Систематизации всеобщих категорий



страница3/3
Дата16.02.2018
Размер3.96 Mb.
1   2   3
Краткое послесловие через 40 лет

Что ж, в целом книга осталась невостребованной. Те проблемы, котрые я поставил не вызвали интереса у философов. Я прекрасно понимаю, что книга во многом сырая, ряд подходов у меня самого изменился, многие определения уже меня не удовлетворяют. Я теперь гораздо шире смотрю на бытие. Отказавшись от ограниченности материализма и предприняв в своих работах 90-х – 2000 годов попытку синтеза «золотых зерен» материализма, субъективного и объективного идеализма, я посторил более целостную концепцию, но точности в деталях стало меньше. И я ещё больше, чем тогда, нуждаюсь в конструктиной критике и коллективном мозговом штурие. Но от тех, кто сейчас «делает философию в России» ждать этого не приходится.

Что, собственно, я сделал в «Основах систематизации всеобщих категорий»? 1. Четко выяснил природу всеобщих категорий и методологию работы с ними. А этим наши философы не владеют. И строгое исследование заменяют ассоциативным мышлением, демонстрацией эрудиции, постмодернистскими эклектическими коллажами. Хотите понять, что такое категории и как с ними работать – невредно почитать (не пробежать по диагонали) первые главы этой работы. 2. Я продемонстрировал (не всегда одинаково удачно) в деле сформулированные принципы определения категорий через нахождение их места в системе категорий. Попутно удалось уточнить целый ряд философских терминов. И каково мне и сейчас слышать важные высказывания вроде того, что « Мы не знаем, что такое философия», «Нет четкого разграничения смыслов термина «форма», « Отражение – не более чем метафора» и т.д. и т.п. Очень много из того, что в этой книге сделано, не только не потеряло акутальности, но вообще неизвестно современным игрунчикам. Сейчас я работаю над частью 1 «Онтология» своего авторского философского словаря, и очень многое беру из этой работы в почти готовом виде. А разговоры о том, что, мол, после Хайдеггера с категориями делать нечего, оставим на совести так говорящих. Конечно, с делёзовскими «концептами» им сподручнее… А я за преемственность в философии, шаги которой занимают порой столетия и даже тысячелетия. И Аристотель во многом современен. А что останется от постмодернистской болтовни? Если, конечно, философия вообще останется... Без системы онтологических категорий философия никогда не станет наукой, и, видит Бог, мне удалось продвинуться в этом направлении. Я не против и вненаучного философствования. Им я занимаюсь в своих эссе и поэзии. Но здесь – наука, и отрицать научный аспект философии – глупая мода, не более того.

Серьезного анализа этой моей работы не было. А примеры «критики» напоминают «осмотр» слона незрячими. Не понравилась логику символическая запись определений и вот уже: «Топорная работа». Не понравилось «продвинутому» сама претензия определенно говорить о философских категориях и вот: «Ведь давать определения категориям вообще некорректно». Не заменяю я анализ философских категорий конечного и бесконечности изложением физики и математики и вот: « Эти категории рассмотрены слабо» (по-моему, их анализ один из наиболее удачных разделов книги). Найти принципиально новое не у позитивистов (тогда) или у Бадью (сейчас) мои критики, понятно, не надеялись, а вдуматься в концепцию в целом – «Фи, это так несовременно, кто же теперь читает друг друга?» «Вы ищете истину? Ну, это уже совсем смехотворно».



Но я продолжаю идти своим путем и не теряю надежды, что нынешней цивилизации все же не удастся окончательно погубить настоящую философию.

В.Сагатовский. 9 декабря 2010 года.
Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница