Сергей Черняховский Политики, предатели, пророки Новейшая история России в портретах (1985–2012) Глава 1 Основатели архитектуры мсг — Герострат


Смерть в Сирте и жизнь в Твиттере



страница25/37
Дата10.05.2018
Размер3.43 Mb.
ТипРуководство
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   37
Смерть в Сирте и жизнь в Твиттере

Кто убил Каддафи, как был убит Каддафи, за что был убит Каддафи — сейчас уже не так важно. Отныне в сознании людей, для которых понятие «справедливость» — не пустой звук, будет жить образ Каддафи, сражавшегося за свою страну, свой народ и свою идею до конца, не сдавшегося и принявшего смерть от рук озверевшей толпы американо-французских наемников.

Сенатор Маккейн что-то там говорил, что Асад и Путин теперь должны плохо спать, вспоминая про участь Каддафи. Убогий человек этот Маккейн… Он даже не понимает, что людей, имеющих идеи и ценности, участь Каддафи не может страшить: ей можно по-своему завидовать.

Прожить 69 лет (или 72 года — точная дата рождения Каддафи до сих пор не выяснена), за это время совершить революцию в своей стране, разгромить всех своих внутренних врагов, править страной более сорока лет, сделать эту страну одной из самых успешных на своем континенте, заставить считаться с собой целый мир, в условиях, когда покатилась волна истерии и безумств по близлежащим арабским странам, устоять, практически разгромив мятежников, принять вызов чуть ли не всех великих держав, вступить с ними в схватку, полгода сдерживать натиск самых сильных армий мира, полгода держать знамя борьбы за свою идею, отклонить все предложения капитуляций — и пасть, защищая последнюю крепость страны и свой родной город от иностранных интервентов… Разве это не достойно хорошей, чистой зависти? Такая жизнь может ужасать разве что какое-нибудь псевдодемократическое ничтожество, не мыслящее себя человеком и ценящее свое полуживотное существование превыше всего в мире. А у справедливого человека такая жизнь может вызывать уважение, даже если он не разделяет взгляды Каддафи.

С улиц Сирта Каддафи шагнул в бессмертие.

Враги его не поняли одного: что настоящие люди живут не потому, что живут — а для того, чтобы… Что бы делать то, что они считают важным. Каддафи жил не потому, что ему довелось родиться, а для того, чтобы делать то, что он считал важным в этой жизни. Для счастья Ливии, для того, чтобы создать свою Джамахирию. И то, что он делал — было важнее для него, чем то, что он жил.

И выбирая между тем, чтобы отказаться от этого дела, но сохранить свою жизнь — и тем, чтобы драться за свое дело, рискуя погибнуть — он мог выбрать только то, что он делал.

Представьте себе и задумайтесь, дрался бы Медведев за свою «модернизацию» до последнего вздоха или, увидев для себя минимальную угрозу, постарался бы конвертировать остатки того, что у него еще есть во что-то устойчивое?..

Строго говоря, человек — это то, за что он готов отдать свою жизнь.

Тем же Маккейну или Обаме (они друг друга стоят), судя по всему, непонятен смысл, заложенный, к примеру, в словах «Даже смерть не страшна, если в этом победа твоя». Маккейн и Обама — даже не Джордж Буш, который, принимая вызов Аль-Каиды, действительно защищал свои ценности. У Маккейна и Обамы, как и у их партнеров по западной коалиции, ополчившейся на Каддафи, нет и таких ценностей.

Даже аудитория радиостанции «Эхо Москвы», которую априори трудно заподозрить в симпатиях к убитому ливийскому лидеру, на вопрос «Можно ли сожалеть о гибели Каддафи?» в большинстве своем ответила положительно (58 % из числа участвовавших в опросе в сети и 69 % — из числа тех, кто отвечал на вопрос по телефону. Отрицательный ответ дали 37 % и 30 % респондентов соответственно).

Если Маккейн и подобные ему не понимают, что судьба Каддафи достойна уважения, то это Маккейн и такие, как он, должны плохо спать. Такие, как Обама. Такие, как людоедка Клинтон, встретившая известие о гибели Каддафи возгласом «Вау!» и смехом. Такие, как британский премьер Кэмерон. Такие, как французский президент Саркози. Это они стоят за убийствами детей Каддафи и самого Каддафи, совершенных разъяренной толпой боевиков, на языке Запада именуемых «мирными гражданами» и «борцами за демократию», которым Запад дал оружие для того, чтобы убивать, убивать, убивать, и сопротивление которым США, Англия и Франция подавляли ударами своей авиации, а Медведев — голосованием в Совете Безопасности ООН.

Кстати, эти «лидеры мирных граждан, пробужденных арабской весной» уже приняли свое первое рубежное решение — провозгласили в Ливии законы Шариата. Куда уж либеральнее и демократичнее.

Что-то с некоторых пор, как западные лидеры начнут бороться за права человека — так дело кончается новым исламистским государством. Французы решили побороться с коррумпированным режимом иранского шаха — и получили фундаменталистский Иран. Американцы боролись против СССР в Афганистане — и получили Талибан.

Боролись против «югославского тоталитаризма» — создали режим боснийских исламистов, помогали «свободной Чечне» — получили ваххабитскую Ичкерию, боролись с «Гитлером Балкан» — получили косовскую мусульманскую наркореспублику. Казнили Хусейна — разбудили шиитскую гражданскую войну.

Теперь вместо «Зеленой Книги» Каддафи — получили законы Шариата… Боролись с Асадом — получили Исламское государство. На Украине вышло иначе — боролись с «коррумпированным Януковичем» — получили нацистскую диктатуру.

Западные лидеры должны плохо спать. Потому что это они его убили. Потому, что весь мир, так или иначе, пересказывает свидетельства о зверствах их наемников в Ливии, Сирии, на Украине, о глумлении над телом убитого Каддафи — и о глумлении над телами украинских антифашистов.

Собственно, за то они и ненавидели его, что он заставлял их считаться собой. И за то, что он был способен на то, на что они способны не были.

Кстати, сами по себе идеи Каддафи даже не несли в себе ничего несовместимого с европейскими ценностями — сама по себе это была некая руссоистская концепция. Общество, где все и всё решают сообща. Живут без особого государственного аппарата. Торжество самоуправления и гражданского общества…

А Каддафи — что Каддафи… Он вошел в бессмертье. Его именем будут призывать к борьбе его единомышленники. Возможно, его еще назовут африканским Альенде или африканским Че Геварой. Он не сдался, он сражался. Можно, повторяем, разделять или не разделять идеи Каддафи, но страна при его правлении была успешной. И вряд ли будет такой в будущем. Можно называть Каддафи экстравагантным, хотя кому принес вред раскидываемый в европейских столицах его шатер? Чем это хуже коллекционирования айфонов? Никто пока не объяснил.

Он за свои идеи сражался и умер. А из его палачей вряд ли на это кто-то в принципе способен. И лучше смерть в Сирте, чем жизнь в Твиттере.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   37


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница