Смена курса? Уроки глобального кризиса


Ориентация на опережающую стратегию социально-экономического и научно-технического развития



Скачать 322.83 Kb.
страница6/6
Дата09.03.2018
Размер322.83 Kb.
ТипУрок
1   2   3   4   5   6
Ориентация на опережающую стратегию социально-экономического и научно-технического развития
Глобальный финансовый и экономический кризис 2008-2009 годов, потрясший в первую очередь саму цитадели капитализма – США, вызвал, как уже отмечалось выше, серьезные сомнения в достоинствах либеральной модели функционирования рыночной экономики. Стали активнее обсуждаться варианты ее перестройки.

В этой связи уместен вопрос: все ли из прошлого постсоциалистических стран подлежит разрушению? Все ли нуждается в замене на западные либеральные модели? Это не надуманные вопросы. Они злободневны, ибо многие люди в постсоциалистических странах приходят к пониманию того, что не следует пренебрегать рядом преимуществ прошлого строя. Кстати, еще 50 лет тому назад один из известных американских историков и дипломатов Джорж Фрост Кеннан пророчески писал: « некоторые черты советской системы заслуживают того, чтобы они пережили ее».11 Добавим к этому, что и в Европе возникла социальная модель капитализма - «государства благосостояния», которая сильно отличается от неолиберальной англо-саксонской, положенной в основу рыночных реформ в большинстве постсоциалистических стран. Конечно, либералы считают, что «государства благосостояния» не оправдали себя и переживают кризис. Но опыт стран Северной Европы говорит о том, что возможности такой модели общественного устройства далеко не исчерпаны, и ее слабые стороны вполне преодолимы.

В условиях глобализации и конкуренции дешевых товаров из Китая, Индии и других новых индустриальных государств приходится урезать некоторые социальные блага в США и странах Европы, проводить структурные реформы с целью сохранения конкурентоспособности. Но это еще не повод объявлять скандинавскую модель нежизненной. Современный капитализм извлек уроки из истории и вынужден во имя социального мира и консолидации общества придавать экономическому развитию все большую социальную ориентацию, включать государство в перераспределение ВВП. Этому способствовало и влияние Советского Союза и его достижений в социальной сфере. Кроме того, сегодня этого требует накопление человеческого и социального капитала, что выражается в повышении уровня знаний, квалификации, здоровья населения, доверия людей к социально-экономическому строю, к власти, духовного и морального состояния общества.

Словом, есть основания утверждать, что социальная ориентация развития, возрастающая роль государства в перераспределении валового внутреннего продукта, предоставление населению социальных гарантий во имя консолидации общества и социальной справедливости – все это остается фактором успешного подъема экономики и ее конкурентоспособности.

Такие «государства благосостояния», как Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия продемонстрировали на протяжении ряда последних десятилетий динамичный рост экономики и народного благосостояния. По многим важным социально-экономическим параметрам они превосходили другие европейские государства и США. Английский журнал «Экономист», посвятивший в своем сентябрьском номере 2006г.12 специальную статью шведской модели общественного устройства, отмечает ее достоинства, но не считает единственной, заслуживающей подражания другими странами. И тем не менее социальная ориентация экономического развития становится для многих стран актуальной задачей.

Содержание понятия социального государства не разъяснено ни в конституции Российской Федерации, ни в других официальных документах или речах. Это позволяет его трактовать различным образом соответственно пониманию того или иного автора. Либо вообще не вспоминать о нем. Можно лишь догадываться о том, что имели в виду составители конституции, включив в текст эту расплывчатую формулу. Присутствовало ли у них желание сохранить преемственность с социалистическим прошлым, или они руководствовались намерением подсластить предстоящую реставрацию капитализма?

Опыт европейских «государств благосостояния» позволяет выделить ряд характерных для них общих черт:


  • Наличие крупного среднего класса с относительно высоким уровнем жизни;

  • Отсутствие крайней дифференциации доходов различных слоев населения;

  • Государственные социальные гарантии населению (бесплатные медицинская помощь, образование, предоставление нуждающимся социального жилья, достойные пенсии и др.);

  • Значительная роль государства в перераспределении доходов, практика государственно-частного партнерства, участие социал-демократов в политике.

  • Эффективные формы демократического устройства и гражданского общества.

О роли этих государства в перераспределении национального дохода и осуществлении социальных функций косвенно свидетельствует доля собираемых ими налогов в ВВП. По данным британского журнала «Экономист», в 2004 г. в Швеции она составляла 50%, в Дании – 49, в Бельгии – 45, в Норвегии – 44, Финляндии и Франции – 43. Австрии -42, тогда как в США и Японии -25. Соответствующий российский показатель для 2005г. – 39%. .

В 10 ведущих странах мира средняя доля трудовых доходов в ВВП находилась в последние 15 лет в пределах 61-59%, тогда как в России, по расчетам проф. С.Меньшикова, скорректировавшим то, что не учитывает официальная статистика, она составляла в последние годы около 44%. Доля прибыли корпораций в ВВП стран Большой семерки не превышала 15%, а в России ее доля в годовом ВВП достигала 56%. Эти цифры, рассчитанные проф.С.Меньшиковым на основе тщательного анализа и сопоставления данных межотраслевого баланса и системы национальных счетов, не свидетельствуют о социальной ориентации российской экономики.13

Если бы конституционное положение о социальном государстве реализовывалось на практике, картина была бы другой. Дело в том, что построение в России социального государства в гораздо большей степени отвечает психологии людей и историческому опыту социалистической эпохи, ее сильным сторонам. Примеры успешного функционирования этой модели в Европе могут и нам подсказать многое. Пожалуй, и постсоциалистическая трансформация в Чехии дает аргументы в пользу этого.

Выбор модели социального государства мог бы означать для России следующее:



  • Сохранение социальных завоеваний пошлого и важной регулирующей роли государства в восполнении провалов рыночной экономики;

  • Недопущение беспрецедентной пропасти между бедными и богатыми, отсутствие массовой нищеты, большой безработицы, достойный уровень средней заработной платы;

  • Равные возможности для всех вне зависимости от уровня благосостояния, религии, национальности, места жительства для реализации своих способностей, получения образования и обеспечения своим трудом достойного уровня жизни;

  • Активная роль государства в обеспечении интересов всего общества, в формировании социально справедливой политики доходов, в предоставлении основных социальных гарантий всему населению, в развитии науки, культуры, здравоохранения, просвещения, охране окружающей среды, поддержке инновации и технического прогресса, борьбе с преступностью и в поддержании необходимого морального климата в стране;

  • Обеспечение демократических процедур принятия важнейших государственных решений, честного информирования общества о положения дел в стране, поддержка институтов гражданского общества, расширение свободы СМИ и критики негативных явлений в жизни общества.

Понятно, что ко всему этому путь пролегает через ряд этапов. Важно, однако, видеть перспективу. Некритичное заимствование западных моделей политического и экономического устройства, игнорирование собственного исторического опыта, в том числе последних 40 лет, привело к серьезным осложнениям в постсоциалистической трансформации.

Засилие неолиберальной идеологии и политики, усиленно рекламируемой Западом, помешало увидеть возможности других моделей и решений, в частности китайского опыта преобразований. Не позволило разглядеть ориентиры будущего развития мировой цивилизации. Характерным примером неудачного заимствования учужих моделей может служить переустройство по либеральным рецептам венгерского сельского хозяйства. Эта процветающая в социалистическом прошлом отрасль вызывала уважение. В результате разрушения ее кооперативных форм и падения производства страна потеряла не только крупные доходы от экспорта. Новая власть не осознала, что сельское хозяйство – гораздо больше, чем просто житница страны. Оно один из главных и извечных устоев благополучия венгерской нации, одна из опор ее духовной, и нравственной жизни. Похожая ситуация наблюдалась и в российском сельском хозяйстве.

Можно привести и другие примеры, подтверждающие, сколь неразумно следовать либеральным догматам вопреки здравому смыслу и собственному историческому опыту. Политическую и экономическую системы тогда можно считать адекватными, когда они обеспечивают устойчивое и динамичное развитие страны, подъем благосостояния и культуры всех слоев общества.

В модели такого общественного устройства многое зависит от нахождения правильного соотношения между государственным регулированием и рыночным саморегулированием. Наивно полагать, что дряхлеющий капитализм заслуживает безоговорочного подражания, и Россия должна придерживаться догоняющего варианта развития. Последний наиболее разрушительный за всю послевоенную историю капитализма кризис, несомненно, поставил в повестку дня реформирование буржуазного общества, придание его эволюции социальной направленности и усиление регулирующих функций государства. Одна из важных функций государства будет заключаться в обеспечении гармонии частных и общественных интересов, интересов труда и капитала и недопущении подчинения экономической политики корыстным побуждениям тех или иных слоев общества. Поэтому постсоциалистическая трансформация не может не учитывать этого в определении стратегических ориентиров проводимых преобразований. Надо искать ориентиры в том, что несет с собой будущее мировой экономики, что серьезно рассматривается сегодня в качестве направлений ее реформирования.



1*The Global Economic Crisis: Failures and Multilateral Remedies. UN, New York, 2009, p. III

 The Economist, October 4-th 2008. p.2

2 The Economist, October 11-th 2008. A special report on the world economy. p.6

3 The Economist, October 11-th 2008. A special report on the world economy. p.33

4 Ibid.

5 World Economic Outlook Supporting Studies IMF, 2000. p.35.

6 Б.А.Хейфец. Оффшорные юрисдикции в глобальной и национальной экономике. М. Экономика 2008, стр. 166-167.

7 Ibid.

8 Новая экономическая политика для России. Обращение российских и американских ученых к будущему президенту страны, 1996 г. Независимая газета. 1 июля 1996 г

Новая повестка дня для экономических реформ в России. Совместное заявление экономистов России и США. Независимая газета, 9 июня 2000 г.



9 С.Меньшиков, Анатомия российского капитализма, М. 2004. с.2,7

10 С.С.Сулакшин, Об инфляции «не по Кудрину», М. 2009, стр.148

11 Кеннан, Д.Ф. Америка и русское будущее. Новая и новейшая история. 2001. №3, стр.84.

12 The Economist, September 2006.

13 С.Меньшиков. Анатомия российского капитализма. М. 2004, стр.261.


Каталог: baner
baner -> Р. Гринберг. Парижская хартия как упущенный шанс
baner -> Член-корреспондент ран ж. Т. Тощенко раскол общественного сознаниЯ – угроза преобразованию россии
baner -> Д э. н. Кондрашова Л. И. Какая демократия нужна Китаю?
baner -> Чирикова А. Е. Российская элита и ее роль в общественном развитии: вызовы ХХI века
baner -> Современная журналистика: состояние, тенденции, проблемы
baner -> Заболотный В
baner -> Методика оценки и минимизации издержек в сфере информационных технологий
baner -> Д э. н., профессор А. Ю. Шевяков Социальное неравенство: тормоз экономического и демографического роста
baner -> Общество, экономика, этика: в служении русской православной церкви
baner -> Движущая сила общества


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница