Сборник научных статей участников Международного круглого стола журнала «Власть» иИнститута социологии ран



страница44/97
Дата10.05.2018
Размер5.06 Mb.
ТипСборник
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   97
Библиография
Е. В. Михайлова
КРЕСТЬЯНЕ-ОТХОДНИКИ

НА СТРОЙКАХ ПЕРВОЙ ПЯТИЛЕТКИ
В декабре 1927 г. ХV съезд ВКП (б) утвердил директивы по первому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР366. ХV партийная конференция в апреле 1929 г. приняла оптимальный вариант плана первой пятилетки367. Суть постановленной задачи сводилась к тому, чтобы превратить СССР в индустриальную страну с развитой современной техникой и сильной оборонной промышленностью. Стержнем плана первой пятилетки стала строительная программа, поскольку плановые задания требовали в несколько раз увеличить капитальное строительство.

Кадровый вопрос в строительстве был одним из острейших в эти годы. Днепрогэс и Уралмаш, Магнитка и Сталинградский тракторный стали не только символами первой пятилетки, но и средоточием социальных и политических проблем, поскольку именно туда хлынула «рыхлая масса, идущая из деревень впервые на производство…с крайне низким уровнем культуры»368. На этом этапе стало невозможным решить проблему создания постоянных кадров строительных рабочих по-старому, путем привлечения на строительство крестьян, неорганизованно уходивших из деревни под страхом голода. Поэтому в массовом масштабе был осуществлен переход к организованному набору рабочей силы на новостройки страны. Среди 12,6 млн рабочих и служащих, вовлеченных в различные отрасли народного хозяйства, 8,6 млн являлись выходцами из деревень369, значительная часть которых пришла в строительство. В 1929 г. по отдельным областям страны крестьяне-отходники составляли от 30—40% до 80% занятых на новостройках рабочих370.

Уже к началу пятилетки процент крестьян-сезонников, занятых в строительстве был очень высок. Если в январе 1926 г. после сезона 1925 г. снялось с учета в ВССР (Всероссийский союз строительных рабочих) и ушло в деревню 63 128 человек, то в январе 1927 г. эта цифра более чем удвоилась — 143 696 человек371. Постановление Президиума ЦК ВССР от 2 июня 1928 г. отмечало наличие среди всех строительных рабочих двух групп: постоянные строительные рабочие и отходники372. Отходниками назывались рабочие, которые ежегодно приходили на строительные работы и имели связь с сельским хозяйством, т. е. источником существования которых являлась не только работа по найму, но и сельское хозяйство.

На территории РСФСР, являвшейся основным поставщиком строительных рабочих, в начале пятилетки проживало около 93% строителей-отходников. Главными поставщиками отходников-строителей (около 81% всего отхода по СССР) являлись 18 губерний, крупнейшие из которых: Калужская, Тверская, Костромская, Тамбовская, Вологодская, Смоленская, Московская373.

То, что основная масса отходников своими корнями была теснейшим образом связана с крестьянским хозяйством, убедительно иллюстрируется следующими данными: только 4,2% отходников имели хозяйства без посева, 3% — 2% — с посевом, но без рабочего скота и 64.6% — с посевом и рабочем скотом374. В конце строительного сезона 1928 г. во многих местностях состоялись торжественные проводы сезонников на работу в деревню, проходившие под лозунгом: « Сезонник-строитель должен стать проводником пролетарского влияния на селе»375.

Еще одним источником создававшегося отряда строительных рабочих были выходцы из зажиточных слоев. Отношение к таким людям было неоднозначным даже среди строителей. Интересно в этом плане письмо сезонника Ивана Гитальского (пос. Шевченко): «Мне кажется, что кулаки-хлеборобы не заслуживают позора. Спасибо им надо сказать за труды, а не клеймить званием кулаков. Ведь они специалисты сельского хозяйства». Мнение другого строителя — Дмитрия Горницкого: «неправильно поступает правительство, что не дает крестьянину развиваться. Когда были кулаки, то был и хлеб. Если бы кулак развивался, он бы все равно продавал хлеб государству, тогда всем лучше бы было»376.

Причем, именно директивно — командные методы проведения коллективизации, жесткое налоговое обложение, а порой и прямое насилие по отношению к среднему крестьянству, вынуждали крестьян искать работу в городах. Интересно в этом отношении замечание А. М. Панфиловой о том, что к началу пятилетки «средний размер дохода одного рабочего превышал доход бедняка более чем в 2,5 раза и середняка почти в 2 раза. Более высокий уровень жизни рабочего класса стимулировал приток крестьян в город, особенно бедноты»377.

Одновременно некоторые руководители колхозов, начали третировать отходников, как «дезертиров с колхозного фронта, отходников за длинным рублем», создавая для них обстановку, препятствующую отходу (невыдача хлеба за деньги для семьи и корма для скота, высокие отчисления от неземледельческих заработков и т. д.). Местные власти стремились задержать сезонников и под предлогом того, что вербовки срывают коллективизацию378.

Зачастую были непомерно большими отчисления с заработков колхозников на стороне. На Украине были районы, требовавшие отчислений всего заработка (Винницкий округ)379.

Несколько партийных и государственных постановлений 1931 г. положили конец неразберихе в этом вопрос380. Постановление «Об отходничестве», например, упорядочивало отход в условиях коллективизированной деревни, давало конкретные указания по взаимоотношениям между отходником и колхозом, устанавливало льготы колхозам, колхозникам и единоличникам, заключавшим договоры об отходе. Хозорганы обязывались обеспечить отходников жильем и продовольствием, оплатить расходы на проезд к месту работы и обратно, выплатить суточные на время проезда. В результате массовое движение рабочей силы колхозов на стройки начало расти. Имели место случаи прибытия на новостройки целых бригад из колхозов, специальных эшелонов с будущими рабочими381.

В 1929 г. подавляющее большинство сезонников (63%) пришли на стройки самотеком382. Под самотеком мы понимаем стихийное, неупорядоченное, случайно направленное движение на заработки бедняцкой массы крестьянства из перенаселенной деревни. Самостоятельное перемещение крестьян в город стало массовым в условиях коллективизации. С другой стороны, уход крестьян из деревни во многом объяснялся перегибами в колхозном строительстве. В 1932 г. удельный вес самотека по всем 35 стройкам Урала составил 72.5%383.

Организованное привлечение рабочих на стройки — это осуществление хозяйственными и государственными органами активных операций через агентов бирж труда, корреспондентские пункты, вербовочный аппарат, с помощью договора с колхозами. Это результат не только недостатка, но и необходимости регулирования, распределения и перераспределения рабочей силы с тем, чтобы избежать ненужного ее расточительства. В годы первой пятилетки организованное привлечение впервые становится преобладающим для комплектования рабочими нового промышленного строительства.

От термина «самотек» стоит отделить понятие текучести рабочих кадров, весьма характерное для новостроек первой пятилетки. В основном под ним можно понимать перераспределение рабочих между стройками, вызывавшееся различными причинами. Колоссальная текучесть кадров была едва ли не самым серьезным препятствием в организации строительства, где оборот рабочей силы в сравнении с промышленностью был больше.

Вот так выглядела ситуация в разгар строительства сезона 1930 г. (см. таб. 1)384.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   97


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница