Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43


Проблемы обеспечения прокурором



страница41/46
Дата09.03.2018
Размер3.64 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   46
Проблемы обеспечения прокурором

конституционных прав и свобод потерпевших

от преступлений по уголовным делам,

рассматриваемым с участием присяжных заседателей
Два десятилетия назад три конституционные нормы – ст. 20, 47 и 123 установили на территории Российской Федерации возможность осуществления судопроизводства с участием присяжных заседателей. За прошедшее время данный институт, регламентированный УПК РФ, в силу своей специфики был неоднозначно оценен практически работниками. Обобщение практики рассмотрения дел с участием присяжных заседателей свидетельствует о том, что государственные обвинители, участвуя в судебном процессе, сталкиваются с рядом сложностей1.

Как правило, с участием присяжных заседателей рассматриваются уголовные дела, представляющие повышенный общественный резонанс, особую социальную значимость. Вместе с тем присяжные заседатели при вынесении вердиктов нередко поддаются эмоциям, не оценивают представленные им доказательства в совокупности, а проявляют жалость к подсудимым, заявлявшим о фальсификации доказательств, применении к ним недозволенных методов ведения следствия и др. Практика рассмотрения уголовных дел данной категории свидетельствует о том, что присяжные, «являясь судьями факта», зачастую, при очевидности и доказанности всех вменяемых подсудимому в вину обстоятельств, выносят оправдательный вердикт.

Прокурорами отмечается субъективизм в оценке аргументов сторон, представители которых способны вызвать в присяжных симпатию или антипатию. Выводы присяжных зависят не от доказанности вины, а от восприятия личности потерпевших. Показательно будет приведение следующих примеров из практики. Так, рассматривая дело в отношении П., которому предъявлялось обвинение по п. «а» ч. 3 ст. 131, п. «а» по ч. 3 ст. 132 УК РФ, присяжные вынесли оправдательный вердикт. На принятое решение повлияли внешность потерпевшей, ее манера поведения, распитие спиртного с подсудимым, игнорирование предложений со стороны подруг пойти домой. Учитывая перечисленные обстоятельства, присяжные заседатели склонились к версии обвиняемого о том, что насилие и угрозы в отношении потерпевшей не применялись, и все было совершено добровольно (Вологодская область).

По уголовному делу П., осужденного по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 1 ст. 109 УК РФ, в вердикте было указано о том, что П. совершил убийство и причинение смерти по неосторожности в ходе ссоры с родственниками. Вместе с тем при ответе на второй основной вопрос, предусмотренный ч. 1 ст. 339 УПК РФ, присяжные заседатели исключили указание о наличии у виновного неприязненных отношений с потерпевшими. Однако из материалов уголовного дела и представленных присяжным доказательств следовало, что преступления совершены П. только по мотиву личной неприязни к потерпевшим.

Причиной этого являются, прежде всего, нарушения требований уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия, когда органами предварительного расследования не во всех необходимых случаях достаточно и не всегда профессионально используется видео- и аудиозапись при производстве следственных действий. В связи с этим у государственных обвинителей отсутствует возможность наглядно представлять присяжным заседателям имеющиеся в материалах дела доказательства, а следователи зачастую ограничиваются сбором лимитированного количества доказательств, не учитывая, что по ряду уголовных дел собранные данные будут оцениваться коллегией присяжных заседателей, не являющихся профессионалами в данной области. Позиции обвиняемых в ходе расследования, как правило, детально не прорабатываются, в ходе допросов не выясняются все необходимые обстоятельства. Все это влечет исключение доказательств из числа допустимых, уменьшающее доказательственную базу. В большей степени, подходя к оценке доказательств, присяжные их считают, а не оценивают в совокупности и в сравнении. На это и делают свой расчет обвиняемые, которые заявляют ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей. Обостряют данную проблему недоверие граждан сотрудникам правоохранительных органов и уровень правосознания населения, который в настоящее время является достаточно низким.

Так, при прослушивании в суде являвшихся фактически единственным прямым доказательством вины подсудимого П. аудиозаписей разговоров между П. (оправданным за приготовление к убийству из корыстных побуждений Х.) и потенциальным исполнителем убийства Г. установлено, что именно Г. настойчиво склонял П. к убийству, а П. при этом был пассивен и инициативы не проявлял. В свою очередь, потерпевшая Х. в ходе судебного заседания с присяжными заседателями внезапно сообщила, что П. не собирался и не пытался ее убить, а сотрудникам милиции она не доверяет. Изложенные факты в совокупности повлияли на мнение коллегии присяжных заседателей, вынесших оправдательный вердикт.

Нередко сложности возникают при рассмотрении уголовных дел судом с участием присяжных заседателей о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы. При этом специфика рассмотрения судом уголовных дел такой категории предполагает выяснение особенностей и деталей сексуального поведения как подсудимого, так и потерпевшей, интимных сторон их жизни. Как правило, малолетние потерпевшие не знают значения специфических терминов по данным уголовным делам, а в силу застенчивости, стыдливости, наличия большого количества лиц, присутствующих в зале судебного заседания, количественный состав которых может превышать 30 человек, отказываются давать какие-либо показания, тем более уточнять детали произошедшего, что существенно усложняет процесс доказывания. Кроме этого, по делам об изнасиловании существенно страдают честь и достоинство малолетних и несовершеннолетних потерпевших, нарушается их конституционное право на неприкосновенность частной жизни, личную тайну, защиту своей чести и доброго имени, гарантируемое ст. 23 Конституции Российской Федерации.

Так, по уголовному делу в отношении З., обвиняемого по ч. 3 ст. 30; п. «в», «д» ч. 2 ст. 131; п. «в», «д» ч. 2 ст. 132; п. «в» ч. 3 ст. 132, п. «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, осужденный был признан коллегией присяжных невиновным и оправдан за неустановлением события преступления по п. «в» ч. 3 ст. 132; п. «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В остальной части вину З. присяжные заседатели признали доказанной. Абсурдность вердикта присяжных в данной части состоит в том, что материалами уголовного дела однозначно установлен факт убийства и совершения насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшей К. Таким образом, приговор, постановленный на основании немотивированного вердикта присяжных заседателей, существенно ущемляет права потерпевших. Вместе с этим он не мог быть отменен в порядке надзора в силу норм уголовно-процессуального законодательства.

Другой проблемой являются организационные сложности, связанные в основном с явкой в судебные заседания потерпевших. В суде присяжных заседателей особенно актуальным становится непрерывность процесса, поскольку всевозможные перерывы самым отрицательным образом сказываются на восприятии присяжными заседателями доказательств, представляемых стороной обвинения. Необходимо отметить, что отсутствие потерпевших в суде препятствует формированию у присяжных заседателей правильного внутреннего убеждения о доказанности предъявленного подсудимому обвинения. Также актуальной остается проблема вызова в судебное заседание потерпевших, проживающих в отдаленных районах, а иногда и за пределами субъекта Российской Федерации. В большинстве таких случаев участники судопроизводства не имеют достаточных денежных средств для прибытия к месту проведения судебного разбирательства, а возмещение таких расходов производится лишь по фактически понесенным затратам. В ряде случаев потерпевшие уклонялись от явки на судебное заседание, объясняя свои действия несогласием с необоснованно принятым органами следствия решением. Только взаимодействие государственного обвинителя со следователями и прокурорами, активно содействующими в обеспечении их явки, позволили рассмотреть уголовные дела по существу, в краткие сроки с постановлением обвинительного вердикта.

Нельзя не отметить еще один фактор, негативно для потерпевших влияющий на итоговое решение по уголовному делу. Так, в ходе судебного заседания подсудимые и их защитники неоднократно, несмотря на замечания председательствующего судьи, доводят до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции, в том числе вопросы процессуального характера, ставят под сомнение доказательства, признанные судом допустимыми; искажают их суть; делают ссылки на доказательства, не исследованные в судебном заседании; заявляют о применении недозволенных методов ведения следствия. Стороной защиты в присутствии присяжных заседателей обсуждаются обстоятельства, касающиеся жизни потерпевших, высказываются порочащие утверждения. Несмотря на то, что председательствующие судьи обращаются с просьбой к присяжным не принимать во внимание доведенную до их сведения информацию, систематическое обсуждение указанными лицами вопросов, которые находятся за пределами компетенции присяжных заседателей, не ограждает присяжных от влияния на существо принимаемых ими впоследствии решений. Суд в таких ситуациях не решает вопрос о замене адвоката, опасаясь нарушить право подсудимого на защиту.

Сужение рамок судебного следствия, установленное ст. 335 УПК РФ, также необходимо отнести к числу сложностей. Законодательный запрет на исследование данных о личности потерпевшего создает сложности в доказывании мотива преступления, а также в оценке достоверности показаний допрашиваемых лиц. Кроме того, конструктивному рассмотрению уголовных дел мешает субъективное мнение о процедуре проведения судебного заседания председательствующим по делу, поскольку нет единой судебной практики процессуального порядка проведения данных судебных заседаний.

Также большой проблемой является восприятие присяжными заседателями большого объема доказательственной базы обвинения по объемному уголовному делу.

Изложенное наглядно демонстрирует, что реализации одних конституционных гарантий в ряде случаев противопоставляется другим, например, при обеспечении потерпевшим доступа к правосудию и возмещении причиненного ущерба (ст. 52 Конституции Российской Федерации). Как нам представляется, здесь возможно несколько вариантов решения. Вынесению обвинительных вердиктов коллегией присяжных заседателей способствуют высокое качество предварительного следствия по уголовным делам и надлежащая проверка прокурором уголовных дел на стадии утверждения обвинительного заключения, максимально нивелирующая подход органов предварительного следствия при расследовании уголовных дел с перспективой рассмотрения в суде с участием коллегии присяжных заседателей, при котором учитывается специфика как сбора доказательств, так и предмета доказывания. Второй вариант – методическое обеспечение, распространение положительного опыта. Третий вариант, более простой для осмысления, но практический невыполнимый – изменение конституционного и федерального законодательства.





Н.Н. Неретин,

заместитель прокурора

Беляевского района

Оренбургской области





Каталог: userfiles -> ufiles -> nii
nii -> Сборник материалов научно-практического семинара (17 октября 2014 г., г. Москва) Москва ● 2015
nii -> И обоснованности приостановления предварительного расследования
nii -> Академия генеральной прокуратуры
nii -> Сборник научных статей Под общей редакцией С. И. Никулина и Н. И. Пикурова Москва ● 2013 ббк 67. 408 А43
nii -> Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией
nii -> Деятельности
nii -> Сборник научных статей под общей редакцией С. И. Никулина и Е. Н. Карабановой Москва • 2015 ббк 67. 408 А43


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   46


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница