Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43


Функции посредничества во взяточничестве



страница32/46
Дата09.03.2018
Размер3.64 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   46
Функции посредничества во взяточничестве
Среди приоритетных направлений современной уголовной политики России особое место занимает противодействие коррупции, которая «по-прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований и модернизации национальной экономики, вызывает в российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации»1. Коррупция превратилась в проблему системного характера, без решения которой невозможно обеспечить поступательное развитие страны и гарантировать соблюдение прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конституции Российской Федерации.

Одно из проявлений коррупции – посредничество во взяточничестве. Посредничество является одним из самых древних и распространенных социальных феноменов, затрагивающих практически все пласты жизни общества. Не стала исключением в этом плане и криминальная сфера, поскольку некоторые разновидности преступного поведения (приобретение-сбыт оружия, наркотических средств и психотропных веществ, торговля людьми, получение и дача взятки и др.) предполагают взаимодействие нескольких субъектов, преследующих различные интересы, а там, где есть подобное взаимодействие, всегда найдется место посредничеству.

Наибольшее распространение преступное посредничество получило в области коррупционных отношений, а именно: в сфере коррупционного подкупа, что признается на самом высоком официальном уровне. Так, Президент РФ Д.А. Медведев, выступая 30.11.2010 г. с ежегодным Посланием Федеральному Собранию Российской Федерации, отметил, что в стране «фактически сформировался и такой вид преступного промысла, как посредничество во взяточничестве. Вокруг судов и других государственных органов, все это отлично знают, вьется множество проходимцев, заверяющих, что они знают, как решить любое дело, кому и сколько для этого «занести»1.

Представляется, что растущий «спрос» на услуги посредников со стороны как корруптеров, так и коррупционеров объясняется тем, что посредничество в коррупционном подкупе выполняет ряд значимых функций2.

Первой из них является коммуникативная функция, которая заключается в установлении связи (непосредственной или опосредованной), доверительных отношений между субъектами коррупционного подкупа. Как отмечают 96,6% опрошенных сотрудников правоохранительных органов и 100% предпринимателей, нередко только посредник может свести (познакомить) с «нужным» чиновником, готовым за вознаграждение «решить» тот или иной вопрос. Показательными в этом плане могут являться материалы следующего уголовного дела.

Так, из показаний М. следует, что ему необходимо было получить гражданство России. Чтобы узнать, какие именно документы необходимо собрать для получения паспорта гражданина России, он с Н. приехали в Управление ФМС по Самарской области. Они зашли в помещение, постояли в очереди, и кто-то из граждан пояснил, что для оформления гражданства необходимо обратиться в кабинеты, которые расположены с другой стороны здания. Им пояснили, что необходимо пройти в кабинет на втором этаже, где они смогут получить консультацию. Когда М. попытался пройти в кабинет, то охранник его не пустил, сказав, что по этому вопросу сегодня никто не принимает и очередь нужно занимать заранее. После этого они с Н. стали решать, что им делать дальше. В это время к ним подошел неизвестный мужчина и сообщил, что стоять здесь бесполезно, подать документы можно только через доверенных лиц начальника отдела по вопросам гражданства. Ориентировочно эта услуга стоит около 100 тыс. руб. После этого мужчина сообщил номер телефона К., которая, со слов этого мужчины, может помочь в данном вопросе1.

Коммуникативные функции посредника, как правило, не сводятся только к знакомству корруптера и коррупционера (личное знакомство может не состояться, если связь между ними является опосредованной), но заключаются и в установлении между ними доверительных отношений (на это указали 85,6% опрошенных сотрудников правоохранительных органов и 84,4% предпринимателей)2. Доверительные отношения всегда облегчают совершение сделок; применительно же к коррупционному подкупу как двусторонней криминальной сделке подобные отношения приобретают особое значение. Не случайно в социологических и криминологических исследованиях подчеркивается, что отношение доверия составляет основу коррупционного взаимодействия, что в коррупционных системах «доверие представляет собой базовое персонифицированное отношение»3. Это во многом объясняет возрастающую потребность в коррупционной посреднической деятельности.

Как показывает практика, в подавляющем большинстве случаев посредник не только способствует установлению связи и доверительных отношений между субъектами коррупционного подкупа, но и представляет интересы одного из них в коррупционном взаимодействии с другим субъектом подкупа, выполняя тем самым представительские функции (на данный вид коррупционного посредничества указали все опрошенные сотрудники правоохранительных органов и предприниматели). В частности, по поручению взяткодателя или взяткополучателя посредник может участвовать:

в достижении соглашения о том, какие именно действия (бездействие) должен совершить взяткополучатель в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, о размере взятки (в том числе о возможности снижения размера ранее оговоренной взятки), условиях дачи и получения взятки (например, о времени, месте, способе передачи) и иных параметрах коррупционной «сделки»;

в непосредственной передаче предмета взятки от имени взяткодателя либо его получении от лица взяткополучателя;

в информировании сторон коррупционной сделки о ходе выполнения условий коррупционной «сделки»;

в непосредственной передаче материальных свидетельств того, что взяткополучатель совершил необходимые действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц (например, документов или их копий).

Например, гр-н ФРГ М. обратился к своему знакомому Ф. с просьбой оказать ему помощь в получении паспорта гражданина Российской Федерации, на что последний дал согласие. После этого Ф. встретился с начальником межрайонного отделения УФМС России по Владимирской области С. В ходе данной встречи Ф., действуя в интересах М., пояснил, что последний желает приобрести паспорт гражданина Российской Федерации. С. объяснил Ф. законный порядок приобретения иностранным гражданином гражданства Российской Федерации и паспорта гражданина Российской Федерации.

Ф. сообщил С., что М. желает получить российское гражданство и паспорт Российской Федерации значительно быстрее, за соответствующее вознаграждение. С. разъяснил, что ускорение процедуры получения гражданства Российской Федерации незаконно. Ф., действуя в интересах М., предложил С. взятку в виде денег за изготовление паспорта Российской Федерации на имя М. в течение нескольких дней, с нарушением законодательства Российской Федерации, на что последний дал согласие.

Далее М. передал Ф. денежные средства для последующей их передачи С. В тот же день Ф. согласно заранее достигнутой с М. договоренности на автомобильной стоянке передал С. денежные средства за незаконное изготовление последним паспорта Российской Федерации на имя М. В свою очередь С. передал Ф. незаконно изготовленный им накануне паспорт Российской Федерации на имя М. Затем Ф. передал М. паспорт Российской Федерации на его имя, незаконно изготовленный ранее С.1

В приведенном пример посредник, действуя по поручению и в интересах взяткодателя, установил опосредованную связь между ним и взяткополучателем (коммуникативная функция), способствовал достижению соглашения об условиях коррупционной «сделки», а также непосредственно участвовал в выполнении условий этой «сделки» (представительская функция).

Не менее важной функцией коррупционного посредничества является минимизация рисков привлечения субъектов коррупционного подкупа к уголовной ответственности. Очевидно, что опосредованное коррупционное взаимодействие во многом сокращает подобные криминотропные риски, в особенности для взяткополучателей. На это обстоятельство обращают внимание многие специалисты, отмечая, что «времена, когда чиновники брали взятки наличными прямо у себя в кабинетах, давно миновали. Сегодня им гораздо проще поручить сбор дани доверенным людям. Если посредник попадется, можно всегда сказать, что он – аферист, обманщик, и слуга общества знать не знал о тайном бизнесе своего друга… Главная беда чиновника-мздоимца – он не может кормиться от своей должности в открытую. Это откровенная уголовщина, и чтобы защититься, он и обзаводится друзьями-посредниками, которые за небольшой процент от взятки берут на себя риски»2. Не удивительно, что рассматриваемая функция коррупционного посредничества была отмечена большинством опрошенных респондентов (89,8% сотрудников правоохранительных органов и 83,3% предпринимателей).

Рассматриваемая функция коррупционного посредничества во многом способствует высочайшему уровню латентности взяточничества. Обеспечивая персонификацию коррупционных отношений, формирование круга «своих», доверенных лиц, которым можно поручить непосредственное получение взятки, посредничество тем самым становится механизмом, позволяющим сохранить высокую латентность, скрытность характера коррупционных отношений, закрытость, замкнутость коррупционной системы1. Причем это признается как в научном сообществе, так и руководством правоохранительных органов. Так, Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.Я. Чайка среди причин низкой эффективности уголовно-правового противодействия взяточничеству в управленческом аппарате высокого уровня назвал большое количество посредников, а также сложности доказывания преступной связи лиц, участвующих в коррупционных схемах2.

По всей видимости, функции коррупционного посредничества не ограничиваются только теми, которые были рассмотрены. Так, 2,5% опрошенных сотрудников правоохранительных органов и 2,1% предпринимателей указали, что посредник может выполнять и иные функции, в частности: функции арбитра при возникновении конфликта между взяткодателем и взяткополучателем по поводу выполнения условий коррупционной «сделки», т.е. медиативные функции (на это указали два предпринимателя); информационные функции, которые заключаются в способствовании обмену информацией между субъектами подкупа (эту функцию назвали 3 сотрудника правоохранительных органов). Обмен информацией является неотъемлемым элементом представительской функции, в связи с чем названная опрошенными «информационная» функция вряд ли нуждается в обособлении. Медиативную функцию посредничества отрицать вряд ли возможно, хотя в материалах изученных нами уголовных дел не удалось обнаружить ни одного соответствующего примера. Таким образом, правильнее говорить о том, что коммуникативная, представительская функции, а также функция минимизации криминотропных рисков являются основными функциями коррупционного посредничества, которые на практике, как правило, сочетаются друг с другом.





Е.Н. Шевченко,

прокурор Новоржевского района Псковской области





Каталог: userfiles -> ufiles -> nii
nii -> Сборник материалов научно-практического семинара (17 октября 2014 г., г. Москва) Москва ● 2015
nii -> И обоснованности приостановления предварительного расследования
nii -> Академия генеральной прокуратуры
nii -> Сборник научных статей Под общей редакцией С. И. Никулина и Н. И. Пикурова Москва ● 2013 ббк 67. 408 А43
nii -> Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией
nii -> Деятельности
nii -> Сборник научных статей под общей редакцией С. И. Никулина и Е. Н. Карабановой Москва • 2015 ббк 67. 408 А43


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   46


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница