Смысл. Периодическая система его элементов



страница19/45
Дата10.03.2018
Размер1.74 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   45

ФРАГМЕНТ 9


 

ПСИХОДЕЛИКИ: СОЦИАЛЬНОЕ И ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ83

(Фрагменты обзора)

 

В 1943 г. швейцарский химик Альберт Хофман случайно обнаружил мощные психоактивные свойства диэтиламида лизергиновой кислоты, или сокращенно – ЛСД. Вскоре после этого ЛСД и ряд других, похожих по воздействию препаратов, стали объектом внимания сначала психиатров, а потом и социологов. Противоречия в их оценках со временем достигли беспрецедентных масштабов, особенно в США.



Психоделики – так начали называть эти вещества – в конце 50-х годов были известны только узкому кругу специалистов. Психиатры рассматривали ЛСД как перспективное средство для лечения ряда психических заболеваний, психоаналитики – как способ заглянуть в бессознательное своих пациентов, а экспериментальные психологи надеялись с помощью психоделиков усовершенствовать методы изучения психических процессов и их нарушений, особенно в области восприятия. Но в самом начале 60-х годов ряд известных деятелей культуры и науки, например, английский писатель О. Хаксли, группа психологов из Гарвардского университета под руководством профессора Т. Лири и др. провозгласили, что психоделики – это ключ к самопознанию человека, путь к более совершенным формам сознания и основа новой религии. Эти идеи молниеносно были подхвачены молодежными движениями, особенно хиппи в США. Психоделики перешагнули границы клиник и психологических лабораторий, их за небольшую сумму на "черном рынке" мог приобрести каждый желающий совершить "психоделическое путешествие". Казалось, произошел переворот в сознании молодых людей: заговорили о "психоделической революции", появилась психоделическая музыка и живопись, театр и мода, психоделический образ жизни. "Психоделики открыли путь для массового туризма в те психические и духовные области, которые раньше были доступны только некоторым умудренным людям, главным образом религиозным мистикам. Большинство туристов возвращались с воспоминаниями о чем-то очень важном увиденном ими, но они не знали, как с этим жить дальше. Некоторые решались на собственные поиски уже без помощи психоделиков и часто обнаруживали, что религиозная, особенно буддийская, традиция является лучшим путеводителем". Эта цитата из одной из недавних монографий о психоделиках передает настроение американской молодежи и студенчества конца 60-х годов. Власти не поддержали энтузиазма молодых людей; противоречия в оценках вызываемых психоделиками эффектов нарастали, поэтому они были приравнены к наркотикам и в 1966 г. запрещены в Соединенных Штатах как вредные для здоровья человека. Вскоре к США присоединились и другие страны. Психоделический бум в США продолжался и после официального запрета, но к середине 70-х годов он пошел на убыль.

Из всех психоделиков наиболее известен самый сильный – ЛСД-25. По мнению многих исследователей, ЛСД не имеет строго определенного воздействия, ничего не привносит в психику, а служит лишь катализатором для выявления скрытого от обыденного сознания психического материала.

Механизм действия психоделиков до сих пор во многом неясен. В 1975 г. после выделения из головного мозга морфиноподобных пептидов ... стало понятно, что механизм действия психоделиков отличен от механизмов действия наркотиков, хотя некоторые из вызываемых симптомов, например, эйфория, имеют определенное сходство. Все выше описанные препараты отличаются от наркотических средств не только воздействием, но и тем, что не вызывают при повторных употреблениях физиологического привыкания. Это подтверждают не только академические исследования, но и Всемирная организация здравоохранения.

Всего в период интенсивной работы с ЛСД и другими психоделиками (до конца 60-х годов) было опубликовано более 1 тыс. научных статей, в которых обсуждались результаты психотерапии более чем с 40 тыс. пациентами, вышло несколько десятков книг и состоялось шесть международных конференций по применению психоделиков в психотерапии.

Одним из самых известных психотерапевтов, применившим психоделики при проведении психотерапии, является американский ученый чешского происхождения С. Гроф. В течение последних 30 лет он провел около 3 тыс. ЛСД-сеансов сам и изучил около 2 тыс., проведенных его коллегами. Большинство его пациентов были люди, имевшие эмоциональные нарушения – различные неврозы, сексуальные нарушения, психосоматические заболевания, пограничные психозы, а также алкоголики и наркоманы. Вторую группу составляли "нормальные" добровольцы – психиатры, психологи, студенты, желающие впоследствии сами заняться психотерапией, представители разных областей искусства, ищущие новый источник вдохновения. Третью группу составили люди, болеющие неизлечимой болезнью. На основе этих наблюдений Г.С.Гроф создал оригинальную теорию психотерапии, которая изложена в ряде его работ.

В основе психотерапии, по мнению С. Грофа, лежит прохождение пациентом ряда областей своего бессознательного с целью интеграции и осознания имеющегося там травматического материала. Самыми ценными в психотерапии С. Гроф считает трансперсональные переживания, которые во многом и определяют природу "психоделических пиковых переживаний". Согласно С. Грофу, можно выделить четыре стадии переживаний, которые в какой-то мере соответствуют стадиям психоделической терапии. Надо отметить, что ЛСД здесь понимается только как вспомогательное средство, служащее катализатором для выявления бессознательного у человека. С. Гроф отмечает, что похожие переживания могут возникнуть и во время медитации, танца, выполнения определенных дыхательных упражнений и ряда других техник.

Первый уровень – абстрактные и эстетические переживания. Они характеризуются резким изменением восприятия, чаще всего визуального. Окружающий мир обычно кажется необычайно красивым, имеющим магическую или сказочную окраску. При прослушивании музыки большинство отмечают, что они как будто первый раз в жизни по-настоящему ее услышали. Эстетические переживания представляют наиболее внешнюю сторону ЛСД-переживаний и обычно возникают в начале и в конце сеанса.

Второй уровень – биографически-психодинамические переживания. Переживания данного типа вызваны биографией пациента, включая воспоминания детства, неразрешенные конфликты и вытесненные переживания различных периодов жизни. Самым простым психодинамическим переживанием является повторное переживание эмоционально значимого для индивида события.

Третий уровень – перинатальные переживания. Этот уровень включает переживания биологического рождения, физической боли, агонии, старения и смерти. Они носят скорее реальный, чем символический характер. Сами переживания смерти и повторного рождения бывают очень драматическими и сопровождаются внешними биологическими проявлениями, сходными с настоящей смертью или биологическими родами. Все стадии рождения не обязательно наблюдаются сразу в одном психоделическом сеансе, при повторе сеанса пациент может пережить рождение и смерть несколько раз. Как правило, переживания рождения или смерти сопровождаются философскими раздумьями о сходстве рождения и смерти. Второй лейтмотив, сопровождающий перинатальные переживания, – это обращение к духовному или религиозному опыту, несмотря на негативные установки к подобному опыту до психотерапии. Именно прохождение пациента через смерть и второе рождение сопровождается явным снижением или даже исчезновением имевших место психопатологических симптомов и разрешением многих личностных проблем.

Четвертый уровень – трансперсональные переживания. Это расширение сознания индивида за рамки обычных границ "эго", времени и пространства. Они обычно наступают, когда уже проработан материал на других уровнях бессознательного, хотя могут возникнуть и на первых этапах психоделической терапии. Конкретное содержание трансперсональных переживаний, как отмечает С. Гроф, может быть очень разным. Одна их форма связана с преодолением границ времени, это переживание генетической и расовой наследственности, разных форм жизни, начиная от насекомых и кончая обезьянами; "ясновидение" и путешествия по времени. Другая форма трансперсональных переживаний больше связана с преодолением границы пространства. Это может быть чувство полного единства с другим человеком или со всем человечеством, отождествление себя с другим историческим лицом (Эйнштейном, Христом, Буддой и т.д.), единство с космосом или всем миром, разные архетипные видения.

Трансперсональные переживания, в отличие от психодинамических, не поддаются проверке и являются самыми спорными с точки зрения традиционной психологии. Но, как отмечает С. Гроф, именно они оказывают огромное влияние на пациента. Например, переживание единства с другим человеком и выход за собственные границы "эго" ведет к упрощению, облегчению и прояснению межличностных отношений пациента, снятию множества конфликтов и позитивному изменению личности.

Понимание человеческого бессознательного как состоящего, по крайней мере, из биографически-психодинамического, перинатального и трансперсонального уровней позволяет С. Грофу по-новому взглянуть на процесс психотерапии.

Впервые идея о том, что галлюциногены могут быть с пользой применены для проведения психотерапии с неизлечимо больными людьми, была высказана американским педиатром В.К. Вэнсоном и английским писателем О. Хаксли. Первые научные исследования в этой области были сделаны американским врачом из Чикаго Э. Кастом. В поисках надежного препарата для обезболивания он начал серию исследований с ЛСД. Кроме эффекта снятия болей было отмечено поразительное свойство ЛСД вызвать улучшение сна, повышение настроения и снятие страха перед смертью у большинства больных. Э. Каст представил клинические наблюдения 80 смертельно больных разными формами раковых заболеваний людей, которые получили 100 мг ЛСД. Результаты показали, что у 72 из этих пациентов появились существенные личностные изменения, связанные с переосмыслением прожитой жизни. У них было отмечено снижение физического напряжения и болевых ощущений, улучшение сна. Терапевтический эффект был относительно устойчив и длился несколько недель.

Что нового для понимания человеческой психики дали работы в психотерапии с применением психоделиков? Вся психотерапевтическая работа подтвердила специфичность ЛСД как вспомогательного средства, как уникального препарата. Было показано, что ЛСД это лишь катализатор скрытых психических процессов, что реакция на ЛСД сугубо индивидуальна и зависит от установок и настроения человека перед сеансом, от всего его жизненного пути и, в какой-то мере, от величины дозы. Поэтому высказываются мнения, что надо рассматривать ЛСД и ряд других психоделиков не как чисто химические препараты, а как психологическую экспериментальную методику достижения измененной формы сознания. Психоделики также помогли экспериментально изучить бессознательное человека и составить его картографию (см. работы С. Грофа). Применение психоделиков в психотерапии с умирающими людьми дало уверенность, что психотерапия может помочь там, где, как казалось раньше, помочь уже нельзя. Путешествие вглубь человеческой психики показало, что в основе человека лежит его связь, единство с миром и другими людьми. Можно сказать, что чем глубже индивид познает себя, тем ближе он становится по отношению к окружающему его миру и людям. Эти идеи послужили одним из оснований для образования нового течения в психологии – трансперсональной психологии.
НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ ЧЕЛОВЕКА И ГЛОБАЛЬНАЯ ЭТИКА84

(Фрагменты обзора)

...Исходная предпосылка трансперсональной психологии ... раскрывает новый ракурс видения человека. Внимание исследователя оказывается обращенным к тем редким и необычным проявлениям сознания, которые выходят за привычные для нас личностные границы и свидетельствуют о сопричастности его тому целостному состоянию, которое В. Налимов называет семантическим полем. Сюда относятся: озарение; экстаз; переживания в высшей точке напряженности (peak experience – термин, введенный Маслоу); благоговение; возникновение метапотребностей; метаосознание своего существования; опыт осознавания выхода за границы своего Эго; опыт полного слияния с другим (экспериментально это может быть реализовано через взаимный гипноз); осознавание своей внутренней сопричастности как культурам прошлого, так и филогенетическому прошлому человека; религиозно-мистический опыт; изменение сознания под влиянием психоделических средств; использование секса (в тантрическом буддизме) для стирания границ своей личности; обращение к медитации как к способу проведения направленного эксперимента. Последнее составило тему исследования, осуществляемого как проект, результаты которого представлены в обзоре М. Мэрфи и С. Донован, подготовленном к изданию в 1985 г. Библиография работы включает 962 названия.85

Использование медитации как средства изменения состояния сознания трансперсональная психология изучает и обсуждает широко. В европейских языках этот термин происходит от латинского слова meditatio. Им обозначались некоторые, хорошо отработанные методы созерцания, позволяющие выходить в так называемые измененные состояния сознания, не утрачивая при этом сбалансированности психики.

Приемы медитации разрабатывались так, чтобы медитирующий легко и непринужденно мог возвращаться в обычное, привычное для него, бодрственное состояние сознания. Во всех широко известных приемах медитации используются методы непосредственного замедления собственно-психологического времени. Это достигается путем релаксации, отключения от внешнего мира, создания внутренней тишины. Техническое разнообразие приемов велико: Лешан в своем практическом руководстве перечисляет различные варианты, известные в религиозно-мистических системах Востока и Запада. Среди них есть и аутотренинг, и дыхательные упражнения, и др.

Если ограничиться самыми простыми представлениями о медитации, то можно утверждать, что целью медитации является выход за логически структурированное сознание. В ином понимании медитация – это способ расширения границ сознания, раздвижение его шкалы; или, другими словами, медитация – это путешествие по неведомым нам глубинам нашего сознания. При таком понимании медитации естественно исходить из того, что наше сознание несравненно шире той его части, которая проявлена в дневном – бодрственном – его состоянии.

То обстоятельство, что выход в измененные состояния сознания возможен и под влиянием психоделических средств, и через акт интимной близости в ритуале тантристского буддизма, свидетельствует о том, что механизм изменения собственного времени носит биохимический – гормональный характер. В. Налимов предполагает, что общепринятые методы медитации – это не более чем техника управления гормональной системой, направленная на регулирование состояния своего сознания.

 

Спектральная психология К. Уилбера

Одной из наиболее обстоятельных систем, интегрирующих различные психологические школы, является спектральная психология К. Уилбера. Она объединяет многочисленные подходы, как западные, так и восточные, в спектр психологических моделей и теорий, отражающих многообразие нашего сознания. Уилбер различает четыре основных уровня, ассоциируемых с соответствующими уровнями психотерапии: уровень Эго, биосоциальный, экзистенциальный и трансперсональный уровни. Динамика первого уровня, идентифицированного с образом себя, подробно описана Фрейдом. Второй уровень занимает значительное место в сознании и включает аспекты социального окружения личности – семья, культурные традиции и верования. Этот уровень интенсивно исследуется представителями социальной психологии.

Экзистенциальный уровень характеризуется чувством тождественности, распространяющимся на всю систему разум/тело, воспринимаемую как интегрированное самоорганизованное целое. На экзистенциальном уровне дуализм между разумом и телом оказывается преодолимым, но остается противостояние – субъект/объект, Я/другие, жизнь/смерть. Вопросы, возникающие в связи с этой разновидностью дуализма, находятся в центре внимания экзистенциальных психологов, однако разрешение их требует включения космического аспекта в сферу индивидуальных проблем.

Трансперсональный опыт характеризует расширение сознания, выход за пределы конвенциональных границ организма и, следовательно, расширение чувства тождественности (личности). Трансперсональный уровень охватывает коллективное бессознательное и его проявления, подробно описанные в юнгианской психологии. Образ сознания этого уровня характеризуется объединением индивидуального чувствования (восприятия) с космической целостностью и вследствие этого может быть соотнесен с традиционным представлением о человеческом духе.

 

Картография бессознательного С. Грофа

Другая карта сознания, вполне согласующаяся со спектральной психологией К. Уилбера, разработана С Грофом с позиций другого подхода. Первый строил свое исследование как психолог и философ, второй – как врач-клиницист, исследовавший сознание в рамках ЛСД-терапии и других психоделических средств. Такие химические усилители позволяют совершить путешествие в области психики, обычно недоступные сознанию. В пользу этой точки зрения свидетельствует и тот факт, что материал бессознательного, вскрываемого с их помощью, не является уникальным, но сравним с медитативной и гипнотической практикой, а также с опытом новой экспериментальной терапии.

Картография бессознательного Грофа (карта ментальных феноменов) охватывает три основные области: психодинамический опыт, ассоциируемый с событиями прошлой и настоящей жизни человека; перинатальный опыт, имеющий отношение к биологическим явлениям процесса рождения; трансперсональный опыт, выходящий за пределы отдельной личности.

Психодинамический опыт автобиографичен и индивидуален, содержит память эмоциональных событий и конфликтов, имевших место в различные периоды истории жизни индивида.

Перинатальная сфера, наиболее впечатляющая часть картографии, включает исключительно реалистические и аутентичные переживания различных стадий процесса рождения, сопровождающиеся активным эмоциональным реагированием, непосредственным или в форме символических видений. Взаимосвязь рождения и смерти – один из важнейших аспектов этого опыта.

Экзистенциальная дилемма преодолевается в опыте космического контекста. Наиболее обширная область картографии Грофа – трансперсональный опыт, охватывающий состояния прозрения и откровения о духовных размерностях сознания, изложение которого затруднено ввиду логической опоры нашего языка, ориентированного на фиксацию внешнего опыта.

 

 



Бросаются в глаза очевидные соответствия. Биографически-психодинамический (по Грофу) или биосоциальный (по Уилберу) слой личности, переживаемый как набор значимых человеческих связей, событий и историй, отвечает социально-историческому слою форм деятельности. Экзистенциальный (по Уилберу) или перинатальный (по Грофу) слой личности – универсуму миров Дзен. Трансперсональный личностный слой – универсуму Фэерис...

Но не стоит придавать излишнего значения точности таких отождествлений. Вообще не стоит без должного смирения и без серьезных на то оснований углубляться в этот предмет. Посему – лишь несколько заметок на будущее.

Названные слои, которые в обзорах отнесены к "подсознательному" (за неимением других слов) и декларативно интерпретируются "по Фрейду", по-видимому, относятся как раз к над- или сверхсознательному и с Фрейдом связаны отдаленно. Психика имеет имманентный ей природный, материальный аспект, "ушедший в основание". Ему свойственно движение, которое, просачиваясь через каналы психического восприятия, возможно, и порождает феномены "подсознательного". Возможно, наркотики приоткрывают заслоны, блокирующие эти каналы от такого просачивания "снизу". С другой стороны, психика имеет трансцендентный аспект, отражающий Божественное становление, развитие. Возможно, психоделики обладают способностью разблокировки "верхних" заслонов психики от потока содержания, с которым она не в силах совладать. Впрочем, все это не более чем намек-образ.

Помнится, во вступительных заметках содержалась угроза вернуться к дуализму "душа - тело". Так вот, сей мнимый дуализм христианской мысли – очередное порождение "фельетонистической эпохи" (по выражению Г. Гессе). Преподобный Антоний Великий говорил о триаде: ум - душа - тело86. Каждый человек тремя своими сторонами обращен к трем слоям идеала. Ум социален, это носитель со-знания. Душа экзистенциальна, ей свойственно откровение. Тело – трансперсонально, в нем скрыта тайна творчества. Еще Диотима указала Сократу на прямую связь Эроса плотской любви с божественным творческим Эросом. И о том же – Розанов, иррациональный лик совокупного российского Платона:

"Человек имеет день в себе, в своей организации, в своих выявлениях: ну, торговать, конечно, нужно днем – не просчитаешься; но придумывать рифмы – ночью, иначе ошибешься. На биржу мы спешим утром, но замечательно – в храм идем или ко "всенощной", или к "утрене", т.е. или перед полуночью, или сейчас за полночью; в обоих случаях по темным еще улицам и до восхода солнца. Пол – это начинающаяся ночь в самой организации человека: в том смысле, что ясно анатомическое и сухо анатомическое его расчленение теряет здесь ясность, сухость и вместе рациональность свою. Все, приближаясь сюда, становится трансцедентно87, т.е. не только окружено это трансцендентными по необъяснимости своей бурями, "огнем поедающим", но и вообще как-то переливается в значительности своей за край только анатомических терминов. Это – второе темное лицо в человеке, и, собственно, оно есть ноуменальное в нем лицо: от этого – творческое не по отношению к идеям, но к самым вещам, "клубящее" из себя "жизнь"; но оно так густо застлано от наших глаз туманом, что в общем никогда его не удавалось рассмотреть."88

Но есть еще нечто в человеке, что глубже всех подсознательных глубин, выше всех трансперсональных высот, чего не поможет открыть никакая доза ЛСД. Но это есть.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   45


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница