендент­ную природу. «Для производства товаров необходимо правовое отно­шение между предпринимателем и работником»264.

Таким образом, главное направление этой по существу реалистиче­ской, но максимально секуляризованной критики восходит к Канту и Руссо. Сегодня данное направление выражается в американских тео­риях социального контракта. Они сформировались под влиянием:


  1. экономической теории социального контракта (трактовка эко­номических отношений как производных от суммы конституционных прав: Дж.Бьюкенен);

  2. теории социальной справедливости (Дж. Ролз265).

По мнению Бьюкенена, механизм функционирования экономиче­ской системы и ее эффективность определяются правовым (конститу­ционным) порядком общества. С этой точки зрения, господство в эко­номической науке в середине XX в. «максимизирующей парадигмы»

166


кейнсианского толка помешало осознать, что в основе бурного разви­тия экономики в США лежит социальный контракт Рузвельта, а не макроэкономические модели. Изменения в «контрактных правах» различных общественных групп могут вызвать тектонические сдвиги в обществе, так как они затрагивают экономические интересы266.

Те социальные, экономические и духовные изменения, которые про­исходят в России последние десять лет, также могут быть рассмотрены как практическая форма критики деятельностной модели социальной реальности.



* * *

В каждой модели свои ценности и свои критерии совершенства социума267. Реалистическая модель критерий совершенства социума видит в достижениях духовной культуры, в религиозности населения, в показателях нравственного совершенства человека. В натуралисти­ческой модели социум предстает тем более совершенным, чем больше народонаселение в количественном отношении, чем выше показатели его здоровья, чем больше средняя продолжительность жизни. В дея­тельностной модели критерием совершенства социума выступает объ­ем промышленного производства, производительность труда. Сложнее с феноменологической моделью. Трудно указать какие-то внешне фик­сируемые критерии совершенства социума, разве что так или иначе оцененная способность индивидов схватывать смыслы, присутствую­щие в обществе.

Что дает феноменология для осмысления социума? Феноменологи­ческая модель не то чтобы наиболее удовлетворительна. Скорее, она наименее неудовлетворительна, и, по крайней мере, она «наиболее современна». Это решающий довод в пользу особого интереса к ней (хотя и не наибольшего доверия), поскольку «наибольшая современ­ность» свидетельствует о некоторой стихии движения духа —стихии, в которую включены и мы. Наша судьба такова, что феноменологи­ческой модели мы должны уделить наибольшее внимание, поскольку мы ее современники.

Вообще же модели социального таковы:



  1. они комплементарны, т.е. дополнительны: восполняют одна ДРУГУЮ- Ни одна из моделей социального не может быть принята без оговорок. Все они, в сущности, гипотезы;

  2. каждая модель в свернутом (или — в более или менее скрытом) виде содержит остальные. Скажем, фрейдовская модификация нату­ралистической модели в своей основе, как уже говорилось, заключа­ет схему, связывающую Сверх-Я, Я и Оно. Натурализм фрейдовской

167

модификации, собственно, в том, что базовой, объяснительной струк­турой служит Оно. Но что такое Сверх-Я? Это ведь не что иное, как возможность реалистического, супранатуралистического объяснения социума. Что такое Я? Это возможность феноменологического (и от­части — деятельностного) объяснения социальной реальности;

3) различные модели социальной реальности должны рассматри­ваться по методу альтернатив. Различные модели социального и представляют собой такие гипотезы, во взаимной критике которых мы продвигаемся к постижению социального бытия.

На что же опираться? На сократическую иронию. За методом Со­крата стоит принципиальный отказ от радикальной власти над миром. Сократ никого не разоблачает за злой умысел. Он укоряет за неволь­ное уклонение от правды. В этом смысле путь социального филосо­фа—это путь Сократа.



* * *

Прежде чем двигаться дальше, подведем предварительные итоги всего предыдущего.



  1. Каков предмет социальной философии? Эта философская дис­циплина постигает всеобщее через исследование социума.

  2. Что такое социум? Это множество человеческих индивидов, упо­рядоченных как единое.

  3. Как упорядочено данное множество индивидуальных «бытии»? Оно организуется социальным порядком. Социальный порядок зада­ется моделью социальной реальности.

  4. Порядок многого может быть рассмотрен как определенный Бо­гом, тогда мы получаем реалистическую (идеалистическую) модель социальной реальности. Он же может быть рассмотрен как опреде­ленный природой, естественным порядком вещей, тогда мы получаем натуралистическую модель. Если же порядок возникает в самой мно­жественности индивидуальных бытии как процессе, то мы имеем либо деятельностную, либо феноменологическую модель социальной реаль­ности.

См., напр.: Вартофский М. Модели. Репрезентация и научное понимание. М., 1988.

2 См.: Современный философский словарь / Под ред. В. Е. Кемерова. М. и др.,
1996. С. 153-157.

3 См.: Модели мира: Сборник работ. М., 1997.

4 См., напр.: Ясперс К. Духовная ситуация времени // Ясперс К. Смысл и
назначение истории. М., 1991. С. 288-418.

168


5 Кроне Б. Антология сочинений по философии. История. Экономика. Право.
Этика. Поэзия. СПб., 1999. С. 8.

6 Ср.: Астафьев Я., Николаев А. Взгляд на общество сквозь линзу. .. // Зна­
ние — сила. 1993. № 10. — Особенно емкой метафорой той или иной модели социаль­
ной реальности является архитектурный стиль. Общество зримым образом пред­
ставляется в архитектурных сооружениях.

7 См. также: Flierl В. Postmoderne Architektur: Zum architekturtheoretischen
Diskurs der Postmoderne bei Charles Jencs // Weimarer Beitrage. 1990. Jg. 36. H. 7.
S. 1077-1093 (см.: РЖ. 3.91.06.022). О становлении социальной философии Новей­
шего времени см.: Habermas J. Der philosophische Diskurs der Moderne. Zwolf Vor-
lesungen. Frankfurt am Main, 1996.

8 А не о «реализме» как художественном методе в смысле В. Белинского и
Д.Писарева — в противоположность, например, «романтизму» или «классицизму».

9 См., напр.: Caspart W. Idealistische Sozialphilosophie: Ihre Ansatze, Kritiken
und Folgerungen. Munchen, 1991.

10 См.: Радлов Э. Философский словарь. СПб., 1911. С. 104.

11 Теофания — богоявление. Первоначальный смысл: праздник в Дельфах, во
время которого выставлялись все изображения богов.

12 От греч. «опустошение, уничтожение».

13 См.: 3 Иоан. 4, 10-11; Фил. 2:5-8.

14 Цит. по: Философская энциклопедия. Т. 4. М., 1967. С. 226.

15 См.: Мандельштам О. «Полон музыки, музы и муки. .. »: Стихи и проза.
Л., 1991.

16 Арендт X. Ситуация человека // Вопросы философии. 1998. №11. С. 133.

17 Цит. по: Там же. С. 131. — Известна целительная роль молитвы.

18 См., в частности, интересную разработку философии жеста в художествен­
ной форме: Кундера М. Бессмертие. СПб., 1999.

19 См., напр.: Зюскинд П. Парфюмер. История одного убийцы: Роман. М., 1992.

20 См.: Событие и смысл. Синергетический опыт языка. М., 1999.

21 См.: Дридзе Т. М. Язык и социальная психология. М., 1980; Марков Б. В.
Знаки бытия. СПб., 2001.

22 Вернан Ж.-П. Происхождение древнегреческой мысли. М., 1988. С. 68-69.

23 Показательно описание социальной реальности в популярном историческом
повествовании. Очевидно, например, что А. О. Ишимова вдохновлялась библейски­
ми образами. Вот как описывается приезд императора австрийского, короля прус­
ского и императора российского в июле 1815 г. в Париж: «Французы. .. сходились
толпами в почтовых селениях, чтобы взглянуть на перемену лошадей, окружали
экипажи (монархов. — К. П.) и иногда кричали: „Даздравствует король Римский!",
иногда же „Да здравствует Людовик XVIII!", но чаще всего „Да здравствует Алек­
сандр!"» {Ишимова А. О. История России в рассказах для детей. М., 1994. С. 700).
Для нас в данном случае не важно, так ли относились французы к Александру
в 1815 г., но важно, какими изобразительными средствами рассказчица передает
сиюминутную социальную реальность. В другом месте: «При виде фельдмаршала
(в Силезии в 1813 г. — К. П.) толпы народные кричали: „Vivat der grosse Alte! Vivat
unser Grossvater Kutusow!"» (Там же. С. 684).

24 Арендт X. Ситуация человека. С. 132.

25 См.: Михайлова М. В. Молчание как форма духовного опыта: Автореф. дис.
... канд. филос. наук. СПб., 1999; Богданов К. А. Очерки по антропологии молча­
ния. СПб., 1997.

26 Сюда же относится и досуг как противоположность отупляющему труду.
См.: Бахтин М. М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гу­
манитарных науках. Опыт философского анализа // Бахтин М.М. Эстетика сло­
весного творчества. М., 1986. С. 297.

28 Эту традицию можно обнаружить у И. Г. Гамана.

169


Речь идет о вторичных текстах, текстах-посредниках, о комментариях, критической литературе и т. д. Вся культура есть такое многослойное напластова­ние текстов о текстах.

30 Карсавин Л. П. Философия истории. СПб., 1993. С. 15.

31 Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. М., 1997. С. 19.

32 О граде Божием XII, 20. («Чтобы быть этому началу, был сотворен человек,
прежде которого не было никакого человека» (Блаок. Августин. Творения. Т. 3: О
граде Божием. Кн. I—XIII / Сост. и подг. текста С.И.Еремеева. СПб.; Киев, 1998.
С. 547)).

33 «В самом низу — простая агрегация, как это имеет место у бактерий или
низших грибов. На следующей, более высокой ступени — спаянная колония с бо­
лее четко специализированными, еще совсем не централизованными элементами —
таковы высшие растения, мшанки или полипы. Еще выше — многоклеточные — на­
стоящая клетка клеток, у которой путем поразительного коренного преобразования
над организованной группой живых частиц — как бы из-за чрезмерной скученно­
сти— устанавливается самостоятельный центр. И, наконец, еще выше, у нынешней
границы нашего опыта и экспериментов жизни — общества, эти загадочные ассо­
циации свободных многоклеточных, в недрах которых делаются более или менее
удачные попытки создания путем ,,мегас.интеза:' сверхсложных единств» (Тейяр де
Шарден П.
Феномен человека. М., 1965. С. 93).

34 Кант И. Соч.: В 6 т. Т. 3. М., 1964. С. 666.

35 «В основе этого способа рассмотрения лежит картина осмысленно-единой
истории человечества, как она некогда зародилась у великих представителей го­
тики. Именно тогда было замечено, что люди и народы сменяют друг друга на
земле, а идеи пребывают... Изначально то был план, которому следовал Бог в
отношении человеческого рода, однако и позднее можно продолжить видеть ве­
щи именно в таком свете, поскольку схема Древний мир — Средневековье — Новое
время сохраняла свои чары... » (Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии
мировой истории. Т. 2: Всемирно-исторические перспективы. М., 1998. С. 55).

36 Бубер М. Я и Ты. М., 1993.

37 Ролз Док. Теория справедливости. Новосибирск, 1995.

38 «Отношение» здесь в духе диалогической философии предстает как исход­
ная базовая категория.

39 Бубер М. Я и Ты. С. 18.

40 Франк С. Л. Духовные основы общества. Введение в социальную филосо­
фию. // Русское зарубежье. Из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991.
С. 323.

41 Там же. С. 324.

42 К примеру, согласно Хансу Кельзену, главе нормативистской (венской) шко­
лы права, государство есть «персонификация» правового порядка. Право, по Кель­
зену, определяется только правом и не зависит даже от моральных норм. Нечего
уж и говорить, что совершенно не принимается так называемая социологическая
юриспруденция или теория естественного права.

43 Мы не рассматриваем здесь оппозицию «соборность — общественность» (см.
об этом цитированную книгу С. Л. Франка); об основных этапах становления уче­
ния о соборности в русской духовной традиции см.: Шапошников Л. Е. Философия
соборности: Очерки русского самосознания. СПб., 1996.

44 «Я называю истинным, или положительным, всеединством такое, в котором
единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всем. Ложное, от­
рицательное единство подавляет или поглощает входящие в него элементы и само
оказывается, таким образом, пустотою; истинное единство сохраняет и усиливает
свои элементы, осуществляясь в них как полнота бытия» (Соловьев В. С. Первый
шаг к положительной эстетике // Соловьев B.C. Соч.: В 2 т. Т. 2. М., 1988. С. 552,
прим.).

170


См.: Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Юби­лейный Архиерейский собор Русской Православной Церкви. Москва, 13-16 августа 2000 года. Сборник докладов и документов. СПб., 2000. С. 150-211.

См., напр.: Вишневский А. Г. Кризис русской соборности и консервативная модернизация в СССР // Рубежи. 1997. №1.



47 Франк С. Л. Духовные основы общества... С. 352.

Строение мира задано Абсолютом. См., напр.: Солоухин В. Цивилизация и пейзаж. Доклад, прочитанный на Нобелевском симпозиуме в Гётеборге // Соло­ухин В. Время собирать камни. М., 1980. В более общем плане, уже применительно не только к малой родине, но и к родине вообще, ставится вопрос о «сакральной географии»: сакральная география исходит из того, что территория, на которой живут те или иные народы, помимо физического имеет еще и метафизическое измерение. Она внутренне связана с духовными надматериальными архетипами. «Мы, россияне, какими-то невидимыми, духовными путями связаны со всеми по­колениями наших предков, живших на сей территории. И между нынешними и давно ушедшими из физической жизни поколениями постоянно осуществляется взаимовлияние. .. Отсюда наш долг, наша ответственность перед ними и одновре­менно — истоки тех наших духовных и иных качеств, которыми, как полагают мно­гие, нас наделяет природа. Сакральная география является тайной или подлинной географией, изучающей (как и все традиционные науки) не мир следствий, а мир причин» (Дугин А. Континент Россия // Наука и религия. 1996. № 11. С. 13-17).



49 Франк С. Л. Духовные основы общества. .. С. 324.

50 Там же. С. 325.

51 Там же.

°" См. также: Рассел Док. Б. Сатана. Восприятие зла в ранней христианской традиции. СПб., 2001.



53 Бердяев Н.А. Правда и ложь коммунизма // Путь. 1931. №30. С. 28.

54 Там же. С. 4.

55 Бердяев Н. А. Самопознание. М., 1991. С. 231. — «Коммунизм, как он себя об­
наружил в русской революции, отрицал свободу, отрицал личность, отрицал дух.
В этом, а не в его социальной системе, было демоническое зло коммунизма. Я со­
гласился бы принять коммунизм социально, как экономическую и политическую
организацию, но не согласился его принять духовно» (Там же. С. 242). См. так­
же: Гофман А. Б. Два подхода к оценке большевизма. Марсель Мосс и Николай
Бердяев // Социс. 1998. JV«2. С. 79-83.

56 Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Т. 2.
С. 18.

5' До последнего времени натуралистической модели диалогическое видение было чуждо, но экологическая проблема изменила угол зрения. Теперь мы все бо­лее склонны рассматривать окружающую среду не как «объект», а как собеседника в «экологическом диалоге».

58 См.: Черняк Л. Органическое как аналогия разумного: Телеология у Канта // Вопросы философии. 1997. №1. С. 120-137.

См., напр.: Семенов Ю. И. Категория «социальный организм» и ее значение для исторической науки // Вопросы истории. 1966. №8. С. 88-106.



60 См., напр.: Морозов Г. Ф. Учение о лесе. М.; Л., 1925.

1 Вспомним ожесточенную полемику вокруг генетики и фигуры Т. Д. Лысенко
в советской философской литературе.

2 Waldenfels В. Sozialontologie auf sozialbiologischer Basis. Searles Konstruk-
tion der gesellschaftlichen Wirklichkeit. (John R. Searle. Die Konstruktion der
gesellschaftlichen Wirklichkeit. Zur Ontologie sozialer Tatsachen. Reinbek bei Ham­
burg, 1997, 249 S.) // Philosophische Rundschau. 1998. Bd. 45. H. 2. S. 97-112.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Курсовая работа на тему: Наши эмоции друзья или враги? Их роль в конфликтоной ситуации
2015 -> Медиалогия как интегрированная наука информационной эпохи и ее роль в модернизации России Ключевые слова
2015 -> -
2015 -> Вопросы для подготовки к вступительному экзамену в аспирантуру по «Философии»
2015 -> Никколо Макиавелли
2015 -> Астрономия и современная картина мира
2015 -> Методы социологического исследования
2015 -> Программа вступительных испытаний по обществознанию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   59


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница