Смысл. Периодическая система его элементов



страница13/45
Дата10.03.2018
Размер1.74 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   45
83.11.18 – 12.13

{ИЗ ТЕЗИСОВ О ТЕОРИИ РЕАЛЬНОГО СОЦИАЛИЗМА}
Каковы главные черты нового способа производства?...

Важнейшая из них – превращение отношений собственности в общественную производительную силу. Повторим еще раз, что речь идет не просто о победе нового типа отношений собственности над прежним. Здесь мы сталкиваемся с качественно новым типом перехода между формациями.

Отношения собственности утрачивают в этом переходе роль сущностной границы способа производства, определяющей всю систему его производственных отношений. Теперь они уже сознательно используются в качестве новой общественной производительной силы. В этом качестве отношения собственности дают уникальную возможность мобилизовать производительный потенциал общества как целого, впервые подчинить эту мощную силу целям производства. Одновременно, где и когда это необходимо и уместно, там и тогда становится возможным использовать различные адекватные задаче и ситуации типы отношений собственности в качестве общественных производительных сил.

Вторая основная черта нового способа производства относится к материальной базе общества, доминирующему типу средств производства. Человеческий труд, а вместе с тем и человек как таковой уйдут из сферы материального производства... "...Историческое назначение капитала будет выполнено тогда,... когда прекратится такой труд, при котором человек сам делает то, что он может заставить вещи делать для себя, для человека" (Маркс, т.46, ч.1, стр.280).

Но что же составит в этих условиях основное содержание человеческой деятельности?

Человек становится опосредствующим звеном между сферой материального производства, основой своего существования, по отношению к которой он отныне выполняет только функцию развития, и сферой общественного сознания, совокупного духовного богатства общества, являясь одновременно его субстанцией и субъектом.

 

85.06.26 - 08.08

{ПАРАДОКСЫ "СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ" (ГЛ. 2)}

...Тайна производственных отношений – один из "вечных вопросов" истмата, к тому же он строго табуирован жрецами храма общественных наук.

В тот роковой миг, когда Яхве произнес свое знаменитое проклятие: "В поте лица добывать ты будешь хлеб свой!..", дьявол шепотом добавил: "А главное – в отчужденной общественной форме будешь ты присваивать собственные производительные силы". А коль скоро функциональное назначение производственных отношений, этого порождения врага рода человеческого, состоит в присвоении производительных сил, их классификация определяется классификацией того, что присваивается в их форме.

Маркс не оставил нам полной классификации производительных сил не потому, что за этим стояла какая-то теоретически неразрешимая проблема... Однако все дело в том, что для Маркса этот вопрос был чисто академическим. Таким он перестает быть только когда общество вплотную подходит к эпохе преодоления отчуждения, уничтожения производственных отношений, и в силу этого должно конкретно и ясно увидеть свой новый предмет. Что касается общей структуры преодоления отчуждения, на этот счет Маркс оставил недвусмысленные методологические указания. "Снятие самоотчуждения проходит тот же путь, что и самоотчуждение..." "Уничтожение отчуждения исходит всегда из той формы отчуждения, которая является господствующей силой". (1844 г.) Дальнейшее было ясно.

Материалистическое понимание предыстории есть взгляд на развитие общества как на естественно-исторический процесс. Но особенно естественно эта истина выглядит по отношению к развитию производительных сил. Это во-первых. А во-вторых, производительные силы есть попросту силы природы, становящиеся силами общества. Но для человека этой эпохи "социальная природа" ничуть не лучше естественной, поскольку ее населяют отчужденные силы, которые не только не являются его силами, а, напротив, эксплуатируют его самого. Подлинный лик этой эпохи – не рафинированная "феноменология духа", а грубая феноменология развития вырастающих из природы производительных сил.

Технология – первая из трех таких главных общественно-природных сил. Она обуздывает и объединяет в комплексы силы дочеловеческой природы (свойства материалов, степени свободы обезьяньей конечности, физико-химические процессы и т.д.), "склеивая" их посредством энергетических связей.

Иерархичная структура сил – не новость для природы. Сила живой мышцы базируется на системе химических, а те, в свою очередь – физических сил и т.п. Технология венчает собой эту пирамиду, одновременно ложась в основание иерархии сил антропологической природы.



Организация объединяет различные технологии в целостные "комбинаты", склеивая их посредством информационно-управленческих связей. Теперь технология из самодовлеющей силы превратилась в производительную силу организации, и в этом качестве эксплуатируется ею.

Экономика сплавляет в единую силу разрозненные организации, пронизывая их всепроникающим эфиром стоимостных связей. Природа этих незримых силовых линий, открытых и исследованных Марксом, оказалась столь неуловимой, что даже человечество ХХ века, познавшее внутриатомные связи, до сих пор не в ладах с его открытием.

Этой "феноменологии производительных сил" могут быть сопоставлены две глубокие параллели – историческая и логическая.

Исторически "технологии" соответствует род – архаическая организация общества до появления частной собственности. Естественно-исторический процесс на этой стадии выглядит как борьба за существование множества этих "одноклеточных" социальных организмов, присваивающих силы природы и превращающих их в свои, – борьба, в которой выживает тот, кто добивается наибольшего успеха в таком присвоении. В этой борьбе – источник развития производительных сил общества.

В качестве "организаций" на историческую сцену вступают основанные на внеэкономическом принуждении "многоклеточные организмы" империй древнего мира. "Одноклеточная" варварская периферия образует для них ту среду, за счет которой они обеспечивают свое питание и рост. По мере такого объединения родов в империи война между родами переходит в ранние формы классовой борьбы69.

Тонкая паутина экономических связей между древними цивилизациями, постепенно уплотняясь, лишь в конце эпохи капитализма образует единую ткань мировой капиталистической экономики: "система превращается в целостность" /Маркс/, перерабатывая в свое экономическое тело все уцелевшие организмы "технологий" и "организаций" и заполняя этим телом, как единым "социоценозом", все отведенное для нее пространство земной поверхности.

Но тем самым положен предел экстенсивному, естественно-историческому типу развития. Экстенсивный рост экономики может продолжаться, покуда она находит вокруг себя в качестве предмета "низшие организмы" производительных сил – технологий и организаций. Но как только общество, развиваясь естественно-историческим путем, превращается в целостную экономику, упирающуюся кругом в самое себя, в собственные границы, – дальнейшее развитие возможно только при условии, если общество станет субъектом по отношению к самому себе, превратит себя в предмет собственной деятельности. Точнее, таким предметом могут теперь быть только образующие социальную ткань производственные отношения. Смена естественно-исторического типа развития на коммунистический становится необходимым условием дальнейшего развития.

Логическая параллель "феноменологии" основывается на понимании, что эти три по видимости самостоятельные общественно-природные силы отражают на самом деле три ступени становления одной-единственной производительной силы – труда.

Сначала труд превращается в производительную силу в его качественном аспекте, затем, на втором этапе – в количественном, и, наконец, – в аспекте меры. Иными словами, в производительную силу превращаются три основных свойства, аспекта, присущие труду как конкретно-всеобщему. В технологии используется способность труда производить широкий спектр качественно-различных продуктов, используя все разнообразие сил природы. В организации работает новая сила, возникающая из объединения двух и более разнокачественных процессов труда во вполне определенном количественном соотношении. Выигрыш возникает от того, что специализированный труд значительно более производителен. Однако, труд, произведенный в количестве, большем, чем то, которое определено организационным отношением, здесь еще теряется, пропадает зря.



Мера и есть отношение этого, прибавочного труда к необходимому, количество которого определяется организационным отношением, требованиями воспроизводства самой организации. Сущность экономики – прибавочный труд, превращенный в производительную силу.

Эту картинку легко соотнести с канонами политэкономического катехизиса, поняв, заодно, что они из себя представляют.

Диалектика превращения природной силы в общественную производительную силу такова, что в нем можно выделить три ступени становления. Вначале эта сила выступает как предмет /т.е. то, что берется из природы и используется непосредственно в своем природном качестве/, затем – как средство (т.е. то, что используется, например, в качестве орудия для обработки предмета труда/ и, наконец, как продукт )т.е. искусственно воспроизводимая вещь, которой придается определенное, заранее заданное свойство/.

Применительно к технологии эта схема дает такие этапы ее становления как производительной силы:

- предмет труда (одушевленный или неодушевленный),

- орудие труда (одушевленное или неодушевленное),

- средство производства (понимаемое двояко – и как наделенный способностью к орудийной деятельности общественный человек, и как искусственно воспроизводимое орудие).

Качественно различные производственные процессы образуют теперь верхний слой сил "природы", превращение которых в производительные силы происходит в рамках организации.

Этапы становления производительной силы организации следующие:

- разделение труда,

- кооперация труда,

- "общественная комбинация труда" (Маркс).

Наконец, ступени становления экономики – или, что то же самое, этапы превращения прибавочного труда в производительную силу, таковы:

- производительный труд,

- общественно-полезный (товаропроизводящий) труд,

- наемный труд.

Вначале прибавочный труд обнаруживается в организационной "природе" в качестве божьего дара и используется как дойная корова, приносящая конкретную потребительную стоимость. Затем он превращается в универсальное средство получить любую потребительную стоимость, т.е. в источник общественной потребительной стоимости, заключенной в произведенном продукте как в товаре. Остается только превратить эту чудесную силу прибавочного труда из ненадежного дара природы в стабильно производимый продукт – наемный труд. Производимый – но кем? Перед нами совершенно уникальная производительная сила, которая обладает способностью не только производить любую мыслимую потребительную стоимость, но и воспроизводить саму себя. Наемный труд есть "потребительная стоимость, приносящая потребительную стоимость" /Маркс/. Рабочий класс, собственными руками производя все на свете, тем самым воспроизводит сам себя.

Мы видим, что окончательное выделение труда из числа "стихийных сил природы" в качестве общественной производительной силы – дело совсем недавнее. Однако политэкономический катехизис утверждает нечто сугубо противоположное. Соответствующий псалом гласит: "Труд – великий источник всего сущего – был, есть и пребудет вечно. Аминь."

Ну, вечно ли он пребудет, мы, с Марксовой помощью, уже разобрались. Разберемся теперь, был ли он, и в каком смысле. Открыв Писание, на монопольную трактовку коего притязает наш катехизис, читаем: "Труд кажется совершенно простой категорией. Представление о нем в этой всеобщности – как о труде вообще – является тоже весьма древним. Тем не менее "труд", экономически рассматриваемый в этой простой форме, есть столь же современная категория, как и те отношения, которые порождают эту простую абстракцию".

Мы цитируем гениальное "Введение" Маркса, дважды (т.12 и т.46) опубликованное в Собрании сочинений. Далее в тексте объясняется, грубо говоря, что труд возник только при капитализме. "Труд здесь не только в категории, но и в реальной действительности стал средством для создания богатства вообще и утратил ту сращенность, которая раньше существовала между определенными индивидами и определенными видами труда".

После того, как труд возник в жизни, появилась сопутствующая категория "труд вообще" и в теории. С помощью этой категории труд немедленно был усмотрен во всех эпохах, и на этом основании провозглашен существующим от сотворения мира. Конечно, на этом фоне подробные объяснения Марксом того, что труд /не как абстракция, а как реальность/ обрел существование только в условиях развитых капиталистических отношений, выглядят очередным чудачеством, несуразицей в стиле Гераклита Темного.

К чему вообще все это было нужно Марксу? Тем более, к чему это нам? Как может помочь нам подобное копание в категориях при решении народнохозяйственных проблем?

Напомним: "Коммунистическая революция... устраняет труд" ("Немецкая идеология"); "пролетарии... должны уничтожить труд" (там же). Но – можно ли уничтожить то, что вечно, неизменно, а, следовательно – бесструктурно? Напомним: труд есть всеобщая, единственная общественно-природная производительная сила, содержащая в себе все мыслимые производительные силы как этапы собственного становления...

...Сущность коммунистической эпохи – не только уничтожение производственных отношений, но и устранение общественных производительных сил.



...Стало традиционным считать, что производительные силы есть нечто прекрасное само по себе, и их следует всемерно развивать во все эпохи и при всех обстоятельствах. А между тем, коммунистическое комплексно-автоматизированное производство, из которого полностью вытеснен человеческий труд, в строгом политэкономическом смысле не является производительной силой. Это – сила природы, искусственной природы, которая будет создана человеком на протяжении эпохи коммунизма, которая будет полностью удовлетворять его потребности, и для пользования плодами которой он уже не будет нуждаться ни в каких посредниках, будь то производительные силы или производственные отношения. На протяжении двух эпох человечество пересоздает природу, превращая ее в подлинно человеческую, т.е. такую, на базисе которой может осуществляться деятельность по претворению в жизнь идеалов Гуманизма. Человек только тогда становится в полном смысле слова Человеком, когда перестает быть элементом какой бы то ни было стихийной общественно-природной силы.

...Разгадка "вековой тайны" производственных сил и производственных отношений будет выглядеть примерно так70:




 

Производительные силы

Формы собственности

Производственные отношения


Эконо-
мика

 


Наемный труд

Общественно-полезный (товаропроизводящий) труд

Производительный труд 


Капитал

Деньги


Право

Отношения распределения

Отношения обмена

Отношения потребления (производственного)


 

Органи-
зация


Общественная комбинация
труда

Кооперация труда

Разделение труда


Закон

Власть


Личная собственность

Отношения регламентации

Административные отношения

Имущественные отношения


 

Техно-
логия

 


Средство производства

Орудие труда

Предмет труда

Формы общественной


собственности

Общественная потребность

Норма


Стереотип

Членению уничтожаемых в коммунистическую эпоху форм собственности и производственных отношений на экономические, организационные и технологические естественно сопоставить деление самой этой эпохи на три фазы: низшую /социализм/, среднюю /развитой социализм/ и высшую /коммунизм в собственном смысле слова/.

Основное содержание социализма – уничтожение трех экономических форм частной собственности, снятие отчужденных экономических отношений распределения, обмена, производственного потребления. На протяжении этой фазы коммунизма происходит вытеснение незримого эфира стоимостных связей, заполняющего пространство между обособленными производственными единицами-организациями, эфира, в котором осуществляется таинство расширенного воспроизводства, превращение прибавочного труда в производительную силу, но осуществляется таким образом, что человек оказывается безликим производителем господствующей над ним стоимости, рабом "фурий частного интереса". На месте этого идеального эфира постепенно вырастает вполне материальная организация, занятая "общественным счетоводством", чья задача – такое сознательное объединение всех обособленных производственных единиц в целостный хозяйственный механизм, при котором обеспечивается расширенное воспроизводство циркулирующего в его кровеносной системе прибавочного продукта. Экономика исчезает, ее место занимает организация качественно-нового типа...

По завершении первой фазы будет достигнута классовая однородность: общество превратится в единый класс, организованно (подобно античному полису в Спарте) "эксплуатирующий" производительную силу технологии, организационные отношения, информационно-управленческие связи выступят на передний план как непосредственно противостоящие слои отчуждения. В ходе их уничтожения в рамках развитого социализма исчезнут такие фигуры, как работник аппарата, статистик, начальник цеха, связист и прочие производители-потребители информации, порабощенные чуждыми организационными законами. На месте этой картины отчужденных информационных связей возникнет искусственно созданная качественно-новая технология обработки информации, объединяющая в масштабах всего общества все технологические процессы в единый технологический комплекс, хозяйственный организм. Поскольку к этому времени живой труд человека в качестве источника мышечной энергии будет окончательно вытеснен из всех отдельных промышленных технологий – человек окажется полностью вне этого технологического комплекса. Тем самым будут до конца уничтожены отношения частной собственности, т.е. отношения присвоения отдельными лицами или их группами частей или элементов этого комплекса средств производства, однако останутся неснятыми отношения общественной собственности – отношения между людьми по поводу присвоения (т.е. совершенствования, использования, воспроизводства) хозяйственного организма в целом. Весьма существенно, что остаются также неснятыми отношения в сфере "обработки людей людьми" ("Немецкая идеология") – технологии воспроизводства самого человека.

Таким образом, на второй фазе коммунизма завершается уничтожение частной собственности и разделения труда, отмирает государство, достигается общественное самоуправление и социальная однородность.

На высшей фазе коммунизма происходит преобразование производственно-технологического комплекса в самовоспроизводящуюся, искусственную природу, пользование плодами которой отныне осуществляется в индивидуальной форме, никак не опосредуемой обществом; в результате поэтапного преодоления отчуждения в сфере "обработки людей людьми" последовательно реализуется воспроизводство человека как имеющего определенные способности, ответственного и, наконец, сознательного.

В соответствии с изложенными во Фрагменте 3 представлениями, универсум &11 предысторических форм деятельности содержит девять диагональных чистых форм четвертого порядка ( от &1111 до &1133), каждая из которых интерпретируется как основная форма деятельности одного из девяти "способов производства". В частности, используя терминологию Маркса, можно интерпретировать форму &1133 как "наемный труд"71, а формацию F{&1133} – как "капитализм" (см. Схемы 2,3).




Схема 2

На схеме показана основная (плоская) проекция базовой "таблицы" форм, разбиение первого порядка универсума форм деятельности & (центральный квадрат) и разбиение второго порядка универсума исторических форм деятельности &1 (малый квадрат, обведенный жирной чертой). Закрашенный квадратик соответствует универсуму &11 предысторических форм деятельности.

Чтобы увидеть на этой схеме чистую (диагональную) форму деятельности "капитализма", придется рассмотреть малый квадрат &1 как бы под увеличительным стеклом (см. Схему 3)



Схема 3

На схеме показан универсум исторических форм деятельности &1 с разбиением второго порядка. Показаны также диагональные формы третьего порядка, а для формы &113 (обведена жирной чертой) -- разбиение четвертого порядка. Закрашенный квадратик соответствует чистой (диагональной) форме деятельности "капитализма" &1133.

Понятие "формации" было введено в самом начале как предельно абстрактное. Если считать, следуя Марксу, "капитализм" частным случаем "социально-экономической формации", то можно ввести последнее понятие как весьма частный случай формации как таковой.

Формация F{&1ijk} (где &1ijk – одна из исторических форм деятельности четвертого порядка, а индексы i, j и k пробегают каждый значения от 1 до 3) интерпретируется как социально-экономическая формация.

Нетрудно видеть, что всего определенных таким образом "социально-экономических формаций" имеется 27, и в каждой насчитывается 243 "этажа"72. У каждой формации под "базисом" простирается более чем обширный подвал, а "надстройка" уходит в небо.

В дальнейшем нам понадобится некая абстрактная универсальная мера для выражения величин "пространства" и "времени" в универсуме форм. Для этих целей введем представление об эталонной форме и, соответственно, эталонной формации как естественном обобщении понятия "способ производства".

Чистая форма четвертого порядка #ijmn (где # пробегает значения @,&,*, а i,j,m,n пробегают значения от 1 до 3) называется эталонной формой, а соответствующая ей формация F{# ijmn } – эталонной формацией.

Всего в "таблице" форм насчитывается 243 эталонных формы. Каждой из них соответствует некая "эпоха", по богатству форм соответствующая, скажем, всей эпохе феодализма.

Птолемей, размещая центр мироздания на Земле и развешивая Солнце, Луну и прочие планеты на вертушки циклов и эпициклов, пренебрежительно отводил основному содержанию Вселенной – со всеми ее галактиками, метагалактиками, квазарами и черными дырами – более чем скромное место на "сфере неподвижных звезд". В этом отношении Фукуяма поступает даже более радикально, деля мироздание на афинский либерально-демократический Акрополь и его второ- и третьесортные предместья.

Взгляд на исторический путь, проделанный человечеством, сквозь призму "таблицы" наводит на мысль, что слухи о конце Истории несколько преувеличены: заканчивается лишь первый из трех актов исторической драмы.

Но и по завершении исторических времен Человека ждут новые "времена", новые странствия во вселенной форм Деятельности. Впрочем, могут и не дождаться. Но об этом – чуть позже.

15. Социологическая интерпретация.
Три компоненты эволюции общества.
К основам теории "модернизации".
Индустриализация, либерализация и модернизация
("пост-индустриализация").
Органичная и либеральная модернизации


 

Таблица Менделеева имеет дело с чистыми элементами, ее клеткам нельзя сопоставить в качестве "интерпретации" сложные химические соединения. Аналогично клеткам "таблицы" форм соответствуют чистые формы73. В этом разделе обсуждается вопрос, чем может быть полезна "таблица" форм при исследовании сложных многоукладных социальных целостностей. Поэтому изложение, наряду с отдельными интерпретациями, содержит менее строгие соображения и комментарии.

 




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   45


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница