Сети сквозь поколения: почему личные связи философов важны для их творчества



Pdf просмотр
страница4/23
Дата23.02.2018
Размер0.52 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Коллинз Р. Сети сквозь поколения
95
временников. Достоинство их вклада, его подлинная ценность и социальное воздействие зависят оттого, как развивается эта структура после их смерти. Мы, интеллектуалы, — настоящие водовороты в реке времени, причем,
возможно, в большей степени, чем другие люди, потому что наше дело устанавливать связь между поколениями.
Таким образом, креативность — дело длительное. Поясним, что это означает. Минимальная единица интеллектуального изменения — это поколение, примерно тридцать три года. По крайней мере, столько времени необходимо для того, чтобы в философских предпосылках произошло значительное изменение а чтобы увидеть, имеет ли это изменение структурное влияние на то, чем позднее могут заниматься интеллектуалы, требуются еще одно или два поколения. Социологи могут убедиться в этом на их собственной дисциплине нам ясно, кого отнести к классиком социологии примерно в
1900—1930-е гг. (Вебер, Дюркгейм, Мид, Зиммель), но поколение, следовавшее непосредственно за ними, находилось как разв процессе отсеивания этих имен из большей совокупности [4]; в течение жизни и сразу после смерти репутации этих классиков социологии колебались и были подчас более локальными и менее значительными. Творческая работа, которая привлекает внимание в течение 5 или даже 10, 20 лет, наименее устойчива:
слишком мал этот срок, чтобы она могла быть оценена в долговременной перспективе интеллектуальной истории. Чтобы понять масштабность процессов, о которых идет речь, можно попытаться измерить, сколько места
«постмодернистские» философы, наделавшие столько шуму в е гг.,
займут в историях философии, которые будут написаны через два столетия,
или хотя бы через два поколения от настоящего времени. Разумеется, тоже самое справедливо для сегодняшних фигурантов будущих историй социологии и любой другой дисциплины. Социологический подход заключается в том, чтобы видеть отношение между человеческим авангардом любого конкретного поколения (и, конечно же, еще более краткими периодами вне- сколько лет или десятилетий, которые составляют фокус внимания непосредственных интеллектуальных проектов) и гораздо более безличной, жестоко структурированной последовательностью поколений, являющейся царством креативности, которую мы называем исторически «великой».
Каков вклад третьестепенных философов?
Такая точка зрения может оставить нас в раздражающем сомнении. Не имеем ли мы дело всего лишь со славой, а нес самим творчеством Разве нельзя допустить, что существовало множество творческих личностей, погребенных в безвестности, но их достижения просто небыли оценены по заслугам Это представление весьма влиятельно, потому что поддерживает большинство из нас, интеллектуалов, редко получающих то признание, которое, как нам кажется, мы заслуживаем. Подобно мифу о воскрешении, оно дает надежду на то, что после нашей смерти нас когда-нибудь «откроют».
Но давайте рассмотрим этот вопрос внимательнее.
Примеры известной нам посмертной славы никогда не являются историями типа из грязи — в князи». Наиболее важный случай в западной философии это Спиноза. Популярность пришла к нему через 100 лет после смерти, когда он стал фаворитом одной из фракций в противоборствах меж-




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница