Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43


Понятие чести и достоинства участника



страница38/46
Дата09.03.2018
Размер3.64 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   46
Понятие чести и достоинства участника

уголовного судопроизводства
В науке уголовно-процессуального права до сих пор нет единства мнений относительно круга участников процесса, критериев, их определяющих, и даже самого понятия «участник процесса». К недостаточно разработанным проблемам науки уголовно-процессуального права относится и само понятие правового статуса. А дискуссии о теоретических положениях, касающихся совершенствования законодательной регламентации правового статуса отдельных участников процесса, а также по поводу правовой характеристики понятий чести и достоинства участника уголовного судопроизводства1 ведутся и сегодня на страницах юридической печати.

В настоящее время можно лишь считать разрешенным вопрос о тождественности терминов «участники процесса», «субъекты уголовно-процессуальной деятельности», «участники уголовного судопроизводства», «субъекты процессуальных отношений», «участвующие в деле лица»1.

Хотелось бы сразу оговориться, что, несомненно, в п. 58 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закреплено, что участниками уголовного судопроизводства являются лица, принимающие участие в уголовном процессе. Но, к сожалению, данное определение не выражает основной, наиболее существенной черты участников уголовного судопроизводства.

Поэтому наряду с легальным определением, по нашему мнению, следует дать развернутую дефиницию, которая будет выражать наиболее существенные черты участников уголовного судопроизводства, которыми они наделяются при производстве по конкретному уголовному делу.

Обратимся к юридической литературе прошлых лет, где рассматривались различные суждения российских ученых-процессуалистов, касающиеся определения понятия участника уголовного судопроизводства. Так, именно период после принятия уголовно-процессуального законодательства 1958–1961 гг. ознаменовался усиленным изучением данной проблемы. С этим связано появление работ как общего порядка, в том числе о правовом статусе участников уголовно-процессуальной деятельности2, так и посвященных отдельным участникам процесса3.

Точка зрения одних ученых состояла в том, что участники уголовного судопроизводства – это не все субъекты процессуальных отношений, а только те из них, которые отстаивают в деле определенный материально-правовой интерес – собственный (обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик) или представляемый (защитник, представитель, гражданского истца и гражданского ответчика или законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого). Определяющим для признания лица «участником уголовного судопроизводства» здесь является не сам по себе факт участия в уголовном процессе, а регламентация положения этого лица в разделе II Основ уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик и главе третьей Уголовно-процессуального кодекса РСФСР1.

Согласно другой позиции к числу участников процесса относили всех субъектов, выполнявших уголовно-процессуальные функции (уголовного преследования, защиты, разрешения дела), независимо от наличия у них собственного интереса в деле. В то же время свидетелей, экспертов, понятых, переводчиков и т.д. предлагалось не считать участниками процесса на том основании, что они якобы не выполняют никакой процессуальной функции.

Так, М.С. Строгович считал, что «субъекты уголовно-процессуальной деятельности – это участники уголовного процесса: государственные органы, должностные лица, общественные организации, граждане, которые путем использования предоставленных им уголовно-процессуальным законом прав и выполнения возложенных на них этим законом обязанностей осуществляют определенные уголовно-процессуальные функции.

К субъектам уголовно-процессуальной деятельности относятся: 1) суд, 2) прокурор, 3) общественный обвинитель, 4) следователь и орган дознания, 5) обвиняемый, 6) подозреваемый,
7) защитник, 8) общественный защитник, 9) потерпевший и гражданский истец и их представители, 10) гражданский истец и его представитель»1.

Также высказывалось мнение, что участниками процесса являются все без исключения лица, принимающие участие в уголовном процессе: судьи, прокурор, обвиняемый, потерпевший, свидетель и т.д. В.М. Савицкий указывал и это, по нашему мнению, совершенно справедливо, что участниками процесса являются «все без исключения субъекты уголовно-процессуальной деятельности, начиная с судьи и кончая понятым, которые постоянно или эпизодически осуществляют свои права и обязанности в конкретном уголовно-процессуальном отношении»2.

В настоящее время раздел II Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации к числу участников уголовного судопроизводства относит всех лиц, которые принимают участие в уголовном процессе, выполняя определенные процессуальные функции. Ни у кого не вызывает сомнений данная позиция законодателя. Однако участники уголовного судопроизводства неоднородны, они могут выполнять различные уголовно-процессуальные функции и иметь различные права и обязанности, т.е. обладать различным правовым статусом. Следовательно, необходимо более полно раскрыть понятие «участник уголовного процесса».
Исходя из изложенного представляется, что под участниками уголовного судопроизводства следует понимать государственные органы и должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу и наделенные властными полномочиями в процессе, а также физические и юридические лица, выполняющие определенные уголовно-процессуальные функции, обладающие соответствующим правовым статусом, участвующие в процессе для защиты собственных интересов или представляющие чьи-либо интересы, или привлекающиеся для оказания содействия правосудию в том или ином качестве и вступающие друг с другом в уголовно-процессуальные отношения.

Рассматривая понятие «участник уголовного судопроизводства», хотелось бы кратко остановиться на таких терминах, как «лицо», «личность», «человек», и их взаимосвязь между собой.

Как видим, уголовно-процессуальный закон для обозначения участвующих в производстве по уголовному делу граждан в большей части использует термин «лицо». По буквальному смыслу слово «лицо» относится именно к личности, хотя широко известно и словосочетание «юридические лица», под которыми подразумеваются различные организации, учреждения, предприятия. Не вдаваясь в подробный анализ данных понятий, согласимся с мнением, что «лицо» и «человек» – это одно и то же (за исключением юридических лиц)1. А также использование понятия «личность» в различных отраслях права, в том числе в конституционном, уголовно-процессуальном, свидетельствует о его применении в самом широком смысле как синонима понятия «человек»2. Следовательно, любой участвующий в уголовном процессе гражданин, независимо от его процессуального положения, является личностью – человеком, обладающим конституционным правом на признание и охрану его достоинства со стороны государства (ст. 21 Конституции РФ).

На это обстоятельство обращает внимание и законодатель, закрепив в ст. 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации такой основополагающий принцип, как «уважение чести и достоинства личности». Однако, раскрывая содержание данной статьи, он указывает, что в ходе уголовного судопроизводства запрещается осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство. Тем самым подчеркивая тождественность терминов «личность», «человек», «участник уголовного процесса».

Подобная позиция совершенно оправдана, поскольку «все люди, привлекающиеся к участию в судопроизводстве, – личности, обладающие чувством человеческого достоинства»1.

«Честь» и «достоинство» – что же это за категории, являются ли они морально-этическими или правовыми? Давайте попытаемся вникнуть в суть этих категорий.

Итак, честь и достоинство, являясь непреходящими ценностями человеческого общества, присущи человеку как существу общественному на протяжении всей истории его существования. Представления о чести и достоинстве личности стали возникать еще в первобытном обществе в результате формирования и развития социума (общин) с формированием и развитием обычаев и моральных установок в межличностном общении. Представления о чести и достоинстве были связаны с принятым должным поведением в общине2.

Хочется отметить, что проблема охраны чести и достоинства человека интересовала крупнейших мыслителей античности и Ренессанса, выдающихся философов немецкого и французского Просвещения, передовых представителей общественной и философской мысли России.

В свое время Ч. Беккариа отмечал, что «честь принадлежит к числу тех слов, которые послужили основанием для длинных и блестящих рассуждений, не давших ни одного точного и твердого понятия о предмете»3. В конце XIX в. немецкий философ И. Экштейн опубликовал работу «Честь в философии и праве». Начинал он ее словами: «Перед нами, как и прежде, стоит вопросительный знак…»4.

В этике как философской науке большое значение имеет проблема моральных ценностей. Применительно к этике, к учению о нравственности, морали речь идет о моральных ценностях, под которыми понимаются такие свойства, качества людей, такие их отношения, представления, стремления и достижения в обществе, которые отвечают моральным требованиям людей, удовлетворяют их духовные потребности. В обществе одними из моральных ценностей являются честь и достоинство человека5. Из чего следует, что развитие личности невозможно без признания человека высшей социальной ценностью, которая и определяет необходимость сохранения его чести и достоинства.

А с начала третьего тысячелетия феномен человеческого достоинства стал краеугольным камнем во всех гуманитарных науках и в большей степени в правоведении. В связи с этим А.Б. Венгеров отмечает, что «таково уж свойство юридического языка – он заимствует чужие понятия и наполняет их своим смыслом, порой понятным лишь посвященным, специально обученным лицам, прежде всего, юристам. Причем таким смыслом, который подчас утрачивает связь с первоначальным»1.

В юридической литературе высказывались различные суждения о содержании понятий чести и достоинства, но единого, однозначного определения так и не выработано.

Так, В.А. Блюмкин, специально изучивший и обобщивший различные трактовки рассматриваемых категорий, насчитывает девять значений понятия «честь» и шесть – «достоинство». Под честью можно понимать моральные качества личности, совокупность морально-этических принципов, которыми руководствуется человек в своем поведении, внутреннее достоинство, честность, чистота, совесть и почести, награды и почетные звания, титулы и хорошая репутация, доброе имя и то, чем гордятся, и целомудрие, девственность и сознание, чувство чести и сочетание лучших качеств2. К достоинству же относят ценность человека или общности людей и совокупность моральных качеств, и сознание своей ценности, чувство уважения к себе и внешнее проявление достоинства, стоимость, ценность денежных знаков, титул, чин, звание3.

Также заслуживает внимания позиция А.Ф. Суржика: «Честь и достоинство возникают одновременно в момент рождения человека, и их существование не ограничено каким–либо сроком, поскольку право на честь и достоинство лица может защищаться и после его смерти любым заинтересованным лицом»1.

Итак, из приведенных вариантов употребления названных понятий видно, что проблема защиты чести и достоинства граждан является достаточно трудной для теоретического анализа, от результатов которого зависит качество правового регулирования защиты чести и достоинства участников уголовного судопроизводства. Трудность заключается в необходимости многоаспектного подхода с выделением, в частности, вопросов правового и философского характера. Согласимся же с позицией А.А. Власова, что честь – это положительная оценка отражений духовных качеств лица в сознании окружающего общества; достоинство – это положительная оценка отражений духовных качеств лица в собственном сознании2.

И как бы ни определялись эти понятия применительно к сфере уголовного судопроизводства, важно одно – закон стремится оградить человека не только от унизительных оскорбляющих действий, но и от нанесения ущерба его репутации. В уголовном судопроизводстве общеправовое требование уважения чести и достоинства участника уголовного судопроизводства имеет специфическое содержание, оно заключается в том, что совершение каких-либо действий, затрагивающих честь и достоинство участника уголовного судопроизводства, должно быть обоснованным и правомерным (законным).






Е.В. Великая,

старший научный сотрудник НИИ Академии

Генеральной прокуратуры

Российской Федерации






Каталог: userfiles -> ufiles -> nii
nii -> Сборник материалов научно-практического семинара (17 октября 2014 г., г. Москва) Москва ● 2015
nii -> И обоснованности приостановления предварительного расследования
nii -> Академия генеральной прокуратуры
nii -> Сборник научных статей Под общей редакцией С. И. Никулина и Н. И. Пикурова Москва ● 2013 ббк 67. 408 А43
nii -> Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией
nii -> Деятельности
nii -> Сборник научных статей под общей редакцией С. И. Никулина и Е. Н. Карабановой Москва • 2015 ббк 67. 408 А43


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   46


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница