Смысл. Периодическая система его элементов


ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ К "ФРАГМЕНТАМ"



страница7/45
Дата10.03.2018
Размер1.74 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   45
ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ К "ФРАГМЕНТАМ"
В нижеследующем Фрагменте, как и в большинстве прочих, часто упоминается Маркс. Поскольку за несколько лет, которые прошли с момента написания Фрагментов, сработал описанный у Ахиезера российский механизм "инверсии", разом перекрасивший это имя из божественных цветов в сатанинские, возникает необходимость объясниться с частью читателей. Что мешало автору пересказать содержание Фрагментов своими словами, без ссылок на развенчанные ныне авторитеты, и включить это содержание в основной текст? Тому есть несколько серьезных оснований.

1. "Маркс" Фрагментов – это на 99% Маркс 1842-46 годов, философ-младогегельянец, один из трех общепризнанных на 5/6 земной суши основоположников социологии как науки. И какие бы новые и новейшие передряги на оставшейся 1/6 не приключались, эта оценка едва ли изменится.

Что же касается отношения к этой крайне противоречивой фигуре в целом – оно выражено в наших с Криворотовым диалогах "Мифы русской революции" (см. книгу "Второе пришествие"). Когда безбожно изрезанный вариант "Мифов" был опубликован в начале 1990 года в четырех номерах "Литературной газеты", отклики читателей разделились поровну. Одна часть (во главе с членом Политбюро тов. В.А.Медведевым, устроившим разнос главному редактору ЛГ Ф.Бурлацкому) скликала на головы авторов египетские казни и компетентные санкции за глумление над святынями. Другая (подкрепленная авторитетом выдающегося публициста А.Ципко, который заклеймил нас в "Новом мире") разоблачала утонченную апологетику и протаскивание с заднего крыльца лжеучения, отвергнутого самой жизнью. И те и другие отклики были, очевидно, реакцией на непривычную форму "Мифов"; реакции на содержание так и не последовало.

2. Обстоятельства написания и предназначение текстов, из которых заимствованы "марксистские" Фрагменты, были таковы, что они писались эзоповым языком (см. об этом: "После коммунизма". М., Молодая гвардия, 1989, стр. 6-14, а также Приложение 4 к настоящей книге). Наш Маркс оказался в непривычной для себя роли Эзопа: при чтении Фрагментов следует иметь в виду, что употребляемые в них термины "коммунизм", "уничтожение частной собственности" и ряд других имеют совершенно иной смысл, чем в ортодоксальной марксистской литературе; этот смысл выясняется из контекста.

3. Долгие годы "марксизм" был у обществоведов нашей страны единственным языком междисциплинарного общения. Это положение дел, в общем, сохраняется и по сей день. Альтернативные концептуальные схемы, – например, Вебера или Дюркгейма, – остаются достоянием немногих, то есть играют роль латыни или санскрита. Новая официальная идеология оперирует крайними абстракциями типа "рынка" или "правового государства", которые, при всей их симпатичности для городской интеллигенции, не позволяют выразить сколько-нибудь расчлененные представления о социальных структурах.

4. Наконец – главное. Фрагменты выполняют в данной книге особую функцию, отличную от функции основного текста. Они служат вовсе не для того, чтобы выражать точку зрения автора относительно "реальности". Это – не более чем сырой природный материал, точнее – горшочки со своего рода содержательной "рассадой", откуда извлекаются концептуальные ростки для интерпретации, заполнения определенных клеток "таблицы" форм. Слово формация в основном тексте значит ровно то, что значит: столбец ячеек в "таблице". И ничего более. Не случайно в самом начале приводилась фраза Гегеля о том, что под "понятием" не нужно мыслить ничего другого, кроме самого понятия. Если для интерпретации элементов "таблицы" привлекаются понятия власть или феодализм, это еще не свидетельствует о желании автора запоздало встрять в споры о марксовой "пятичленке" или всласть порассуждать о природе власти.



Только вся "таблица" форм, взятая в целом, является единственным утверждением автора относительно "реальности" и различных модусов ее существования. "Смысл" как целое предваряет частные смыслы.

 

ФРАГМЕНТ 1

 

Кое-что о "самоотчуждении"32

[Посвящается Теодору Ильичу]



87.11.29

История, по Гегелю, есть история возвращения абсолютного духа к абсолютной идее из своего отчуждения – природы. Абсолютный дух не просто уничтожает природу или "продирается" сквозь нее – он ее присваивает. Абсолютный дух – сиречь человечество.

Отчуждение есть (ежели верить Т.И.Ойзерману) отношение абсолютной идеи к своей объективации (инобытию) – природе.

При чем же здесь частная собственность как отчуждение?

Но Маркс-то говорит о самоотчуждении человека (человечества)

1. Преодоление отчуждения есть "обратное" присвоение природы.

2. Присвоение природы протекает через опредмечивание (в природе) человеческой деятельности по ее присвоению.

3. Природа, в которой опредмечена человеческая деятельность по ее (природы) присвоению, есть новая, антропологическая, человеческая природа.

4. Это опредмечивание выступает двояко. Во-первых, – как овеществление, порождение таких новых (социальных поначалу) сил, которых не было в прежней (дочеловеческой) природе и которые закрепощают, подчиняют себе человеческую деятельность.

5. Во-вторых, эти "новые вещи", новые силы на следующем этапе выступают как новый предмет для дальнейшей деятельности по преодолению отчуждения.

Самоотчуждение человеческой деятельности есть такое ее опредмечивание в процессе присвоения природы, при котором она порождает новые силы, порабощающие ее самое. "Высвобождение" производственных отношений есть самоотчуждение, есть цена человеческой деятельности по присвоению сил природы как производительных сил.

В этом смысле Маркс говорит, что присвоение природы выступает как отчуждение – т.е. самоотчуждение "абсолютного духа" (человечества).

"Обратное присвоение" природы, понимаемое банально, было бы ее уничтожением, поеданием собственных детенышей.

Подлинное присвоение происходит через самоотчуждение человеческой деятельности (Маркс) – "абсолютного духа" – (Гегель), т.е. через одухотворение природы, пересоздание, человеческое творчество (Бердяев), сотворение "нового неба и новой земли" (Федоров – Соловьев).

 

87.11.30

В материи как совокупности форм движения эти формы выступают не как рядом положенные, а в оболочке наивысшей формы, принимающей их в себя и преобразующей (Ср. Маркс во "Введении" к Grundrisse)

Эта наивысшая форма выступает как непосредственно данное, по видимости тождественное всей природе. Для человека природа, прежде всего, выступает как живая сила (совокупность сил), производящая человека как общественное животное. Поэтому исторически первоначальное присвоение есть присвоение производящих сил природы как производительных сил.

Но, присваивая видимую, непосредственно данную, сознательно воспринимаемую природу, т.е. природу в форме производящей силы, человек воздействует на природу во всех ее формах. Опредмечивание имеет, наряду с сознательным, ожидаемым, прогнозируемым аспектом и неосознаваемые. Деятельность по присвоению энергии угля помимо производственного имеет социальные, духовные, психологические, физиологические, генетические, геологические, экологические и т.п. аспекты и последствия, причем как сам шахтер, так и все современное ему общество может не иметь ни малейшего представления о существовании биогеоценозов, генетического кода или условных рефлексов.

"Человекоприрода" есть "субстанция-субъект". Его движение, развитие есть самоприсвоение-самопознание. Субъект зарождается в субстанции, преобразует-присваивает ее, поглощает, достигает тождества с нею. На каждом из этапов это присвоение в отношении субъекта выступает как самоотчуждение. Но, таким образом, "самоотчуждение абсолютного духа" – это совершенно не то же самое, что "отчуждение абсолютной идеи в природу". Самоотчуждение – это как раз механизм обратного присвоения, взятый в отношении к его субъекту. Маркс по отношению к Гегелю намечает совершенно новую линию. Фейербах и младогегельянцы – "точка перегиба".

 

87.12.05

Наши доблестные "материалисты" протестуют против "навязываемых извне" истории Гегелем (или же его абсолютной идеей) этапов развития – они требуют полной независимости, "имманентности" логики исторического движения. [Правда, вот вопрос: отчего же все-таки развиваются эти самые производительные силы? И, кстати, нет ли у этого развития этапов? И откуда они берутся?]

Природа, – в той мере, в какой человек причастен абсолютной идее, – является для него отчуждением, она отчуждает его от этого абсолюта, которому он причастен. Это то же самое гегелевское отчуждение, – которому, кстати, свойственна определенная структура, являющаяся "объективацией абсолютной идеи". Пребывание этой логики в природе, в форме структуры, структурных уровней отчуждения – вот природный "онтологический статус логического".



Самоотчуждение есть деятельность по снятию отчуждения, опредмечивающаяся в самом этом отчуждении. Дочеловеческая природа есть отчуждение, антропологическая – самоотчуждение.


Формы универсума K{@}F{&} интерпретируются как "материал" деятельности: формы движения, преобразуемые деятельностью.

Ячейка K{@i}F{&j} на обратной диагонали универсума K{@}F{&}, симметричная ячейке &j диагонали чистых форм деятельности относительно горизонтальной оси @\&, разделяющей категории K{@} и K{&}, интерпретируется как опредмечивание формы деятельности &j. Будем говорить, что форма деятельности &j опредмечивается в форме движения @i (см. Схему 1).

Схема 1
Все формы универсума K{@}F{&}, лежащие в столбце F{&j} выше ячейки K{@i}F{&j}, интерпретируются как формы отчуждения, снятые формой деятельности &j.

Все формы универсума K{@}F{&}, лежащие в столбце F{&j} ниже ячейки K{@i}F{&j}, интерпретируются как формы самоотчуждения формы деятельности &j.

Здесь уже начинают проявляться эвристические свойства "таблицы" форм: теперь, если нам известна последовательность "структурных уровней материи", тем самым мы получаем важные представления о последовательности "восходящих" форм деятельности. Действительная важность этих представлений прояснится ниже.

Мир Деятельности, трактуемый как мир субъект-объектных отношений (см. параграф 3) можно рассматривать в трех аспектах: во-первых, как универсум чистых форм деятельности, деятельности как таковой; во-вторых, в отношении к "абсолютному объекту", со стороны материала деятельности; в-третьих, в отношении к "абсолютному субъекту", со стороны ее идеала (см. параграф 13).

Формы деятельности &1, &2 и &3, взятые в отношении к соответствующим формам материала, интерпретируются как "социальные", "экзистенциальные" и "трансперсональные".

 

13. "Идеалистическая" интерпретация деятельности.


Отражение форм деятельности в формах развития.
Три уровня отношения субъекта деятельности к Абсолюту: сознание, откровение, творчество


 

Формы универсума K{*}F{&} интерпретируются как формы "идеала" деятельности.

Между материалом и идеалом нет содержательной симметрии относительно деятельности: материал имманентен деятельности, в то время как идеал трансцендентен. "Трансцендентность" для простоты можно пока понимать в том смысле, что идеал, в отличие от материала, не дан субъекту деятельности через сферу ощущений, сколь угодно расширяемую за счет экспериментальных приемов и приспособлений.

Но мало того. Подобно тому, как материал деятельности далеко не есть абсолютный объект, то есть Природа как таковая, она скрыта от человека оболочкой его самоотчуждения, – так же и идеал не есть абсолютный субъект, а лишь "тусклое стекло", "младенческая форма" его познания:

 




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   45


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница