Социальная философия



страница19/59
Дата30.12.2017
Размер2.05 Mb.
ТипУчебник
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   59
(почти) равным богу. В противоположность этому господство общества над чело­
веком первоначально обосновывается господством Бога и реализуется чаще всего
в господстве деспота, представляющего общество. В древней Азии мы наблюда­
ем, что правители — это либо боги, либо их потомки. Отдельный человек не имеет
ценности. Только каста может придать ему место в универсуме. В христианстве
признание бессмертной души у каждого человека определяет его достоинство, что
выступает необходимой предпосылкой для новоевропейской демократии. Однако
ныне данный тип демократии в значительной мере зашел в тупик. Это связано
не только с усложнением общества и его «омассовлением», но и с тем, что необы­
чайно увеличилась роль сокрытого в социуме, а вместе с тем роль секретных
служб
и лжи в общественных коммуникациях. По идее, осуществлять демократи­
ческие процедуры должны грамотные, понимающие, просвещенные люди, но само
просвещение представляет сегодня большую проблему. По существу просвещение
дезавуировано ложью. Сплачивающая социум информация распространяется по
средствам массовой коммуникации. СМИ устроены так, что они всю информацию
облекают в занимательную форму. Люди смотрят ТВ главным образом не потому,
что это «полезно», а потому, что это «интересно». Но именно в эту «интересную»
информацию более или менее незаметно вкрапливается та или иная ценностная
установка, служащая интересам владельцев, скажем, определенного телевизионно­
го канала. Через СМИ, таким образом, осуществляется управление общественным
мнением и результатами демократического голосования. По существу это голосо­
вание больше не демократическое. Решение, которое принимает народ на выборах,
есть в конечном счете решение тех, кто владеет СМИ.

«Ведь властвование и подчинение не только необходимы, но и полезны, и



93

прямо от рождения некоторые существа различаются в том отношении, что одни из них как бы предназначены к подчинению, другие к властвованию. Существует множество разновидностей властвующих и подчиненных, однако чем выше стоят подчиненные, тем более совершенна сама власть над ними; так, например, власть над человеком более совершенна, чем власть над животным» (Аристотель. По­литика 1524 а 30. С. 3 82).



72 Моделью отношения элиты и народа выступает отношение художника и
общества, артистов ы публики. О. Уайльда однажды спросили, что он думает о
постановке новой пьесы. «Пьеса была блестящей, а вот зрители провалились», —
ответил известный парадоксалист. Это как раз выражение того клише, которое
возлагает ответственность за происходящее на народ (см.: Русская литература.
1998. №2. С. 74).

73 Этот термин был введен Э. Дюркгеймом и использовался им для того, что­
бы прежде всего дать анализ некоторых «ненормальных» форм разделения труда.
Вообще, разделение труда, по Дюркгейму, должно приводить к усилению соци­
ального порядка, к усилению солидарности, «ненормальное» же разделение труда
расшатывает социальный порядок, ослабляет солидарность; социальные правила
не в силах регламентировать отношения социальных органов.

74 Ускорение исторического времени здесь существенно; налицо, как правило,
цепная реакция, где события нарастают, как снежная лавина.

75 «Эпохи, подобные той, что пережила Россия (имеется в виду революция
1905-1907 гг. — К. П.), всегда характеризуются понятием взрыва, и не без осно­
вания; крушение устоев, вчера еще казавшихся прочными, неожиданные и часто
роковые перемещения отдельных лиц и групп населения, стесненная репрессиями
общественная атмосфера, бурный ход событий, радикализм правительства, счита­
ющего себя обязанным ликвидировать государственное бедствие; злоупотребления,
обычные при таких чрезвычайных условиях жизни, — все выносит государствен­
ный организм далеко за пределы повседневности. .. » (см.: Обнинский В. П. Новый
строй. Ч. 1: Манифест 17 октября 1905 г.— 8 июля 1906 г.; ч. 2: Реакция. М., 1911).

76 Применительно к обществу коллапс — это метафора, поэтому нужно пояс­
нить, что имеется в виду под коллапсом в естественных науках. По латыни collap-
sus — «упавший». В медицине коллапс — угрожающее жизни состояние. Оно харак­
теризуется падением кровяного давления, ухудшением кровоснабжения жизненно
важных органов. Внешне это проявляется как резкая слабость, заостренные черты
лица, бледность, холод в конечностях. Говорят также и о гравитационном кол­
лапсе — это катастрофически быстрое сжатие массивных космических тел (звезд)
под действием гравитационных сил. При определенных условиях гравитационный
коллапс может привести к возникновению «черной дыры».

77 См.: Котылев А. Ю. Метаморфозы игры в культуре переходного типа. ..

78 См.: Пигров К. С. Оборачивание метода и превращенные формы в процессе
исторического творчества // Материалистическое учение К. Маркса и современ­
ность. Л., 1984.

79 Перед нами наследие мощной консервативной традиции, идущей еще от Го­
мера и Платона через Августина к Монтеню и Макиавелли. Уже в «Илиаде» вы­
ведена фигура Терсита (Ферсита), по существу, образ «первого революционера»,
поднявшего голос против царей, затеявших бесконечную Троянскую войну и не
думающих об интересах рядовых воинов. Гомер не жалеет черной краски, чтобы
обрисовать этого борца с царями. Монтень говорит: «Мне кажется в высшей сте­
пени несправедливым стремление подчинить отстоявшиеся общественные правила
и учреждения непостоянству частного произвола... и, тем более, предпринимать
против законов божеских то, чего не потерпела бы ни одна власть на свете в от­
ношении законов гражданских; (...) самое большее, на что мы способны, это объ­
яснять и распространять применение уже принятого, но отнюдь не отменять его и
заменять новым» (Монтень М. Опыты. М., 1991. С. 98). Ему вторит Макиавелли:

94

«... надо знать, что нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми» (Макьявелли Н. Государь // Жизнь Никколо Макьявелли. СПб., 1993. С 259).



80 Неймер Ю. Л. Зло // СО: Современное общество (X 'арьков). 1993. № 1. С. 94-
108 (см.: РЖ. 3.96.01.018).

81 В Санкт-Петербурге все еще сохраняется площад! > Восстания: это свиде­
тельствует о том, что «восстание» само по себе предстает ь ;ак ценность. Правда, в
народном сознании смысл этот совершенно стерся, и площа; Восстания называют
«Воссташкой».

82 Французская революция длилась с относительными перерывами с 1789 по
1871 г., почти 100 лет. Тот сложный процесс, который начале я на территории Рос­
сийской империи в январе 1905 г., по-видимому, не завершен и по сей день.

83 «Слово „революция" звучит романтично. Но она всегд;1 трагедия для стра­
ны, для миллионов людей, это огромные жертвы, социальны-.; и психологические
перегрузки. Сама революция — жестокий приговор элитам старого режима, рас­
плата за их неспособность своевременно провести необходимые реформы, обеспе­
чить эволюционное развитие событий» (Гайдар Е. Т. Дни поражений и побед. М.,
1997. С. 8).

84 В XX в. слово «революция» становится публицистическим илише («культур­
ная революция», «сексуальная революция», «научно-техническая революция»),

85 Неоднократно проводилась параллель между социалистической идеей рево­
люции и христианской идеей Страшного суда. И точно так же, к,ак первые христи­
ане ожидали конца мира буквально в ближайшие годы, а иные' верующие прак­
тически готовились к нему, отцы-основатели социалистических к онцепций полага­
ли, что всемирная социалистическая революция вот-вот наступит. Так, К.Маркс и
Ф. Энгельс революцию 1848 г. в Западной Европе приняли вначале за первые рас­
каты всемирной социалистической революции. В. И. Леш-ш в 1913 г. также пола­
гал, что Октябрь в России есть пролог всемирного социалистического переворота.
Эта идея вдохновляла деятелей III Интернационала. Однако как с укреплением
социального института христианства вопрос о сроках Страшного суда стал про­
сто «неприличным», так и по мере институционального развития социализма стал
«бестактным» вопрос о конкретных сроках наступления всемирной социалистиче­
ской революции.

86 См., напр.: Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1956; Ильин И. А. Духов­
ный смысл войны. М., 1915; Мировая война в цифрах. М.; Л., i'.931-; Лрудон П.-Ж.
Война и мир. Исследование о принципе и содержании международного права. М.,
1864; Фрейд 3. Почему война? // Философия о будущем человечества. М., 1990.
С. 73-84; Раушепбах Б. «Звездные войны» и возможность возникновения несанк­
ционированного ядерного конфликта // Мир науки. 1987. №2; Тиибергеп Я., Фи­
шер Д.
Война и благоденствие. Интеграция политики обеспечения безопасности
в социально-экономическую политику. М., 1988; Урланис Б. Ц. История военных
потерь. Войны и народонаселение Европы. Людские потери вооруженных сил Ев­
ропейских стран в войнах XVII-XX вв. (историко-статистическое исследование).
СПб., 1994; Child J. W. Nuclear War: The Moral Dimension. New Brunswick; London,
1986.

87 См., напр.: Киселев Г. С. Трагедия общества и человека: попытка осмысле­
ния опыта советской истории. М., 1992.

88 Что касается «мировой катастрофы», то Елей Спейн, например, указывает
три возможных объяснения катастроф: технократическое, духовное и историософ­
ское (см.: Салайчик Я. Киносценарий Льва Лунца «Восстание вещей» и тема миро­
вой катастрофы в литературе XX в. // Русская литература. 1998. №2, С. 137-142).

89 См., напр.: Неймер Ю. Л. Зло.

90 См., напр., рассмотрение историософской теории «казней Божиих»: Милъ-
ков В. В. Осмысление истории в Древней Руси. М., 1997.

95

91 См., напр.: Jaspers К. Die Schuldfrage. Von der politischen Haftung Deutsch-
lands. Miinchen, 1965.

92 Goldstein A. P. The Psychology of Vandalism. New York; London, 1996.

93 Обсуждая эту тем;', необходимо иметь в виду работу X. Арендт «Эйхман в
Иерусалиме: Банальности зла» {Arendt H. Eichmann in Jerusalem: The Banality of
Evil. New York, 1963).

94 Дело было в аудкгории факультета социологии СПбГУ в 1995 г.

95 Толстой Л. Н. Поли. собр. соч.: В 100 т. Т. 53. М., 1953. С. 7.

96 «Были предприняты эксперименты, при которых подопытных животных со­
держали в перенаселенной среде без каких-либо иных дополнительных лишений.
Эти эксперименты показали, что у животных в таких условиях происходит увели­
чение надпочечных желез. Результатом перенаселенной среды являются также сер­
дечные болезни. .. Некоторые животные реагируют на перенаселенность не только
вымиранием. .. В месяцы перенаселенности лемминги становятся очень нервными.
Они суетятся как безумные... Во время перенаселения огромные стада леммин­
гов устремляются к морскому побережью. Будучи хорошими пловцами, они бес­
страшно входят в воду, по-видимому принимая море за широкую реку, и, конечно,
тонут... Стоило только увеличить численность леммингов в виварии на несколь­
ко животных или даже на одно, как для большинства из них жизнь становилась
нестерпимой. Вместо того чтобы устраивать дружеские потасовки, они становились
на задние лапы и пытались схватить противника за глотку своими оскаленными
клыками... Другие животные. .. имеют другие способы борьбы с перенаселенно­
стью. Если они обнаруживают, что место их обитания стало слишком тесным, они
резко меняют свои „социальные взаимоотношения". Они создают порядок, основы­
вающийся на принципе господства, который в новой биологической терминологии
называется простазией (в переводе с греческого „стоящий впереди"). Этому обще­
ственному порядку сопутствует агрессивность, и хотя она не приводит к массовому
кровопролитию, но доводит до массовых недоразумений. .. Как только живущие в
тесноте животные начинают действовать друг другу на нервы, они создают опреде­
ленные иерархии» (Кэрригер С. Дикое наследство природы. М., 1969. С. 149—152).

97 См.: Гоббс Т. Избранные произведения: В 2 т. Т. 2. М., 1964. С. 152-153.

98 Гегель. Философия права // Гегель. Собр. соч.: [В 14 т.]. Т. 7. М.; Л., 1934.
С. 34-35. Аналитический разбор см.: Легова Е. С. Гегель об истоках злой воли //
Вопросы философии. 1996. №11. С. 32-42.

99 «С трех сторон нам угрожают страдания: со стороны нашего собственного
тела, приговоренного к упадку и разложению, предупредительными сигналами ко­
торых являются боль и страх, без них нам тоже не обойтись. Со стороны внешнего
мира, который может яростно обрушить на нас свои огромные, неумолимые и раз­
рушительные силы. И, наконец, со стороны наших отношений с другими людьми.
Страдания... из последнего источника, вероятно, воспринимаются нами болезнен­
нее всех остальных; мы склонны считать их каким-то излишеством, хотя они ни­
чуть не менее неизбежны и неотвратимы, чем страдания иного происхождения»
(Фрейд 3. Недовольство культурой. С. 77).

См.: Линдблад Я. Человек — ты, я, первозданный. М., 1991. С. 58.



101 Ахиезер А. С. Об особенностях современного философствования. (Взгляд
из России) // Вопросы философии. 1998. №2. С.З.

102 Там же.

103 «... Всякая... личность-титан в своем безудержном самоутверждении хочет
решительно все на своем пути покорить себе. Но такая личность-титан существует
не одна, их очень много, и все они хотят своего абсолютного самоутверждения,
т. е. все они хотят подчинить прочих людей самим себе, над ними безгранично
властвовать и даже их уничтожить. Отсюда возникает конфликт и борьба одной
личности-титана с другой личностью-титаном, борьба не на живот, а на смерть. Все
такого рода титаны гибнут во взаимной борьбе в результате взаимного исключения

96

друг друга из круга людей, имеющих право на самостоятельное существование» (Лосев А. Ф. Эстетика Возрождения. М., 1982. С. 61).



104 Диденко Б. А. Хищная власть: зоопсихология сильных мира сего (Философ-
ско-публицистические эссе, посвященные проблеме зла, порождаемого властными
структурами). М., 1997.

105 См.: Штирнер М. Единственный и его достояние. М., 1906; Прудон П.-Ж.
Что такое собственность? М., 1998; Бакунин М. Бог и государство. М.; Пг., 1918;
и др.

106 Скажем, концентрация зла — руководство современной России: «Нынеш­
нее российское руководство является для России раковой опухолью. Оно не отдает
себе отчета, что погибнет вместе с огромным телом, к которому оно присосалось.
Даже не заметив, что именно оно его и убило» (Кьеза Дж. Прощай, Россия. М.,
1997. С. 79). Еще выразительнее эту тему развивает А.Солженицын: «19-21 ав­
густа 1991 могли стать звездным часом в истории России. События несли черты
настоящей революции: массовое воодушевление, не только общественности, но в
значительной мере и столичного народа... Вольные изъявления уличной толпы.
До горячего захлеба ощущение совершаемого великого переворота. .. Возглавите-
ли переворота имели славную возможность несколькими энергичными мерами в
корне изменить и всю обстановку внутри России, и внешние условия ее существо­
вания в раздавшемся тотчас ,рсоре суверенитетов" союзных республик... Ничего
этого или подобного сделано не было. Главари переворота в короткие дни обма­
нули, предали надежды аплодирующей массы. Эти вожди, да и примкнувшие к
ним активисты, — первым и ярким шагом демократической победы избрали рас-
хват помещений, кабинетов в Кремле и на Старой площади, автомобилей, потом и
частных квартир. Таким делом и занялись они в самые ключевые дни, когда судьбу
России можно было формовать как теплый воск. Победившая, наскоро сплотив­
шаяся верхушка, войдя в очередной роковой акт Истории России, оказывается,
думала только о власти, скатившейся в руки нечаянным подарком, ни о чем дру­
гом» (Солженицын А. Россия в обвале. М., 1998. С. 13-14). Ясно, что таким же
«народным бедствием» может представать и руководство СССР, и руководство
США («империалистические круги»), и любое другое руководство.

107 Философия истории же, поскольку она может быть отличена от социальной
философии, развертывается по преимуществу в социальном времени. В этом от­
ношении философия истории есть философия социального времени. Множествен­
ность здесь не экстенсивна, а интенсивна. Философия истории мысляще исследует,
как один эпизод, одно событие, одно время, один период, одна эпоха сменяются
другими эпизодом, событием, временем, периодом, эпохой. Впрочем, необходимо
помнить о единстве двух форм бытия.

108 См.: Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по ис­
торической поэтике // Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. М., 1986.
См. также: Ауэрбах Э. Мимесис. Изображение действительности в западноевро­
пейской литературе. [2-е изд.]. М.; СПб., 2000 (особенно гл. I и III, посвященные
гомеровскому и библейскому видению пространства-времени).

Эта дихотомия раскрыта в: Морозов К. Е. Проблема пространства-времени // Философия естествознания. М., 1966.

Такая позиция может быть реконструирована у Демокрита: «... в действи­тельности же существуют только атомы и пустота» (Маковелъский А. О. Древ­негреческие атомисты. Баку, 1946. С. 224). Обратим внимание, что время вообще не упоминается, а пространство здесь выражено как «пустота». Так происходят редукция пространства к вместилищу (пустота) и редукция бытия к его простран­ственной форме.

См.: Ньютон И. Математические начала натуральной философии // Со­брание трудов академика А.Н.Крылова: [В 12 т.]. Т. 7. М.; Л., 1936. С. 30. 2 Полемика Г. Лейбница с С. Кларком. Л., 1960. С. 84.



97

113 «... Пространство. .. конечно, не зависит от того или иного положения тел,
тем не менее оно является таким порядком, который делает возможным само рас­
положение тел и в силу которого они в своем существовании друг подле друга
обладают отношением расположения, подобно тому как время представляет собой
тот же порядок в смысле последовательности их существования» (Там же. С. 58).

114 О том, как жизнь создает свое собственное пространство-время в концеп­
ции В.И.Вернадского, см.: Аксенов Г. П. О научном одиночестве Вернадского //
Вопросы философии. 1993. №6. С. 74-87.

115 Б.Паскаль ярко описал эту Бездну, подчеркнув несоразмерность чело­
века и мира: «Пусть же рассмотрит человек всю природу в ее высоком и полном
величии; пусть перенесет свой взор с низших окружающих его предметов к то­
му блестящему светилу, которое, подобно вечной лампаде, освещает Вселенную.
Земля покажется ему тогда точкой в сравнении с необъятным кругом, описывае­
мым этим светилом; пусть он подивится тому, что этот необъятный круг в свою
очередь не больше, как очень мелкая точка в сравнении с путем, который описыва­
ют в небесном пространстве звезды. Но когда взор его остановится на этой грани,
пусть воображение уходит дальше: скорее утомится оно, чем истощится природа. ..
Весь этот видимый мир есть лишь незаметная черта в обширном лоне природы.
Никакая мысль не обнимет ее» (Паскаль Б. Мысли. М., 1994. С. 63-64).

116 Цит. по: Вопросы философии. 1993. №2. С. 15. — Россиянам, которые состав­
ляют 3% населения Земли, сегодня принадлежит 13% суши, где сосредоточено 35%
мировых энергетических и биологических ресурсов и более половины военно-стра­
тегического сырья. На каждого жителя нашей страны приходится 11,7 условной
ресурсной единицы, на жителя США — 2 единицы, на жителя Западной Европы —
0,67 единицы. По ресурсам каждый из нас в шесть раз богаче американца.

117 См., напр.: Колосов В. А., Бородулина Н. А. Электоральные предпочтения
избирателей крупных городов России: типы и устойчивость // Полис. 2004. №4.
С. 70-79. — В современной России большие города все более выбирают правых, де­
ревня — левых.

118 См. исследования Л. В. Шиповаловой.

119 У исламских эзотериков железный век именуется «великим сокрытием»
(«гайба») (см.: Дугин А. Какое оно, будущее?.. // Наука и религия. 1996. №11.
С. 2-3).

120 Кондорсе Ж. А. Эскиз исторической картины прогресса человеческого ра­
зума. М., 1936.

121 Формула Г. Форда I: «все можно сделать лучше».

122 См.: Гайдар Е. Т. Дни поражений и побед.

123 См.: Пигров К. С. Инновации как действительность современности // Вест­
ник СПбГУ. Сер. 6. 2000. Вып. 1. С. 4-12.

124 Гуссерль Э. Собр. соч. Т. I: Феноменология внутреннего сознания времени.
М., 1994.

125 Там же. С. 36, 39 ел.

126 «Все космическое несет на себе печать периодичности. В нем есть такт.
Все микрокосмическое полярно. Его существо целиком выражено в слове „против"
(gegen). В микрокосмическом имеется напряжение... Любое состояние бодрство­
вания представляет собой, в сущности, напряжение: „чувство" и „предмет", „я" и
„ты", „причина" и „следствие", „вещь" и „свойство"—все это расколото и напря­
жено, и где наступает разрядка (вот слово, исполненное глубокого смысла!), там
тотчас же дает о себе знать усталость микрокосмической стороны жизни, а в ко­
нечном счете наступает сон» (Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии
мировой истории. Т. 2. С. 6-7).

127 См., напр.: Кроне Б. Антология сочинений по философии. .. С. 10.

128 Напомним, что сон в буквальном смысле предстает как периодическое пси­
хическое состояние, характеризующееся обездвиженностью и отключенностью

98

от внешних сенсорных воздействий, состояние, в котором пропадает интерес к миру.



129 Тема Дороги в философско-культурологическом плане тематизирована в
исследованиях: Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по
исторической поэтике; Морозов И. В. Мир архитектуры в контексте гуманитарной
культуры (архитектурная герменевтика): Автореф. дис. ... д-ра культурологии.
СПб., 1998.

130 См.: Плеснер X. Ступени органического и человек: Введение в философ­
скую антропологию. М., 2004.

131 См.: Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. М., 1993.

132 Известно, что перипатетическая школа получила свое название от грече­
ского выражения, означающего «крытую галерею». Объяснение, восходящее к Гер-
миппу, что, мол, название этой школы идет от слова «прогуливаться», признано
ошибочным. Но, как всякая народная этимология, объяснение Гермиппа не только
образно, но и выражает некую существенную сторону дела.

133 О первоначальном «разбегании» друг от друга человеческих общностей см.:
Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории. М., 1974.

134 Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Т. 2.
Сб.

135 Там же. С. 49.

136 «Мы приписываем наличие сознания только движущимся живым организ­
мам. Предварительным условием существования сознания является свобода пере­
движения, поскольку организмы, прочно укорененные на одном месте, не имеют
в нем необходимости. .. Между способностью двигаться и сознанием существует
строгая причинно-следственная связь. Это и составляет разницу между растени­
ем и животным... Мы можем, таким образом, с самого начала установить, что
развитие психики связано с движением и прогресс всех психологических явлений
обусловлен подвижностью организма» {Адлер А. Понять природу человека. СПб.,
1997. С. 19).

137 «... Древненордические племена, в первозданной душе которых уже начи­
нало шевелиться фаустовское начало, еще в глубокой древности изобрели парус­
ное мореплавание,
освобождавшее их от суши. Египтянам был известен парус, но
они извлекали из него только выгоду экономии труда... Парусное мореплавание
преодолевает евклидовское понятие суши» {Шпенглер О. Закат Европы. Очерки
морфологии мировой истории. Т. 1: Гештальт и действительность. М., 1993. С. 518-
519).

Одна из самых ярких фигур, если не самая яркая, — Сюань-зан (ок. 600 — 664), буддийский монах, китайский путешественник, который странствовал по Средней и Центральной Азии, а также по Индии в 629-645 гг. Он оставил «За­писки о странах Запада» (648). О нем с высочайшим уважением и благодарностью отзывается Дж. Неру в своем «Взгляде на всемирную историю» {Неру Дж. Взгляд на всемирную историю. Письма к дочери из тюрьмы, содержащие свободное изло­жение истории для юношества. Т. 1-3. М., 1977).

Глава 4

ДИСКУРСЫ СОЦИАЛЬНОГО



Социальная философия по существу представляет собой ансамбль различных моделей1 социального. Они могут быть в структуралист­ском ключе характеризованы как дискурсы, поскольку представля­ют собой определенную интеллектуальную практику и обнаруживают свою социальную обусловленность2. Та или иная модель социума, тот или иной дискурс предстают как конкретизация того или иного ме­тода. Таким образом, мы возвращаемся на новом уровне к проблеме метода социальной философии.

Существует ограниченное количество типов моделей социума. В то же время модель социума, как и модель мира вообще, — вещь сугу­бо индивидуальная. Налицо психологические механизмы, обеспечива­ющие порождение конкретных представлений об окружающем, фор­мирование целостного мироощущения3.

Как мы себе представляем общество, таким раскроется нам и все­общее, и наоборот — как мы осмысляем всеобщее, так видим мы и об­щество. Поэтому различия в моделях социального невозможно отдать на откуп социологии или другой конкретной социальной дисциплине. Различные модели выражают не только разные области социального, но и разные философские позиции. Модели социального, культиви­руемые в социальной философии, обнаруживаются в социологии и со­циальной психологии, в юриспруденции и политической философии, в других социальных науках.

Мы берем за основу четыре модели социальной реальности: нату­ралистическую, реалистическую, деятельностную и феноменологиче­скую. Принципы классификации этих четырех моделей эмпиричны. В известной мере основанием классификации служит понятие социаль­ной субстанции, т. е. того, что существует благодаря самому себе и в самом себе. По существу здесь два типа моделей. Одни принимают идею социальной субстанции, другие либо сомневаются, либо начи-

100

сто отказываются от субстанции и вслед за Д. Юмом полагают, что субстанция — это только фикция, сосуществование свойств. От тако­го интеллектуального решения зависит выбор той или иной модели социальной реальности.



Натуралистическая и реалистическая модели — отчетливо суб-станциалистские. Постулируется некоторая субстанция, выступаю­щая конечной причиной всего, что происходит в обществе. Для обе­их моделей чрезвычайно существенна идея социального детерминиз­ма. Реалистическая (или идеалистическая) модель объясняет социум «сверху» — из Абсолюта, Бога. Натуралистическая (или виталистиче­ская) модель объясняет социум «снизу», из природы.

Как бы «между небом и землей» две другие модели, более или менее последовательно стоящие на антисубстанциалистской пози­ции. И если деятельностная (материалистическая (имеющая марксист­скую, «истматовскую» форму), культурологическая и т. п.) модель мо­жет быть отнесена к антисубстанциалистским с известными оговор­ками, то феноменологическая модель наиболее последовательно стре­мится объяснить социум из его собственного процесса — и не из «зем­ли», и не из «неба».

Эти модели на место той или иной социальной субстанции склон­ны ставить ситуацию4. Здесь социальный детерминизм оказывается весьма проблематичным. Либо само обсуждение причин социальных явлений рассматривается как обнаружение философской «неразвито­сти», даже «неграмотности» (в феноменологическом дискурсе), либо прослеживаются бесконечные «отклонения» от детерминизма (в дея-тельностном дискурсе).

Различные модели в учебных курсах, например в курсе «школь­ного истмата», часто гипостазируются как отдельные области, сферы социального. Натуралистическая модель рассматривает по преимуще­ству ту сферу, которая в «школьном истмате» гипостазировалась как «Природа» в разделе «Природа и общество». Деятельностная модель сосредоточивает внимание на сфере производства, политики и вла­сти («Экономическая и политическая жизнь общества»). Реалистиче­ская модель видит по преимуществу развитие духа в обществе, по­скольку он существует объективно, независимо от индивидуального сознания («Духовная жизнь общества»). Наконец, для феноменоло­гической модели наиболее интересно то, как из субъективных оце­нок, переживаний и мыслей возникает некоторое целое, именуемое об­ществом. В «школьном истмате» ей соответствуют описание идеоло­гии и общественной психологии, критика «субъективной социологии» Н. К. Михайловского.

Выделение различных моделей социальной реальности может быть сопоставлено и со структурой самой философии.

101


Прежде всего, если исходить из фундаментального разделения фи­лософских концепций на реализм и номинализм (или, как это деление предстало в XIX в., на «идеализм» и «материализм»), то все модели социальной реальности распадаются на две группы:

  1. реалистическая (идеалистическая) модель;

  2. номиналистические модели:




  • натуралистическая;

  • деятельностная;

  • феноменологическая.

Известно также «трехчастное деление философии на рациональ­ную, реальную и метафизику (философия духа, философия природы и логика-метафизика), которое мы находим у Гегеля, Вольфа, еще рань­ше у стоиков...»5. Дискурсы в социальной философии можно рас­сматривать с той точки зрения, что каждый из них порожден своей частью в философии. Так, «философия духа» стимулирует развитие той модели, которую мы называем реалистической, «философия при­роды» ответственна за натуралистическую и, отчасти, деятельност-ную модель, а феноменологическая модель вдохновлена «логикой-ме­тафизикой».

Ни одна из рассматриваемых моделей не удовлетворительна сама по себе. Они все раскрывают лишь какие-то отдельные стороны со­циального, причем раскрывают своим специфическим видением. Мы далеки от полной истины. Мы идем многими путями, испытываем комплементарные и альтернативные возможности. Известна притча о слоне, которого ощупывают слепцы: одному достался хобот («Слон — это змея!»), другому — уши (« Слон — это растение с большими листья­ми!»), третьему — нога («Слон — это колонна!»), и т.д.

Модели социального имеют вполне определенную культурную среду6, как и определенное место в историческом развитии. Реали­стическая (идеалистическая) модель — наиболее древняя. Она, очевид­но, в законченной форме сложилась уже у Аврелия Августина («О граде Божием»). Натуралистическая и деятельностная модели —это в основном продукты XIX в., испытавшие сильное воздействие галиле-евой науки. Наконец, феноменологическая модель — порождение Но­вейшего времени, продукт кризиса новоевропейской цивилизации. Она близка постмодернистским формам философствования и искусства и ассоциируется, например, с архитектурой Центра Жоржа Помпиду в Париже, авангардной живописью и т. п.7


Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Курсовая работа на тему: Наши эмоции друзья или враги? Их роль в конфликтоной ситуации
2015 -> Медиалогия как интегрированная наука информационной эпохи и ее роль в модернизации России Ключевые слова
2015 -> -
2015 -> Вопросы для подготовки к вступительному экзамену в аспирантуру по «Философии»
2015 -> Никколо Макиавелли
2015 -> Астрономия и современная картина мира
2015 -> Методы социологического исследования
2015 -> Программа вступительных испытаний по обществознанию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   59


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница