Сигнальные графы как метод решения задач управления инновационным развитием (на примере нефтегазового машиностроения) Ключевые слова



Скачать 275.24 Kb.
Дата02.07.2018
Размер275.24 Kb.

Кротова М.В.

к.э.н. доцент, с.н.с. ИНП РАН


СИГНАЛЬНЫЕ ГРАФЫ КАК МЕТОД РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННЫМ РАЗВИТИЕМ (НА ПРИМЕРЕ НЕФТЕГАЗОВОГО МАШИНОСТРОЕНИЯ)
Ключевые слова: моделирование социально-экономических процессов, сигнальные графы, инновационное развитие, нефтегазовое машиностроение.
Методы моделирования социально-экономических процессов и обоснования принятия управленческих решений с использованием сигнальных графов и дорожных карт периодически становится популярными в фундаментальных и фундаментально-ориентированных исследованиях, когда речь идет о моделировании поведения системы управления под влиянием сложных управленческих воздействий. Графовые модели и дорожные кары позволяют дать определенную структуризацию в описание изначально слабо структурированных объектов, каковыми являются крупные диверсифицированные компании, территориальные производственные комплексы (включая кластеры и ОЭЗ), совокупность предприятий, выпускающих схожий ассортимент продукции и др.

Одной из долгосрочных задач, требующих применения тех и других методов моделирования, является формирование стратегических альтернатив импортозамещения для определенного ассортимента техники и оборудования, которые, с одной стороны, носят для российской экономики стратегический характер; с другой – не подпадают под защищенные статьи бюджетного финансирования ГОЗ (см. Табл. 1). Под это определение попадают все «бюджетообразующие» и составляющие основу ВВП страны хозяйственные комплексы такие, как ТЭК, черная и цветная металлургия, не охваченные системой ГОЗ машиностроение и химические производства, сервисное обслуживание оборудования для этих производств; в значительной мере – транспорт и крупномасштабное строительство.

Большинство предприятий, относящихся к таким производствам, входят в списки стратегических объектов, зарубежные инвестиции в которые законодательно ограничены – но при этом, используемые ими технологии не классифицируются как двойные или специальные. В периоды низких цен на энергоносители, сокращения объемов экспорта, снижения рентабельности либо общей массы доходов этих производств, они рискуют оказаться под двойной угрозой сокращения и собственных инвестиционных программ, т.к., многие предприятия и компании здесь входят в реестры монополистов, а утверждение их инвестпрограмм структурами исполнительной власти приводит к низкой маневренности в распоряжении как текущими доходами, так и накоплениями.

В силу подобных, достаточно противоречивых стартовых финансовых условий, развитие импортозамещающих гражданских технологий, равно как и научно-прикладные разработки для укоренения этих технологий в России и сокращения импорта становится самостоятельной управленческой задачей с различными уровнями решений: стратегическим общефедеральным, корпоративным, проектным и т.д.

Таблица 1

Взаимосвязь назначения инновационных технологий со стадиями инновационного цикла



Стадия инновационного цикла

Результаты


Назначение



Фундаментальные исследования

Новые знания

двойное

Фундаментально-ориентированные исследования

Фундаментально-научные принципы, прототипы технологий

  • двойное

  • оборонное

  • специальное

Прикладные исследования

Опытные образцы

  • двойное

  • оборонное

  • специальное

  • гражданское:

    • стратегическое (ТЭК, металлургия, …)

    • нестратегическое

НИОКР

Полезные модели

  • двойное

  • оборонное

  • специальное

  • гражданское

    • стратегическое

    • нестратегическое

Постановка в серию и доработка в заводских условиях

Изделие

  • двойное

  • оборонное

  • специальное

  • гражданское

    • стратегическое

    • нестратегическое

Формирование сервисной инфраструктуры

Цикл сопутствующих услуг, в т.ч., высокотехнологичных

  • двойное

  • оборонное

  • специальное

  • гражданское

    • стратегическое

    • нестратегическое

Логистика, маркетинг

Каналы распространения изделий и услуг

  • двойное

  • оборонное

  • специальное

  • гражданское

    • стратегическое

    • нестратегическое

Реализация и сбор информации о фактических эксплуатационных характеристиках изделия и услуги

Объемы продаж

Информация инженерного и маркетингового характера



  • двойное

  • оборонное

  • специальное

  • гражданское

    • стратегическое

    • нестратегическое

Прежде чем приступать к анализу стратегических альтернатив развития технологий для импортозамещения в нефтегазовом комплексе, необходимо рассмотреть историко-теоретические основы формирования обоих методов, которые, в своей основе, достаточно близки друг другу. Графовые методы все же являются более «старыми» и изначально создавались под решение инженерно-технологических задач.

Геометрический граф представляет собой совокупность , где непустое множество точек пространства, а множество простых кривых (возможно, направленных), удовлетворяющих следующим условиям:

1.Каждая замкнутая кривая множества содержит только одну точку множества ;

2. Каждая незамкнутая кривая множества содержит ровно две точки множества , которые являются ее граничными точками;

3. Кривые множества не имеют общих точек, за исключением точек множества .

Элементы множества называют вершинами графа, а само это множество носителем графа; элементы множества называются ребрами графа, а само его сигнатурой [1].

Геометрический граф, таким образом, представляет собой конфигурацию или структуру в пространстве, состоящую из множества точек, взаимосвязанных множеством простых (не имеющих точек самопересечения) кривых. Любой абстрактный граф всегда эквивалентен (по отношению к свойствам, изучаемым в теории графов) некоторому геометрическому графу. существует огромное количество вариантов расположения вершин геометрического графа в пространстве и не меньшее количество способов начертания его ребер. Из того, что утверждается в [1], также следует тот факт, что у абстрактного графа могут быть различные по виду изображения, на первый взгляд совершенно не похожие друг на друга. По сути, это еще один признак «родства» между методами дорожных карт и графов.

Следующий шаг в описании связей между объектами с помощью графов состоит в приписывании ребрам, либо вершинам графа некоторых количественных значений, качественных признаков или характерных свойств, называемых весами. Например, порядковая нумерация ребер, указывающая на очередность их рассмотрения: это по сути приоритет или иерархия. Вес же вершины означает любую характеристику соответствующего ей объекта – атомный вес элемента в структурной формуле, цвет изображаемого вершиной предмета, возраст человека и т. п.

Особое значение для моделирования физических систем приобрели взвешенные ориентированные графы, называемые графами потоков сигналов или сигнальными графами. Один из вариантов взвешенного графа – это модель, в которой вершины сигнального графа отождествляются с некоторыми переменными, описывающими состояние системы, а вес каждой вершины означает функцию времени или некоторой величины, характеризующую соответствующую переменную (сигнал вершины). Дуги отображают связи между переменными, и вес каждой дуги представляет собой численное или функциональное отношение, задающее передачу сигнала от одной вершины к другой (передача дуги). Первоначально сигнальные графы использовались в теории цепей и систем, затем – в проектировании электронных микросхем и, наконец, для моделирования задач более широкого класса.

Структурные схемы адекватно представляют взаимосвязь между управляемыми и входными переменными. Однако для систем достаточно сложной конфигурации процедура упрощения их структурных схем является весьма трудоемкой и часто трудно выполнимой. Мейсоном [2] был предложен альтернативный метод представления взаимосвязи между переменными системы, основанный на использовании сигнальных графов. Преимущество этого метода состоит в том, что по сигнальному графу, без каких-либо его преобразований, с помощью специальной формулы сразу можно установить связь между переменными системы.

Сигнальный граф представляет собой диаграмму, состоящую из узлов, соединенных между собой отдельными направленными ветвями, и является графическим средством описания линейных соотношений между переменными. Сигнальные графы особенно важны для систем управления с обратной связью, поскольку теория этих систем в первую очередь рассматривает распространение и преобразование сигналов. Основным элементом сигнального графа является однонаправленный отрезок, называемый ветвью, который отражает зависимость между входной и выходной переменной наподобие того, как это делает отдельный блок в структурной схеме. Например, ветвь, связывающая выход двигателя постоянного тока с напряжением возбуждения. Все ветви, выходящие из узла, передают сигнал другому (выходному) узлу каждой ветви, причем однонаправленно. Сумма всех сигналов, входящих в узел, образует соответствующую этому узлу переменную. Путь — это ветвь или последовательность ветвей, которые могут быть проведены от одного узла к другому. Контур — это замкнутый путь, который начинается и заканчивается в одном и том же узле, причем вдоль этого пути ни один другой узел не встречается дважды. Некасающимися называются такие контуры, которые не имеют общего узла. Два касающихся контура имеют один или более общих узлов [2].

Использование теории графов для описания моделей систем управления со сложной структурой, стало распространенным в последнее время [3]. Теоретико-графовая форма описания модели позволяет эффективно использовать новые возможности языков программирования, такие как указатели, списки, классы, множественное наследие. Такое представление расширяет информацию о модели, позволяя вводить причинно-следственные отношения.

Для графического изображения математических зависимостей в динамических системах используются также графы прохождения сигналов (сигнальные графы). Они обладают следующими свойствами.

1. Каждой вершине, изображаемой на графе кружком или точкой, ставится в соответствие величина одной из переменных (координат) динамической системы.

2. Сигнальный граф является ориентированным графом.

3. Величина, соответствующая вершине-началу ребра, называется входной величиной ребра. Если из вершины выходит несколько ребер, то входные величины всех этих ребер одинаковы и равны величине, соответствующей вершине.

4. Ребро изображает одно из звеньев в системе, и ему ставится в соответствие оператор, отвечающий тому математическому преобразованию, которое осуществляется в элементе над его входной величиной. В результате этого преобразования получается выходная величина ребра (или соответствующего ему звена).

5. Если к некоторой вершине подходит только одно ребро графа, то величина, сопоставляемая этой вершине, равна выходной величине ребра, получаемой как результат приложения оператора ребра к его входной величине. Если к вершине подходит несколько ребер, то сопоставляемая ей величина равна алгебраической сумме выходных величин ребер. Выходящие из вершины ребра на величину, сопоставляемую вершине, не влияют.

Чувствительностью системы [3], смоделированной в виде графа, называют показатель, характеризующий свойство системы изменять режим под влиянием того или иного параметра. В качестве прямых оценок чувствительности принято использовать частные производные координат системы или же показателей качества процесса управления по вариациям параметров.

Дорожные карты (TRM) – это наглядное представление пошагового сценария развития определенного объекта – отдельного продукта, класса продуктов, некоторой технологии, группы смежных технологий, бизнеса, компании, объединяющей несколько бизнес-единиц, целой отрасли, индустрии и даже плана достижения политических, социальных и т.т. целей, например, урегулирования международных конфликтов и борьбы с особо опасными заболеваниями. Иногда дорожное картирование используется как синоним бизнес-планирования либо форсайта [4]. Общим для построения дорожных карт любой степени «креативности», тем не менее, являются следующие свойства данного метода:


  • дорожные карты включают такую точную характеристику, как время. Создание дорожных карт помогает руководителям компании удостовериться в том, что в нужный момент они будут обладать технологиями и мощностями, необходимыми для осуществления своей стратегии и планов;

  • дорожные карты являются связующим звеном между стратегией бизнеса, данными о рынке и технологическими решениями; также этот метод может быть интегрирован в подготовку и обоснование юридических документов различного уровня и направленности, особенно в сфере предпринимательского права;

  • с помощью дорожных карт обнаруживаются пробелы (недочеты) в планах компании, что позволяет избежать, а не решать возможные проблемы в будущем;

  • на каждом этапе процесса создания дорожной карты акцент делается на нескольких самых важных аспектах: потребность покупателей и ее динамика, инвестиции в технологии и т.д., благодаря чему возможно обосновывать и ставить более реалистичные цели;

  • дорожная карта вырабатывает своеобразный «путеводитель» для руководителей компании, позволяя, таким образом, идентифицировать промежуточные результаты и корректировать направления деятельности;

  • совместное использование нескольких дорожных карт позволяет стратегически использовать технологии во всей товарной специализации компании;

  • создание дорожных карт подразумевает обмен информацией между представителями организации, покупателями, поставщиками и другими заинтересованными в развитии объекта картирования сторонами. Используя дорожную карту, можно весьма доступно объяснить как поставщикам, так и покупателям, в каком направлении движется компания;

  • формирование дорожной карты требует создания группы разработчиков. Процесс дорожного картирования формирует внутри группы общее понимание объекта и владение планом его развития.

В европейской практике технологического дорожного картирования, как например, утверждается в [4] отправной точкой являются потребности человека, удовлетворяемые при помощи различных технологий. Эти технологии, наряду с организациями, их разрабатывающими и использующими, образуют так называемые технологические платформы. Так, на начало 2007 года в Европе насчитывалась 31 технологическая платформа, утвержденная Европейским советом.

В России технологические платформы начали развиваться с кризисных 2008-2009 гг., и в настоящее время они действуют параллельно с более «старыми» структурами в области науки и инноваций в части концентрации государственных ресурсов и усилий, которыми являются приоритетные направления науки, технологий и техники Российской Федерации, а также Перечень критических технологий Российской Федерации. Все они утверждаются Президентом Российской Федерации [4] по рекомендации Координационного совета (рабочей группы Минобрнауки) не реже одного раза в четыре года. При этом формирование и корректировка перечня критических технологий предусматривается на основании анализа предварительной экспертной информации о важнейших инновационных продуктах [4, 5] и технологиях, предположительно имеющих решающее значение для создания этих продуктов в течение ближайших 10 лет.

Как уже отмечалось в начале данного текста, нефтегазовое машиностроение и некоторые новые технологии для ТЭК, которые могли бы быть этим машиностроением поддержаны, фактически не попадают ни в один из приоритетов. И это притом, что по оценкам [5], базирующимся на материалах Института энергетической стратегии и Минэнерго, оборот предприятий ТЭК в России в последние годы составляет не менее 20 трлн. руб. в год, а инвестиционные программы предприятий комплекса уже сейчас составляют 2,6 трлн. руб./г. и на ближайшие 10 лет оценивается в 30 трлн. руб. На состоявшемся в конце 2014 г. Форуме технологического лидерства России «Технодоктрина» отмечалось, что несмотря на определенные успехи в области освоения стандартного ассортимента промышленного и транспортного оборудования, гражданское и специализированное машиностроение остается отраслью, слабо восприимчивой к инновациям и современным вызовам в области глобальной конкуренции крупных компаний и технологий.

Машиностроительные компании не могут позволить себе игнорировать вызовы и угрозы, связанные с технологическим отставанием и низкой конкурентоспособностью. Оценка потенциала конкурентоспособности Российского нефтегазового машиностроения при переходе ТЭК на технологии 5 и 6 уклада невозможна без проведения специального прогноза с использованием экспертных оценок, предварительной экспертной работы и некоторых информационно-логических моделей, позволяющих выстроить последовательность действий при реализации различных стратегических альтернативных вариантов развития новых технологий и оборудования. Автор настоящей статьи в сотрудничестве с Н.И. Комковым, В.В. Сутягиным и Н.Н. Володиной провели в 2014 г. оригинальное по методологии исследование об определении стратегических альтернатив развития нефтегазового машиностроения в рамках Программы «Прогноз потенциала инновационной индустриализации экономики России» под эгидой Президиума Российской Академии наук. Исследование начиналось с того, что разработчики предлагали экспертам ответить на ряд вопросов, объединенных в четыре тематических списка.

Первый список представлял собой максимально широкий перечень групп технологий, либо направлений инновационного развития, которые уже воплощены в полноценные коммерчески ориентированные технологии. От экспертов авторы запросили дать собственную оценку того, в какой степени данные технологии могут быть востребованы отечественными компаниями, а их создание – соответственно поддержано машиностроительными компаниями и предприятиями. Дополнительными вопросами были: сравнение степени востребованности одних и тех же групп технологий и направлений инновационно-технического развития в России на «фоне» передовой зарубежной практики.

Второй список предлагал к оценке список потенциально перспективных технологий, на основе которых можно было бы сформировать новые точки роста в импортозамещении, доработке имеющихся, но недостаточно конкурентоспособных образцов оборудования и технологий, выпускаемых отечественными производителями, иные особенности инновационного цикла внедрения перспективных технологий.

Третий список, на который отвечать должны были представители компаний ТЭК, внешне напоминал анкету и определял основные характеристики, направления работы и инновационной деятельности, интересы, «проблемные точки» и предложения по изменению системы государственного регулирования, направленные на повышение доли отечественного оборудования нефтегазового сортамента в производственном парке компаний – эксплуатационников.

Четвертый список – вопросы непосредственно для производителей оборудования, разработчиков технологий, проектировщиков и дилеров. Помимо общих с третьим списком параметров, экспертам было предложено указать на наиболее характерные «узкие места» именно для отечественного нефтегазового машиностроения.

Обработка списков 3 и 4 была технически наименее сложной. По сути, встречные претензии машиностроителей и эксплуатационников совпадали (табл. 2)

Таблица 2

Сопоставление консолидированной позиции компаний и предприятий-изготовителей нефтегазового оборудования в отношении «узких мест» на производстве


Позиция компаний

Позиция машиностроителей:

  • низкое качество проектных решений в целом

  • низкое качество отдельных технологических узлов и элементов

  • низкое качество комплектующих, поставляемых на отечественные предприятия

  • дефицит квалифицированных рабочих кадров, низкий уровень организации и культуры производства

  • игнорирование производителями оборудования, требований нефтяников и газовиков к качеству выпускаемого оборудования

  • низкое или несоответствующее специфике выпускаемого оборудования, качество металла




  • низкое качество проекта в целом

  • низкое качество отдельных технологических узлов и элементов

  • низкое качество комплектующих, поставляемых смежниками

  • дефицит квалифицированных кадров

  • низкий уровень организации и культуры производства

  • дефицит или отсутствие информации о требованиях нефтяников и газовиков к качеству выпускаемого оборудования

  • отсутствие доступа к современным технологиям и проектам, обеспечивающим конкурентоспособный ассортимент

  • отсутствие возможностей для привлечения инвестиций или кредитов

  • отсутствие возможностей организовать сервисное обслуживание выпускаемого оборудования

  • низкое или несоответствующее специфике выпускаемого оборудования, качество металла

Обработка списков вопросов 1 и 2 должна была дать некие перспективные оценки с целью построения графовых информационно-логических моделей, помогающих выработать стратегии импортозамещения в производстве отечественного оборудования нефтегазового сортамента. Круг и характер вопросов, поставленных перед экспертами, определялся в первую очередь составом и возможностью выявления различных связей между различными составляющими стратегии импортозамещения в производстве оборудования для ТЭК графовой модели (или серии моделей).



Исходя из характера ответов на вопросы экспертов, представляющих институты развития, авторы сформулировали четыре основных гипотезы, на которых может строиться стратегия импортозамещения для предприятий, производящих оборудование нефтегазового сортамента:

  • догоняющее развитие, или концентрация сил и средств на тех направлениях инновационного развития или группах технологий, где необходимо в кратчайший период преодолеть отставание от ведущих зарубежных компаний;

  • лоббистская гипотеза, сознательно или неявно основанная на исключительно глубоком знании экспертом проблематики «своих» групп технологий и инноваций, по сравнению с которыми другие направления оцениваются как менее важные – причем как для отечественных компаний, так и в общемировом контексте;

  • гипотеза автаркии, при которой оценки приоритетов отдельных технологий и инноваций для России и остального мира могут как совпадать, так и отличаться, но при этом сочетаются оценки высокой приоритетности не ниже 4 баллов для РФ, высокой потребности в доработке технологий и высокой готовности заместить импорт;

  • гипотеза концентрации на ограниченном количестве приоритетов и эффективной кооперации, обеспечивающая достижение максимально эффективных результатов на отдельных направлениях в условиях ограниченных ресурсов, либо прорыв в развитии отдельных технологий и обеспечении их конкурентоспособности; характеристики данной гипотезы – это, как правило, близкие значения баллов в оценке мировых и российских приоритетов, некритичные зависимости от импорта и доработки плюс «реалистично оцениваемое предложение по замещению импорта отечественным производством», а по сути, при отсутствии дополнительной информации технико-экономического характера, реалистичными оценками здесь могут считаться не слишком высокие и не слишком низкие показатели готовности предприятий к освоению данной группы технологий или направления инновационного развития.

Результаты опроса показали сильное следование автаркичным воззрениям. Разброс мнений экспертов, действительно обусловленный их специализацией, оказался второстепенным фактором на фоне консолидации мнений по основному вопросу: в целом, тенденции развития технологий в нефтегазовом комплексе России не должны полностью коррелировать с мировыми, ведь Россия является страной-производителем углеводородного сырья. Удержание нефтедобычи на отметке не ниже 500 млн. тонн в год за пределами 2017-2020 гг. также расценивается как приоритетная задача, на решение которой и должны быть направлены внедряемые сейчас технологические инновации. Можно выделить и другие особенности ответов экспертов:

  • из всех предложенных альтернативных гипотез доминирует гипотеза ресурсной автаркии;

  • связь между российскими и мировыми приоритетами развития технологий ТЭК носит достаточно условный характер – так, в мире набирает приоритет разработка нетрадиционных углеводородных запасов, которая для России с ее преобладанием сухопутных месторождений не является актуальной в горизонте до 2035 г.;

  • высокий декларируемый уровень готовности к замещению импорта;

  • высока потребность в доработке (свыше 50%) для всех основных групп технологий, что существенно снижает декларируемую готовность машиностроителей к замещению импорта.

Характерно ожидание оживления экономического роста в отечественной промышленности на фоне тенденций к импортозамещению и девальвации. Все опрошенные предприятия-изготовители ожидают стабилизации или роста объемов реализации отечественного оборудования, причем, в этих ожиданиях сошлись представители предприятий различного масштаба и профиля. Практически все предприятия, равно как и компании отметили отечественное оборудование как конкурентоспособное по цене.

Доля сертифицированной по международным стандартам продукции в объеме выпуска, равно как и доля новой продукции на фоне оценки российского оборудования как в целом конкурентоспособного, при этом продемонстрировала очень широкий разброс – от нескольких процентов до более половины выпускаемого ассортимента. Однако при 100%-ной оценке собственной продукции как конкурентоспособной по цене и наличии в качестве основного покупателя отечественных производственных компаний и предприятий, само наличие международного сертификата играет важную, но не решающую роль при реализации машиностроительной продукции.

Слабыми остаются и механизмы юридической защиты интеллектуальных результатов, в частности, недостаточно четко проведена граница между категориями «опытный образец», «опытно-промышленная эксплуатация», используемых для оценки готовности НИОКР; и юридическими терминами «полезная модель», «изобретение», предусматривающими коммерческую составляющую.

Наконец, среди финансовых механизмов возможного содействия импортозамещению лидирует поддержка льготного кредитования производства и закупок оборудования. и введения квот на импорт оборудования для ТЭК. Введение квот на импорт стратегически значимых образцов оборудования и технологий поддерживали 75% опрошенных предприятий; 25% утверждали, что административное «принуждение к инновациям» априори неэффективно. Лизинг и, предположительно, иные рыночные инструменты, оценивается как негативный фактор для импортозамещения и создания собственных технологий. О потенциальной неэффективности «принуждения к инновациям» компаний и предприятий-изготовителей со стороны государства говорили также и представители разработчиков новых технологий.

Подобное расхождение между желаемыми административными и фактически реализованными рыночными формами финансирования и поддержки инноваций, – говорит о двойственном отношении опрошенных экспертов к мерам государственного администрирования для стимулирования развития Российских технологий. С одной стороны, более жесткое принуждение российских компаний к закупкам отечественного оборудования гарантирует сбыт для предприятий-изготовителей. С другой, при сложившихся характеристиках отечественного оборудования как конкурентоспособного по своей цене, но отстающего по эксплуатационной надежности, качеству металла, уровню исполнения отдельных деталей и технологических узлов, и другим техническим характеристикам, текущая ситуация не может быть охарактеризована иначе как технологический застой.

Далее были выделены группы технологий по их вкладу в полный цикл инновационно-технологического воспроизводства нефтегазовой цепочки, по которым проводилась обработка списков 1 и 2:



  • поиск и разведка традиционных месторождений нефти и газа;

  • критические технологии для будущего ТЭК: нетрадиционные ресурсы УВ, а также освоение шельфа, в условиях России осложненное Арктическими условиями, которые могут требовать единства подходов к освоению в т.ч., и по итогам Программы «Национальная технологическая база»;

  • строительство скважин и обустройство месторождений;

  • разработка месторождений и добыча УВ;

  • совершенствование технологических процессов, катализаторов и импортозамещение в традиционных технологиях нефтепереработки;

  • нефте- и газохимия высоких переделов, разработка передовой продукции;

  • ресурсосбережение, альтернативная энергетика и экология;

  • информационные технологии, консультирование, управление проектами.

Но несмотря на внешне консолидированную позицию экспертов, при выборочных ответах на уточняющие вопросы качественного характера обнаруживались глубокие, хотя и не всегда очевидные расхождения между заявленной, в качестве возможной идеологемы импортозамещения ресурсной автаркией, с одной стороны, и не всегда четко сформулированным ощущением необходимости диверсификации и глобализации – с другой.

Одновременно с заявленным приоритетом геологических, геофизических и промыслово-геологических технологий, достаточно высокие оценки получили вслед за собственно добычей сырья, технологии более высокого передела – их можно обозначить как «химизация» и «информатизация» традиционной нефте- и газодобычи, их обеспечение новыми реагентами, методами исследования нефти и пласта, а также создание мало- и среднетоннажных производств вблизи промыслов, перерабатывающих углеводороды различного состава в нефтехимическое сырье или топливо. Высокий приоритет также получили: создание современной отечественной нефте- и газохимии, катализаторов и реагентов, развитие малотоннажных нефте- и газохимических производств, размещение которых будет приближаться к добывающим регионам1. В таком подходе прослеживается тенденция к развитию нефте- и газохимического «крыла» интегрированных компаний, общая и для отечественной, и для мировой практики. Впрочем, нефте- и газохимическое направление можно скорее отнести к гипотезе догоняющего развития российских производств в общемировом тренде.

Самые большие расхождения между декларируемой готовностью представить нужные отрасли технологии и оценочной ситуацией состояния этих технологий с учетом доработки, наблюдались по группе информационных технологий, в том числе, и дл моделирования процессов промыслово-геологического и гидродинамического моделирования процессов разработки месторождений, прежде всего, нефтяных. Острее всего эксперты оценивают проблему оценки реальной готовности к импортозамещению по группе информационных технологий, когда одни и те же широко известные специалистам технологии, фактическая степень готовность их к промышленному тиражированию оценивались различными экспертами неодинаково. Однако в целом, оценку уровня готовности отечественных технологий к импортозамещению с учетом доработки в диапазоне от 7,4 до 42% следует считать в целом объективной.

На основе обработки списков 1÷4 была разработана графовая модель, по итогам которой наиболее предпочтительной стартовой позицией должна стать группа технологий, связанных с современной нефте- и газохимией (см. рисунок 1):



Рисунок 1. Схема графовой модели для выбора наиболее успешной последовательности формирования точек роста для импортозамещения нефтегазовых технологий.

Обозначения вершин графа:


  • НГХ – технологии нефте- и газохимии;

  • ГРР – новые технологии в геологоразведке;

  • ГХ – геохимические методы;

  • ПНП – методы повышения нефтеотдачи пластов и интенсификации нефтедобычи;

  • НГПО – создание машин и оборудования для нефтяной и газовой промышленности;

  • IT – информационные технологи;

  • сплошные линии – позитивное влияния развития одной технологии на другую;

  • пунктирные линии – отрицательное влияние одной группы технологий на другую.

К преимуществам наполнения нефтегазового комплекса новыми технологиями за счет внедрения в ресурсные цепочки производств мало- и среднетоннажной нефте- и газохимии вблизи промыслов химических технологий, согласно результатам моделирования, можно отнести некапиталоемкость и быстроту распространения технологий, а также возможности доступа как к импортному, так и отечественному оборудованию, возможность модификации технологических процессов для различных типов сырья или адаптации под новые НПЗ, а также потенциальную возможность гибкой перенастройки заводов-изготовителей на новый ассортимент. Эффектом же, по сути, является закрытие одной из наиболее уязвимых позиций России по зависимости от зарубежных технологий, в т.ч., через развитие научно-технической кооперации с ведущими мировыми компаниями даже в условиях санкций.

Таким образом, «запуск» национального плана импортозамещения в ТЭК с современных мало- и среднетоннажных химических технологий в наибольшей степени удовлетворяет критериям поддержания должного уровня энергетической безопасности в плане новых технологий и формирует среду для самовоспроизводства процесса создания новых технологий на разных стадиях передела углеводородного сырья.

В целом, стратегия выхода из технологического застоя должна соответствовать общей институциональной среде, а именно, смешанной экономике с мощным государственным сектором в условиях страны, сталкивающейся с серьезными макроэкономическими и международными вызовами. Привлечение средств исключительно из государственного бюджета, либо из централизованных ассигнований на НИОКР вертикально-интегрированных компаний в условиях не растущих экспортных цен на углеводороды сопряжено здесь с высокими финансовыми рисками, нехарактерными для растущих цен. Секторальные санкции, введенные странами НАТО и рядом других союзников США против Российских компаний, следует расценивать как фактор, усугубляющий вызовы, стоящие перед экономикой нашей страны, но – не как решающий. А это означает, что формирование национальных технологий-драйверов инновационного развития ТЭК необходимо вне зависимости от сценариев развития отношений России и Запада.

На практике в условиях ужесточающихся финансовых ограничений, наиболее успешной основой финансирования для проекта, доведенного до практической реализации, может быть объединение как собственных, так и привлеченных средств на среднесрочные проекты, в т.ч. с участием компаний с краткосрочным финансово-хозяйственным циклом – дилеров, сервиса и т.п. Именно побуждение торговых и сервисных компаний вкладывать часть средств в долгосрочные проекты и может считаться мерой «государственного принуждения бизнеса к инновациям». В конечном итоге, гарантией платежеспособности должны стать объемы вывоза нефтехимической продукции, полученной с помощью новых технологий и оборудования.

Список литературы и источников

1. Инновационная образовательная программа МЭИ. - http://vuz.exponenta.ru/pdf/L11.html, электронные лекции.

2. Консультационно-инжиниринговый портал «Мастерская собственного дела». - http://msd.com.ua/sovremennye-sistemy-upravleniya/modeli-v-vide-signalnyx-grafov.

3. Мурох А.А. Элементы теории графов в анализе современных систем управления // Фундаментальные исследования. 2006. – № 3. – С. 91-92.

4. Электронный журнал «Новые знания». - http://novznania.ru/2011/01.

5. Дмитриевский А. Н., Комков Н. И., Мастепанов А.М., Кротова М.В. Ресурсно-инновационное развитие экономики России / Под ред. Н.И. Комкова и А.М. Мастепанова. — М.: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», Институт компьютерных исследований, 2013.

6. Комков Н.И., Кротова М.В., Сутягин В.В., Володина Н.Н. Оценка стратегических альтернатив импортозамещения машиностроительной продукции и оборудования нефтегазового сортамента: Доклад на форуме «Технодоктрина. Стратегия технологического лидерства России, 6-7 ноября, 2014 г.

7. Комков Н.И., Кротова М.В., Сутягин В.В., Володина Н.Н. Возможности анализа стратегий развития нефтегазового машиностроения на основе экспертных опросов и модели сигнальных графов: тезисы доклада на Международной конференции «Управление безопасностью сложных систем», ИПУ РАН – РГГУ, 4 декабря, 2014 г.



1 Более подробно роль этой группы технологий будет рассмотрена авторами при переходе к построению графовой модели поиска наилучшей последовательности на втором этапе исследования.




Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Социальная философия
2015 -> Курсовая работа на тему: Наши эмоции друзья или враги? Их роль в конфликтоной ситуации
2015 -> Медиалогия как интегрированная наука информационной эпохи и ее роль в модернизации России Ключевые слова
2015 -> -
2015 -> Вопросы для подготовки к вступительному экзамену в аспирантуру по «Философии»
2015 -> Никколо Макиавелли
2015 -> Астрономия и современная картина мира
2015 -> Методы социологического исследования


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница