Сборник научных статей участников Международного круглого стола журнала «Власть» иИнститута социологии ран



страница36/97
Дата10.05.2018
Размер5.06 Mb.
ТипСборник
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   97


А. А. Ильюхов
КРЕСТЬЯНСКАЯ КООПЕРАЦИЯ:

БЛАГО ИЛИ ТРАГЕДИЯ?
Благодаря массовой, насильственной и трагической коллективизации, крестьянская кооперация представляется сегодня большинству населения страны, как национальная трагедия. Представляется, что в конце 20-х —30-е гг. XX в. умышленно произошла подмена понятий — коллективизацию назвали «претворением ленинского кооперативного плана в жизнь». Другими словами, логика творцов этого мифа была проста: кооперация — это хорошо, крестьяне за кооперацию, вот мы и творим это благо, только быстро и с нажимом. Назвав коллективизацию кооперативным движением, власти на многие десятилетия опорочили естественный процесс кооперирования крестьян. Так трагедия или благо крестьянская кооперация, и прав ли В. И. Ленин, провозглашая осенью 1922 г. идею «кооперативного социализма»?

Наша историография традиционно рассматривает разные экономические (и не только) явления через призму октябрьского Рубикона, т. е. в одном случае все обрывается Октябрьской революцией 1917 г., в другом — все начинается после нее. С точки зрения политический это, скорее всего, верно, но в экономике и, в частности, в аграрной сфере, так не могло быть. После совершения революции землю не стали пахать иначе и экономические интересы крестьян коренным образом не изменились. Разве что цена на хлеб выросла, да урожайность немного уменьшилась. В частности, тенденция крестьянского хозяйства к экономической консолидации для выживания и получения прибыли не только не исчезла, но, наоборот, даже усилилась. То есть, кооперативное движение получило новый импульс, хотя на проблемном уровне.

В связи с этим интересны исследования, которые я посмел бы назвать «сквозными», которые бы рассматривали проблему в динамике в разных экономических и политических условиях, т. е. при царе (капитализме) и при большевиках (примитивном социализме). Тогда можно получить ответ на более важные вопросы — когда, в какие периоды были большие успехи в крестьянской кооперации; может ли быть крестьянская кооперация путем к социализму и другие?

Как известно, бурное развитие крестьянского кооперативного движения началось еще в начале XX в., особенно с 1908 г. В это время стали возникать многочисленные кредитные товарищества (кооперативы). Перед первой мировой войной в России насчитывалось 12 165 кредитных и ссудно-сберегательных товариществ. Число сельских кооперативов выросло за 12—13 лет в 18 раз. Кредитная кооперация в какой-то степени амортизировала давление ростовщического капитала, способствовал укреплению экономического положения деревенской верхушки, которая являлась основным вкладчиком, и, следовательно, получателем крестьянских ссуд.

В свое время я столкнулся с этим явлением — «крестьянская кооперация» и обнаружил некоторые интересные (можно сказать чудесные) явления. Их можно иллюстрировать на примере истории уникального образования, своеобразного «кооперативного концерна» — Покровского сельскохозяйственного товарищества Гжатского уезда Смоленской губернии. В развитии этого конкретного объединения за довольно длительное время (около 15 лет, и каких!) можно увидеть и позицию крестьян по отношению к кооперации и кооперативам, и кооперативную экономическую мимикрию в зависимости от ситуации, и направления хозяйственной деятельности (от кредитной, финансовой к производственной кооперации) и многие другие сюжеты. История становления и развития этого союза может служить в какой-то мере иллюстрацией возможностей крестьянской кооперации, показывает развитие кооперации в различных экономических условиях и политических системах. Эти кооператоры смогли приспособиться и к порядкам в последние годы существования царской власти, и к поведению большевистской власти на местах. Удивительно и то, что одним из главных отцов-основателей Покровского товарищества был местный священник и активный общественный деятель в 1917 г. Г. А. Кутузов. Он был по натуре человеком светским, поэтому его тянуло и к предпринимательству, и к политике. В мае—ноябре 1917 г. он был заместителем председателя Смоленского губернского «Совета крестьянских депутатов».

История Покровского кредитного (в начале) товарищества началась в 1912 г., когда местные энтузиасты Мишинской волости Гжатского уезда попытались организовать кредитное товарищество, чтобы давать небольшие суммы местным крестьянам на приемлемых для них условиях. В силу разных обстоятельств (в том числе и бюрократических проволочек) удалось открыть это Товарищество только в августе 1914 г. Крестьяне встретили открытие нового кредитного учреждения настороженно и даже враждебно. На сходах некоторые мужики кричали: «Это кооператоры подбираются к нашим денежкам». Недоверие к новому образованию было вполне естественным — «а вдруг опять обманут?». Кооператоры сильно рисковали, тем более, что своих, личных денег у них не было. Для того, чтобы иметь первоначальный капитал в государственном банке была взята ссуда в 2 000 рублей под низкий процент. Но деньги быстро ушли, до возвращения кредитов было далеко, пришлось брать вторую ссуду — 1 000 руб. в Земской кассе. Но и эти деньги стали подходить к концу, и в начале 1915 г. Товарищество буквально висело на волоске. Ведь, если крестьяне не начнут возвращать ссуды, если они не понесут свои деньги для сбережения, то Кредитному товариществу придет конец. Товарищество спасли сами крестьяне. Они поверили Правлению, увидели, что их не обманывают, их интересы защищены. Наступил своеобразный перелом. Как вспоминал уже упомянутый первый председатель Правления Покровского кредитного товарищества Г. А. Кутузов: «Вклады посыпались стихийно, — все хотели класть деньги, у кого только они были». И даже ростовщики, лишившись возможность обирать крестьян, понесли свои деньги в Товарищество. В 1915 г. было принято вкладов 15202 руб., в 1916 г. — 65107 руб.

С самого начала своей деятельности кредитное Товарищество не ограничивалось только кредитными операциями. Начиная с 1915 г., оно закупало в начале сотни, а потом и тысячи пудов семян клевера и других культур, а также орудия труда и машины и раздавало их как ссуду своим членам. Подобная деятельность спасла многие крестьянские хозяйства волости от разорения в годы войны, ведь большинство мужчин были на фронте. С 1916 г. Товарищество стало помогать крестьянам в сбыте их главного товарного продукта — льна и льносемян. Здесь кооператив взял не ценой, а доверием, теми гарантиями, которые он давал. Выплачивая лишь 75% рыночной стоимости льнопродукции, товарищество зато гарантировало сбыт и обеспечивало (выражаясь современными терминами) предоплату. В частности, в сезон 1918/19 г. Товарищество закупило льна 18 276 пудов и 5 000 пудов льносемян. Выгодно продав эту продукцию, кооператив обеспечил крестьянам хорошую доплату.

Через месяц после начала своей деятельности Покровское товарищество вступает в члены Гжатского общества потребителей. Осенью 1914 г. в Гжатском уезде было всего 11 кооперативов, в том числе 5 — кредитные товарищества. На 1 января 1919 г. в этом уезде уже 58 кооперативов, то есть война и революция (другими словами, тяжелое экономическое положение) заставляли крестьян объединяться, чтобы выжить экономически. И это явление было свойственно для всех уездов Смоленской губернии, хотя и в разной степени.

Покровское товарищество способствовало расширению в волости молочного животноводства. Сделано это было ...через сепараторы. Дело в том, что молоко — продукт деликатный и длительному хранению и транспортировке не подлежит. Естественно, не имея сбыта, крестьяне не увеличивают поголовье коров. Еще в 1912 г. в пору борьбы за открытие кооператива кооператоры стали снабжать крестьян сепараторами для переработки молока. Цены на их сепараторы были, как сейчас выражаются, «ниже рыночных», к тому же можно было взять сепаратор в кредит. К 1917 г. в Михайловской волости трудно было найти двор, где бы не было сепаратора. Сильно помогли крестьянам эти несложные машины в голодные 1918—1920 гг. Сбивая масло, крестьяне с выгодой для себя меняли его на рожь, что и спасало от голода. А в 1920 г. ушлые кооператоры обязались поставлять масло в Москву (и поставляли), за что и получили от советской власти охранные свидетельства на рогатый скот от реквизиции.

Товарищество с первых дней своего существования начало своеобразную «механизацию сельского хозяйства». С 1915 г. начал работать прокатный пункт из 13 косилок, 6 конных грабель, 2 жаток, 2 дисковых сеялок, 3 рандалей, 30 плугов, 3 окучников и 1 жмыходробилки. Обращает на себя внимание не столько количество, сколько разнообразие техники — 11 типов сельскохозяйственных машин и орудий. И заслуга прокатного пункта не только в том, что он по дешевке оказывал помощь крестьянам в обработке и уборке полей и лугов. Вероятно, важно и то, что Товарищество приучало крестьян к машинам. Очень скоро крестьяне поняли, что их труд может быть и более легким, и более производительным. Уже к 1917 г., как пишет тот же Кутузов, «в вашем районе трудно найти деревню, где бы не было косилки, пружинной бороны, а то и жатки». А в 1916 г. Правление Товарищества сумело договориться с военным ведомством и создать своеобразный солдатский уборочный механизированный отряд. 20 солдат снабдили лошадьми, 10 косилками и жатками и направили на уборку лугов и хлебов солдаток. Этот отряд помог не только крестьянам данной волости, но и многим деревням других полостей. Это было и своеобразной агитацией за машинную уборку. В следующем году прокатный пункт получил уже заявки и из дальних деревень.

Покровское Товарищество создало и зерноочистительный пункт, что не только облегчило трудоемкий процесс очистки зерна, по, главное, позволило получить настоящее, чистое семенное зерно, а значит, увеличить его урожайность. Однако в целом зерноочистительный пункт потребности крестьян региона не удовлетворял, а кооператорам расширить пункт было трудно — производство сельхозмашин в годы войны резко сократилось, и приобрести новые машины было трудно и очень дорого. Но этот пункт дал толчок к распространению машин среди крестьян.

В годы революции и гражданской войны работа Товарищества (как, впрочем, и всей кооперации) была затруднена. Общий экономический и политический хаос в стране самым негативным образом сказался на всей его хозяйственной деятельности. Но вот что характерно, — именно в это время бурно растет число его членов (пайщиков) и количество хозяйств, которые он обслуживает. Так, на начало 1918 г. в Покровское товарищество входило уже 438 членов. В 1918 г. вступают еще 88 членов — итого за минусом умерших (их было 25) и уехавших число членов возрастает к началу 1919 г. до 476 чел. За этот трудный 1918 г. основной капитал Товарищества вырос почти вдвое (с 6861 руб. до 11061 руб.), запасной капитал — более, чем втрое (с 930 до 3155 руб.). Вклады выросли с 97 506 руб. до 138 582 руб., займы населению с 3831 до 67 478 руб., т. е. в 19 раз. Товарищество оперировало в 1918 г. суммой в 404 940 руб. Даже с учетом инфляции рост операций значительный. Но это финансовая сторона дела, что же касается хозяйственной стороны, в частности, торгово-закупочной деятельности, то она выглядела в то время иначе. Отчет за 1917 г. констатирует: «Расположение Товарищества по линии Александровской железной дороги как фронтовой, закрытие перевозки грузов то в одном, то в другом направлении, запрещение вывозок и отправок товаров многочисленными Комитетами и организациями часто лишало возможности получить нужный товар, заставляя ждать закупленное месяцами, держать бесполезно затраченными крупные суммы денег, а иногда и отказываясь от получения товаров». Исходя из ситуации, Товарищество активизировало операции на местном рынке, закупая (а затем перепродавая в другие регионы) молоко и молокопродукты, а также льнопродукцию. В 1918 г. они купили молока на 40 396 руб., продали крестьянского льна и семян на 317 220 руб. Но «дебет с кредитом» свели с трудом, получив в этом году прибыль всего в 70 529 руб. Зато списанные потери составили 245 413 руб. Разумно распорядились кооператоры запасным капиталом. Видя, что нормальная торгово-закупочная деятельность практически невозможна, они вложили средства в то, что мы сегодня называем «соцкультбытом». В 1918 г. был построен кооперативный лазарет, создана библиотека, началось строительство «Народного дома», проведена телеграфная линия, 525 руб. истрачено на текущие культурно-просветительные дели, и 1 900 руб. пошли в строительный фонд «Кинематограф». Естественно, подобного рода деятельность значительно поднимала авторитет кооперативного Товарищества в глазах крестьян. Ведь Народный дом (Дом культуры по современной терминологии), лазарет, библиотека, телеграф и прочее служили всем. Это была действительная забота о народных нуждах.

Политическая ситуация революционных лет сильно сказывалась на хозяйственной деятельности кооператива. Так, заказы военного ведомства были выполнены не более чем на 85%. Одной из главных причин неуспеха в заготовке сена в 1917 г, кооператоры называют следующую: «...в это время появилась большевистская агитация, освещавшая всякую организованную работу на армию как контрреволюционную, ненужную и даже вредную интересам рабочих и крестьян».

Самой прибыльной операцией, буквально спасавшей Товарищество в тяжелые годы гражданской войны, была заготовка льна. По сути, большая часть прибыли была получена за счет этой деятельности. В общем, кооператоры ведут гибкую экономическую деятельность, они мимикрируют и приспосабливаются к любым, даже самым неблагоприятным, условиям. Они очень чутко ощущают ситуацию, и даже будущее прогнозируют достаточно точно. В частности, гжатские кооператоры, прогнозируя направление экономического развития на ближайшее будущее, в начале 1920 г. указывают: «Экономическое и географическое положение говорит за то, что благополучие нашего сельского хозяйства кроется в развитии молочного скота. Низменная местность, обилие влаги, излишек грубых кормов, близость столь громадного рынка сбыта как Москва, все это дает основание думать, что будущее нашего уезда зависит от молочной коровы. Зная же, что до самого последнего времени из Гжатского уезда вывозилось скупщиками до 2 млн пудов сена, мы можем быть уверены, что разведение в нашем уезде производительного скота имеет под собой твердую почву». Уже летом 1919 г. кооператоры начинают операции с молоком. За вторую половину 1919 г. в уезде открывается 8 «молочных пунктов» (точнее молокоприемных пунктов) и было закуплено у населения 4 тыс. пудов молока. 1 июля открывают свой молокоприемный пункт и покровские кооператоры. Молоко сдавали 507 крестьянских хозяйств уезда, владевших 960 коровами. Но зримую прибыль удалось получить только через год. Но, как уже отмечалось выше, благодаря продаже молока в Москве, кооператоры сумели получить своеобразную индульгенцию от советского государства на свой скот.

Революция, естественно изменила весь психологический и политический климат, ухудшила и отношение к кооперативам вообще. В ряде уездов Смоленской губернии прошли погромы кооперативных лавок и складов (Сычевка, Дорогобуж и др.). Люди искали виновных в своем тяжелом материальном положении. Настороженно, а часто и враждебно, относились к кооперации новые власти. Это коснулось и гжатских кооператоров, правда, больше тех, кто работал в самом Гжатске. Отчет за 1917 г. с горечью констатирует: «Беззастенчивая травля и явная провокационная работа по отношению к союзу (кооперативов) и его работников, скверно сказывались па моральной стороне и сильно понижали продуктивность труда, ...антикооперативная агитация среди масс создала немало инцидентов и недоразумений, что сплошь и рядом тормозило деятельность Правления». Кооператоры и в сфере политики показали великолепную способность к мимикрии. В конце декабря 1918 г., отмечая, «что в местной печати идут нападки на кооперацию», они решило никак на это официально не реагировать, а продолжать работать («Собака лает, ветер носит, а караван идет» — гласит восточная мудрость). Чтобы не дразнить власть, решили избегать обострения отношений с местной советской властью, строго выполнять декреты и распоряжения, касающиеся кооперации, центральной, а также местной власти. Более того, кооператоры стали избирать в свои руководящие органы местных советских руководителей. В Гжатске избирали Ремизова, Радивилина и других. Такая гибкая политика и помогла кооператорам выстоять в эти трудные годы. Однако покровские кооператоры от этого недоверия страдали меньше — они были дальше от власти и ближе к крестьянам, к тому же они уже успели много сделать для них. И этот авторитет как бы уменьшал удары судьбы.

Недоверие к кооперации со стороны властей отражалось не столько на кооперативах, сколько на крестьянах. В конце 1918 г. гжатские кооператоры закупили 20 тыс. штук кос, 10 тыс. пудов льняного семени, 8 вагонов семян вики. Но денег для оплаты у них не хватило. Тогда они обратились в Отдел народного хозяйства Гжатского Совдепа за кредитом в 3 млн руб. для оплаты этих товаров. Совдеп отказал. Правление Гжатского союза кооперативов в начале 1919 г. с горечью констатирует: «Считаем, что Ваш отказ от дачи положительного заключения... ударяет главным образом по интересам населения, а не учреждения в лице отдельного состава».

В годы гражданской войны Товариществу удалось не только сохранить, но даже приумножить свое достояние. В конце 1918 г. кооператоры владели двумя деревянными домами с надворными постройками, каменным амбаром, двумя деревянными сараями — это недвижимость. Но было еще 10 косилок, 4 конных грабель, 3 жатки, 3 парных плуга, 21 плуг различных конструкций, 3 пружинных бороны, 1 жатка, 2 окучника, веялка-сортировка, несколько больших весов. И в это время продолжали строить новое здание для Правления. На конец 1920 г. все имущество оценивалось в 231 870 руб.

С начала 1918 г. советское государство решило установить свой контроль (пока экономический) над вольными кооператорами. На Смоленщине начинают создаваться губернские объединения различных типов кооперативов, в том числе и «Смоленский Союз Кредитных и Ссудно-сберегательных Товариществ». К осени 1918 г. в этом объединении было уже 67 кооперативов, в том числе и Покровское кредитное товарищество. 8 мая общее собрание Товарищества приняло решение вступить в губернское кооперативное объединение. Это решение было продиктовано скорее всего возможностью получения дешевого кредита. Буквально в день приема в Смоленский Союз (14 сентября) Товарищество получило кредит в 35 тыс. рублей, а через год еще 40 тыс. руб. Но вхождение в губернский союз мало отразилось на деятельности Товарищества.

Но Покровское сельскохозяйственное (а вначале кредитное) товарищество разделило судьбу крестьянской кооперации. Прекращение его деятельности было вызвано не разорением, или неправильной деятельностью, а было следствием политики государства. Тогдашнему советскому руководству нужны были другие кооперативы — послушные и абсолютно зависимые. Массовая коллективизация, к кооперативному движению не имеющая никакого отношения, разрушила старые кооперативы. Причем, старая кооперация использовалась даже как база, как предпосылка для нового «кооперативного» колхозного движения. Да, крестьянам идея кооперации была понятна и близка. Кооперативы они приняли давно, но настоящие, работающие для них и в их интересах. Колхоз изначально не представлялся им кооперативом.

История становления и развития Покровского товарищества — это своеобразная модель развития настоящей кооперации, кооперации снизу. Такая кооперация действительно обеспечивала прогресс. И прав был Ленин, делая ставку на кооперацию, но не насильственную и зависимую, а на свободную и естественную. Нэповская кооперация развивалась в условиях относительной свободы, и это обеспечило ей расцвет. Безусловно, кооперирование крестьян было возможно и необходимо, но такими кооперативами как Покровское сельскохозяйственное товарищество. Но это была «другая кооперация». Сталинскому же руководству нужна была своя, зависимая и послушная псевдокооперация. Мы получили колхозы. Но опять парадокс, насмешка истории. В районе действия Покровского товарищества в 1930 г. создается знаменитый в свое время колхоз им. Радищева, тоже процветающее в течение более 30 лет (50—80-е гг.) хозяйство. А может, старые кооперативные корни помогли?



С. В. Карпенко


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   97


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница