Штумпф К. Психология и теория познания (перевод С. П. Поцелуева)



Pdf просмотр
страница22/30
Дата10.05.2018
Размер487 Kb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   30
Психология и теория познания 199
сифицированы, а также отделены от мнимых основоположений. Тогда, как мне кажется, теории познания вообще ничего не оставалось бы делать в отношении оснований познания. Яне могу увидеть никакого теоретико-познавательного смысла в вопросе об «условиях возможно-
сти» таких непосредственных истин. Любое дальнейшее исследование могло бы распространяться только на психологические условия, среди которых суждения такого рода встречаются в сознании. Соответствующие представления должны существовать, как должна быть налицо способность к абстрагированию общих понятий, а внимание должно иметь требуемую интенсивность и направление и т. д. Однако никакое, даже самое тщательное, описание всех частей психологического механизма не сделает нам очевидное ещё более очевидным, а непосредственные знания — ещё более непосредственными. И никакое описание не даст нам даже ознакомиться стем, как и почему эти, причём именно эти и никакие другие знания возможны как основания нашего мышления. Имеет место одно из двух или даются посылки для логического обоснования содержания суждения (и тогда упомянутые знания в действительности небыли непосредственными или даются психологические условия процесса суждения, и тогда покидают сферу теории познания и переходят в собственном смысле в ά

έ исследований. И третьего здесь не дано.
Если таким образом, по сути дела, теории познания заказано копать глубже, тогда вширь и ввысь для неё открывается немало проблем. Возникает вопрос о том, каким образом элементы наших представлений, выявленные посредством психологического анализа, могут применяться к мыслящим конструкциям мира, в особенности, внешнего мира. Наиболее общие средства и пути познания должны быть выяснены теорией познания не в меньшей мере, чем его наиболее общие исходные точки. Внешний мир есть, научно выражаясь, гипотеза, чтобы рассчитывать ход явлений. Для построения этой гипотезы у нас нет никаких других представлений и понятий, кроме тех, что мы позаимствовали у самих явлений, включая, однако, и явления внутреннего [504] восприятия. Одна часть этого оказывается пригодной, другая — нет. Если обнаружится, что этого для нас недостаточно, тогда именно в этой мере мир останется лишённым для нас любого предвидения и всякого подчинения законам. Среди абсолютных содержаний, которые в самих явлениях находятся в нашем распоряжении, непригодными для такой конструкции посчитали так называемые качества ощущения, тогда как представления о пространстве и времени (те. локальный и темпоральный моменты явлений, напротив, оказались весьма пригодными. Указанные представления обязаны этой своей предпочтительностью тому обстоятельству, что благодаря им можно в гораздо большем объёме производить расчёты (а качества, как было упомянуто, также доступны расчёту). Важно здесь и то, что результаты вычисления, которые появляются на основе допущения объективных пространственно-временных процессов, опять подтверждаются потом в новых явлениях. С самого начала, однако, мы больше не претендуем на объективную действительность [Gültigkeit] как на качества восприятия
34
Строго говоря, время и пространство не пригодны в той форме, как они нам даны. Они стали таковыми только в результате многочисленных трансформаций и абстракций. Время и пространство, как мы их себе представляем, имеют центр мы не можем представить время вне положения вперёд или назад отданного мгновения, с которым все соотносится. Аналогичное имеет силу и для представления мест. При физикалистском понятии пространства и времени этот центр ненужно принимать во внимание. У пространства представления есть, далее, или только два измерения, или в нем присутствует, по крайней мере, в рудиментарной,
34
Противоположное мнение исторически восходит к Декарту, который назвал пространство и время — из-за основанных на них математики и математической физики — совершенно ясными и отчётливыми» представлениями. Поэтому Декарт считал эти представления объективными, тогда как качества — лишь субъективными представлениями. Приведённые им аргументы в пользу этой темноты (к примеру, что мы не всегда можем точно локализовать боль) были, разумеется, достаточно слабы. Ведь сами по себе цветовые, звуковые или болевые ощущения, конечно, не менее ясны, чем, например, представление о треугольнике.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   30


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница