Символический интеракционизм (лат -взаимодействие) теоретике-методолог, направление преимущественно в амер социологии, социальной психологии и культурологии, сформировавшееся в Чикаго в 20-30-х гг С. и



страница1/2
Дата15.03.2018
Размер0.56 Mb.
  1   2

http://www.countries.ru/library/ideas/simbinter.htm

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ (лат -взаимодействие) — теоретике-методолог, направление преимущественно в амер. социологии, социальной психологии и культурологии, сформировавшееся в Чикаго в 20-30-х гг.. С.и. сосредоточивается на анализе символич. аспектов социальных взаимодействий. Символич. интеракционистов объединяет не строгая теория, а общность видения социального процесса, трактуемого как процесс выработки и изменения социальных значений, постоянного определения и переопределения ситуаций взаимодействия их участниками. В ходе этого переопределения меняется и объективная (с т.з. взаимодействующих индивидов) среда социальной деятельности, ибо мир, по представлениям интеракционистов, имеет полностью социальное происхождение. Разл. группы вырабатывают разл. миры, к- рые меняются в процессе изменения значений в ходе социального взаимодействия. Под этот, наиболее общий «знаменатель» — наиболее общее определение С.и. — подходят Ч. Кули, У. Томас, Дж. Мид, У. Джеймс, Р. Парк, Р. Блумер, Э. Хьюз, А. Стросс, Г. Бекер, Т. Шибутани, М. Кун, Т. Партленд, К. Бёрк, Э. Роффман и др. Первых пятерых относят к числу основоположников направления, первому поколению представителей С.и. Концепция представителя философии прагматизма У.Джеймса может рассматриваться как мировоззренчески родственная С.и.; работы Джеймса стали источником вдохновения для многих, более поздних, представителей направления. Социальный психолог Кули разработал ряд понятий и методов (концепция первичных групп, ряд понятий психологии личности, концепции «симпатич. интроспекции», близкой интерпретативному методу С.и., вошедших в теор. и методол. арсенал С.и. Социолог Томас стал автором концепции «определения ситуации»; кратко она формируется как «теорема Томаса»: «Если ситуация определяется как реальная, она реальна по своим последствиям». Это выразит. афористич. формулировка одного из гл., мировоззренчески значимых положений С.и. Парк определил область, ставшую впоследствии основной областью исследования для С.и., — социологию отклоняющегося поведения.


Подлинный основоположник теор. концепции С.и. — философ, социолог, социальный психолог Дж.Р.Мид. С позиций философии прагматизма Мид рассматривал реальность как совокупность ситуаций, в к-рых действует субъект. Об-во и социальный индивид конституируются в совокупности процессов межиндивидуальных взаимодействий. Стадии принятия роли другого, других, «обобщенного другого» — этапы превращения организма в рефлективное социальное Я, состоящее из двух структурных составляющих — «I» и «mе». «I» — элемент спонтанного и бессознательного в социальном индивиде, «mе» — интернализованная точка зрения группы. Происхождение Я целиком социально, а гл. его характеристика — способность становиться объектом для самого себя. Причем внешний социальный контроль преобразуется в самоконтроль. Богатство и своеобразие заложенных в той или иной личности реакций, способов деятельности, символич. содержаний зависит от разнообразия и широты систем взаимодействия, в к-рых она участвует. Структура завершенного Я отражает единство и структуру социального процесса. Становление социального индивида, по Миду, опосредствуется языком. Мид, а за ним и все интеракционисты уделяют огромное влияние словам как гл. орудиям стабилизации и объективации того, что иначе осталось бы текучим и совершенно субъективным опытом. Именно слова дают людям возможность формировать общие определения ситуации, общие видения объектов, делающие возможным систематич. социальные взаимодействия.
Ко второму поколению С.и. относят Блумера и Хьюза; третье и четвертое поколение (Бекер, Стросс, Шибутани и др.) относят к т.н. чикагской школе С.и., для к-рой характерен интерес к процессуальным аспектам взаимодействия; Кун и Партленд относятся к т.н. айовской школе, более интересующейся стабильными, «ставшими» символич. структурами. Этому же поколению принадлежат К. Бёрк и Роффман, справедливо причисляемые к т.н. социодраматургич. подходу, сторонники к-рого объясняют социальную жизнь как реализацию метафоры драмы, анализируя взаимодействие в таких терминах, как актер, маска, сцена, сценарий и т.д., причем Бёрк использует театр, термины почти в буквальном смысле, тогда как Роффман использует театр и драму как метафору об-ва, сохраняя ее дух, но развивая собственный понятийный ряд.
С.и. развил собств. исследоват. стратегию, основывающуюся на описании, близком этнографическому, и включенном наблюдении. В идеале социолог должен включаться в социальную ситуацию самих субъектов, наблюдать их поведение, «понимать» интерпретации и практики их повседневной жизни, отражая это в своих социол. отчетах. Эти описания должны составлять как бы «портреты» отд. социальных «миров», такие как мир профессий, мир преступности, мир мед. деятельности и т.п. В портретах прежде всего должны фиксироваться основные практики, организующие эти миры, и сопровождающие их символические структу-ры (идеологии, интерпретации, объяснения). Адекватность этих портретов должна проверяться не путем применения к ним стандартных методол, процедур, а путем консультаций с самими заинтересованными субъектами. Сторонники С.и. полагают, что социология должна «делаться» путем исследования, а не путем сочинения теор. трактатов. Это - последоват. вывод из их видения об-ва как социального процесса, состоящего из совокупности самоорганизующихся и замкнутых в себе контекстов. Социология сводится к анализу частных проблем в специфич. контекстах. Попытка универсализировать опр. закономерности, вывести их за границы того опыта, в к-ром они обнаружились, незаконна, ибо оказывается отрицанием самого интеракционистского видения об-ва. В общем, интеракционисты вполне последовательно считают свою собств. дисциплину — социологию — частью об-ва, на к-рую распространяются те же принципы исследования, что и на об-во вообще.
Кульминация научного и обществ, успеха С.и. пришлась на 70-80-е гг. В эти же десятилетия сформировались такие направления как социальная феноменология и этнометодология, родственные С.и. и основывающиеся на том же самом мировоззренч. фундаменте. См. Теории взаимодействия.
Символический интеракционизм.

Символический интеракционизм - теоретическое направление в социологии, изучающее социальные взаимодействия преимущественно в их символическом содержании.


Символический интеракционизм:

- уделяет основное внимание изучению символических аспектов взаимодействия;



- трактует общество как процесс выработки и изменения значений в ходе их интерпретации участниками социальной ситуации.
СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ (SYMBOLIC INTERACTION
В 1970-е гг. символический интеракционизм считался основной альтернативой функционализму и теории социальных систем (особенно в том виде, в каком они развивались Т.Парсонсом) , составлявшим в то время господствующую парадигму в американской социологии. Кроме того, данный подход имел важное значение в социологии в качестве критики позитивизма. Его истоки связаны с понятием самости в том виде, в каком оно разрабатывалось Дж.Г.Мидом, который утверждал, что решающее значение по для самости как социального феномена имеет рефлексивность. Социальная жизнь зависит от нашей способности представлять себя в других социальных ролях, а это принятие роли других зависит, в свою очередь, от нашей способности к внутреннему диалогу с собой. Общество трактовалось Мидом как обмен жестами, предполагающий использование символов. Таким образом, символический интеракционизм - это исследование отношения между самостью и обществом в качестве процесса символического общения между социальными деятелями. Развитие этой концепции способствовало анализу роли, социализации, коммуникации и действия. Символический интеракционизм оказал особое влияние на социологию девиантности благодаря предложенному им понятию карьеры, принятому в исследованиях преступного поведения. Интеракционистский подход представляет собой теоретическую основу "наклеивания ярлыков" теории, исследований стереотипов и стигмы. Интеракционисты внесли также ценный вклад в медицинскую социологию, исследуя взаимодействие между врачом и пациентом и больного роль. Если Мид подчеркивал свой социальный объективизм (общество не является лишь продуктом субъективного сознания деятелей, оно обладает объективным существованием) , то современный символический интеракционизм имеет тенденцию к анализу общества в качестве образования, возникающего на основе бесчисленных трансакций социальных деятелей. Символический интеракционизм критиковался за то, что он не уделяет достаточного внимания различным моментам объективного ограничения социального действия. См.: Гоффман; Действия теория; Драматургический подход; Символ: Чикагская школа; Этнометодология. Библ. Rock (1979)

http://www.nuru.ru/socio/016.htm
Символический интеракционизм
Основоположником этой концепции является Ч. X. Кули. Он сформулировал феноменологическую точку зрения: наше отношение к людям определяется не тем, чем они являются на самом деле, а тем, чем они являются в нашем представлении о них. Идеи Ч. X. Кули о специфике социального познания получили названия в работах Дж. Г. Мида.
Центральное понятие концепции Дж. Г. Мида - межиндивидуальное взаимодействие. Согласно представлениям Дж. Мида совокупность процессов взаимодействия порождает общество. Для того, чтобы понять социальную жизнь, надо понять смысл социальных взаимодействий в их символическом значении, что и является основной задачей данного направления социологии.
Люди не реагируют на воздействия извне автоматически. Они разгадывают значение символов: жестов, поступков и т.д., прежде чем ответить на них. Взаимодействие между людьми возможно благодаря сходному пониманию символов. Разгадывать намерения других люди могут потому, что в детстве их учат придавать значение предметам, действиям, событиям, т.е. символам. Собственный прошлый опыт, знание жестов и способность поставить себя на место другого, принять роль другого помогают людям понять намерения других. «Принятие роли другого», а в случае сложного взаимодействия «обобщенного другого» - основа взаимодействия.
Социальное взаимодействие рассматривается по двум направлениям:
1) анализ процесса взаимодействия на микроуровне;
2)изучение стабильных символических структур, т.е. социодраматический подход: актер, сцена и т. д.

Это направление внесло существенный вклад в изучение процессов взаимодействия на микроуровне.



http://www.academy.edu.by/details/personnels/yanchuk/Lectures/Interactionism.html

Интеракционистский подход в социальной психологии и его специфика


Приводится по: Янчук В.А. Введение в современную социальную психологию. – Минск: АСАР, 2005, с. 118-129.
Вопросы:

Философские предпосылки интеракционистского подхода.

Процессуальный символический интеракционизм.

Основные идеи процессуального символического интеракционизма.

Структурный символический интеракционизм.

Основоположения структурного символического интеракционизма.

Философские предпосылки интеракционистского подхода

Наибольшую популярность интеракционизм приобрел в рамках социологии и социологического направления в социальной психологии, долгое время игнорировавшегося ею. Специфика интеракционистского подхода определяется, по мнению К. Франклина, в следующем: 1) индивид и общество неотделимы друг от друга; 2) индивиды представляют собой рефлексивную и интерактивную сущность, обладающую самостью; 3) индивиды реагируют на объекты окружающего мира в соответствии со значениями, которыми они обладают для них. Акцентация на мире значений, которыми оперирует человек в своем взаимодействии с окружающим миром, нашла свое выражение названии символический интеракционизм, основы которого формировались в работах философов, экономистов, психологов и историков, прослеживаются в учении Аристотеля, но в более целостном виде представлены в шотландской философии морали, как первой предшественницы символического интеракционизма. Именно А. Смит, Д. Юм и А. Фергюссон заложили предпосылки философского прагматизма, оказавшего самое сильное влияние на создание интеракционизма.


Основные принципы шотландской философии морали можно свести к следующему: 1) приверженность к индукции как теоретической стратегии и интроспекции как методологическому методу; 2) приверженность к эмпиризму, подчеркивающему значимость практики; 3) принятие в качестве источников человеческого поведения таких явлений, как симпатия, привычка, чувства и представления морали; 4) представление о том, что симпатия как основной источник поведения представляет собой основу для формирования взаимосогласия между людьми в обществе; 5) представление о том, что обычай, привычки являются источниками человеческого поведения, приобретаемыми в процессе коммуникации между людьми.
Эти положения отражают идеи американского прагматизма, явившегося философской первоосновой символического интеракционизма.
С точки зрения философского прагматизма, значение объекта не является внутренне присущим объекту, а порождается поведением объекта, проявляемым от ситуации к ситуации. Именно этот постулат прагматизма в его модифицированном виде принимается интеракционистами. Подчеркивая активную роль человека в формировании его окружения, интеракционисты приходят к выводу, что значение объекта представлено в поведении, направленном на него, а не в объекте самом по себе. Точка зрения В. Джемса на то, что люди изменяют объекты своими решениями, идеями, восприятиями и чувствами, является наилучшей иллюстрацией сказанного.
Еще одной методологической посылкой этого подхода является признание мыслительной активности как процессуальной, которая по своей природе существенно расширяет возможности социально-психологической феноменологии, хотя и создает ряд сложностей для теоретических построений и, эмпирического подтверждения последних. Это приводит к доминированию имплицитно-структурированного теоретизирования со всеми его преимуществами и недостатками.
Современный символический интеракционизм представляет достаточно пеструю картину школ, направлений и отраслей, из которых можно выделить два основных направления: процессуальный символический интеракционизм и структурный. К первому относят те ветви, которые фокусируются на аспектах природы взаимодействия как процесса; второй – те ветви, которые фокусируются на влиянии социальной структуры (например, ролей, определенной ситуации, статуса и т.д.), т.е. социальном взаимодействии.
Процессуальный символический интеракционизм

Хронологически первой фундаментальной категорией в качестве объекта анализа интеракционистов стала человеческая самость (self) в ее социальном аспекте. Особый вклад в разработку этой проблематики внесли В. Джемс и Ч. Кули.


Джемс развивает тезис о самости как явлении социальном, определяя ее как сумму всеобщности. Она включает мысли человека о самом себе, его настроение и состояние, реальные и нереальные обладания и т.д.
Признавая четыре вида самости (материальную, духовную, социальную и чистое эго), Джемс рассматривает социальную самость как состоящую из рефлексивных характеристик, главных для интеракционистского подхода. Самость, как и другие объекты, может рассматриваться индивидом, может обладать значением и отношением к ней и вести себя с ней так, как и с другими внешними объектами. В своей «Психологии» он обсуждает два аспекта самости: самость как познающая («I») и самость как познанное («Me»).
Понятие «I» представляет то, что в каждый данный момент осознается индивидом или, иными словами, это есть познающее. Каждое моментальное состояние сознания замещается другим таким же состоянием, устанавливая, таким образом, функциональные отношения между ними. Именно поэтому один и тот же объект осознается и как личностное единство, и как тождество происходящего. Другими словами, личностное единство существует при условии успешности познающего, так как все познающее существует с некоторой степенью осведомленности о том, что было в прошлом. В качестве примера можно привести тот факт, что после ознакомления с данным материалом ваше сознание отличается от исходного, и вы то же время вы испытываете личностное единство потому, что осведомлены о прошлом.
Понятие «Me», рассматривавшееся Джемсом как «познанная самость», представляется как «сумма всеобщности, известной о ней» и существующая в том, что получено друг от друга. Джемс считал, что человек обладает врожденной способностью к достижению такого узнавания, результатом которого является множественность самостей индивида по отношению к значимым для него группам. Самость, по Джемсу, характеризуется непрерывностью и многообразием: непрерывность сохраняется I, а многообразие предоставляется Me.
Другой, не менее заметной фигурой для становления идей интеракционизма был Ч. Х. Кули. Самость рассматривается им как отражение мыслей других людей по поводу себя самого и являет собою представление личности о себе самой, конструируемое на основе осознания реакций окружающих людей. Интегральный аспект самости представляет собой самоотношение, сформированное на инстинктивной основе и обладающей необработанной формой на момент рождения, но изменяющейся и переопределяющейся в процессе социального взаимодействия. Это означает, что общество и вся социальная жизнь могут рассматриваться как хранящиеся в мышлении людей, что делает в качестве основной задачи социальной психологии и социологии рассмотрение и интерпретацию мыслительной активности людей. Такое рассмотрение обусловливает необходимость создания особого методологического инструмента для социальной психологии. Этот инструмент, названный симпатической интроспекцией, включает воображаемый перенос себя в положение другого человека в целях приближения к его опыту. Представляя жизнь других, человек анализирует и описывает собственный опыт.
Самой же авторитетной фигурой, собственно определившей популярность идей интеракционистского подхода в психологическом сообществе, является Д. Г. Мид. Значение его работ для утверждения интеракционизма непреоценимо. Опубликование его конспекта лекций под названием «Мышление, самость и общество» заложило глубочайший фундамент для развития социальной психологии.
Значение работ Мида (Mead’a), связано с определением природы социальной сущности человека. Избирая самость как центральную категорию, Мид рассматривает ее как рефлексивную. Это означает, что индивид становится объектом самого себя или собственной самости, адаптируясь к позиции других и рассматривая себя с их точки зрения. Совершая подобное, человек способен не только испытать действия, совершаемые по отношению к другим, но и погрузиться в эти действия.
По Миду человек не просто реагирует на действия других, а прежде всего интерпретирует их. Если моя интерпретация действий (оценка значения сигнала) синонимична значению, придаваемому другим, начинаются согласованные действия. Только потому, что я отвечаю на свои собственные сигналы с точки зрения другого человека и потому, что другой отвечает на его собственные сигналы с учетом моей точки зрения, становится возможным взаимодействие этих сигналов. Когда люди подобным образом осознают значения, они в воображении формируют ответные реакции через принятие соответствующей роли, способствующей пониманию направления действий другого и приспосабливать свое поведение к его поведению. Когда люди овладевают опытом других, вследствие реагирования на собственные сигналы, они тем самым включают поведение других в свое собственное и поведение становится действительно социальным. Именно в этом контексте общество представляет собой процесс символической интеракции. Мид утверждает, что: 1) самость существует через социальное взаимодействие и что: 2) только обладание самостью делает возможной символическую интеракцию – необходимое условие совместной деятельности.
Он обосновывает процессуальный характер символической интеракции, отмечая, что процесс, в котором порождается самость, социален; он подразумевает взаимодействие индивидов в группе, полагающее предсуществование группы и некоторую совместную деятельность, в которую включены различные члены группы. Только через социальное взаимодействие появляется возможность существования самости, становление ее определенной и переопределяемой. Ребенок является объектом социальным по своей природе, но изменяющимся через социальное взаимодействие.
Подчеркивая зависимость человеческой самости от других, Мид акцентировал внимание на ответственности человека за свое окружение; последняя существует в силу социальной природы человеческого окружения, состоящего из объектов и активности, концентрирующейся вокруг них. Объекты не обладают внутренне присущим значением сами по себе, а обладают значением по отношению к конкретному индивиду. И другие играют решающую роль в детерминации социального окружения индивида, и сам индивид играет не менее заметную роль в этом процессе.
Основные идеи Блумера в этом аспекте отражены в работе «Символический интеракционизм: направления и методы». Сущность их сводится к следующему.
Личность действует по отношению к объектам (физическим, социальным и абстрактным) на основе значений, которыми они обладают для нее и которые порождаются в процессе социального взаимодействия, куда они включены; значения, придаваемые объектам, перерабатываются и изменяются в процессе интерпретации объекта, с которым сталкивается личность.
Смысл этого общего вывода сводится к тому, что человеческое поведение не является следствием таких психологических состояний, как предрасположенность к определенного рода действиям (аттитюды), осознаваемый или неосознаваемый мотив, направленность личности, симпатия и т.д.; оно рассматривается как функция того, как индивид определяет объект и организует взаимодействие с ним.
Значение объекта приобретается личностью в процессе взаимодействия с ним. Смысл этого обобщения сводится к тому, что значение объекта становится данностью для индивида из взаимодействий с ним со стороны других людей; оно не существует само по себе и не может быть найдено в мышлении индивида; оно приобретается во взаимодействии с окружающими людьми.
Значения объекта организуются и изменяются в процессе интерпретации его индивидом. По Блумеру, индивид использует полученные значения для вступления в само взаимодействие. В отличие от других, в символическом интеракционизме доминирует взгляд, что индивид использует значение в своем поведении для интернализации объекта, обладающего значением. Более того, значение, полученное из социального взаимодействия, проходит процесс некоторого изменения в свете тех ситуаций, в которые индивид сам помещает себя, и в изображенном направлении действий. Изменение в этом контексте рассматривается как интерпретация – словообразующий процесс, в котором значения используются для управления поведением.
Следуя этой линии рассуждений, социальные нормы и разделяемые значения проходят процесс ситуационного обсуждения, личность объединяет их и получает возможность управлять действиями, как своими, так и других. Это делает возможным продуцирование совместных действий в групповом поведении, но не означает статичного поведения, построенного на переговорах. Согласование действий, новое предъявление их являются источниками динамизма социального взаимодействия.
Заметной фигурой, внесшей существенный вклад в развитие интеракционистского подхода, является И. Гофман (Goffman), известный своей работой «Презентации самости в повседневной жизни». Он определяет самость не как структуру, а как социальный процесс коммуницирования, получения и интерпретации информации о социальных актерах (actor – деятель), как попытку индивида освободить себя от определений других.
Работы Гофмана ассоциируются с социальной драматургией, анализом социального взаимодействия как театрального спектакля. «Я рассматриваю пути презентирования себя индивидом и своей деятельности другим людям, пути управления и контроля впечатлений, формируемых у них о презентирующем и способах предъявления собственного исполнения перед ними», – писал Goffman E. (The Presentation of Self in Everyday Life, p. XI).
По Гофману, личность во взаимодействии предъявляет исполнение, состоящее из предъявляемого образа, фасада, характеризующегося окружающей обстановкой, присутствием и образом действий. В порядке достижения желаемого впечатления, исполнитель использует окружающую обстановку, которая помогает исполнителю произвести впечатление на зрителей с точки зрения значимых людей. Драматургическая метафора, используемая автором, подчеркивает конструируемость социального взаимодействия, фиксируя двусторонность динамической самости. Один аспект этой самости недоступен, скрыт от мира, другой предъявляется ему для награждения и одобрения.
В своей книге «Asylums» (убежище) Гофман пытается заглянуть за скрытое от мира, за маску актера, разработать взгляд на самость личности как проявление вторичного регулирования, проявляющегося в таких институтах, как тюрьма, больница для умалишенных, армия. Вторичная регуляция определяется им как микроакты протеста или неповиновения, которые индивид проявляет в случае сдирания покровов предшествующей социализации, ресоциализации и публичной деградации. Они есть определенного рода сопротивление институциональному контролю и таким образом сдерживают самость личности. Гоффман подразумевает, что под социально сконструированной самостью лежит «внутренняя» самость, а последние его работы «обнажают» самость, существующую за пределами официально предписанной публичной самости.
Развитие идей ролевого поведение связано с именем Р. Тарнера (R. Turner), который в своей работе «Процесс принятия роли или конформность» (1962) попытался подойти к рассмотрению ролевого поведения, отличного от традиционных ролевых теорий.
Развивая идеи Гофмана об «искреннем поведении» личности, Тарнер концентрирует внимание на характеристиках слияния роли с личностью, подразумевая, что «искреннее» исполнение представляет лишь одну из составляющих процесса соединения личности с ролью. Двумя другими составляющими выступают исполнение роли в неподходящей ситуации и некоторые ритуальные роли в ситуации, когда более подходящие, но менее знакомые роли заменяются более знакомыми и освоенными. В отличие от Гофмана, Тарнер считал, что личность конструирует свою самопрезентацию (роли, исполнение и т.д.) на основе собственной Я-концепции. Это приводит к аксиоматичному выводу, что внутренняя и внешняя проверки определенным образом комбинируются и создают единство роли с личностью.
В других своих работах Тарнер анализирует проблематику реальной самости, утвержденной либо установлением, либо импульсом. Когда люди полностью принимают чувства, аттитюды и действия, зафиксированные в установлениях и проявляющихся в институциональных, целеориентированных действиях, со всей очевидностью проявляется их реальная самость. Когда же они в существенной степени испытывают состояние «вторичного контроля», включающее эмоциональные вспышки, институционально контролируемые формы проявления истинного состояния самости, последняя приобретает импульсивную направленность.
Еще одно направление исследований, индуцированных идеями Мида, представляет теория социальных реакций или теория обозначений. Ф. Танненбаум, Х. Беккер (Becker) и другие, объединенные общей идеей о том, что общество стимулирует определенного рода поведение в целях предотвращения возможностей проявления отклоняющегося поведения, считают, что отклонение в поседении социально по своей природе и подобного рода поступки провоцируются прямо или косвенно обществом. В частности Беккер отмечает, что отклонение – не просто форма поведения, а скорее, результат определенного воздействия на поведение индивида со стороны других. Оба этих утверждения являются развитием понятия Мида о социальных объектах:
1. Природа объекта конструируется значениями, обладаемыми людьми, для которых он выступает в качестве объекта.
2. Значение не является внутренне присущим объекту, а порождается тем, как индивид исходно подготовлен к взаимодействию с ним.
3. Все объекты являются социальными продуктами, т.к. они формируются и трансформируются в процессе определения, реализующегося в социальном взаимодействии.
4. Люди подготовлены к действию с объектами на основе их значений для них.
5. Так как объект представляет собой нечто обозначенное, человек может организовать взаимодействие с ним или принять решение о том, следует ли его организовывать вообще (Blumer, 1969, pp. 68-69).
С точки зрения Гофмана, обозначение самости является результатом рассмотрения себя с точки зрения обобщенного другого, что, в свою очередь, приводит к рассмотрению себя как внешнего социального объекта, наделяемого новым значением. На этой основе происходит формирование готовности к действию с самим собой как с другим человеком. На этом базируются такие понятия, как первичное отклонение, клеймо (stigma), каждое из которых отражает степень переопределения собственной самости. Причем вторичное отклонение не просто осознание себя как иного с точки зрения генерализованного другого, но и отождествление себя как иного, и взаимодействие с другими с позиций этой переопределенной самости.
Сосредоточив свое внимание на категории «самость как объект», теория обозначения оказала заметное влияние на исследование особенностей отклоняющегося поведения, сохраняя свою значимость и сегодня.
В рамках символического интеракционизма немалое внимание уделяется рассмотрению процесса интерпретации, который находится в поле анализа представителей одного из направлений процессуального интеракционизма – этнометодологии. Такие ее представители, как Г. Гарфинкель и А. Цикорель, подчеркивают невозможность раскрытия механизма интерпретационных процессов посредством категорий саморефлексивности, определения ситуации, внутреннего рассмотрения значимых сигналов и т.д. По их мнению, привлечение их к процессу анализа не позволяет проследить динамику интерпретации. Последняя может быть раскрыта лишь через демонстрацию того, как индивид достигает упорядочивания и овладения содержанием объекта.
Такая возможность упорядочивания значений, по мнению Гарфинкеля, заключается в анализе деятельности индивида в повседневной жизни. В статье «Исследования в этнометодологии» он пишет, что обычно люди пытаются объяснить свое собственное поведение в социально приемлемых понятиях. Это означает, что они сами создают и обстоятельства, и собственное понимание их.
Кое-что для уяснения интерпретации дает использование ряда процедур, предложенных Цикорелем (1970, 1972). Разделяя понятия «интерпретация» и «процедура интерпретаций», он рассматривает интерпретацию как вплетенную в социальные культурные обстоятельства, комбинация которых и обусловливает ее. Таким образом, интерпретация является не функцией процедур, а скорее функцией социальных и культурных обстоятельств высокого уровня упорядоченности.
Процедуры интерпретации могут подразделяться в перспективе 1) взаимности, 2) взаимосвязанности и 3) нормальности формы. В первом случае это предполагает вывод человека о том, что его опыт сходен с опытом других людей и может быть одинаково трактуем в случае взаимообмена местами и позициями. Во втором случае речь идет о возможности осознания того, что взаимопроизнесенное известно как себе, так и другим. В третьем случае речь идет о приемлемости значений для описания и прояснения собственного опыта. Эти формы помогают уяснить, что испытывает индивид, как осуществляет интерпретацию, как конструирует свой собственный мир.
Основные идеи процессуального символического интеракционизма.
Отсутствие единства в трактовке категорий и анализе феноменологии обусловливает некоторые трудности для целостных обобщений, тем не менее можно говорить об основоположениях процессуального символического интеракционизма, а именно:
1. Отличительной особенностью социального поведения и взаимодействия является опосредованность символами и их значениями. Это центральная идея символического интеракционизма, в соответствии с которой, человек не просто реагирует на воздействия других людей по стимульно-реактивной схеме, но реагирует на каждый стимул на основе собственных символических значений, формируемых в этом взаимодействии. Эти значения не являются внутренне присущими свойствами объектов, они суть именно социального взаимодействия, направленного на уточнение значений объектов. Индивид действует на основе интерпретаций объектов, приобретая таким образом их значения для себя.
2. Индивид очеловечивается, т.е. социализируется, или обретает социальную сущность, через взаимодействие с другими людьми. Индивид не рождается социальной сущностью. Это означает, что от рождения он не обладает способностью очеловеченных действий. Его очеловечивание происходит через социальные ассоциации. Постепенно он обретает способность анализировать значимые сигналы, используя символы и становясь объектом для самого себя. Взаимодействие с другими людьми способствует эмпатическому пониманию, осмысленному поведению и саморефлексии – уникально человеческим качествам как социальной сущности.
3. Человеческое общество наиболее полезно воспринимать как состоящее из людей, находящихся во взаимодействии друг с другом.
Это положение говорит о процессуальной природе человеческого общества; предполагает конструируемость социальной структуры, сохранение и изменение людей в социальном взаимодействии, а не только автономность и самоуправляемость.
4. Человек активен в бытийном аспекте своего поведения. Это положение иллюстрирует недетерминистский взгляд символического интеракционизма на человеческое поведение. Человек не «играет» социальные роли, он подчиняется социальным нормам, отбирает стимулы, интерпретирует их, делает выбор между альтернативами действий.
5. Сознание или мышление включают взаимодействие с самим и собой. Способность людей включаться во внутреннее рассмотрение, будучи отличительно человеческим качеством, означает, что индивид может становиться объектом для самого себя и выступать сигналом для себя. Взаимодействие с другими людьми дублируется им по отношению к самому себе и выступает как осмысленное поведение или мышление.
6. Бытие диктует характер человеческого поведения, обладает сущностной природой, не рассматривается как продукт предшествующего опыта или предустановленных значений; представляет собою функцию взаимодействия между индивидами, частично характеризующегося интерпретированием, планом действий, избирательностью.
Понимание человеческого поведения требует исследования мотивов скрытого поведения. Так как оно процессуально, символическое взаимодействие включает как видимую, так и невидимую деятельность. Более того, изучение поведения с позиций символического интеракционизма предполагает средства оценки значений, которыми оперирует действующий для объяснения своего поведения. Это означает, что к изучению поведения необходимо привлекать и симпатическую интроспекцию.
Обратимся к другой разновидности символического интеракционизма – структурному символическому интеракционизму.
Структурный символический интеракционизм
Главным архитектором структурного символического интеракционизма является Манфорд Кун (M.H. Kuhn). Он приобщился к символическому интеракционизму в Висконсинском университете. В 1946 году продолжил свою преподавательскую карьеру в Айовском университете, где организовал Айовскую школу символического интеракционизма. Исходными теоретическими посылками для него послужили следующие положения Мида: (1) объекты не обладают внутренне присущими значениями, которые скорее порождаются социальными определениями; (2) индивид взаимодействует с объектами на основе их значений; и (3) индивид не просто пассивно, автоматически реагирует на группы определенных значений объектов.
Эти исходные посылки определяют особенности интересов и методологических предпосылок Кун, отличающие его подход от процессуального символического интеракционизма. Во-первых, Кун определяет самость в понятиях структуры. Он рассматривает самость как структуру аттитюдов (планов действий) по отношению к собственному мышлению и телу – как организации аттитюдов, которые фактически являются интернализованными индивидуальными ролями. Кун рассматривает самость как продукт социального взаимодействия и как конструкцию, в которой осуществляется социальное взаимодействие. В данном случае подразумевается, что представление индивида о самости порождается тем, что другие сообщают о себе для себя в процессе взаимодействия, принимая социальные роли и определяя статус. Я-концепция, в частности, способствует определению социальной ситуации в контексте определения возможного направления социального взаимодействия. Иными словами, самость для него представляет устойчивый набор значений, придаваемых себе как объекту. В более структурированном виде самость – продукт словесных утверждений индивида о себе, порождаемых «ориентирующими другими». Эти «ориентирующие другие» представляют собой людей, которым индивид эмоционально и психологически доверяет, которых он считает ответственными за используемые основополагающие понятия и категории, которые составляют содержание значимых социальных ролей и которые через межличностную коммуникацию выступают в качестве источников поддержания или изменения Я-концепции.
Кун вводит разграничение между самостью как социальным объектом и другими социальными объектами. Самость всегда с индивидом по мере его продвижения от ситуации к ситуации. Благодаря этой вездесущности, самость выступает в качестве основы формирования аттитюдов по отношению к различным ситуациям. Самость существует за социальным взаимодействием с другими и формирует сдерживающее начало по отношению к другим.
Наконец, по Кун самость показывает степень закрепленности в обществе. Совместно с Макпортлендом (McPartland) он выделяет две специфические категории самости – согласованное утверждение и подсогласованное утверждение на основе контент-анализа их широко известного Теста двадцати утверждений. Они считали, что содержание категорий различается между утверждениями, относящимися к группе или классу в случае становления общим знанием ограничений и условий членства в группе, т.е. согласованных. Те же утверждения, которые относятся к группам, классам, атрибутам, чертам, требующим для ясности интерпретации отвечающего об их отношении к другим людям, т.е. подсогласованные. Примером согласованных утверждений являются утверждения типа: «белый», «черный», «демократ», «республиканец», подсогласованных – «расист», «шовинист» и т.д. Далее Кун отмечает переменчивый характер самоаттитюдов и необходимость выхода за пределы субъективного отождествления. Авторы разрабатывают и другие плоскости социальных исследований в целях развития символического интеракционизма как направления. Они включают роли личности, предпочтения, ролевые ожидания, самооценку, характеристики отбора референтных групп и т.д.
Основоположения структурного символического интеракционизма.
В целом влияние структурного символического интеракционизма огромно и многоаспектно. Здесь же мы отразим лишь наиболее значимые особенности структурного подхода к анализу центральной категории – самости.
Дальнейшее развитие идей структурного символического интеракционизма связано с разработкой проблемы взаимосвязи самости с ролями, статусом, социальным типом и другими базовыми категориями.
В рамках этого подхода самость рассматривается как структура, состоящая из самопознаний и самоощущений и, в целом, из многочисленных представлений о себе. Этот тезис основывается на том, что представления о самости порождаются в процессе исполнения различных ролей применительно к различным ситуациям. Иными словами, индивид рассматривается как обладающий множественными представлениями о самости или «ролевыми идентичностями», которые в общей совокупности и составляют ее. Ролевая идентичность представляет собой субъективное соответствие индивида занимаемой социальной позиции. Разработка различных аспектов ролевой идентичности представлена в работах Страйкера (Stryker, 1980). Этот же исследователь попытался сформулировать в систематизированном виде основоположения структурного символического интеракционизма:
1. Поведение зависимо от обозначенного или классифицированного мира. Названия или классы обозначений, придаваемые аспектам физического и социального окружения, имеют форму разделяемых поведенческих ожиданий, вырастающих в социальном взаимодействии. Из взаимодействия с другими человек научается классифицировать объекты, какие ожидания формировать по поводу взаимодействия с ними.
2. Среди класса терминов, научаемых во взаимодействии, имеются символы, используемые для обозначения позиций, которые являются относительно стабильными, морфологическими компонентами социальной структуры. Эти позиции обозначают разделяемые поведенческие ожидания, которые обозначены понятием «роли».
3. Люди, действующие в контексте организованных обстоятельств поведения, т.е. в контексте социальной структуры, обозначают друг друга как занимающих определенные позиции. Когда они обозначают друг друга, тем самым они формируют ожидания по отношению к поведению друг друга.
4. Люди, действующие в контексте организованного поведения, применяют эти обозначения и к самим себе. Это рефлексивно применяемое позиционное определение, становящееся частью самости, создает интернализованные ожидания по отношению к собственному поведению.
5. Встречаясь с ситуацией взаимодействия, человек определяет ее, применяя к ней обозначение, так же как и к партнерам по взаимодействию, к себе самому и к определенным характеристикам ситуации и использует результирующее определение для организации соответствующего собственного поведения.
6. Однако социальное поведение не детерминировано этим определением, хотя более ранние определения могут сдерживать возможности существования во взаимодействии альтернативных определений. Поведение является продуктом процесса создания ролей, инициируемого ожиданиями, вызванными в процессе определения ситуации, но развивающегося через предварительное, иногда крайне неуловимое апробирование взаимозаменяемости между действующими, которое может переделать форму и содержание взаимодействия.
7. Степень, в которой роль скорее создается нежели просто играется, также как конституирующие элементы, включенные в конструкцию роли, в существенной степени будут зависеть от большей социальной структуры, в которую включена ситуация взаимодействия. Некоторые структуры являются «открытыми», другие относительно «закрытыми» по отношению к нововведениям в содержание и предписание ролей и их исполнение. Все структуры навязывают некоторые ограничения на ряд определений, которые можно назвать игровыми и таким образом ограничивают возможности взаимодействия.
8. В зависимости от степени, в которой роль скорее создается, нежели исполняется как данная, могут иметь место изменения в характере определения и в возможностях взаимодействия; и такие изменения могут, в свою очередь, привести к изменениям в более широкой социальной структуре, в которой реализуется взаимодействие.
Глоссарий
Интеракция символическая – социальное взаимодействие, в процессе которого формируется поле значений объекта.
Процессуальный символический интеракционизм – фокусируются на основных аспектах природы взаимодействия как процесса.
Роль социальная – определяется конкретной культурой система требований, предъявляемой к поведению индивида, занимающего определенную позицию в структуре межличностных отношений.
Самость – сумма всеобщности принадлежащего ей, включающая мысли человека о самом себе, его настроение, состояние, реальные и нереальные владения и т.д.
Симпатическая интроспекция – воображаемый перенос себя в положение другого человека в целях приближения к его опыту.
Структурный символический интеракционизм фокусируется на вопросах влияния социальной структуры (например, ролей, определений ситуации, статуса и т.д.) на социальное взаимодействие.

http://slovari.yandex.ru/dict/sociology

КУЛИ (Cooley) Чарлз Хортон (1864-1929) - американский социолог и социальный психолог. Получил образование и преподавал в Мичиганском университете (с 1907 - профессор), в 1918 - президент Американского социологического общества. Основные сочинения: "Человеческая природа и социальный порядок" (1902); "Социальная организация" (1909); "Социальный процесс" (1918); "Социологическая теория и социальное исследование" (1930) и др. Испытал влияние идей Конта (см.), Спенсера (см.), Ч. Дарвина, Уорда (см.), Гиддингса (см.), У. Джемса. Считается прямым предшественником символического интеракционизма. Согласно К., человек и общество есть аспекты органического единства - "человеческой жизни", вне которой они являются чистыми абстракциями. Общество может существовать лишь на основе взаимодействия личностей, их коммуникации. По К., человеческое познание имеет две формы: познание объектов на основе чувственного восприятия (пространственное, или материальное) и познание на основе контактов с сознанием других людей через коммуникацию (личностное, или социальное).


Социальное познание, по К., предполагает интерпретацию видимого поведения в соответствии с представлением о внутренних процессах сознания. Соответственно взаимодействие личностей трактуется как отношение между представлением о партнере по коммуникации и индивидуальным самосознанием, а общество - как отношения между "идеями личностей". Индивидуальное сознание, по К., является воплощением той части общества, к которой принадлежит индивид. Развитие личности, согласно К., начинается с некоторой инстинктивной установки, присущей каждому индивиду с момента рождения, "чувства моего". В ходе социализации "чувство моего" развивается и дифференцируется, разбиваясь на бесчисленное множество самоощущений. Итогом социализации является формирование представлений (образов), трансформирующих самоощущения индивида в "социальные чувства" (любовь, сочувствие и т.д.), являющиеся основой социальной организации. Человеческое "Я", "самость", по К., есть наиболее сосредоточенная, энергичная и сплоченная часть сознания. Те представления о собственном "Я", которые индивид усматривает в сознании других людей, К. называет "представлениями представлений". "Я" взрослого человека всегда предполагает социальную жизнь и отношение к другим людям, общение с ними и формирование "представлений представлений". К. связывал формирование человеческого "Я" с суммированием тех впечатлений, которые, по мнению деятеля, он производит на окружающих (теория "зеркального Я"). Согласно теории "зеркального Я", представление человека о самом себе включает: представление о том, как человек выглядит в глазах "другого"; представление о том, как "другой" оценивает этот образ; вытекающее отсюда самоощущение, например, гордость или унижение.
Человеческую природу К. трактует как социальную, групповую, представляющую всеобщую сумму социальных чувств, норм, установок, ценностей. Универсальный фундамент человеческой природы закладывается, по К., в рамках первичной группы. Первичные группы (семья, соседство, община) характеризуются устойчивостью, непосредственностью, неформальностью взаимоотношений. Их первичность связана с ролью в процессе социализации, а также со структурообразующим характером в рамках более крупных социальных общностей. Во вторичных группах, напротив, действуют формализованные, безличные отношения. Ко вторичным группам К. относил нации, классы, партии. Изменение места первичных групп в системе общественных связей и отношений, по К., провоцирует глубокие социальные сдвиги. Так, К. негативно оценивал процесс урбанизации, ведущий к распаду первичных групп и утрате человеком своей идентичности. Творчество К. оказало влияние на развитие общественных дисциплин. Теория "зеркального Я" и концепция первичных групп были восприняты социальной психологией и микросоциологией. Понятийный аппарат, представления о роли коммуникации в общественной жизни, составлявшие предметную область научной деятельности К., повлияли на Дж.Г. Мида (см.) и У. Томаса (см.).
М.Н. Мазаник
МИД, ДЖОРДЖ ГЕРБЕРТ (Mead, George Herbert) (1863-1931) — американский философ, социолог и социальный психолог, заложивший основы символического интеракционизма.
Родился в Южном Хедли (штат Массачусетс) 27 февраля 1863. Родители были глубоко верующими и одновременно очень образованными людьми. Когда мальчику исполнилось семь лет, его отца пригласили преподавать в колледж Оберлин (штат Огайо). Здесь же, в Оберлинском колледже, с 1879 начал учиться и Джордж Мид.
После смерти отца в 1881 условия жизни Мида серьезно ухудшились. Ему приходилось подрабатывать официантом, чтобы заработать на пропитание. Несмотря на все препятствия, в 1883 Мид закончил колледж. В течение последующего десятилетия он искал свой путь в жизни, пока не осознал, что его призвание — социальные науки.
Первоначально Мид преподавал в начальных классах. Однако через несколько месяцев опекуны школы выразили неудовольствие "мягкотелостью" учителя (не желая бороться со школьными хулиганами, преподаватель просто отпускал со своих занятий всех, кому это было не интересно) и лишили его работы. Следующие три года неудавшийся преподаватель занимался исследовательской работой на строительстве железной дороги, подрабатывая репетиторством и с упоением читая все книги, которые попадались ему в руки.
В 1887 Мид поехал в Гарвардский университет, чтобы продолжить изучение философии. Уже через год он получил степень бакалавра. Хотя главным предметом его изучения была философия, он параллельно уделял много внимания психологии и лингвистике. В 1888 он уезжает в Германию для продолжения обучения и получения докторской степени. Занимался в Лейпцигском и Берлинском университетах, углубляя свои знания в области психологии, философии и экономической теории. Знакомство с немецким ученым В.Вундтом, основоположником социальной психологии, сильно повлияло на его дальнейшее внимание к познанию социальных закономерностей поведения людей.
В 1891 Миду предложили место преподавателя психологии и философии в Университете штата Мичиган (город Энн Арбор). Он принял это предложение и покинул Берлин, так и не завершив своей учебы. Таким образом, один из наиболее выдающихся социальных мыслителей Америки рубежа 19-20 вв. формально не имел законченного высшего образования.
В Мичигане Мид проработал до 1894. Здесь он впервые начал глубоко изучать труды выдающихся американских обществоведов того времени, прежде всего социолога Ч.Кули и философа Дж. Дьюи. Личное знакомство с Дьюи определило всю его дальнейшую карьеру: когда создавался Чикагский университет, Дьюи настоял на том, чтобы его друга и коллегу Мида пригласили в новый университет на должность ассистента. Так было положено начало Чикагской школы философии (Дьюи, Дж. Тафтс и Мид).
Именно в Чикагском университете развернулась научная и преподавательская деятельность Мида. В 1902 он получил должность доцента, а в 1907 стал профессором. С 1900 Мид начал вести курс социальной психологии. Его лекции пользовались огромной популярностью. Но, как это ни парадоксально, его способности излагать свои мысли на бумаге были очень посредственными. Сам Мид откровенно признавался, что ему чрезвычайно сложно писать. Хотя он не стремился популяризировать свои идеи в письменной форме, его теории и научные воззрения хорошо известны благодаря книге Разум, самость и общество, составленной по записанным в 1928 конспектам лекций его студентов.
Главным объектом научных интересов Мида было изучение социальных действий — поступков, которые приобретают определенный смысл только в обществе, связаны с исполнением социальных ролей (параллельно с ним этой же проблемой активно занимался М.Вебер). Концепцию Мида называют "символическим интеракционизмом", поскольку она рассматривает символические элементы взаимодействия людей в обществе. Создавая свою концепцию, он полемизировал с популярными на рубеже 19-20 вв. дарвинистскими теориями (их сторонники назывались "радикальными бихевиористами"), которые сводили закономерности поведения людей к чисто биологическим. См. также БИХЕВИАРИЗМ.
Отправная точка теоретической концепции Мида — приоритет социального над индивидуальным. Социальное действие в отличие от обыкновенного действия обязательно включает как минимум двух людей. В основе социального действия лежит жест — действие, согласно Миду (здесь он развивал идеи В.Вундта), которое рассчитано на ответную реакцию окружающих. Если реакция происходит на бессознательном уровне, автоматически, то жест является "незначащим" (на такого рода жесты способны не только люди, но и животные). Если же реакции предшествуют размышления, то жест приобретает социальное значение.
Среди значащих жестов особую роль выполняет голосовой жест. Его существенное отличие от физических значащих жестов заключается в том, что голосовой жест влияет не только на слушающего, но и на говорящего (благодаря тому, что сам говорящий слышит то, что произносит); голосовой жест заметно легче контролировать.
Если голосовой жест вызывает у говорящего примерно такую же реакцию, как и у слушающего, то такой жест становится значащим символом. Именно благодаря наличию значащих символов возможна коммуникация (общение между людьми) в полном смысле этого слова. Самый яркий пример значащего жеста — это язык, когда одно и то же слово для слушающего и говорящего обозначает одинаковые мысленные образы. См. также СИМВОЛ; ЯЗЫК.
Важная составляющая процесса коммуникации — способность человека рассматривать себя не только как субъекта, но и в качестве объекта (то есть умение увидеть себя со стороны глазами других людей). Такую способность Мид называл "самость" (self).
Самость — чисто социальное качество. Оно не только отсутствует у животных, но не является врожденным и у самих людей. Развитие самости у ребенка, по Миду, проходит две стадии (см. рис.).
1. Стадия ролевых игр (Play). В отличие от животных, которые тоже способны играть, человеческий ребенок, подрастая, начинает в играх воспроизводить самые разные социальные роли, изображать разных людей (мать, учителя, продавца, военного и т.д.). В процессе всех этих игр ребенок учиться оценивать себя с точки зрения конкретных других людей.
2. Стадия коллективных игр (Game). Если раньше ребенок примерял на себя роли отдельных людей, то в групповых играх ему приходится ставить себя на место каждого участника игры. Такого рода игры развивают в ребенке способность действовать в организованной группе. К таким играм можно отнести футбол, прятки и т.д. Ребенок учится оценивать себя не просто глазами отдельного человека, а с точки зрения обобщенного другого, то есть целого сообщества. Эта стадия самости подразумевает, что ребенок становится членом некоего сообщества и руководствуется общими для этого сообщества установками.

По мере взросления ребенка он становится членом самых разнообразных групп, приобретая вследствие этого и самые разнообразные самости. По набору самостей один человек отличается от другого. Формирование каждой конкретной самости происходит в индивидуальном порядке, поэтому люди не являются похожими друг на друга клонами, а обладают ярко выраженными индивидуальными чертами.


В структуре самости Мид выделял два компонента — me и I (эти мидовские термины обычно используются без перевода).
Первый компонент, me ("ми", в буквальном переводе — "меня") — это совокупность установок, ценностей и норм, которыми руководствуется человек. Этот набор усваивается человеком в процессе принятия роли обобщенных других. Другими словами это осознанные, но некритически усвоенные, принятые на веру правила поведения в том или другом сообществе. Me гарантирует устойчивость и стабильность в обществе, обеспечивая соблюдение общепринятых, ожидаемых норм поведения. В целом можно сказать, что me — это социальная стороны личности.
Второй компонент, I ("ай", в буквальном переводе — "я"), представляет непосредственную реакцию индивида на других. Это непредсказуемый и в то же время творческий элемент личности каждого человека. I привносит в социальные процессы элемент новизны, способствует самореализации каждого человека, а также содержит в себе все важнейшие ценности. I отражает индивидуальность и своеобразие человека.
Любое действие человека, полагает Мид, может быть рассмотрено через призму взаимодействия I и me. Me предлагает набор стандартизированных реакций, а I отвечает за выбор какой-либо из них.
I и me — это две половинки одного целого (Self = I + me). Me позволяет человеку комфортно существовать в социальном мире, а I предохраняет общество от застоя. Компонент me преобладает у людей-конформистов, а компонент I — у творческих личностей и харизматических лидеров, изменяющих историю. Социальный контроль можно рассматривать как доминирование me над I, а общественное развитие — как постепенное увеличение доли I в структуре личности (в примитивных обществах у людей преобладает me, в то время как в современном обществе большее значение получает элемент I).
Смерть жены в 1929 сильно подорвала силы ученого, новый удар его здоровью нанес конфликт с коллегами по университету. Попав в больницу, ученый подал прошение об отставке. Едва он выписался из больницы, как на следующий день, 26 апреля 1931, умер в Чикаго от сердечного приступа.
После смерти ученого его идеи стали основой школ символического интеракционизма (самыми известными последователями Мида являлись Г.Блумер, И.Гоффман и М.Кун). Взлет популярности этого направления пришелся на 1970-е, когда его идеи стали рассматриваться как альтернатива функционализму Т.Парсонса. Осознание взаимосвязи внутреннего мира личности с социальными процессами считается одним из важнейших достижений социологии и социальной психологии.
Труды: От жеста к символу. — В сб.: Американская социологическая мысль: Тексты. М., Изд-во МГУ, 1994; Интернализованные другие и самость. — В сб.: Американская социологическая мысль: Тексты. М., Изд-во МГУ, 1994; Аз и Я. — В сб.: Американская социологическая мысль: Тексты. М., Изд-во МГУ, 1994; Психология пунитивного правосудия. — В сб.: Американская социологическая мысль: Тексты. М., Изд-во МГУ, 1994.
Наталия Латова
БЛУМЕР (Blumer) Герберт (1900-1987) - американский социолог и психолог. В 1925-1952 - в Чикагском, с 1952 - в Калифорнийском (Беркли) университетах. Представитель Чикагской школы, ученик Дж.Г. Мида (см.). Пытался переинтерпретировать методологические установки прагматизма (в варианте инструментализма Дьюи) в терминах теории своего учителя. В 1937 предложил термин "символический интеракционизм" для обозначения концепции, классиком которой он по праву считается (кроме Мида ее основы были заложены некоторыми работами Кули - см. и Морено - см.).
Основная работа Б., излагающая его концепцию символического интеракционизма, - "Символический интеракционизм. Перспективы и метод" (1969). Б. исходил из установки Дьюи на определение значения объекта исходя не из его свойств, а из его роли в жизни людей. Объект - то, что он значит в ожидаемом и реальном взаимодействии. Причем устойчивость значений делает взаимодействие привычным, позволяет его институционализировать. В самом же взаимодействии можно выделить два уровня: 1) несимволический (объединяющий все живое) и 2) символический (свойственный только человеку). Люди производят жесты и интерпретируют жесты других, их поведение словесно отображается и "задается" во многом языком. Действия с символами предваряют, как правило, практически-преобразовательное действие. Посредством знаковой деятельности мы задаем дистанции, т.е. структурируем внешний мир. Развивая и изменяя значения, мы тем самым изменяем и сам мир. Поскольку социальная жизнь является в конечном счете продуктом интерпретаций, оценок и определений, продуцируемых индивидами, координирующими свое поведение, ее исследование должно быть ориентировано на осмысление символических процессов действующих субъектов и поддерживающих действие структур. Конституирующие реальность интерпретации действуют на двух уровнях - внутреннего и внешнего общения. Внутреннее общение продуцирует интерпретации как результат взаимодействия между двумя "Я". Первое - "Мое", т.е. видение себя глазами других, близкое "отраженному (зеркальному) Я" Кули (символы способны вызывать во мне ту же реакцию, что и у других). Второе - собственно "Я", как "субъективное Я" (мое видение самого себя). Второе "Я" - источник креативности, первое "Я" задает дистанцию по отношению к самому себе, позволяя занимать рефлексивную позицию. Внешнее общение задается стремлением к результату и кооперированию действий для его достижения с другим. Во внешнем общении от меня (как и от любого другого участвующего актора) требуется умение "принимать роль другого". (Это требование расспространяется и на исследователя, отрабатывающего свои теории в ходе "разведок" и "проверок", позволяющих согласовать понятийный уровень социологии с фактическими событиями эмпирического мира.) На уровне же повседневных практик эта процедура необходима для согласования взаимных усилий на основе выявления образа "обобщенного другого" (Дж.Г. Мид). Следовательно, любое действие всегда есть "диалог", который человек ведет с самим собой и другими.
В этой связи Б. рассматривает проблемы формирования коллективного ("обобщенного") действия и одним из первых вводит в социологию тему массового общества. Общество у него в целом задается процессуально через ситуации, в которых встречаются конструктивно действующие во взаимодействии индивиды, постоянно рефлексирующие и "дефинирующие", т.е. порождающие дефиниции как идентификации мира, предзадающие предполагаемые способы обращения с предметами (объектами). Теоретическая программа Б. вылилась в требования методологического и методического переосмысления социологии, критику классических социологических доктрин, переоценку роли и сути социогуманитарного знания в целом.
В.Л. Абушенко
СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ (англ. interaction - взаимодействие) - теоретико-методологическое направление в социологии и социальной психологии (см.) (прежде всего американской), кладущее в основу анализа социокультурной реальности социальные (с акцентированием межиндивидуального аспекта) взаимодействия, взятые в их символическом (особенно языковом) выражении. Кроме абсолютизации микросоциологической проблематики (в ее противопоставлении макросоциологическим проблемам) для С.И. характерно подчеркивание процессуальной природы социального. В определенной мере это связано с влиянием на конституирование С.И. идей прагматизма (в том числе и инструментализма Дьюи) и стремлением преодолеть жесткость и схематизм господствовавших бихевиористских концепций социального поведения. Однако, если различные концепции социальных ролей и теории социального обмена (также решавшие сходные задачи) пошли по пути анализа прежде всего функциональных и (или) институционализационных аспектов социальных взаимодействий, породив ряд идей, близких к классическому структурно-функциональному анализу в социологии, то С.И. выдвинул ряд неклассических идей, оказавшихся родственными некоторым положениям понимающей социологии (обращение к внутренним структурам личности, к культурной проблематике, к анализу языка, к принципу конструируемости социальной реальности и т.д.).
В качестве предтечей С.И. называют Кули (см.) и Томаса (см.). Так, Кули исходил в своих построениях из признания социальной природы человека и утверждал примат первичных социальных групп для социализации и самоопределения индивида. Он же, различая познание вещей и личностей, акцентировал внимание на культуре и языке в их сигнификативной (знаковой) функции для понимания взаимодействия "Я" и "Другого" (наше отношение к "Другому" детерминируется нашими представлениями о "Другом" - идеей личности - а не тем, чем он является на самом деле). Отсюда редукция общества Кули к взаимодействию личностей, понимание этого взаимодействия как согласования "идей личности" и формулировка задачи социального познания как "воображения воображаемого". Не менее важны для С.И. оказались и идеи Томаса о предрасположенности (интенциональности), фиксируемой в установках и ценностных ориентациях индивидов к определенному поведению и о вероятности определенного поведения индивидов, задаваемой конституированием индивидами своих ситуаций в актах их оценки (идея, близкая Дьюи). Отсюда так называемая "теорема Томаса": если ситуации определяются как реальные, они реальны по своим последствиям (или: определение ситуации как действительной делает ситуацию действительной).
Однако основоположником С.И. в историко-социологической традиции признаются не Кули и не Томас, а Дж.Г. Мид (см.), несмотря на то, что сам он определял свою концепцию как "социальный бихевиоризм" (термин "С.И." введен его учеником Блумером - см.) и что ряд аналогичных идей (в австрийский период его жизни) параллельно высказал Морено (см.) (даже в историко-социологической литературе этот круг его идей освещается достаточно редко, а акцентируется его социометрия).
Традиционно в С.И. выделяют Чикагскую (Блумер, Т. Шибутани и др.) и Айовскую (М. Кун и др.) школы. Однако версия М. Куна и его последователей ушла от процессуальной трактовки социальности, усвоила ряд позитивистских методологических установок, отказалась от рассмотрения "внутренней" структуры личности, сделав акцент на групповых нормах и сблизившись, в конечном итоге, с теорией социальных ролей. Поэтому как более "аутентичную" следует признать традицию Блумера. В более поздних версиях (испытав "прививку" феноменологии Шюца - см., прежде всего интегрировав в себя понятие интерсубъективности) и эта линия С.И. перевернула исходное основание направления, обозначенное Дж.Г. Мидом: не социальное взаимодействие стало рассматриваться как конституирующее социальность, а социальность как конституирующая социальное взаимодействие.
В качестве самостоятельной версии С.И. может быть рассмотрен социодраматический подход Гофмана (см.), во многом близкий концепции социодрамы Морено. В некоторых исходных основаниях своих идей близок С.И. и Моррис (см.). В любом случае исходное основание направления - изучение интеракций (взаимодействий) людей, в которых различаются непосредственный и символический их типы, причем безусловный приоритет в конституировании реальности (которая в С.И. "простраиваема", а не дана изначально) принадлежит второму типу.
Символическая интеракция определяется (Блумер) как действие на основе значений, получаемых в интерпретациях. Человек живет в мире значимостей, а не стимулов. Он действет, а не реагирует. По сути, смена систем устоявшихся (принятых) значений означает смену мира, в котором мы находимся. Значения нам предзаданы как определения (дефиниции), однако только их понимание задает нам горизонт видения и возможные векторы действия. Это предполагает наше личное отнесение к значениям, их согласование с наличными ситуациями, что уже требует их переинтерпретации. Более того, эта переинтерпретация есть и переопределение ситуации действия, но одновременно и экстернализация новой дефиниции (требующей новой переинтерпретации и т.д.). Таким образом, в социальном взаимодействии мы имеем дело не с объектами, а с дефинициями объектов (т.е. с символами) и интерпретируем их в определенном языке (т.е. посредством символов). Символы, следовательно, в С.И. суть модусы действия, а не средства передачи информации. Отсюда второй круг общих для различных версий С.И. (но различно ими решаемых) проблем - взаимоприспособление деятелей, обладающих множеством перспектив - видений (само действие есть переход из одной перспективы в другую), требующее переоценки старой перспективы - каждое новое будущее требует и нового прошлого. Взаимоприспособление обеспечивается тем, что люди: действуют в объединениях; производят "репетиции в воображении"; способны в рефлексии "отстраняться" от ситуации и осознавать себя как "отдельность", а в результате - "держать паузу" и превращать себя в объект для самого себя; способны "принять роль другого"; переопределяя ситуацию, "встраивать" себя в нее; закрепляют удачные действия; готовы отвечать на экспектации (ожидания) других и т.д. Многообразие возможностей ("механизмов") взаимоприспособления обуславливает и разницу "ответов" в различных версиях С.И.
Особую роль для понимания процессов конституирования социальной реальности играют разработанные Дж.Г. Мидом механизмы выработки представления об "обобщенном другом" (процедуры типизации) и задания социальных дистанций в результате взаимоприспособления. В общую рамку С.И. вписывается и ряд методологических идей, высказанных прежде всего Блумером и имевших принципиальное значение для понимания природы социологического знания. Исследователь, согласно Блумеру, с необходимостью должен встраивать свои стратегии исследования в реальные социальные взаимодействия. Тем самым эти стратегии не могут носить отражательного характера по отношению к некоторой эмпирической данности, а выступают, скорее, как формирующие социальность практики. В силу этого исследователь всегда находится как бы между двумя крайностями. Ему необходимо избегать ложных предположений о связи своих концептов с событиями постоянно переинтерпретирующегося реального мира, с одной стороны. Но с другой стороны, ему постоянно необходимо помнить о своей "вписанности" в реальные ситуации. Отсюда процедура "разведки-проверки", т.е. оценивания используемого понятийного аппарата на адекватность описываемым процессам, акцент на индуктивных и поливариантных исследовательских стратегиях, установка на выявление скрытых пластов поведения. Эти идеи, предложенные внутри проекта С.И., нашли свое продолжение в разработках социологии знания.
В.Л. Абушенко
http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/sociologiya/SOTSIOLOGIYA.html

Интеракционизм. [Тернер: Часть V. Нерешенные проблемы социологической теории. Классики социологии, S. 24349 (vgl. Тернер: Структура социологической теории, S. 411-412)]

Подобно человеческим индивидам, организованные группы индивидов определяют ситуации, намечают альтернативные линии действия и принимают решения относительно того, как взаимодействовать с другими коллективно организованными единицами. Посредством организованных процессов принятия решений в рамках организационной структуры или посредством решений, принятых индивидуальными "лидерами" или "агентами", коллективно организованные единицы интерпретируют диспозиции друг друга, оценивают ситуации и принимают решения о том, как действовать. Затем на основе обратной связи, производной от воспринятых последствий действия, коллективы переинтерпретируют, переоценивают и, возможно, переприспосабливают и перестраивают свои действия. Блумер, конечно, прав, подчеркивая, что "человеческое общество состоит из действующих единиц" и что "действующими

единицами могут быть отдельные индивиды, коллективы, члены которых действуют совместно во имя достижения целей или организации, действующие в интересах своего конституирования". Однако немногие аналитические работы посвящены исследованию того, как различные типы "социальных единиц" в различных типах "ситуаций" будут "действовать" различными способами и посредством этого "строить" и "перестраивать" свои действия в стремлении сформировать различные типы социальных отношений. В последнее время эти важные теоретические вопросы оказались второстепенными для утверждений о том, что общество - на всех его различных и еще неспецифицированных уровнях организации - является все же "символическим взаимодействием".


Каталог: fr
fr -> Великую землю
fr -> С, Шмидт Ю. А. Актуальные проблемы современной молодежи
fr -> Элективный курс «философские беседы»
fr -> Л. А. Вербицкая (председатель), В. В. Василькова, И. А. Дементьев, Н. А. Головин
fr -> Традиционное церковное1 образование в Эфиопи и
fr -> Культурно-историческая школа, направление в искусствоведении, преимущественно в литературоведении, возникшее в середине 19 в
fr -> Знамя мира как три формы времени в круге вечности
fr -> Феномены человеческого бытия


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница