Сборник статей по важ­нейшим философским вопросам мышления и языка



страница3/55
Дата11.08.2018
Размер5.39 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55
Биологические предпосылки речи

Многие млекопитающие животные ведут стадный образ жизни, который выражается в различных формах взаим­ной связи между особями данного стада. Эти связи, сло­жившиеся в ходе эволюции данного вида животных, пред­полагают наличие определенных средств взаимной сигна­лизации, образовавшейся в результате совместной жизни животных, составляющих данное стадо, и обусловливаю­щей его существование и развитие.

Средства взаимной сигнализации животных могут быть двоякого типа: звуковые (основанные на слуховом и звукопроизносительном анализаторах) и мимико-жестику-ляторные (основанные на зрительном и моторном анали­заторах). В процессе общения животных обе эти формы сигнализации теснейшим образом связаны между собой, дополняя друг друга. В целях удобства изложения мы рас­смотрим их порознь. Это даст возможность обстоятельнее выяснить сущность как звуковой, так и двигательной сиг­нализации.

Звуковые средства сигнализации. Подавляющее боль­шинство животных обладает специфически устроенными звукопроизносительными органами, функционирование ко­торых имеет для животных существенное приспособитель-ное значение. Звуковые сигналы возникли как результат взаимодействия животного организма с окружающей сре­дой и прежде всего с другими представителями животного мира.

Первый, кто начал специальное систематическое изуче­ние голосовых реакций и выразительных движений у жи­вотных, был Ч. Дарвин, обобщивший свои многочислен­ные наблюдения (а также наблюдения других ученых) в книге «Выражение эмоций у человека и животных». Стремясь уничтожить пропасть, отделяющую человека от животных в области речи, пропасть, искусственно созданную защитниками идеализма и религии, Дарвин впал в противоположную крайность. Он перенес черты, свойственные только человеку как социальному существу, на животных, утверждая, что, например, собака понимает многие слова и предложения, а попугаи, научившись изда­вать членораздельные звуки человеческой речи, якобы способны «связывать определенные звуки с известными по­нятиями» \.

Последователи Дарвина, например Романэс и др., усу­губили ошибки своего учителя в направлении еще большей антропоморфизации звуковых реакций животных, отож­дествляя звуки животных с членораздельной человеческой речью. В работе «Язык обезьян» американский исследо­ватель Гарнер в результате тщательных и продолжи­тельных наблюдений за жизнью сообщества обезьян при­шел к выводу, что у них существует сходная с человече­ской членораздельная речь, насчитывающая в своем сло­варном запасе более десяти слов. Более того, он считал, что наряду с общими речевыми нормами, характерными для данного вида обезьян в определенном ареале их обита­ния, существуют межвидовые и территориальные наречия, что-то вроде диалектов. Гарнер допускал возможным ис­толковывать звуковые реакции обезьян, когда они осуще­ствлялись на воле в стаде или в неволе, при обитании обезьян в парном существовании в клетке, как разумный, целенаправленный разговор, взаимный обмен всевозмож-

1 Ч. Дарвин, Сочинения, т. 5, изд. Академии наук СССР, М. 1953, стр. 203,

ными впечатлениями. Одним словом, рассуждения Гар-нера о звуках обезьян были крайне антропоморфичны и не имели ничего общего с подлинно научным исследова­нием этого вопроса.

В результате более точного анализа звуковой сигнали­зации человекообразных обезьян (гиббонов) французский ученый Бутан пришел к выводу о том, что звуки, произносимые обезьянами этого вида, представляют собой не что иное, как врожденную, инстинктивную псевдоречь. Он утверждал, что гиббоны имеют четыре группы звуков, в каждой из которых некоторые звуки могут быть приняты за слова, но ни один из произносимых гиббоном звуков не имел предметного содержания, не служил средством обо­значения предметов, не выражал, следовательно, мысли, а являлся всего лишь формой выявления эмоционального состояния животного, вызываемого голодом, жаждой, страхом и т. п. Правда, Фарнессу (1916), воспитавшему орангутанга, удалось в результате продолжительного обучения при помощи соответствующего надавливания на губы, язык и щеки в целях создания искусственной артику­ляции добиться того, что обезьяна стала произносить весьма невнятно слово «па-па». В результате Фарнесс за­ключает: «Если у этих животных есть язык, то он ограни­чен немногими звуками общего эмоционального значения. Членораздельной речи у них нет, и сообщаются они зву­ками не больше, чем собаки рычанием, визгом и лаем» 1.

Дальнейшие исследования ставили своей целью на­учить обезьян говорить при помощи членораздельной речи. Но это неизбежно и вполне естественно кончалось неуда­чей. Большое внимание этому вопросу уделили американ­ские ученые Иеркс и его сотрудница Лернед. Им удалось отдифференцировать 32 звуковых комплекса, которые они записали на ноты, и установили, что в большей своей ча­сти эти звуки ассоциированы с определенной, эмоциональ­но насыщенной ситуацией — приемом пищи, питьем, появ­лением других животных, людей и т. п. В течение при­мерно 8 месяцев они упорно добивались того, чтобы на­учить молодого шимпанзе произносить осмысленно и целенаправленно некоторые слова человеческой речи. Но в итоге Иеркс вынужден был признать, что хотя голосовые



1 См. статью Д. Н. Кашкарова «Новейшие исследования в области психологии человекоподобных обезьян», «Научное слово» № 9, 1929 г стр. 77—78.

реакции весьма часты и разнообразны у молодых шим­панзе, но речь в человеческом смысле слова у них отсут­ствует. Келлогу также удалось научить молодого шим­панзе произносить слово «па-па». В. Дуров обучил даже собаку произносить слово «ма-ма». Но эти звуки лишь фо­нетически сходны со словами человеческой речи, по су­ществу же они не выражают никакой мысли и не состав­ляют поэтому элементов речи. Орангутанг и шимпанзе, научившись произносить звуки «па-па», как правило, не издавали этих звуков произвольно и не использовали их для выражения определенной потребности в том или ином виде пищи.

К такому же негативному выводу, ставшему ныне по существу совершенно бесспорным, пришли и другие иссле­дователи, изучавшие поведение обезьян (В. Кёлер, В. М. Боровский, Н. Н. Ладыгина-Коте, Н. Ю. Войто-нис, Н. А. Тих и др.). Так, В. М. Боровский утверждал, что нет достаточного повода приписывать речевые навыки ни обезьянам, ни каким-либо другим животным, кроме че­ловека. Говоря о формах общения у шимпанзе, Кёлер от­мечал, что их фонетические проявления без всякого ис­ключения выражают только их стремление и субъективные состояния; следовательно, это — эмоциональное выраже­ние, но никогда не знак чего-то объективного. Продолжи­тельные попытки Н. Н. Ладыгиной-Коте выработать у мо­лодого шимпанзе «Иони» связь между различными зри­тельными восприятиями предметов и звуками оказались также безуспешными. Ладыгина-Коте указывает на то, что к звукам шимпанзе более глух, чем к другим впечатле­ниям.

Известно, например, что лошади научаются разли­чать и соответствующим образом "реагировать на некото­рые звуки человеческой речи: на звуки «но» лошадь отве­чает движением, на звуки «тпру» останавливается, на звуки «направо» поворачивает направо, на звуки «налево» идет налево и т. п. Некоторые птицы, например вороны, скворцы, сороки и др., путем длительной дрессировки на­учаются произносить отдельные «слова» и даже целые «фразы» человеческой речи. Например, в Уголке имени В. Л. Дурова имеется ворон, который в ответ на звуки че­ловека: «Как тебя зовут?» отвечает членораздельной голо­совой реакцией: «ворон», а на звуки: «Как ты хочешь, чтоб тебя звали?» отвечает: «воронуша». Неискушенный посе-

титель этого уголка сразу не может отличить голоса ворона от звуков человеческой речи. Всем известны случаи с гово­рящими попугаями, обладающими большими способно­стями к подражанию звукам человеческой речи. Но было бы неправильно думать, что животные вообще, «говоря­щие» вороны и попугаи в частности, в какой-то мере пони­мают значение человеческой речи и могут осмысленно го­ворить сами.

Однако этот вопрос решался бы крайне просто, если бы мы у животных не наблюдали никаких предпосылок речи, ничего, что находилось бы с ней хотя и в весьма опосредо­ванном, но бесспорном генетическом родстве. Если бы, например, у обезьян не было никаких предпосылок речи, то сам собой встал бы вопрос: каким чудом на совершенно пустом месте появилась человеческая речь? Если бы дело обстояло именно так, то одно из звеньев генетической преемственности между человеком и животными, ставшей ныне неоспоримым достоянием науки, могло бы подвер­гнуться сомнению. Многочисленные наблюдения и экспе­рименты дают возможность сделать вывод не только о том, чего нет у обезьян, но и о том, что у них имеется. Если у обезьян не существует речи в подлинном смысле слова, то у них имеются ее биологические предпосылки, т. е. то, что можно было бы, находясь в рамках строгой научной объективности, назвать предпосылками речи, подобно тому, как, или, точнее, потому, что у них имеются зачатки мышления.

Наблюдения показывают, что обезьяны, как высшие, человекообразные, так и низшие, располагают значитель­ным арсеналом нечленораздельных звуковых комплексов, которые, не являясь речью, выполняют важную роль в их совместной стадной жизни, являются необходимым сред­ством взаимной сигнализации. При этом, как отмечают многие ученые (Гарнер, Вебер, Брем и др.), звуки, изда­ваемые обезьянами, отличаются значительно большим разнообразием как по количеству, так и по своей сигналь­ной функции, чем звуки других животных.

Обезьяны очень часто пользуются звуковыми сигна­лами. При этом в голосовых реакциях обезьян наблю­дается крайне важная для понимания генезиса человече­ской речи закономерность: проявление звуковой реакции, частота ее проявления, количество звуковых комплексов и их акустическая специфика обусловлены прежде всего ха­рактером взаимоотношения между собой особей данного стада, а также отношением данного стада к другим живот­ным. Чем чаще сталкиваются между собой обезьяны, чем разнообразнее формы этого столкновения, тем чаще прояв­ляются голосовые реакции, тем многообразнее формы про­явления этих реакций.

Звуковые сигналы сопровождают обычно такие формы взаимодействия обезьян, которые выражаются в спарива­нии, драке, угрозе друг другу, игре, совместном преследо­вании других животных, убегании от опасности, нахожде­нии пищи и дележе ее, взаимном обыскивании, защите детеныша, борьбе из-за самок и т. д. и т. п. Большая спаян­ность членов стаи или стада неизбежно связана с разно­образными взаимоотношениями, что обусловливает воз­никновение потребности в сигнализации, которая осуще­ствляется главным образом с помощью звуков, а также мимики, пантомимики и жестов.

Звуковые реакции проявляются главным образом в си­туации, вызывающей у обезьян то или иное эмоциональ­ное возбуждение. В спокойном состоянии животные вообще, обезьяны в частности, значительно реже произно­сят звуки. Каждый вид деятельности животного сопровож­дается специфическими звуками, приуроченными именно к данной ситуации и к соответствующему, вызванному этой ситуацией, эмоциональному состоянию животного. Каж­дый звуковой комплекс имеет более или менее фиксиро­ванную материальную форму и, являясь условным сигна­лом, вызывает у других членов данного стада более или менее однозначную реакцию\.

Исследователи звуковых сигналов у животных отме­чают, что существенным моментом в сигнальной функции звука является не столько качество звука самого по себе, место и способ его образования, сколько его сила, ритм, интонация и, что очень важно, всегда сопровождающие его самые разнообразные мимические, пантомимические

1 «Мало или обобщенно реагируя на посторонние звуки, обезьяны четко различают звуки, свойственные данному виду, и отвечают на них целесообразными действиями. Сигнальное значение определенных звуков засвидетельствовано в эксперименте над макаками. Услышав воспроизведение фонографической записи свойственных им звуков, они всегда ведут себя в соответствии со значением воспринятых звуко­вых сигналов» (В. В. Бунак, Происхождение речи по данным антро­пологии, Сб. «Происхождение человека и древнее расселение челове­чества», изд. Академии наук СССР, М. 1951, стр. 251).

движения и жесты животных. Если мы, например, войдем в стадо обезьян и приблизимся к какой-либо более или менее привыкшей к человеку обезьяне и будем произносить звуки, обычно издаваемые самими обезьянами в знак рас­положения — «мля-мля-мля»,— сопровождая их соответ­ствующей благожелательной мимикой, то обезьяна подой­дет и будет ласкаться, искать в кармане лакомство, начнет копаться в голове, перебирая волосы, произнося эти же звуки. Но если мы будем произносить эти же самые звуки в другом тоне, более резко и, что самое главное, сопровож­дать их мимикой угрозы, сдвигая брови, округляя глаза, выставляя вперед подбородок, откидывая голову, то обезьяна, отбегая, начнет произносить тревожный резкий звук, напоминающий визг, и будет угрожать, сдвигая брови, стуча руками по земле, делая порывистые движе­ния вперед.

Реальный биологический смысл звуковой сигнализа­ции определяется не только указанными выше факторами, но и конкретной ситуацией, всей совокупностью фактов, в контексте которых осуществляется эта сигнализация.

Для того чтобы понять природу взаимной сигнализа­ции обезьян, необходимо предварительно выяснить те условия, в которых осуществляется эта сигнализация, вскрыть факторы, лежащие в основе стадного объедине­ния этих животных. Как показали наблюдения Н. Ю. Вой-тониса, Н. А. Тих и других ученых, в основе стадного объединения обезьян лежат следующие основные факторы.




Каталог: load -> psihologiya
load -> Биологический редукционизм: социал-дарвинистская школа
load -> Этика в арабо-мусульманской культуре § Понятия "мусульманская этика" и "этика в мусульманских обществах"
load -> Сергей Филатов Быть или не быть переменам в России?
load -> 1. «первичные» жертвы это непосредственные пострадавшие в террористических актах
load -> Учебно-методический комплекс по дисциплине Экономика труда Основная образовательная программа впо 080100 «Экономика» Утверждено на заседании
load -> “габитус” в структуре социологической теории


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница