Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43



страница36/46
Дата09.03.2018
Размер3.64 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   46
Е.В. Богословская,

аспирант Академии

Генеральной прокуратуры

Российской Федерации




Проблемы оценки критериев разумного срока

уголовного преследования
Принцип разумного срока уголовного судопроизводства имеет огромное значение не только как один из основных элементов права на судебную защиту, но и как гарантия соблюдения конституционных прав человека и гражданина. Как отметил В.П. Божьев: «Принципы уголовного процесса можно рассматривать как закрепленные в Конституции Российской Федерации основополагающие правовые идеи, определяющие построение всего уголовного процесса, его сущность, характер и демократизм»1. Являясь важным показателем эффективности восстановления нарушенных прав, данный принцип должен гарантировать своевременность отправления правосудия, соблюдения конституционного права каждого на справедливое судебное разбирательство. Принцип разумного срока уголовного преследования предполагает четкую заданность сроков, в течение которых правовое положение лица остается определенным в целях обеспечения исполнения положений ст. 21 Конституции Российской Федерации – принципа уважения чести и достоинства личности.

Понятие «разумный срок» воспринято из Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей право каждого на судебное разбирательство в разумные сроки (ч. 3 ст. 5, ч. 1 ст. 6), и Международного пакта о гражданских и политических правах, гарантирующего право на осуществление судопроизводства по уголовным и гражданским делам без неоправданной задержки (п. 3 ст. 14). Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст. 2 Конституции Российской Федерации). Сознавая себя частью мирового сообщества, народ России принял Конституцию РФ, в которой записаны общепризнанные и отраженные в ряде международно-правовых документов права человека и гражданина.

Разумный срок предстает как особый вид срока в рамках уже определенных законом временных периодов, в целом установленных для производства по уголовному делу во всех стадиях, включая время для совершения процессуальных действий, для принятия процессуальных решений. Разумный срок – это срок, отвечающий интересам вовлекаемых в уголовное дело лиц, но не превышающий те сроки, которые получили формальное определение в законе. Разумность срока, как и любого другого действия, оценивается исходя из компромисса между интересами общества (закона) и конкретного индивидуума. С правовой оценки разумность выступает качественным критерием оценки действий правоприменителя – следователя, дознавателя, судьи, а разумность сроков является критерием своевременности и законности данных действий.

Уголовно-процессуальные нормы не содержат четкого определения разумного срока, но исходя из комплексного соотношения норм под разумным сроком следует понимать кратчайший срок рассмотрения и решения дела, достаточный для предоставления своевременной (без неоправданных проволочек) судебной защиты нарушенных прав, свобод и интересов.

И.Н. Поляков1 под разумным сроком понимает логически обоснованный и не противоречащий букве и смыслу процессуального закона период времени, в течение которого суд обязан рассмотреть уголовное дело по существу, а компетентные органы – обеспечить принудительное исполнение вступившего в законную силу судебного акта. Е.П. Редько1 обоснованно отмечает, что требование соблюдения разумного срока относится не только к суду, но и к органам и должностным лицам, осуществляющим предварительное расследование. Но также в число субъектов, обеспечивающих соблюдение разумных сроков, необходимо включить всех лиц, осуществляющих уголовное преследование, в том числе прокурора. В последние годы Генеральным прокурором Российской Федерации указывается на необходимость активизации деятельности прокуроров по соблюдению требований закона о разумном сроке уголовного судопроизводства, причем как на досудебных, так и на судебных стадиях. Данные положения нашли отражение в приказах Генерального прокурора Российской Федерации от 12.07.2010 № 276 «Об организации прокурорского надзора за исполнением требований закона о соблюдении разумного срока на досудебных стадиях уголовного судопроизводства» и от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства».

Исходя из анализа положений ч. 2 ст. 6 УПК РФ, которые допускают возможность продления установленных законом сроков, провозглашается, что такой вид процессуальной деятельности, как уголовное преследование, а также назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны быть произведены в разумные сроки, можно сделать вывод о распространении разумного срока как руководящего положения на все нормы уголовного процесса, т.е. его основного принципа. Учитывая, что российский законодатель включил разумный срок в качестве основополагающего принципа уголовного процесса, было бы целесообразно развить идею принципа разумности, распространив его не только на процессуальные сроки, но и на оценку сбора и исследования доказательств, а также на все случаи, когда процессуальной нормой допускается усмотрение суда, следователя, дознавателя.

Е.В. Рябцева1 определяет категорию разумности как юридически значимое качество, критерий правомерности актов психической (разумное предвидение, разумное понимание) или физической (разумные меры, разумное ведение дел) деятельности реального субъекта в предусмотренных законом случаях. Принцип разумности в первую очередь должен находить отражение в нормах права, поскольку если требования закона не являются разумными, то обществом не обеспечивается их исполнение, развивается правовой нигилизм, порождается недоверие к правоохранительным органам и социальной справедливости. Прокурор, как и другие должностные лица, задействованные в уголовном процессе, обязан оценивать разумность своих действий и решений, так как отсутствие данного критерия может не только затянуть сроки уголовного преследования, но и изменить перспективу уголовного дела – не достигнуть либо исказить саму суть уголовного преследования.

Учитывая, что в уголовном процессе невозможно определить одинаковые критерии для всех дел в связи с их различной сложностью, обособленностью фактических обстоятельств, активностью участников процесса, то законодательно разумный срок уголовного преследования не устанавливается конкретным временным периодом, выраженным в точном количестве дней, месяцев либо лет. Разумный срок является понятием оценочным. Использование в законе оценочных понятий вполне допустимо, это обусловлено формальной определенностью права, необходимостью кратко и лаконично излагать содержание правовых норм в судебных решениях.

Для понимания буквального смысла необходимы высокий уровень правовой культуры правоприменителя и нравственно-моральная зрелость должностных лиц, принимающих решения на основе предоставляемого им законом усмотрения.

Конституционным Судом Российской Федерации было отмечено, что оценочные понятия наполняются содержанием в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования этих законодательных терминов в правоприменительной практике, однако они не являются настолько неопределенными, чтобы препятствовать единообразному пониманию и применению соответствующих законоположений1. Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что, поскольку понятие разумного срока носит оценочный характер, мера разумной продолжительности судопроизводства не может быть одинаковой для всех дел2.

При определении разумного срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как:

правовая сложность уголовного дела (необходимость применения норм иностранного права, отсутствие правоприменительной практики по рассматриваемой категории дела, характер фактов, которые необходимо установить для определения правильной квалификации действий лица);

фактическая сложность уголовного дела (большое количество обвиняемых, свидетелей, многоэпизодность деяния, совершение преступления на территории ряда субъектов Российской Федерации, необходимость проведения судебных экспертиз, истребования доказательств);

поведение всех участников уголовного судопроизводства (вступление в процесс новых лиц, неявка потерпевшего, свидетелей в судебное заседание, по вызовам следователя и дознавателя, затягивание экспертом подготовки заключения по делу, иные факты недобросовестного исполнения своих процессуальных обязанностей участниками уголовного судопроизводства);

достаточность и эффективность действий суда, прокурора, следователя органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела в суде (несвоевременное осуществление следователем процессуальных действий – волокита, неоднократные и безосновательные переносы судебного заседания);

общая продолжительность уголовного судопроизводства (включая судебное и досудебное производство по уголовному делу).

Для единообразной оценки критериев разумного срока уголовного преследования представляется необходимым:

закрепить на законодательном уровне временной промежуток процессуальных сроков уголовного преследования, в рамках которого может быть признан разумным срок уголовного преследования по конкретному уголовному делу;

установить определенный, но не исчерпывающий перечень критериев сложности уголовного дела. Но при этом разграничить сложность уголовного дела и его трудоемкость: количественные показатели (число подсудимых, количество томов дела) отражают не сложность уголовного дела, а его трудоемкость;

законодательно усовершенствовать механизм воздействия на поведение участников уголовного судопроизводства в случае злоупотребления ими процессуальными правами и отказа исполнять возложенные на них обязанности;

в каждом уголовном деле, по которому участниками процесса ставится вопрос о нарушении разумных сроков уголовного преследования, оценивать эффективность действий суда, прокурора, следователя органа дознания, дознавателя не только по своевременности выполнения действий, но по возможности использования всех полномочий по ускорению рассмотрения дела.





А.О. Бозоян,

аспирант Академии

Генеральной прокуратуры

Российской Федерации





Каталог: userfiles -> ufiles -> nii
nii -> Сборник материалов научно-практического семинара (17 октября 2014 г., г. Москва) Москва ● 2015
nii -> И обоснованности приостановления предварительного расследования
nii -> Академия генеральной прокуратуры
nii -> Сборник научных статей Под общей редакцией С. И. Никулина и Н. И. Пикурова Москва ● 2013 ббк 67. 408 А43
nii -> Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией
nii -> Деятельности
nii -> Сборник научных статей под общей редакцией С. И. Никулина и Е. Н. Карабановой Москва • 2015 ббк 67. 408 А43


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   46


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница