Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43


Проблема уголовной ответственности



страница18/46
Дата09.03.2018
Размер3.64 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   46
Проблема уголовной ответственности

за ненасильственные посягательства

на половую неприкосновенность
Конституцией Российской Федерации установлено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, их признание, соблюдение и защита – обязанность государства. Статья 22 провозглашает: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность». Половая свобода и половая неприкосновенность как составляющая половой свободы представляют собой часть гарантированных Конституцией РФ прав и свобод личности.

Актуальность реформирования законодательства, направленного на защиту половой неприкосновенности, обусловливает рост в России как половых преступлений, направленных против несовершеннолетних в целом, так и ненасильственных преступлений, посягающих на половую неприкосновенность, в структуре половых преступлений против несовершеннолетних в частности.

Вместе с тем, анализируя характер многочисленных изменений, вносимых в ст. 134 и 135 УК РФ за период действия Уголовного кодекса РФ, можно прийти к выводу об отсутствии последовательности позиции законодателя по отношению к проблемам, существующим в правоприменительной практике.

Так, с момента вступления в действие УК РФ 1996 г. и до 1998 г. возраст потерпевшего от посягательств на половую неприкосновенность (минимальный возраст согласия на вступление в половые отношения) составлял 16 лет; с 1998 по 2003 г. – 14 лет (Федеральный закон от 25.06.1998 № 92-ФЗ). Снижение «возраста согласия» без какого бы то ни было обоснования в 1998 г. до 14 лет не могло не отразиться на количестве преступлений, предусмотренных ст. 134 и 135 УК РФ; около 37% потерпевших от указанных преступлений в данный период находились в возрастном диапазоне от 14 до 16 лет1. Потребовалось пять лет, чтобы с принятием Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ восстановить в указанных статьях возраст согласия до 16 лет, привести его в соответствие с научно обоснованными среднестатическими темпами психофизиологического и психосексуального развития современных российских подростов, а также со среднемировым показателем. Вместе с тем последствия его непродуманного снижения самым негативным образом отразились на состоянии преступности в данной сфере.

Следующей значительной «вехой» в реформировании законодательства, устанавливающего ответственность за ненасильственные половые посягательства на несовершеннолетних, стало принятие Федерального закона от 27.07.2009 № 215-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 215-ФЗ), целью которого стало ужесточение наказания за совершение преступлений в отношении несовершеннолетних.

Максимальное наказание по ст. 134 и ст.135 УК РФ было увеличено в пять раз: если ранее лишение свободы по ст. 134 УК РФ предусматривалось сроком до четырех лет, то с введением указанного закона – до двадцати лет; соответственно по ст. 135 УК РФ – до трех и до пятнадцати лет. Кроме того, в санкции этих статей было включено дополнительное наказание «с лишением права заниматься определенной деятельностью или без такового»: по ст. 134 УК РФ – до двадцати лет, по ст. 135 УК РФ – до пятнадцати лет.

Следует согласиться с мнением А.Е. Якубова2 о том, что вследствие установки на ужесточение наказания в ходе разработки проекта указанного Федерального закона № 215-ФЗ остались без внимания некоторые существенные недостатки составов преступлений, объект которых – половая неприкосновенность несовершеннолетних.

Так, в юридической литературе справедливо отмечается несоответствие названия ст. 134 УК РФ ее диспозиции. К. Кантемирова, приводя различные формы иных действий сексуального характера, обоснованно отмечает, что понятие «половое сношение и иные действия сексуального характера», указанное законодателем в названии ст. 134 УК РФ, значительно шире по смысловому значению терминов «половое сношение», «мужеложство», «лесбиянство», используемых в диспозиции этой нормы1.

Таким образом, возникает вопрос, как квалифицировать «иные действия», совершенные без применения насилия в отношении лица, не достигшего 16 лет. Анализ норм УК РФ дает основание полагать, что возможный ответ только один – деяние в этом случае необходимо квалифицировать по ст. 135 УК РФ как развратные действия. Этого же мнения придерживаются некоторые авторы, полагая, что такие действия не могут оставаться безнаказанными2. Неудачность такого решения очевидна. Вместе с тем, данный пробел закона не был устранен с принятием Федерального закона № 215-ФЗ.

Споры и сомнения вызвала целесообразность введения примечания к ст. 134 УК РФ, предусматривающего освобождение судом от наказания лица, впервые совершившего преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 134, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением данного лица в брак с потерпевшим. Это может спровоцировать заключение фиктивных браков и злоупотребления при отправлении правосудия по этим делам.

Не было четко урегулировано на законодательном уровне и понятие «развратные действия», определение которого законом не дается, что, бесспорно, приводит к проблемам в правоприменительной практике и неоднозначному их толкованию.

Все эти упущения и противоречия повлекли необходимость дальнейшего изменения норм, предусматривающих уголовную ответственность за ненасильственные половые посягательства на несовершеннолетних. Федеральным законом от 29.02.2012 № 14-ФЗ (далее – Федеральный закон № 14-ФЗ) была введена действующая редакция ст. 134 и 135 УК РФ, где ст. 134 УК РФ содержит уже шесть частей и два примечания, а ст. 135 УК РФ – пять частей.

Вместе с тем вопрос о том, перешел ли в данном случае количественный показатель в качественный, представляется весьма сомнительным.

Законодатель, бесспорно, стремился к детальному урегулированию в законе уголовной ответственности за ненасильственные посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних. Так, в новой редакции ст. 134 УК РФ в соответствие со степенью общественной опасности разделена ответственность за половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ч. 1), за совершение которого предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до четырех лет, а также за мужеложство или лесбиянство с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ч. 2), максимальный срок лишения свободы за совершение которых составляет уже шесть лет лишения свободы.

Вместе с тем упомянутое несоответствие между названием и диспозицией ст. 134 УК РФ устранено не было и квалификация «иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста» вновь остается на усмотрение правоприменителя.

Наряду с шестнадцатилетним «возрастом согласия» в качестве обязательного критерия для 14–15-летних потерпевших введена уже изрядно позабытая категория «достижение половой зрелости».

Характерно, что практически нигде в мире, при конструировании составов об ответственности за ненасильственные половые посягательства на несовершеннолетних данная категория не используется. Наличие указанного признака в советском уголовном праве и уголовном праве Российской Федерации вплоть до принятия УК РФ 1996 г. зачастую приводило к случаям объективного вменения и вызывало обоснованные сомнения у судебных медиков и юристов1. В связи с этим обоснованность возвращения указанной категории в уголовный закон представляется весьма спорной.

С введением Федеральным законом № 14-ФЗ примечания к ст. 131 УК РФ была определена нижняя возрастная граница для ненасильственных половых посягательств на несовершеннолетних, которая составляет 12 лет. В случае же совершения с лицами, не достигшими 12 возраста, полового сношения, мужеложства, лесбиянства или развратных действий, виновный должен нести ответственность соответственно за изнасилование либо насильственные действия сексуального характера, поскольку эти лица в силу возраста находятся в беспомощном состоянии, т.е. не могут понимать характер и значение совершаемых с ними действий.

Отечественными учеными предпринимались неоднократные попытки предложить четкий возрастной критерий для разграничения указанных составов1, и, безусловно, данная новелла является весьма актуальной. Вместе с тем дискуссионным остается вопрос об установлении в качестве нижней границы возраста недействительного согласия именно 12-тилетнего возраста.

Спорным является и обоснованность исключения Федеральным законом № 14-ФЗ признака «заведомость» из ненасильственных составов половых преступлений против несовершеннолетних вслед за его исключением Федеральным законом № 215-ФЗ из насильственных составов. Ряд авторов считают, что наличие признака «заведомость» осознания виновным возраста потерпевшего ребенка в составах ненасильственных половых преступлений может использоваться в качестве инструмента манипулирования при решении вопроса о возбуждении или прекращения уголовного дела, служить коррупционной лазейкой для ухода виновных от уголовной ответственности2. По мнению других авторов, подобное нововведение чуждо российской законотворческой и правоприменительной практике3. Вместе с тем представляется бесспорной обязанность судов устанавливать независимо от наличия или отсутствия признака заведомости в составе преступления факт осознания виновным возраста потерпевшего, тогда как органы следствия обязаны доказывать наличие у виновного лица умысла на совершение инкриминируемых ему действий1.

С принятием Федерального закона № 14-ФЗ внесены изменения в ст. 63 УК РФ, где в качестве отягчающего наказание обстоятельства п. «п», предусмотрено совершение преступления в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней) родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним (несовершеннолетней).

Вместе с тем представляется целесообразным выделение указанных обстоятельств именно в рамках составов преступлений, связанных с сексуальными посягательствами на несовершеннолетних, в качестве квалифицирующих признаков, имеющих более высокую степень общественной опасности и ужесточающих ответственность за содеянное, что соответствует мировой практике, а также опыту отечественного дореволюционного законодательства в данной сфере.

Итак, эффективность принимаемых мер в области борьбы с ненасильственными посягательствами на половую неприкосновенность несовершеннолетних должна обеспечиваться взвешенностью и продуманностью принимаемых решений. Залогом успешного законотворчества, бесспорно, может послужить мощный потенциал, которым обладает российская уголовно-правовая наука, международно-правовой опыт, а также обращение к историческому наследию отечественного законодательства.






Каталог: userfiles -> ufiles -> nii
nii -> Сборник материалов научно-практического семинара (17 октября 2014 г., г. Москва) Москва ● 2015
nii -> И обоснованности приостановления предварительного расследования
nii -> Академия генеральной прокуратуры
nii -> Сборник научных статей Под общей редакцией С. И. Никулина и Н. И. Пикурова Москва ● 2013 ббк 67. 408 А43
nii -> Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией
nii -> Деятельности
nii -> Сборник научных статей под общей редакцией С. И. Никулина и Е. Н. Карабановой Москва • 2015 ббк 67. 408 А43


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   46


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница