Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43



страница19/46
Дата09.03.2018
Размер3.64 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   46
Е.Н. Карабанова,

ведущий научный сотрудник НИИ Академии

Генеральной прокуратуры

Российской Федерации,

кандидат юридических наук


Налогообложение как объект

уголовно-правовой охраны
Конституцией Российской Федерации установлена обязанность каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57). Однако данная конституционная обязанность более других подвержена игнорированию со стороны лиц, на которых она возложена. Уход от уплаты налогов и сборов широко распространен и является серьезной проблемой для России: недостаточность бюджетных средств ведет к нестабильности экономического развития, снижению обороноспособности страны, отсутствию должного социального обеспечения граждан.

Ученые установили, что в современной России ущерб от налоговых преступлений составляет около половины всего ущерба, причиняемого экономике страны в результате преступных действий1. Если посмотреть на проблему шире, то ущерб консолидированному бюджету России причиняется всеми без исключения деяниями, направленными на уход от налогообложения, среди которых особое место занимают общественно опасные формы (деяния, совершенные в крупном размере). По смыслу ст. 14 УК РФ они должны находиться под уголовно-правовым запретом, поскольку для решения вопроса о криминализации деяния имеет значение признак его общественной опасности2. Вместе с тем анализ действующего уголовного закона показывает, что не все общественно опасные виды уклонения от налогообложения отнесены к числу преступлений.

Так, Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ
«О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 162-ФЗ из диспозиций ст. 198 и 199 УК РФ были исключены составы уклонения от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды. Эти законодательные изменения являлись необходимыми, поскольку в Российской Федерации были отменены страховые взносы, а вместо них введен единый социальный налог.

Однако в 2009 г. налоговое законодательство претерпело изменения и с 1 января 2010 г. единый социальный налог был упразднен1. Параллельно Федеральным законом от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» была предусмотрена обязанность по уплате страховых взносов в указанные государственные внебюджетные фонды.

Обязательные страховые взносы не являются налоговыми платежами и сборами. В связи с этим уклонение от их уплаты находится вне плоскости уголовно-правовых запретов. Таким образом, можно констатировать, что на сегодняшний день процесс формирования доходной части государственных внебюджетных фондов за счет страховых взносов не является объектом уголовно-правовой охраны.

С учетом изложенного представляется целесообразным внести изменения в гл. 22 УК РФ, предусмотрев уголовную ответственность плательщиков страховых взносов за уклонение от уплаты обязательных страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание недоимки по обязательным страховым взносам, совершенные в крупном размере.

Вторым существенным недостатком законодательной регламентации уголовной ответственности за налоговые преступления является закрытый перечень способов уклонения от уплаты налогов и (или) сборов в ч. 1 ст. 198 и ч. 1 ст. 199 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162–ФЗ). В предыдущей редакции диспозиции данных норм содержали указание на совершение уклонения «иным способом».

В научной литературе открытый перечень каких-либо признаков преступления нередко подвергается критике, поскольку отсутствие конкретизации ведет к нестабильности судебной практики. На наш взгляд, законодательный подход, изначально использованный при конструировании ч. 1 ст. 198 и ч. 1 ст. 199 УК РФ, представляется более предпочтительным. Это тот случай, когда чрезмерная конкретизация приносит больше вреда, чем пользы. Открытый перечень способов уклонения от уплаты налогов дает основание квалифицировать по указанным статьям умышленные деяния, совершенные любым незаконным способом, предусмотреть которые законодателю не представляется возможным.

В связи с этим показательным примером является уклонение от уплаты налогов, совершенное руководителем страховой компании Г. Его способ уклонения заключался в следующем. Г. получал от должностного лица противопожарной службы фиктивные справки о пожарах в застрахованных автомобилях, при этом в действительности пожаров не было. Выплачивая страховое возмещение подставным лицам, Г. тем самым уменьшал выручку и налогооблагаемую базу страховой компании. Г. был осужден по п. «г» ч. 2 ст. 199 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25.06.1998 № 92-ФЗ), Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации приговор оставлен без изменения1.

Сейчас приведенное в примере деяние не имеет признаков преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, поскольку совершено не теми двумя способами, которые указаны в ч. 1 ст. 199 УК РФ. Представляется целесообразным внести изменение в диспозиции ч. 1 ст. 198 и ч. 1 ст. 199 УК РФ, предусмотрев открытый перечень способов уклонения от уплаты налогов, что повысит потенциал уголовно-правовой охраны общественных отношений в сфере налогообложений.

В обоснование нашей точки зрения отметим, что Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 27.05.2003 № 9-П указал, на отсутствие противоречия ст. 199 УК РФ1 Конституции Российской Федерации, поскольку данная уголовно-правовая норма предусматривала уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые совершаются умышленно и направлены непосредственно на избежание уплаты законно установленного налога в нарушение закрепленных в налоговом законодательстве правил.

Позиция Конституционного Суда Российской Федерации получила поддержку в решении Европейского Суда по правам человека, признавшем необоснованной и неприемлемой жалобу, в которой заявитель утверждал, что ст. 198 УК РФ, примененная к нему, была сформулирована неуместно расплывчато, поскольку фразу «иными способами» можно было толковать ошибочно. Европейский Суд отметил, что «… нормы права часто формулируются в общих положениях, которые не описывают детально каждую ситуацию, которую они призваны регулировать. В данном деле ст. 198 УК РФ содержала открытый перечень способов, которыми могло быть совершено «уклонение», и, по сути, читалась как «уклонение от уплаты налогов, совершенное любыми способами»2.

По мнению Европейского Суда, «применение ст. 198 Уголовного кодекса в данном деле было достаточно прямолинейным. От судов не требовалось толковать фразу «иными способами», чтобы признать заявителя виновным в уклонении. Достаточно было установить «неуплату налога, относительно которой доказано, что она совершена умышленно», что суды Российской Федерации и сделали. Более того, этот подход был впоследствии одобрен Конституционным Судом Российской Федерации в его постановлении от 27.05.2003, в котором была продемонстрирована последовательность внутригосударственной практики по данному вопросу»3.

Федеральным законом № 162-ФЗ из диспозиций ст. 198 и 199 УК РФ было исключено такое деяние, как уклонение от уплаты налогов и сборов, совершенное любым способом, но одновременно установлена уголовная ответственность за сокрытие имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которого должно производиться взыскание недоимки по налогам и (или) сборам (ст. 199 УК РФ). В результате этих изменений, по сути, было декриминализовано сокрытие имущества физического лица, за счет которого должно производиться взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное в крупном размере. До вступления в силу указанного Федерального закона такое деяние квалифицировалось как уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица по ст. 198 УК РФ.

В ст. 48 НК РФ установлен порядок взыскания налога, сбора, пеней и штрафов за счет имущества налогоплательщика (плательщика сборов) – физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем. При этом по действующему уголовному законодательству сокрытие имущества от взыскания недоимки по налогам и (или) сборам с физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, не охватывается ни диспозицией ст. 19922 УК РФ (специальный субъект преступления), ни диспозицией ст. 198 УК РФ (закрытый перечень способов совершения преступления).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации справедливо отметил, что общественная опасность уклонения от уплаты налогов и сборов, т.е. умышленное невыполнение конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы, заключается в непоступлении денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации (п. 1 постановления от 28.12.2006 № 64).

Для формирования доходной части бюджета не имеет значения, как налогоплательщик уклоняется от возложенной на него конституционной обязанности: путем обмана налоговых органов либо путем сокрытия имущества от принудительного взимания суммы налога и (или) сбора (последнее причиняет даже больший вред обществу, так как государство вынуждено расходовать средства на розыск этого имущества и его принудительное взыскание). Определяющую роль в установлении уголовной ответственности за налоговые преступления играет именно факт непоступления средств в бюджет.

Кроме того, научные исследования показывают, что сокрытие имущества, за счет которого должно производиться взыскание налогов и (или) сборов, является весьма распространенным способом уклонения от их уплаты1. В связи с этим полагаем, что, исключая из диспозиции ст. 198 УК РФ указание на любой способ совершения уклонения от уплаты налогов и (или) сборов, было бы логичным предусмотреть уголовную ответственность за сокрытие имущества физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, за счет которого должно производиться взыскание недоимки по налогам и (или) сборам.

В заключение отметим, что к дефектам законодательной регламентации уголовной ответственности за налоговые преступления относятся не только пробелы, но и избыточная криминализация, допущенная в ст. 199 УК РФ, а именно: установление уголовной ответственности за деяние, которое не может иметь место априори. Так, в ч. 1 названной статьи в качестве преступного деяния указывается неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению сборов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет.

Сбором является обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий) (п. 2 ст. 8 НК РФ). Парадокс в том, что на налогового агента не возложена обязанность по исчислению, удержанию или перечислению сборов. В связи с этим нет необходимости предусматривать в уголовном законе ответственность за ее неисполнение.








Каталог: userfiles -> ufiles -> nii
nii -> Сборник материалов научно-практического семинара (17 октября 2014 г., г. Москва) Москва ● 2015
nii -> И обоснованности приостановления предварительного расследования
nii -> Академия генеральной прокуратуры
nii -> Сборник научных статей Под общей редакцией С. И. Никулина и Н. И. Пикурова Москва ● 2013 ббк 67. 408 А43
nii -> Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией
nii -> Деятельности
nii -> Сборник научных статей под общей редакцией С. И. Никулина и Е. Н. Карабановой Москва • 2015 ббк 67. 408 А43


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   46


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница