Синергетический подход и проблема развития субъектности личности



Скачать 181.05 Kb.
страница1/2
Дата26.04.2018
Размер181.05 Kb.
  1   2

БЕЛЫХ Т. В.

доктор психологических наук, заведующая кафедрой

социальной и политической психологии,

Ставропольский государственный университет.



tanya69@mail.ru

Синергетический подход и проблема развития субъектности личности

В современной социальной и политической психологии меняется представление о взаимосвязи личности и власти, личности и социума, что находит отражение в новых подходах к изучению психологии личности, участвующей в политической деятельности, организации условий осуществления деятельности политиков, руководящих работников, ориентирующихся на развитие личности профессионала, его субъектных характеристик.

Это приводит к изменению способов обучения людей, связанных с управленческой и политической деятельностью. Приоритетными формами образования становятся методы, позволяющие активизировать субъектные характеристики личности, ее личностный потенциал.

Современный этап развития общества рассматривается аналитиками как принципиально новый, связанный с развитием в России информационного общества, отличающегося характерными особенностями социальной стратификации, новыми функциями науки и образования, развитием инфокоммуникации.

В настоящее время мир представляет собой единую социальную систему, в которой не существует стран, не включенных в информационное общество.

В информационном обществе впервые в истории человек получает не номинальную, а реальную свободу выбора сферы деятельности, причем на любом уровне перед личностью открываются не несколько, а целый спектр возможностей. При этом впервые его выбор в меньшей степени ограничен природными и социальными условиями, а ограничения в большей мере связаны с личностными особенностями человека, качеством его образования и воспитания, т.е., с внутренними свойствами личности.

Особенность текущего этапа в использовании принципов системного подхода к исследованию психики и в частности, индивидуальности состоит в том, что в качестве ключевых рассматриваются вопросы механизмов порождения целостностей, соотношения стадий и уровней развития, его видов, критериев, взаимоотношений актуального и потенциального в психическом развитии.

Современные исследования в рамках общей психологии и психологии личности характеризуются акцентированием интегративности и целостности психических явлений. Эта тенденция связана с усилением субъектного подхода к анализу психики (С.Л. Рубинштейн, Д.Н. Узнадзе, К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский), в соответствии с которым и психические процессы, и деятельность рассматриваются в конкретной отнесенности к тому, кому они принадлежат. Субъект выполняет роль стержня или интегрирующего звена, объединяющего различные проявления (компоненты, модальности) психики и уровни ее организации.

В рамках системного подхода изучаются, как правило, развивающиеся целостности, при этом изучаемые явления рассматриваются как полисистемные. Помимо этого, данный подход позволяет изучать системы как субъектоцентрические, что открывает возможность изучения условий развития субъекта в его взаимосвязи с другими системными образованиями. Системная концепция противостоит представлениям линейного детерминизма, позволяя более дифференцированно подойти к решению ряда фундаментальных проблем психологии и акцентировать не всегда выделяемые измерения детерминационных процессов: их динамичность, нелинейность и опосредствованность (В. А. Барабанщиков, 2003).

Основные положения синергетического подхода в научном знании

Чтобы познать сегодняшний сложный, противоречивый, быстро меняющийся мир, нужны системно-структурные, глобально-эволюционистские концепции. Среди этих концепций важное место занимает теория универсальных закономерностей эволюции и самоорганизации сложных систем любого типа, как природных, так и социальных — синергетика. Ее методологические принципы, учитывающие многомерность, неустойчивость, альтернативность характеристик систем могут послужить новыми ориентирами в создании прогностических моделей развития социоприродных систем, а также индивидуальности человека как сложной «открытой» системы, моделей способных прогнозировать выход из бифуркационных ситуаций.

Синергетика, возникшая на стыке различных научных школ, исследует универсальные закономерности сложноорганизованных систем.

Благодаря широкому междисциплинарному синтезу, усилению философских и методологических компонентов синергетического знания, становятся возможными соединение различных способов постижения мира, диалог науки и искусства, творческое переосмысление известных образов, символов, ценностей культуры. «Нелинейный стиль мышления, предложенный синергетикой, предполагает целостное и многомерное восприятие изменчивого, нестабильного и сложного мира, готовность к многовариативности его развития, к появлению непредсказуемого и вместе с тем «запрограммированного» нового (Л. Г. Лобова, 2002, с.21).

Исследуя открытую семантичекую модель природы и опираясь при этом на принципы синергетики, Ю. И. Шемакин называет ряд положений, общих для всех научных дисциплин, и определяющих специфику синергической стратегии познании. Так он считает, что:

1.Различные виды материи (систем) различаются только своей структурой. Структура полностью и однозначно определяет свойства систем любой природы. Поэтому структуру вещества как носителя свойства можно принять за язык, средствами которого кодируются хранящиеся знания, а структурные параметры энергетических процессов – за язык кодирования передающейся в системе информации. То есть, структурные элементы вещества и структурные параметры энергетических сигналов выступают естественными знаковыми и сигнальными кодами природы в системных коммуникативных процессах передачи знаний и информации во времени и в пространстве.

2. Синергетическая картина мира предполагает открытость структур самоорганизации.

Взаимодействие в природе связано с переносом вещества, энергии, знания и информации как внутри системы, так и между системой и средой.

Открытость обеспечивает возможность эволюционного изменения обменных процессов с внешней средой и перестройки внутренних структур. При этом осуществляется самоподдерживание преимущественно тех структур, которые в ней потенциально заложены и отвечают собственным тенденциям процессов в данной среде. В то же время анализируются возможные сценарии будущего, выбираются желательные состояния системы и способы следования естественным тенденциям ее самоорганизации. Таким образом, выполняется детерминация настоящего из прошлого и будущего, в результате которой определяется набор естественных структур, характерных для системы, а также естественные тенденции перехода к ней.

Бифуркация как выбор идеального текущего состояния между прошлым и будущим заключается в резонансной топологии воздействия на систему во времени и в пространстве для обеспечения устойчивого развития в реальных условиях .

3. Процесс управления - динамический, реагирующий на возмущающие факторы как внутреннего, так и внешнего характера.

Управление основано на преобразовании информации и выступает как двуединый процесс отражения: с одной стороны, здесь отражается окружающая систему среда, с другой — потребности и цели самой системы. Первый процесс информирует субъекта управления о том, что есть, а второй — о том, что должно быть, что необходимо для достижения цели. Переработка информации приводит к сравнению и оценки действительного и желаемого состояния системы, результатом которой является новая информация, необходимая для выполнения управленческого акта, ведущего к полезному конечному результату в процессе управления .

4. Протекание внутри системы информационных процессов базируется на внутренней структуре.

Под структурой системы понимается относительно устойчивый порядок пространственно временных связей между элементами, определяющий функциональную компановку системы и ее взаимодействие с внешней средой. В сложных системах управления взаимосвязь между системами строится по принципу иерархии, предусматривающему подчиненность системы метасистеме. Цель каждого элемента нижнего уровня подчинена цели более высокого уровня. Только при таком условии вся сложная иерархическая система может функционировать как единое целое. Если какой – либо элемент системы начнет развиваться в направлении самостоятельной цели, то это может вывести указанный элемент в автономную систему с изменением всей иерархической системы.

5. Самоорганизация систем включает статические, кинематические и динамические процессы в их единстве, объединяющие обмен веществом, энергией, знаниями и информацией внутри системы и с внешней средой. Более развитые системы наследуют признаки менее развитых и приобретают новые свойства адекватные изменениям внешней среды, что свидетельствует о творческом начале, присущем природе (Шемакин Ю. И. «Синергетика и образование», М., 1997,с. 35).

Очевидно, что в полной мере методологические принципы синергетики могут (и должны) быть приложимы и к системе образования.

В этом контексте, анализируя модели самоорганизации в науках о человеке и обществе А. П. Назаретян отмечает, что «сегодня уже возможно подвести промежуточные итоги междисциплинарной работы по использованию концептуального аппарата синергетики в гуманитарном знании» (13, с.97).

Прежде всего, необходимо помнить, отмечает он, что распространение синергетической парадигмы стало одним из мощных факторов, обеспечивающих стирание границ между естествознанием и обществоведением и построение универсальной эволюционной картины мира. При этом характерная для классической науки стратегия редукционизма — интерпретация эволюционно высших форм взаимодействия по аналогии с низшими — дополняется и частично снимается противоположной стратегией элевационизма (от лат. elеуа - возведение): эвристические аналогии распространяются сверху вниз, и простейшие взаимодействия рассматриваются сквозь призму их эволюционных перспектив.

Такая смена стратегических установок превращает человека в центральное звено научной картины мира. В рамках классического и неклассического (квантово-релятивистского) естествознания присутствие человека в мире виделось досадным недоразумением и даже, по выражению И. Пригожина, «своего рода «ошибкой». Напротив, в неонеклассической науке, проникнутой идеей самоорганизации, картезианский тезис «Я существую» принимается за эмпирически наиболее достоверный и исходный для построения универсальной теории; отсюда любая масштабная естественнонаучная модель, игнорирующая факт существования человека, трактуется, как заведомо недостоверная.

Многие авторы отмечают, что «синергетически» мыслящие историк, политолог, экономист уже не могут оценивать то или иное решение посредством прямолинейного сравнения предыдущего и последующего состояний: он обязан сравнивать реальный ход последующих событий с вероятным ходом событий при альтернативном ключевом решении.

Разумеется, такое мышление требует несравненно большего количества информации и больших интеллектуальных усилий, что вообще отличает научное рассуждение от обыденного, более зависимого от влияния сиюминутных настроений, политических симпатий и антипатий. Можно ожидать, что мощным инструментом нелинейного исторического мышления в недалёкой перспективе станут компьютерные программы, предназначенные для «просчитывания» гипотетических вариантов развития при различных ключевых событиях (Малинецкий Г.Г. 1996).

Соответственно, синергетика углубляет и методологию футурологических исследований. Прямолинейная экстраполяция тех или иных частичных кратковременных тенденций, на которых по большей части строились прогнозы и проекты социального переустройства, уступает место конструктивистским моделям: будущее видится как паллиативное пространство возможностей, а настоящее — как напряженный процесс выбора.

Сказанное позволяет увереннее ориентироваться в настоящем, отличая серьёзные политические и экономические программы от популистских. А главное, на новый научный уровень выводятся дискуссии как об обозримых, так и о долгосрочных перспективах цивилизации, культуры, интеллекта (А. П. Назаретян, 1997, с. 98).


Перспективы применения принципов синергетики в образовании

По мнению сторонников синергетического подхода, традиционная система образования находится в состоянии кризиса. Будучи по преимуществу закрытой и близкой к равновесию, она оказывается практически неспособной к развитию, а потому становится все более неадекватной реальностям процесса глобальных изменений мира, вступающего в эпоху бифуркации.

Синергетика, как новое постнеклассическое направление междисциплинарных исследований процессов самоорганизации и развития, протекающих в открытых нелинейных и далеких от равновесия системах может играть роль новой парадигмы образования 21 столетия (В. И. Аршинов, 1997, с. 61).

Система образования, ориентирующаяся на специалиста, обладающего некоей суммой знаний в определенной области науки, не может отвечать современным требованиям. Главное в подготовке будущих специалистов состоит не столько в том, чтобы дать им какую-то сумму знаний, сколько в том, чтобы вооружить их умением самостоятельно усваивать новые знания, непрерывно совершенствоваться, творчески подходить к решению новых проблем. Отсюда вытекает основная задача современного образования — способствовать овладению методологией формирования системы знаний. Учащийся с самого первого класса должен быть не объектом, воспринимающим готовые знания, а своего рода исследователем в постижении основ научных знаний. Школа должна быть лабораторией, в которую ученик приходит, чтобы делать открытия. Естественно, эти открытия будут не для человечества, а для него самого (17).

Система образования, основанная на подобных принципах, всегда будет в состоянии готовить специалистов, обладающих навыками самостоятельного критического мышления, активными знаниями и умением их практически реализовать.

Какие же принципы синертегики могут быть использованы в образовании?

Несомненно, что одним из каналов вхождения синергетических представлений в образование, является практика ее предметного преподавания. Причем важно преподавание синергетики не самой по себе, что противоречило бы ее установкам на междисциплинарность, открытость, личностность, диалогичность и коммуникативность, а в контексте принципов соответствия, эволюции наблюдаемости, дополнительности и. т. д.

Если придерживаться идей синергетического подхода, то на образование можно посмотреть как на сложный социальный организм, главные функции которого воспроизводство опыта, накопленного в культуре, и создание условий для его целенаправленного изменения. Средой и обратной связью для подобного организма выступает, с одной стороны, весь Социум, с другой — специализированные формы социальной рефлексии — начиная от собственно педагогических, кончая политическими или литературными. Как орган Социума образование должно гибко адаптироваться к быстро происходящим в наше время изменениям социальной среды и как следствие меняться само, но в качестве социального (и отчасти, консервативного) организма образование слабо реагирует на социальные изменения. Разрешение этого противоречия означает формирование нового этапа развития образования и педагогики, а с точки зрения синергетики — нового социального организма образования. В настоящее время происходит именно этот процесс, отдельные черты которого рассматриваются в работе В. М. Розина (1997).

Он сформулировал новые требования к сфере образования. Первым из таких требований является требование со стороны будущего. Будущее — это последствия наших сегодняшних действий и поступков, нашей современной жизни. Перед наукой и образованием встает задача уяснения характера и масштабов человеческих действий и, в частности, понимание того, что эти действия давно уже стали стихией или особой социальной природой, не учитывая законы которой мы не можем эффективно действовать. Требуется также понимание природы нашей включенности в собственную социальную (и техническую) активность, включенности, с которой человек не согласен и которую он хотел бы изменить, но не знает, как это сделать. Вызов со стороны будущего заставляет пересматривать цели и идеалы образования, о чем пишут сегодня многие философы образования.

Вторая группа требований связана с исчерпанностью основной педагогической парадигмы (классической системы образования) и форм ее теоретического осмысления. Это проявляется, в том, что становятся неэффективными традиционные цели, содержание и формы образования (школы) — обучение знаниям и учебным предметам, школьно-урочные или лекционно-семинарские формы пре­подавания, сведение обучения к усвоению, а форм школьной жизни — к дисциплине и т.п.

В 20- м столетии кризис педагогики усугублялся еще одним обстоятельством — выходом на «сцену» множества педагогических практик. В XIX столетии в целом удалось сформулировать единую систему требований к образованию и затем создать единую систему образования, как отмечалось нами в первой главе диссертации. В течение этого и середины следующего столетия сама культура была относительно единой. Сегодня же ситуация иная: налицо плюрализм культур и неоднородность культуры. Как следствие — множество субъектов и разнородных требований к образованию. В настоящее время мы не имеем дело с единой педагогической практикой, напротив, как ответ на поликультурную цивилизационную ситуацию и свободу образовательного выбора формируются разные, существенно различающиеся виды педагогических практик (традиционное образование, развивающее, новое гуманитарное образование, религиозное, эзотерическое и др.). Естественно, что в этих практиках образование понимается по-разному (Козлова О. Н., 1997).

Также, изучая проблему взаимосвязи принципов синергетики и образования, О. Н. Козлова отмечает тот факт, что образование — ключевой канал социокультурной динамики, с использованием которого сегодня связываются основные надежды на преодоление глубокого и комплексного кризиса устойчивости, усугубляющейся социальной, антропологической, культурной, экологической неустойчивостью. Главный вектор эволюции образования сегодня определяется стремлением реализовать идею «устойчивого развития» (sustainable development) за счет преодоления социальной своемерности.

Своемерность можно рассматривать как характеристику самоизолирующейся системы. Очевидно, что самоизоляция может быть при определенных обстоятельствах тактически выгодна системе — она освобождает энергию, используемую на поддержание связей с другими системами, за счет которой теперь осуществляется интен­сификация внутреннего развития, обеспечение специфических инте­ресов данной системы. В качестве примера здесь может служить обособление общества от природы в Новое время и достигнутая в этот период истории интенсификация социокультурной динамики. Однако стратегически самоизоляция и возникающая на ее основе своемерность бесперспективны, заводят систему в тупик — как это и произошло с социальной системой, которая, как некогда казалось успешно преодолела, а как теперь выясняется трагически утратила приобщенность, причастность к природе. Социально своемерная активность разрушает структуру глобальной социоприродной экосистемы, образующие ее связи между тремя основными подсистемами: гео-, био- и социо-, провоцирует энтропийную нестабильность, выливающуюся в физическое, энергетическое, информационное засорение экосистемы.

Образование — социальный механизм самоорганизации. Его «наиболее значимая, стратегическая цель — преодоление социальной своемерности для восстановления устойчивости глобальной социоприродной экосистемы и ее социальной подсистемы. Однако на практике современное образование решает две основные задачи: помогает формирующейся личности преодолевать неустойчивость за счет выработки системного, комплексного взгляда на мир; способствует адаптации к неустойчивости. Очевидно, что эти две задачи разнонаправлены: первая ориентирует личность на самореализацию в контексте стратегической перспективы, а вторая — тактической. Первая реализуется через развитие такой тенденции современного образования, как гармонизация, универсализация, вторая — такой как прорыв, специализация.

Подчеркивая, несомненно, положительные аспекты использования принципов синергетики в образовании Козлова О. Н. подчеркивает, что «сегодня синергетика фактически разрабатывается как наука о нестабильности, об атрибутивности хаоса в развитии, о порождающей, первоначальной, абсолютной роли хаоса, бесструктурности, маргинальности и порождаемой, страдательной, производной, временной, относительной роли порядка, устойчивости, структурированности.

Синергетика сегодня — это научная, принимающая порой самую изощренную сциентистскую форму похвала изменчивости. В таком виде синергетика не может не настораживать как способ абсолютизации ухода от решения стратегической цели современного образования. При этом многие заметные тактические проблемы образования получают благодаря синергетике оригинальную и перспективную проработку. Именно синергетический подход позволяет углубить анализ в философии образования понятий «мобильность», «хаотичность», «самоопределяемость», «самоорганизуемость», «закономерность», «спонтанность» и др. И наряду с этим в философии образования «синергетический след» нередко играет роль перегрузки, избыточного кода, заряжая идею порядка идеей мнимости порядка, провоцируя разработку лейтмотива тотальной неопределенности, неустойчивости» (9, с.82).

«Синергетика ориентирует на резонансное воздействие. Но для резонанса нужны не только резонеры-переносчики, создатели акустических эффектов, но и отражаемый источник, нужен устойчивый, ясный голос. Полноценный, а не виртуальный, мнимый обмен, резонанс, диалог требует присутствия монологов, определенно обозначенных, устойчивых позиций» (там же).

Многие авторы, изучающие данную проблему, подчеркивают значимость синергетических принципов для образования в возможности иначе рассматривать проблему развития. Синергетическая модель развития, указывает А. П. Назаретян, позволяет в новом ракурсе рассмотреть предысторию и содержание современного глобального кризиса, представляющего собой характерное выражение закона техно-гуманитарного баланса (несоразмерность выработанных предыдущим историческим опытом ценностно-нормативных регуляторов наличному технологическому потенциалу), а также перспективы решения наиболее острых проблем и вероятную цену, которую придётся за это платить.

Здесь полезно указать на ещё одну общесистемную закономерность, раскрытую в рамках теории самоорганизации и имеющую принципиально важное значение для понимания глобальных проблем.

Анализируя динамику организационных связей в сложных развивающихся системах, отечественный учёный Е. Седов доказал, что эффективный рост разнообразия на верхнем уровне структурной иерархии всегда оплачивается ограничением разнообразия на предыдущих уровнях, и наоборот — рост разнообразия на низшем уровне оборачивается разрушением высших уровней. Поскольку сказанное относится к системам любого типа: природным, социо-природным, социальным, семиотическим, духовным, — закон иерархических компенсаций (закон Седова) приобретает общенаучное значение. Сегодня уже невозможно всерьез обсуждать перспективы и стратегии социального развития, игнорируя эту нетривиальную зависимость. Так, она заставляет понять, что дорогой, но необходимой ценой за рост культурного разнообразия становится, во – первых, ограничения исконного разнообразия живой природы, во – вторых, гомогенизация глубинных смысловых пластов этнических, региональных, религиозных и прочих макрогрупповых культур (15).

Сложность решения подобной задачи в ее многофакторности, в том, что человечество на протяжении истории относилось к природе как к вечной кладовой, из которой можно черпать необходимые ресурсы, а развитые страны привыкли решать встающие перед ними задачи не только за счет сообразительности, но и за счет природы и других стран. Как отметил, О. Шпенглер «энергия культурного человека устремлена вовнутрь, энергия цивилизационного — на внешнее» (11, с 27). Пытаясь утвердить себя в пространстве, человек забывает о необходимости самоуглубления, самоутверждения, саморазвития. Тем самым происходит развитие человека в пространстве — он осваивает новые земли, новую технологию, ближайший космос и т.д., но человеческое — его мораль, нравственные качества во многом остаются неизменными, или даже ухудшаются под влиянием различных факторов.

Прогресс оказался самоценным, он во многом шел мимо конкретного индивида. Точнее, конкретный индивид совершенствовался скорее технологически, нежели нравственно (курсив наш).

Таким образом, можно сказать, что в образовательном пространстве меняется акцент при рассмотрении развития индивидуальности.

Субъект образования предстает как человек, непрерывно интерпретирующий, расшифровывающий глубинные смыслы, который за очевидными, поверхностными смыслами, раскрывает уровни значений, скрывающихся за буквальными значениями. Эта деятельность мышления в процессе образования оказывается не менее значимой, чем обычная кумуляция знаний, которую она существенно дополняет. Внутренний духовный мир субъекта — это целый мир представлений и образов, которые не могут быть исключены из смыслополагающей и смыслопостигающей деятельности субъекта в ходе образования. Это и порождает проблему преобразования своего «Я», чтобы получить доступ к истине и смыслам в интерпретирующей деятельности.

Таким образом, сегодня мы являемся свидетелями методологической экспансии синергетики в самые различные области человеческого знания. Уже не вызывает сомнения применимость её принципов и понятий к исследованию когнитивных процессов, процессов эволюции науки как сферы культуры.


Каталог: WordDocs
WordDocs -> Старость является социальным феноменом – только социальные отношения с устойчивыми элементами взаимопомощи делают старость воз
WordDocs -> Проблема абстрактного в контексте психолингвистики
WordDocs -> Лингвистический анализ метапоэтических стихотворений Востокова
WordDocs -> Структура образовательного пространства современного дошкольного образовательного учреждения
WordDocs -> Социально-политическая интерпретация традиционализма
WordDocs -> К проблеме выделения единицы анализа риторического дискурса
WordDocs -> Лисицына Евгения Викторовна
WordDocs -> Организация конструктивных взаимодействий в педагогическом процессе начальной школы как показатель оптимизации межличностных в
WordDocs -> В последние годы учёными часто поднимается вопрос о качестве российского образования в высшей школе


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница