Сибирский медицинский журнал 1997, №3, С


Деперсонификация в системе "врач-больной"



Скачать 356.43 Kb.
страница6/9
Дата10.05.2018
Размер356.43 Kb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Деперсонификация в системе "врач-больной" частично вытекает из аппаратно-технических приоритетов обследования, а, главным образом, связана с узкой специализацией в медицине и недостаточной подготовкой в области антропологии, медицинской психологии и психотерапии. В отечественной медицине деперсонификация в отношениях между врачом и больным во многом обязана перманентному остаточному принципу финансирования здравоохранения и медицины, малоразвитой личностно-ориентированной культуры. Можно также указать на кризисное состояние в обучении специалистов, как в отношении пресловутых кратких курсов, отпущенных на психиатрию и их содержания, так и формальных отношений между врачами общей практики, медицинскими психологами, психотерапевтами и психиатрами. Все они находятся на разнокачественных платформах обучения, но образовательные программы объединены одним скрытым лозунгом: пациент есть сумма частей, а моя специальность самая важная! Массовый ажиотаж вокруг “целительства” псевдошаманистского типа, которое сегодня выступает под знаком альтернативной медицины в архаических (магия, колдовство, ворожба) и современных экзотических (экстрасенсорика, биоэнергетика, дианетика) формах - достаточно грозный сигнал имеющихся искажений в системе взаимоотношений между врачом и пациентом. Технократическая модель медицины с ее определенными, жесткими нормативными экономическими, диагностическими и терапевтическими стандартами, достигнет большого успеха и авторитета у потребителей лишь тогда, когда она будет органически связана с личностно- и целостно-ориентированным подходом к пациенту. В этом же аспекте должна развиваться концепция качества жизни больного, поскольку формальное обезличенное приложение стандартных внешних показателей успешности далеко не всегда согласуются с индивидуальными показателями достижений приспособления и существования с болезнью.

Среднестатистические” нормы. Данное ограничение определяется биомедицинскими критериями всех лабораторно-инструментальных и частично экспериментально-психологических методов в расчете на средний “идеальный” тип. Однако стандартные среднестатистические нормы слепы по отношению к размаху вариабельности органных, биологических, функциональных и соматопсихических характеристик человека. Эта область проблемы имеет фундаментальные доказательства на уровне медицинской морфометрии, и анатомической изменчивости, а также в связи с изучением вариации различных метаболических, физиологических, нейродинамических, психотипологических переменных в рамках макроморфологической (соматотипической) конституциональной изменчивости. В фокусе врачей инструменталистов должны быть постоянные коррекции и поправки, связанные с представлениями о том, что размеры тела и особенности типа телосложения в существенной степени определяют величину, положение и форму внутренних органов. Кроме того, существует и огромное число врожденных гипоплазий, гиперплазий и дисгармоний в строении частей человеческого тела, которые должны оцениваться не столько с патологических позиций, сколько индивидуально-типологических. То же самое касается и лабораторных исследований. Необходимо накапливать данные о конституциональных нормах и изменчивости биологических показателей в их пределах как в норме, так и при патологии.



Психосоматический дуализм является наиболее трудно преодолеваемой позицией. Бессмертность души и смертность тела, социальное и природное, психологическое и телесное, метафорически выражаясь в образе “кентавра”, является устойчивым конструктом коллективного сознания. В медицине, как в безжалостном зеркале отражается религия, культура и философия европейского дуализма, который оказывает давление на сознание исследователя и врача. В крайних своих позициях этот подход приобретает формы социологизации и биологизации, психогенеза и соматогенеза в объяснении причин возникновения и развития патологических состояний и заболеваний. Такое радикальное противопоставление консервирует линейно-детерминистские тенденции в медицине. Исследователи, стоящие на данных позициях, как правило, исповедуют узкопрофильный подход, в котором психическое и соматическое существуют по своим законам. Нервизм принес понимание, что высшая нервная деятельность является верховным регулятором телесных функций организма, но именно такая постановка вопроса уничтожила представления об обратном непрерывном влиянии органов и систем организма на мозг, о взаимозависимых отношениях между сомой и психикой. Вряд ли имеется необходимость в обосновании идей соматопсихической целостности особо подчеркивать, что не только мозг, но и сердце, желудок, печень, легкие, почки в силу их специализированных функций регулируются дифференцированными путями и имеют независимые свойства. В тоже время на общеорганизменном уровне все они находятся во взаимовлияющих межсистемных сопряженных отношениях, включая природно-психические свойства индивида. Однако на практике еще часто некоторые страдания, которые соматически не определяются, абсолютно не понимаются и всерьез не принимаются, хотя ни на минуту не подвергнут сомнению дарвиновский естественный отбор, который тоже никто не видел. Опытные же клиницисты любого профиля прекрасно понимают, что медицина без хорошего психотерапевтического сопровождения неполна и ущербна, что психические нарушения могут осложнять или сочетаться с соматической патологией, выступать как две стороны одной и той же медали. Однако на практике разрыв между специалистами по расстройствам психической и соматической деятельности чрезвычайно глубок. Психосоматический дуализм проводит демаркационную линию между психической организацией человека, его психическими расстройствами и морфофенотипической организацией, соматическими расстройствами, определяя подчеркнутую выше односторонность в представлениях о системных проявлениях реакций, болезней и патологических состояний. Психосоматический дуализм препятствует пониманию единства соматопсихического онтогенеза, дизонтогенеза и не способствует углублению наших представлений о парциальной или тотальной ретардации в развитии личности, искажениях в темпах роста и созревания, которые часто ассоциируются с дисплазиями и дисгармониями строения тела и его органов. Также мало внимания уделяется конституциональных невропатиям, хотя их распознавание отражают нарушение эволюции нервного аппарата и системогенеза мозга, что одинаково важно для всех медицинских специальностей. Именно такие пациенты частые посетители невропатологов, дерматологов, эндокринологов, гастроэнтерологов, кардиологов, психотерапевтов и т. д.

При всех высказанных ограничениях современной модели медицины, необходимо отдавать отчет в том, что многие клиницисты в своих исследованиях и клинико-эмпирически успешно преодолевают их в своей научной или клинической деятельности. Более того, каждый опытный клиницист, по мере накопления практического опыта, независимо от того осознает ли он это или нет, становится своего рода интуитивным антропологом. Он создает из виденных и накопленных клинических наблюдений своего рода своеобразную типологическую группировку, классификацию типов и признаков, которые учитывают множественные фенотипические вариации больных в их связи с пораженным органом, системой или поведением. Такова, например, точная диагностика топографии червеобразного отростка хирургом, локализации инфаркта миокарда кардиологом, определение невропатологом преимущественного поражения определенных типов сосудов головного мозга при церебральном атеросклерозе и др. Однако, все же подчеркнем, что антропологическая медицинская парадигма пока еще остается в тени существующих направлений и на периферии клинического мышления. Парадокс такого положения становится особенно очевиден, если обратиться ко всем видным отечественным клиническим школам раннего периода. Теоретически, углубление знаний в частнопредметных медицинских областях или сверхспециализация, несомненно приносят пользу. Но отметим еще раз, что без интегрирующих знаний, в клинической практике биомедицинский редукционизм препятствует развитию синтетических концепций в медицине, чем сдерживает ее общую методологию; инструментализм зачастую упрощает или даже подменяет клиническое мышление; деперсонификация в отношении врача и пациента блокирует возможность обращения и включения естественных резервных возможностей, саногенетических механизмов выздоровления, которые реализуются лишь при равноправном, эмпатическом принятии всей личности пациента и его проблем, а также при глубокой научно обоснованной уверенности в правильности терапевтической тактики (плацебо-эффект); среднестатистические нормы слепы по отношению к размаху вариабельности различных соматобиологических характеристик человека с учетом его конституциональной, половой, возрастной и др. изменчивости; психосоматический дуализм, особенно в своем лапласовском детерминизме противостоит системным представлениям о болезнях, включая их индивидуальные проявления с соответствующей типу личности внутренней картиной структуры и качества переживания.

Прямая и косвенная трансляция некоторых перечисленных недостатков современной медицины в повседневную врачебную практику, наряду с существованием остаточных идеологических штампов в форме радикального “энвайроментализма” (“средовизма”), кризисное финансирование медицинских наук и здравоохранения; отсутствие государственных приоритетов в отношении здоровья конкретного человека; малокультурное освещение актуальных проблем здоровья и болезней в средствах массовой информации наносит существенный ущерб фундаментальной основе отечественных медицинских наук. Резкое сокращение продолжительности жизни, высокая заболеваемость детей и подростков, наркомания и алкоголизм, экспоненциальный рост венерических заболеваний, вхождение России в число государств с наиболее неблагоприятной суицидологической обстановкой - все это одновременно и общественно-социальные, и медицинские проблемы, касающиеся организации науки, здравоохранения и врачебно-сестринского образования. В данной статье нет возможности обсудить все причины этих новых проблем, непосредственно касающихся всей системы медицинской науки и практики, однако, в целом, они являются отражением общего социально-экономического и нравственно-духовного упадка всего общества.

В настоящий период неизмеримо возрастает значение общемедицинских, научно-обоснованных интегративных концепций, способных методологически противостоять социально индуцированным разрушительным и конъюнктурным влияниям. В качестве одной из таких парадигм может быть биомедицинская клинико-антропологическая модель медицины, разрабатываемая ныне учеными многих медицинских специальностей.



Каталог: upload -> iblock
iblock -> Программа по обществознанию
iblock -> А. Г. Свинаренко
iblock -> «Социальные проблемы молодежи во взаимодействии с государством»
iblock -> Компьютерные социальные сети в контексте виртуализации современной культуры
iblock -> Право. Личность. Интернет Предисловие
iblock -> Программа вступительного экзамена по специальной дисциплине профиля
iblock -> Информация. Собственность. Интернет: Традиция и новеллы в современном праве
iblock -> Тема №10 Проблема сознания в философии и науке


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница