Штумпф К. Психология и теория познания (перевод С. П. Поцелуева)



Pdf просмотр
страница1/30
Дата10.05.2018
Размер487 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


Политическая концептология № 3, 2015 г.
177
ПСИХОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ
1
Карл Штумпф
Аннотация: Работа известного немецкого психолога и философа Карла Штумпфа по-
казывает, почему его творчество не без основания считают посредствующим звеном меж-
ду учениями Ф. Брентано и Э. Гуссерля, В публикуемом тексте отражена полемика между
«психологистами» и «критицистами» в немецкой философии, а также указывает на недо-
пустимость сведения всех философских, в особенности, теоретико-познавательных иссле-
дований, к психологии.
Ключевые слова: психологизм, критицизм, Кант, ощущение, восприятие, содержание,
естественная необходимость.
I. Спорный вопрос
[467] Когда Целлер в своем докладе О значении и задаче теории познания (1862) вновь призвал проявить заботу об этой науке, он назвал в качестве её задачи исследование предпосылок, при которых человеческий дух в состоянии познать истину, ив особенности — исследование происхождения и истинности наших представлений. Целлер назвал бессмертной заслугой Канта то, что тот вновь оживил интерес к данному вопросу и решил его более основательно, чем его предшественники. Целлер подчеркнул необходимость возврата к такого рода исследованиям в логике, но что эти исследования тоже теснейшим образом связаны с психологией, об этом Целлер явно не говорит. Однако его утверждения относительно происхождения наших представлений, сделанные в указанном докладе, особенно в позднейших дополнениях, не оставляют никаких сомнений относительно его положительного мнения и поэтому вопросу. А в получившей с тех пор развитие неокантианской школе обнаружились в этой связи иные воззрения. Правда, логику здесь и с этой стороны чаще всего объединяют с теорией познания. Но тем резче тогда отделяется от них психология более того, она оказывается им диаметрально противоположной. Данное представление столь широко распространилось, что даже воззрения, не относящиеся к неокантианству, выступают в поддержку максимально ши-
1
Перевод выполнен С.П. Поцелуевым по изданию Stumpf, Carl. Psychologie und Erkenntnistheorie /
Abhandlungen der philosophisch-philologischen Classe der k. Bayer. Akademie der Wissenschaften. München: Verlag der Akademie, 1891. Пагинация в тексте приведена поэтому изданию. Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках программы «Брентано и его школа развитие проблем сознания и интенциональности в феноменологии и аналитической философии ХХ в проекта
178
Штумпф К.
рокого разделения труда и принципиальной независимости теории познания. С этим связано изменившееся понимание собственной заслуги Канта, когда в качестве таковой называется как раз указанное чёткое обособление и противопоставление. При этом утверждается, что психология мыслительной деятельности имела место уже во времена Локка и даже ранее.
[468] А отмеченные Дэвидом Юмом трудности относительно познания законов причинности были, якобы, уже с максимально возможной полнотой рассмотрены современником Канта, Николаем Тетенсом. И только Канту, — согласно этой точке зрения, — должны мы быть благодарны за эмансипацию теории познания от психологии, теза критику познания. И при этом явное большинство признает, что отделение теории познания от психологии у самого Канта осуществляется только во втором издании Критики чистого разума, да и там не вполне последовательно. Таким образом проводится различие, если можно так выразиться, между идеальными историческим Кантом. Некоторые стремятся отыскать движение в сторону чистой критики познания, те. тенденцию критического идеализма, уже у Лейбница, Декарта, Платона, тогда как собственно кантовские заслуги и с этой точки зрения в некотором смысле ставятся под сомнение. Однако эти различия мы далее рассматривать не будем. В последующем мы будем обозначать выражением критицизм такое понимание теории познания, которое пытается освободить эту теорию от всех психологических оснований. Выражением же психологизм (впервые введённым в оборот, пожалуй, Й.Э. Эрдманом) мы называем сведение всех философских и особенно всех теоретико-познавательных исследований к психологии. И мы позволим теперь критицистам и психологистам направлять их копья друг против друга, причём ради дела мы будем максимально заострять аргументы, без учёта того, представлены ли они в литературе именно в такой форме.
Психологисты утверждают, что ведь само по себе познание является психическим процессом, а потому исследование его предпосылок тоже есть психологическое исследование. Этой естественной аргументации психологиста критицист противопоставляет положение о том, что психологическое исследование может, конечно, привести нас к открытию определён- ных фактов душевной жизни, к познанию мыслительных и чувственных процессов или, в крайнем случае, к эмпирическим правилам, например, к правилам ассоциации [469] идей. Однако, — утверждает критицист, — это исследование никогда не сможет привести нас к познанию всеобщих и необходимых истин, по крайней мере, таких истин, которые должны считаться ещё и объективными, к примеру, к геометрическим аксиомам или к закону причинности. Как раз напротив, этот последний уже должен якобы лежать ив основе всего психологического исследования. Психология, согласно этому утверждению, является особой опытной наукой, а теория познания показывает нам условия возможности любого опыта.
Вынужденный таким образом перейти к обороне, психологист все-таки находится в лёгком положении, коль скоро избегает собственных позиций кантовской философии. К научным выводам, — возражает психологист, — можно придти и без теории познания, — подобно тому, как можно есть пищу и прогуливаться без знаний в области физиологии. Можно вполне понять, что квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов, не имея при этом никакого представления о различии между аналитическими и синтетическими суждениями. Можно открыть законы маятника, не зная закона причинности a priori, в виде синтетического основоположения. Эти очевидные вещи не стоило бы даже упоминать, если бы не некоторые высказывания со стороны критицистов, которые позволяют сделать вывод о существовании противоположного мнения. Может ли, — задаётся один из них вопросом, — существовать
2
См. среди проч Windelband, Vierteljahrsschrift für wissenschaftl. Philosophie I 224 f. Как разв связи с отношением Канта к психологизму Виндельбанд приходит здесь к выводу, что истинный критицизм в полной мере нигде не выражен в кантовских сочинениях, но означает лишь один из переходных пунктов, которые он прошёл в период между 1770 и 1780 годами. Виндельбанд недвусмысленно подчёркивает зависимость критицизма от психологической теории его автора, зависимость, которую эта теория не может скрыть своими заявлениями противоположного свойства.


Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница