Социальная философия Общество, его сферы и структура Культура, цивилизация, формация



Скачать 118.25 Kb.
страница7/11
Дата30.01.2018
Размер118.25 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
§ 3. Роль личности в истории
Проблема личности в истории издавна привлекала к себе внимание многих мыслителей. Может ли одна личность изменить ход общественного процесса? Каковы пределы возможностей для человека в истории? Что делает личность великой? Как следует оценивать деятельность выдающихся людей? Данные и сходные вопросы ставят перед собой историки, политологи, социальные психологи и представители других общественных наук. Специфика подхода социального философа к решению проблемы личности в истории состоит в том, что он исследует, при каких социокультурных условиях и благодаря каким субъективно-личностным качествам человек может оказать значительное влияние на существование и развитие общества.

Прежде всего, следует указать объективные, т.е. существующие в реальности и не зависящие от человека условия, которые как стимулируют, так и ограничивают его воздействие на исторический процесс. К ним можно отнести исторический тип общества, социальное положение человека, общественные потребности, место и время действия, выпадающий человеку шанс проявить себя, оценку его деятельности другими людьми. Каждый из этих факторов оказывает влияние на пробуждение у личности стремлений, составление планов и реализацию их в реальности, что в итоге позволит ей достичь поставленных целей или даже не предоставит ей хотя бы возможность проявить себя. Маркс писал, что общество ставит перед собой только такие задачи, для решения которых уже сложились предпосылки. Точно так же можно сказать, что личность способна выполнить лишь ту миссию, которая встретит понимание и поддержку в обществе.

Но наличие объективных общественных условий для появления и реализации замыслов человека создает лишь благоприятные возможности. Потенциальное бытие намерений должно перейти в актуальное бытие достижений, что невозможно без обладания личностью теми качествами, которые требуются для осуществления задуманного. Среди таких качеств можно выделить разумность, целеустремленность, талантливость, трудолюбие, предприимчивость, уверенность в себе, способность вдохновлять и руководить людьми (там, где успех требует совместных действий) и другие. Личность, страдающая от дефицита этих качеств, либо не возьмется за дело, либо не доведет его до конца, либо удовлетворится минимальным результатом. Только человек, знающий, чего он хочет, сильно желающий этого и готовый выполнить задуманное, невзирая на все препятствия, может совершить и завершить дело своей жизни.

Именно это отличает выдающихся личностей, которые способны добиваться победы там, где другие склонны признать свое поражение. Причем, они не только могут использовать подходящие обстоятельства, но и умеют обратить в свою пользу неблагоприятную ситуацию или переломить неудачно складывающееся развитие событий. Тогда они выходят на первые роли из низов общества (Козьма Минин), формируют новые потребности (Стив Джобс), находят для себя место и время действия (Юлий Цезарь), используют свой шанс (Наполеон Бонапарт), дают гениальные ответы на сомнения в их таланте (Джордж Байрон). При этом следует отметить готовность указанных личностей идти ради успеха своего дела до конца, рискуя своим добрым именем, здоровьем, свободой или жизнью, т.е. предметом забот обычного человека. Такая самоотверженность, нередко доходящая до самопожертвования, связана с тем, что выдающаяся личность, как правило, воспринимает свою деятельность как собственную миссию, которую никто кроме нее совершить не может.

Что же является объективным критерием оценки подобных людей, с помощью которого можно отличить выдающуюся личность от обычной, а великого человека – от выдающегося? В исторической литературе нередко можно встретить оценку деятельности знаменитых людей, данную с идеологических или морализаторских позиций. В первом случае выдающихся личностей делят на «прогрессивных» и «реакционных», во втором случае – на «моральных» и «аморальных». Не оспаривая правомерности такого подхода с аксиологической и практической точек зрения (вожди народов во все времена были вынуждены, так или иначе, считаться с общественным мнением, и действовать так, как им позволяло деятельное или пассивное большинство), нужно заметить, что на его основе можно лишь установить положительное или отрицательное значение чужого величия. Само же величие роли конкретной личности признается социальной философией с учетом двух факторов: 1) масштаба деятельности данной личности в истории; 2) богатства новаций, что она принесла, по сравнению с деятельностью своих предшественников. При таком понимании становится ясно, что Александр Великий превзошел Филиппа Македонского не тем, что более удачно использовал усовершенствованную им фалангу, а тем, что сын поставил и реализовал такие цели, о которых его отец даже не мечтал.

Чем более значительным будет воздействие личности на исторический процесс, тем более выдающимся станет ее значение для данного общества, а через него и влияние данной личности на историю человечества в целом. Но, действуя в конкретной исторической ситуации, выдающийся человек велик не тем, что может остановить или произвольно изменить ход истории, как утверждают волюнтаристы, а тем, что в его деятельности более, чем в деятельности других, находят выражение назревшие потребности общества. «Великий человек, – писал Г. Плеханов, – является именно начинателем, потому что он видит дальше других и хочет сильнее других». При этом важную роль играют личные качества такого человека (ум, воля, характер), его убеждение в значении своей миссии, харизматическая способность вести за собою людей. «Ничто великое в истории, – замечал Гегель, – не делается без страсти». Выдающийся человек не может отменить общественного развития или направить течение «реки истории» в другое русло, но его деятельность накладывает личностный отпечаток на исторические события, и потомки называют связанные с ним период или эпоху его именем.

Насколько обоснованно выглядит с этой точки зрения теория элит, представители которой (Н. Макиавелли, Г. Моска, В. Парето, Ж. Сорель и др.) утверждают, что народ в целом не может управлять государством и творить историю, поэтому данные функции берет на себя элита общества? Такие же мысли высказывали философы Платон и Ницше, а также историки Карлейль и Тойнби, согласно которым историческими и государственными деятелями могут быть лишь представители высшего слоя общества («философы-правители», «высшие люди», «герои», «творческое меньшинство»). Общими признаками такого подхода являются идеализация «правящей элиты», которая в силу своей высокой интеллектуальной и культурной одаренности якобы только и может думать о благе государства и общества, и недоверие к способности народа играть разумную и конструктивную роль в истории. Характерно, что для всех представителей данной теории характерно критическое, а то и откровенно враждебное отношение к возможности существования демократии. С точки зрения их последователей, в так называемых демократических государствах тоже управляет не весь народ, а несколько элит, которые ведут борьбу за власть. Но, следуя духу времени, некоторые из них все же признают, что народ может управлять этими элитами, используя избирательное право.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница