Сборник статей по важ­нейшим философским вопросам мышления и языка



страница55/55
Дата11.08.2018
Размер5.39 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   55
    Навигация по данной странице:
  • печ.
Утверждение примата формы над содержанием в трудах структуралистов

Языковые материалы показывают, что нельзя понять язык, изучая только форму языка. Поэтому вряд ли можно ограничиваться только наблюдением, экспериментом и си­стематическим описанием внешних явлений в языке, чтобы понять всю сложность взаимосвязи и взаимообусловленно­сти языковых фактов. Такой описательный метод не помо­жет познать законьв развития языка, его органической связи с мышлением. Новые дескриптивные структурали-стические методы сознательно или бессознательно ведут к иррационализму, т. е. к отрыву языка от мышления.

Эти далеко не новые идеи нашли новое истолкование в работах некоторых современных лингвистов, в которых ясно обнаруживаются идеалистические тенденции. Неза­висимость языка от мышления проповедовал еще Фосслер. Такое же разграничение языка от мышления дает Ф. де Соссюр. Он пишет: «Единственным и истинным объ­ектом лингвистики является язык, рассматриваемый в са­мом себе и для себя» '.

Изучая лингвистическое наследство как отечественных, так и зарубежных филологов, нельзя игнорировать дости­жения науки, но необходимо бороться с возродившимся глубоко реакционным течением агностицизма в некоторых теориях неопозитивизма, структурализма и семантики.

Особенно широко в настоящее время распространяются два лингвистических течения, различно называемые, но сводимые к единой методологической сущности — к агно­стицизму. Неопозитивизм и семантика стали развиваться под воздействием теории реакционного французского со­циолога Э. Дюркгейма. Видимо, также оказал влияние и III. Серрюс, выпустивший в 1933 г. книгу «Логико-грамма­тические параллелизмы», где он утверждал, что объектом суждения должны быть не объективно существующие вещи, а только мыслимые отношения. По его утвержде­нию, между логическими и грамматическими категориями не существует никакого единства и соответствия. Стрем­ление этих ученых алогизировать язык исходит из отрица­ния возможности познания действительности и отрыва языка от мышления. Эти теории, которые стали широко

1 Ф. де Соссюр, Курс общей лингвистики, стр. 207. 401

распространяться на Западе и казались на первый взгляд новым словом в науке, на самом деле являлись перепевами старых идеалистических учений.

Работы Виттгенштейна и Карнапа, создающие так на­зываемые «логические» школьв, являются подновленным берклианским и махистским агностицизмом, который пу­тем словесных ухищрений, путем введения новых терми­нов выступает как новое откровение. Идя наперекор дей­ствительности, они доказывают, что наше знание ограни­чено содержанием нашего личного опыта. Виттгенштейн в своем «Tractatus Logico-Philosophicus» пытается устано­вить соответствие предложения тому, что обозначает это предложение. Природа, по его мнению, состоит из объек­тов. Предложение есть определенная совокупность терми­нов. Последние обозначают определенные объекты, кото­рые в действительности соединены определенными отноше­ниями. Термины также между собой связаны. Если термины соединены соответственно тому, как соединены объекты действительности, тогда предложение истинно, если нет, тогда оно ложно. Что же такое предложение? Предложение есть изображение факта. «Изображение или соответствует реальности или нет; оно бывает верным или неверным, истинным или ложным» 1. «Для того, чтобы обнаружить, каким является изображение,— истинным или ложным, мы должны сравнить его с действительно­стью. На основании одного изображения нельзя обнару­жить, является ли оно истинным или ложным» 2.

На первый взгляд все как будто 'обстоит благополучно. Объекты действительности отражаются в терминах пред­ложения, и истинность или ложность проверяется практи­кой. Однако при более вдумчивом отношении видно, что в этом трактате пропагандируется неверная теория, утвер­ждающая, что предложение—определенная структура терминов — должно быть соотнесено, или, вернее сказать, должно соответствовать совокупности связанных объектов, т. е. язык отождествляется с явлениями природы, а сам язык представлен как некий фактор, способный отражать непосредственно явления действительности. По Виттген-штейну, предложение есть изображение факта, объекта,



1 L. Witfgensfein, Tractatus Logico-Philosophicus, London 1955, p. 43.

2 Ibidem.

402


а отношение между предложением и фактом представлено как отношение факта и его образа. Такое понимание при­водит к тому, что язык якобы также «отражает», как и мышление. Знание о мире возникает из пассивного созер­цания данных фактов индивидуальным сознанием, а не из взаимодействия познаваемых объектов и познающих субъ­ектов, которые, будучи сами частью мира, приобретают знание через практическую деятельность, направленную на изменение мира, и познать мир можно якобы только посредством логики языка.

«Предложения не показывают логическую форму дей­ствительности. Они выделяют ее» 1. «Что может быть по­казано, не может быть сказано» 2. Что может быть и что не может быть сказано — определяется методом проверки. Если сказано, что вода закипает при 100° по Цельсию, то нужно проверить, опустив термометр в воду, нагреть воду и заметить ее температуру, когда она закипает, ре­комендует Виттгенштейн. Значит, «чтобы обнаружить, яв­ляется ли изображение истинным или ложным... мы дол­жны сравнить его с действительностью»; то, что нельзя проверить на опыте, то не соответствует законам логики. Что не соответствует законам логики, то не имеет значе­ния, так как значение предложения дается посредством метода проверки в моем опыте. Таким образом, согласно Виттгенштейну, истинно и имеет значение только то, что проверено личным опытом. Вся предыдущая многовеко­вая жизнь природы и общества не может быть проверена личным опытом, следовательно, она не имеет якобы значе­ния, она не существует для человека.

Все будущее находится также вне опыта, и все, что не существует в данный момент, не может быть проверено опытом, также ускользает из сферы познаваемого — таким образом, все это не имеет значения. В результате всех рас-суждений Виттгенштейн приходит к субъективному идеа­лизму, к солипсизму, т. е. к философии Беркли, подновлен­ной модными словечками и терминами: «логический ана­лиз языка», «атомарные факты», «простые объекты» и пр.

Не менее модной в западной лингвистике является логическая теория Карнапа. По его мнению, философия должна ограничиваться только логическим анализом языка без соотношения с миром действительности. Как



^T^'Wittgenhfein, Tractatus Logico-Philosophicus, p. 79.

2 Ibidem.

403


будто взгляд Карнапа противоположен взгляду Виттген-штейна. Карнап полагает, что наука имеет дело с объек­тами действительности, а логический анализ — с предло­жениями, словами, теориями. Никакой проверки здесь нет. «Логика есть синтаксис» '. Логический синтаксис зани­мается только символами безотносительно к значению речи. Он изучает правила оформления, правила соеди­нения символов (слов) одного с другим в предложении, правила трансформации предложений. Карнап игнорирует смысл, соотношение с формами действительности в логи­ческом синтаксисе. Правда, он не совсем изгоняет смысл, а разъединяет изыскания смысловой стороны предложения и формальной стороны. Он делит речь на материальный модус и формальный модус. Приведем его некоторые сопо­ставления двух совершенно разграничиваемых модусов.

Материальный модус

1) Мир есть совокупность факто­ров, а не вещей

2) Факт есть сочетание объектов (сущностей вещей)

Формальный модус

1) Наука есть система предло­жений, а не имен

2) Предложение есть ряд симво­лов

Правильным Карнап считает только «формальный мо­дус», а материалистический тезис существования объектив­ного материального мира и соответствия наших ощущений и мыслей этому миру, по его мнению,— бессмыслица, так как подобные утверждения принадлежат к разряду не поддающихся проверке псевдопредложений. Поэтому Карнап требует устранения из языка материального мо­дуса речи, который говорит о смысле, о значении слов.

Карнап также игнорирует значение содержания пред­ложений, утверждая, что мы должны иметь дело только с отношениями между предложениями и фактами, и реши­тельно заявляет, что принципы логики в собственном смы­сле и являются синтаксическими правилами. Он требует для полной безопасности избегать употребления мате­риального модуса. Он допускает употребление только такого материального модуса, который можно выра­зить также в формальном модусе. Таким образом, Кар­нап выхолащивает из мышления всякое реальное содержа­ние, а из языка — значение, ратуя за изучение формаль­ного модуса.

1 R. Carnap, Logical Syntax, 1937, р. 259. 404

Широко в языкознании распространяется структурали-стическая теория. А у структурализма есть нечто общее с неопозитивистами. Так, структурализм проповедует необходимость изучения только структуры того или иного явления, уделяя внимание не самим элементам, образую­щим структуру, их взаимообусловленности и зависимости одного от другого, а именно только тем связям, зависимо­стям и взаимообусловленностям, которые устанавливались между этими элементами.

Структуральная лингвистика возникла в Пражском и Копенгагенском лингвистических кружках.

Структурализм в этих кружках существенно отличает­ся один от другого. Пражский лингвистический кружок, в составе которого были виднейшие западноевропейские ученые Н. С. Трубецкой, Б. Гавранек, В. Скаличка, С. Кар-цевский и др., признает социальную роль речевой дея­тельности, которая различается в зависимости от связи с внеязыковой реальностью, т. е. культурой, искусством, литературой. Они признают, что язык выражает слож­ные мыслительные операции, абстрактные понятия. В сво­их «Тезисах» (1929) участники кружка понимают язык как функциональную систему средств выражения, служащую какой-то определенной цели. Было вьчсказано в тезисах иное отношение к синхронному и диахронному изучению языка, без такого резкого разграничения их, как это было у де Соссюра.

Таким образом, в структуральной теории Пражского лингвистического кружка наряду с неверными положе­ниями имеется много положительного. Сторонники Праж­ского структурализма большое внимание уделяют учету разнообразия лингвистических функций и форм их реа­лизации. В «Тезисах» авторы подчеркивали, что необхо­димо различать внутреннюю речевую деятельность и вы­раженную речевую деятельность; они считают важным различать интеллектуальность и аффективность лингви­стических проявлений; учат различать язык ситуативный и язык формулировок!. «Тезисы» содержат немало и других верных теоретических положений.

Второй лингвистический кружок, где проповедуется структурализм иного характера,— это кружок датских

1 См. «Хрестоматия по истории языкознания XIX—XX веков», стр. 433—434.

405


ученых. В Дании структуральный подход к изучению язы­ка был провозглашен в 1935 г. Копенгагенским кружком во главе с Луи Ельмслевом. Основателем этого структу­рального направления в языкознании является Виго Брён-даль, который в 1939 г. опубликовал статью «Структураль­ная лингвистика».

Брёндаль критикует компаративизм и позитивизм XIX века и излагает принципы «новой точки зрения, известной под названием «структурализма»». «Здесь важно,— пишет Брёндаль,— уметь различать чисто формальные свойства системы и ее материю, или субстанцию... Точно так же не менее важным, чем изучение формальной структуры, яв­ляется и изучение реальных категорий, содержания или основы системы» '. Таким образом, и здесь имеются какие-то упоминания о необходимости изучения реальных кате­горий содержания наряду с необходимостью изучения 4)ормальной структуры. На самой крайней точке зрения структурализма в языкознании стоит Л. Ельмслев. Язык он представляет как универсальную систему чистых абст­рактных отношений. Языковые категории в системе Ельм-слева лишены реального содержания, существуют сами по себе, вне отношения к внешнему миру, к жизни человече­ского общества. «Суть не в звуках или знаках и значе­ниях как таковых, а во взаимных соотношениях между ними в речевой цепи и в парадигмах2 грамматики. Эти именно соотношения и составляют систему языка...» 3. Он говорит, что «структурный метод в языковедении имеет тесную связь с определенным научным направлением, оформившимся совершенно независимо от языковедения... а именно с логистической теорией языка, вышедшей из математических рассуждении и особенно разработанной Вайтхэдом и Бертрандом Рэсселем, а также венской логи­стической школой, специально Карнатюм, в настоящее время профессором Чикагского университета, последние работы которого по синтаксису и семантике имеют неоспо­римое значение для лингвистического изучения языка» 4.

Ельмслев определяет понятие структуры так же, как и Карнап: как «явление чистой формы и чистых соотноше-

1 «Хрестоматия по истории языкознания XIX—XX веков», стр. 418.

2 Парадигмы — образец склонения или спряжения.

3 «Хрестоматия по истории языкознания XIX—XX веков», стр. 419.

4 Там же, стр. 423,-

406


ний». Лингвистика же описывает схему языковых соотно­шений, не обращая внимания на то, чем являются самые элементы, входящие в соотношения.

Возникло и третье структуралистическое направление в Америке. Это так называемая дескриптивная лингви­стика Л. Блумфильда, 3. Харриса, Треджера и др. Отдель­ные американские структуралисты хотя и трактуют по-разному отдельные языковые явления, но все имеют общую установку по следующим вопросам:

1) значимую сторону языка (субстанцию языка) остав­ляют вне лингвистического изучения;

2) понимают язык как систему произвольных звуко­вых символов — знаков;

3) изучают только формальную сторону языка, т. е. дают лишь формальное определение конструкций и классов слов;

4) описывают, сопоставляют формы языка без объяс­нений и обоснований.

Советское языковедение критически относится к общим положениям структурализма, который, так же как и семан­тика и неопозитивизм, в большинстве положений исходит из агностицизма. Но некоторые правильные положения структуралистов не только разделяются, но и претво­ряются в практике исследования. Принять же всецело' основы копенгагенского и американского структурализма невозможно сторонникам материалистической теории в языкознании '. В таком случае пришлось бы отказаться от признания единства мышления и языка, единства формы и содержания в языке. Решая вопрос об отношении к структурализму, следует выяснить, насколько применим метод структурализма во всех разделах языка: фонетике, лексике, грамматике. Следует глубже и основательнее вскрыть общетеоретические основы структурализма, так как советские языковеды не могут применять методы, враждебные общей марксистско-ленинской теории. Но в тех случаях, если отдельные положения не ведут к идеали­стическому осмыслению языковых фактов, необходимо полностью использовать и усвоить опыт зарубежной линг­вистики.

1 Поэтому нельзя согласиться с точкой зрения С. К. Шаумяна, выраженной в статье «О сущности структурной лингвистики» в жур­нале «Вопросы языкознания» № 5 за 1956 г.

СОДЕРЖАНИЕ

Опиркин А. Г. Происхождение языка и его роль в формиро­вании мышления ................... ………………………………………………………………………. 3

Горский Д. П. Роль языка в познании ............................................................... 73

Панфилов В. 3. К вопросу о соотношении языка и мышления ……………..117

Ахманов А. С. Логические формы и их выражение в языке ………………..166

Богуславский В. М. Слово и понятие ............................................................... 213

Копнин П. В. Природа суждения и формы выражения его в языке 276 Галкина-Федору к Е. М. О форме и содержании в языке …………………352

МЫШЛЕНИЕ И ЯЗЫК

Редактор И. Щербина

Оформление художника В. Николаева Художественный редактор С. Сергеев Технический редактор Н. Троановская-Ответственные корректоры Ю. Болховитпянов и Н. Эйдман

Сдано в набор 11 января 1957 г. Подписано в печать 11 мая 1957 г. формат 84 X 108'/э2. Физ. печ. л. 123/,. Условн. печ. л. 20,9. Учетно-иэд. л. 21,71. Тираж 25 тыс. экз. А 05111. Заказ № 176. Цена 7 руб.

Государственное издательство политической литературы. Москва, В-71, Б. Калужская, 15.



Министерство культуры СССР. Главное управление полиграфической промышленности Первая Образцовая типография имени А. А. Жданова. Москва, Ж-54, Валовая, 28.
Каталог: load -> psihologiya
load -> Биологический редукционизм: социал-дарвинистская школа
load -> Этика в арабо-мусульманской культуре § Понятия "мусульманская этика" и "этика в мусульманских обществах"
load -> Сергей Филатов Быть или не быть переменам в России?
load -> 1. «первичные» жертвы это непосредственные пострадавшие в террористических актах
load -> Учебно-методический комплекс по дисциплине Экономика труда Основная образовательная программа впо 080100 «Экономика» Утверждено на заседании
load -> “габитус” в структуре социологической теории


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   55


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница