Сергей Черняховский Политики, предатели, пророки Новейшая история России в портретах (1985–2012) Глава 1 Основатели архитектуры мсг — Герострат



страница36/37
Дата10.05.2018
Размер3.43 Mb.
ТипРуководство
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37
Безопасное тираноборство

Призыв к критике Путина — с точки зрения функциональной и технологической — правильный призыв.

Во-первых, его есть за что критиковать — хотя бы потому, что если считать, что критиковать его не за что — нужно было бы признать, что в России все сегодня обстоит идеально. Народ благоденствует, а власть безупречна и полностью выражает интересы народа.

Во-вторых, потому, что сама по себе критика — тот информационный оппонирующий поток, на который, собственно и можно опираться в своих действиях. Возможность взглянуть на эти действия и свои решения со стороны, знать, как они воспринимаются, к чему ведут и насколько удачно и точно осуществляются.

Поэтому, на самом деле, критика что руководителя, что ученого, что художника — в первую очередь дело даже не столько его противников — сколько его друзей и сторонников. И возможность для него — просто посмотреть на себя в зеркало. А в зеркало на себя нужно смотреть всегда. Если это конечно, не превращается в нарциссизм. И если перед тобой не кривое зеркало — и созерцание его не превращается в мазохизм.

Но Путина при этом критиковать сегодня адекватно критически мыслящему человеку неинтересно и скучно.

Во-первых, потому, что Путина критиковать — как минимум неоригинально. Его критикуют слишком многие — и за все, что придет в голову. Появились целые группы людей, практически сделавшие критику Путина своей профессией. Одни — в прямом смысле слова, как неплохо оплачиваемую деятельность. Другие — в смысле своего сосредоточения исключительно на этом, как на способе собственной самореализации.

Путин, так или иначе, правит страной второй десяток лет. За это время у него что-то получалось, что-то не получалось. Какие-то его действия были правильны — какие-то ошибочны. Найти за что критиковать его именно в том плане, что он лично сделал или не сделал — не сложно. Даже если бы на 90 % все, что он делал, было верно и успешно — были бы те 10 %, которые можно вменять ему в вину. И все минусы сегодняшней российской действительности видят все вменяемые люди.

Просто одни посвящают себя тому, чтобы об этих минусах твердить, другие — тому, чтобы так или иначе пытаться их устранить или минимизировать.

Но критикуя — критикующий как бы становится вровень с тем, кого он критикует. По своей роли и значению Путин уже создал «эпоху Путина» — со всеми ее минусами и недостатками, великолепием, амбициями и проблемами. Его считают одной из самый влиятельных фигур современного мира — не льстецы, а составители рейтингов в том мире, который его недолюбливает.

Критикуя его — критикующий как бы присваивает себе статус его судьи. Т. е. пытается стать минимум ему равномасштабным.

И это тем более соблазнительно — что безопасно. В принципе, за «критику Путина» — равно как и постоянные оскорбления в его адрес — никто еще не пострадал. За критику «Единой России» или за неуважение к Медведеву — пострадавшие есть. За критику Путина — пострадавших нет, если не считать откровенных мелких политических хулиганов. И это соблазнительно. И рождает тягу — утвердится в смело брошенных вызовов третьему по влиятельности в мире человеку.

А учитывая его провозглашение оппонентами «кровавым гэбешным тираном», то тем, кто не может утвердить себя большим — очень соблазнительно играть роль разоблачителей «кровавого тирана». Сразу обретаешь ранг «героя» и «тираноборца».

Но если тираноборство безопасно — значит, нет тирана. И нет тираноборца. А есть играющий роль последнего — клоун.

Смысл в критике Путина как политической позиции был примерно до написания в 2009 году наиболее яростными «тираноборцами» письма с требованием его отставки. Обращенного не вполне понятно к кому. Разве что к Медведеву. И в случае, если бы наперекор любой реальности требование письма достигло своей цели — предполагавшее полновластие Медведева как президента.

Очень заманчивая цель.

И, тем более, критика Путина стала превращаться частью в комедию, частью в игру на чужие цели, когда развернулась борьба элит за недопущение Путина к выдвижению кандидатом на президентских выборах 2012 года. Критиковать Путина теперь — означало играть в лагере Юргенса и тех, кого он представлял.

Всегда, в общем-то, важно не только противник кого ты — но и за кого ты. С кем ты в одной команде. В сложившейся ситуации получалось, что если ты критикуешь Путина не за то, что он тебя чем-то обидел или обидел твой клан, а за сущностные вещи — ты работаешь на цели как раз тех, кто в значительно большей степени чем он представляет именно то, что ты критикуешь и что тебе не нравится.

То есть, это означало работать на чужие цели, содействовать целям тех, кто тебе же не нравится куда больше.

Но кроме этих рациональных моментов возникали вопросы и стилистические, и этические.

И вообще возникал вопрос, в какой компании ты оказываешься. И кто наиболее активен в этой критике. А это большей частью оказались люди, с которыми в одной компании находится не хотелось бы. Как было сказано в годы перестройки одной из культовых фигур антисоветчиков: «Ну, если и он против колхозов — то отныне я точно «за»».

Быть в одной компании с «правозащитниками», «ПАРНАСом», Новодворской, Юргенсом, Гонтмахером, Латыниной и многими им подобными… Ну недостойно это уважающего себя человека.

Это было примерно то же самое, что в противостоянии с Шираком поддерживать Ле Пена.

Если же говорить о стилистике — с определенного момента «критика Путина» с одной стороны стала модной и в определенных кругах массовой, с другой — все более начала напоминать тянущийся на одной ноте шакалий вой, его противники практически слились в одном лице — в лице некого коллективного шакала Танаки.

Критиковать Путина в этих условиях — хотя его конечно было за что критиковать — означало в этот вой вливаться.

Акела Путин или Шерхан — но он оказывался куда достойнее воющей стаи.

Критиковать Путина сегодня безопасно, легко, не оригинально. Модно. Выгодно.

Особенно если свою критику направлять не на систему, которую на самом деле нужно винить и менять, а подменять критику системы, созданной почти четверть века назад как раз теми, кто сегодня занимается этой критикой — критикой Путина, как якобы главного зла.

Да, есть многое, что определяет ограничения и слабости Путина. И это — далеко не авторитаризм, и не «тиранство».

В чем слабости и ограничения Путина?

— Путин все еще верит в рыночную экономику;

— Путин не решается твердо встать на сторону большинства и тех, кто готов его поддерживать;

— Путин не верит в тех, кто готов в него верить;

— Путин не решается отстранять тех, кто вреден для него самого и привлекать тех, чьи цели совпадают с провозглашенными им целями, кто готов поддерживать его имея ввиду не то, что можно получить от этого сегодня, а то, что останется после.

Это все верно. И можно продолжить. Только те, кто воющим хором критикует его — критикуют его как раз не за это.

Но если критиковать его за это — то, за что критикуешь, растворится в общем хоре критикующих. И ты окажешься безликим участником этого хора.

Путин взялся нести чемодан без ручки. И, так или иначе, его несет. Кто-то предлагает чемодан выкинуть. Кто-то — вытащить то, что в нем ценного осталось и распродать. Кто-то умудряется критиковать его за то, что он несет его не по правилам — не за ручку. Которой нет.

Быть в этом хоре — скучно. И не интересно.

Чемодан нужно либо помогать нести, либо не злорадствовать и не толкать под руку.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница