Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43


Вопросы применения ст. 37



страница24/46
Дата09.03.2018
Размер3.64 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   46
Вопросы применения ст. 37

«Необходимая оборона» УК РФ
Обстоятельства, исключающие преступность, – это деяния, направленные на устранение угрозы, созданной для объектов уголовно-правовой охраны, путем причинения вреда. Они признаются общественно полезными и социально целесообразными.

Формально указанные деяния подпадают под действие отдельных норм Особенной части Уголовного кодекса РФ. Однако поскольку они не содержат материального признака преступления (общественной опасности), то не влекут за собой уголовной ответственности. Кроме того, в отличие от малозначительных деяний деяния (обстоятельства), исключающие преступность, являются общественно полезными или общественно нейтральными1.

В УК РФ 1996 г. законодатель значительно расширил перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния. В нем содержатся нормы о необходимой обороне; о причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление; о крайней необходимости; о физическом или психическом принуждении; об обоснованном риске; об исполнении приказа или распоряжения.

Статья 37 УК РФ содержит определение необходимой обороны. Некоторые ученые описывают необходимую оборону как правомерную защиту, выражающуюся в причинении вреда (нападающему) лицу1.

Уголовно-правовая норма о необходимой обороне, являясь одной из гарантий реализации конституционного положения о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ), обеспечивает защиту личности и прав обороняющегося, других лиц, а также защиту охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

Законодатель, давая определение необходимой обороны в Уголовном кодексе РФ, четко указывает условия ее правомерного применения. Так, основным условием правомерности необходимой обороны является сопряженность общественно опасного посягательства с насилием, опасным для жизни, или с непосредственной угрозой такого насилия. В случае если посягательство не сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося, либо с угрозой применения такого насилия, защита является правомерной, если не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. В случае когда обороняющееся лицо в силу неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения, то и такая защита также является правомерной.

Одним из условий правомерности необходимой обороны является то, что правом на ее использование обладает абсолютно любое лицо вне зависимости от степени профессиональной или специальной подготовки, служебного положения, а также возможности избежать опасного посягательства или обратиться за помощью.

Ряд специалистов считают право на необходимую оборону прирожденным правом, «вытекающим из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь»2.

По мнению ученых, для некоторых категорий граждан необходимая оборона составляет их правовую обязанность. К этим категориям относятся сотрудники органов внутренних дел, военнослужащие, для которых пресечение правонарушений входит в их служебные обязанности. В.И. Ткаченко писал: «Осуществление необходимой обороны выступает для граждан обязанностью и тогда, когда посягательство оказывается опасным для жизни лица, подвергшегося нападению, и его пресечение заведомо не было сопряжено с опасностью для этих лиц»1.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» раскрыто содержание института необходимой обороны, расширены границы применения мер необходимой обороны, которые ранее оставались как бы за его рамками.

По вопросу применения судами нормы о необходимой обороне трижды давались разъяснения Пленумом Верховного Суда СССР: в постановлениях от 23.10.1956, от 04.12.1969 и последний раз 16.08.1984, когда было принято постановление «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств». За 28 лет, которые прошли с момента его принятия, существенно изменились уголовный закон, судебная практика, развивалась теория уголовного права.

Статистические данные свидетельствуют, что практически все решения (90%), принятые с 2009 по 2012 г. по гл. 8 УК РФ, связаны с применением положений о необходимой обороне, т.е. ст. 37 УК РФ. За два с половиной года со ссылкой на указанную статью были оправданы 162 лица; со ссылкой на ст. 38 УК РФ («Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление») – 11; со ссылкой на ст. 39 УК РФ («Крайняя необходимость») – 3; со ссылкой на ст. 42 УК РФ («Исполнение приказа или распоряжения») – 4; со ссылкой на ст. 40 УК РФ («Физическое или психическое принуждение») и ст. 41 УК РФ («Обоснованный риск») дел не было.

Следует отметить, что уголовным законодательством предусмотрена ответственность только за убийство и причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. Причинение вреда здоровью средней тяжести, легкого вреда здоровью и побоев, а также причинение вреда по неосторожности, в состоянии необходимой обороны не влекут уголовной ответственности.

При обсуждении постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» заместитель Генерального прокурора Российской Федерации С.Г. Кехлеров отметил, что необходимая оборона – институт, который дает право любому гражданину защитить не только себя, но и бороться против преступников, защищать интересы государства1.

Верховным Судом РФ в данном постановлении указано, что посягательством, защита от которого допустима в пределах необходимой обороны, может являться и совершение действий или бездействия, предусмотренных УК РФ, в том числе неосторожных и не сопряженных с насилием. Тем не менее они могут быть предотвращены путем причинения вреда посягающему. Такая ситуация может возникнуть, в частности, при совершении лицом действий, направленных на уничтожение имущества. При этом состояние необходимой обороны возникает не только с момента начала посягательства, но и при наличии реальной угрозы его совершения.

Состояние необходимой обороны может иметь место также в случаях, когда: защита последовала за актом оконченного посягательства, но для оборонявшегося лица не был ясен момент окончания посягательства; посягательство не прекращалось, а только приостанавливалось посягавшим для его последующего продолжения.

При этом следует учитывать, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства.

Таким образом, в настоящее время институт необходимой обороны обеспечивает совокупность норм и разъяснений, позволяющих четко определить границы его применения.

В соответствии с пп. 1.1, 1.2 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 27.11.2007 № 189 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» на всех стадиях уголовного судопроизводства прокурор обеспечивает действенный надзор за соблюдением гарантированных Конституцией РФ прав и свобод граждан, своевременное предупреждение, выявление и пресечение нарушений законности, безотлагательное принятие мер, направленных на восстановление нарушенных прав, привлечение виновных к ответственности.

Осуществляя надзор за законностью действий и решений органов следствия и дознания, прокуроры должны уделять особое внимание правовому и фактическому положению потерпевших, с целью защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, принимать меры к обеспечению гражданских исков в уголовном деле.

Согласно п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, если при этом не были превышены ее пределы (ст. 1066 ГК РФ). Разрешая вопрос о возмещении вреда, причиненного в результате совершения преступлений, предусмотренных ст. 108 и ст.114 УК РФ, следует учитывать, что вред в таких случаях возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ). При этом размер возмещения определяется судом с учетом вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда. Суд, приняв во внимание имущественное положение лица, причинившего вред, вправе уменьшить подлежащую взысканию сумму (ст. 1083 ГК РФ).

При участии в рассмотрении уголовных дел судами прокурор обязан учитывать все возможные обстоятельства совершенного противоправного деяния, принимая во внимание обязанность защиты прав не только потерпевших или интересов государства, но и лица, обвиняемого в совершении преступления.

Необходимо упомянуть постановление Конституционного Суда РФ от 17.07.2012 № 1465-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Терешина Андрея Ивановича на нарушение его конституционных прав статьей 37 Уголовного кодекса Российской Федерации». В своей жалобе в Конституционный Суд РФ гражданин Терешин, привлеченный к уголовной ответственности, просит признать не соответствующей статьям 2, 17–19, 21, 22, 25, 45, 46, 49, 52 и 55 Конституции Российской Федерации статью 37 УК РФ.

По мнению заявителя, данная норма является неопределенной, поскольку не закрепляет понятия защиты и общественно опасного посягательства, ставя при этом само право на защиту в зависимость не от обстоятельств дела, а от причиненного посягавшему лицу вреда, а также допускает защиту лишь в случае применения посягавшим насилия, опасного для жизни и здоровья обороняющегося, ограничивая тем самым право граждан на защиту при общественно опасном посягательстве.

При рассмотрении жалобы Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что на защиту названных конституционных ценностей направлена и часть вторая данной статьи, которая, вопреки мнению заявителя, прямо закрепляет, что защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства, и, соответственно, какой-либо неопределенности не содержит, оспариваемая заявителем норма его конституционных прав не нарушает.

Принимая во внимание указанное, следует отметить, что вопрос о применении норм о необходимой обороне остается открытым в научной среде и по настоящее время.







Каталог: userfiles -> ufiles -> nii
nii -> Сборник материалов научно-практического семинара (17 октября 2014 г., г. Москва) Москва ● 2015
nii -> И обоснованности приостановления предварительного расследования
nii -> Академия генеральной прокуратуры
nii -> Сборник научных статей Под общей редакцией С. И. Никулина и Н. И. Пикурова Москва ● 2013 ббк 67. 408 А43
nii -> Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией
nii -> Деятельности
nii -> Сборник научных статей под общей редакцией С. И. Никулина и Е. Н. Карабановой Москва • 2015 ббк 67. 408 А43


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   46


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница