Савчук В. В. Кровь и культура Санкт-Петербург Изд-во Санкт-Петербургского ун-та 1995



страница1/33
Дата07.01.2018
Размер1.03 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Савчук В.В.
Кровь и культура

Санкт-Петербург

Изд-во Санкт-Петербургского ун-та

1995

БК 71.0 С12

Рецензенты: д-р филос. наук А. А. Грякалов (Рос. гос. педагог, ун-т им. А. И. Герцена),

д-р филос. наук Я. А. Слинин (С.-Петербургский гос. ун-т)



Печатается по постановлению

Редакционно-издательского совета-

С.-Петербургского университета

Савчук В. В.

С12 Кровь и культура. — СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1995.— 180 с.

ISBN 5-288-01468-Х


В работе исследуются различные аспекты проявления крови в культуре, ее символическое выражение и регулятивные функции. Обосновывается возможность культивирования архаических элементов сознания и подчеркивается практическая значимость исторического опыта локализации и культурного оформления кровопролития и агрессии. Особое внимание уделено проблеме онтологического статуса крови в культуре, на основе которого предлагается преодоление просветительской риторики и ценностно окрашенной интонации при обсуждении крови, а также снимается радикальная несопоставимость кровообращении в натуралистическом и культурологическом смысле.

Дли тех, кто интересуется жертвенным условием возникновения культуры, истоками письма и стратегиями тела.


0302010000— 056 076(02)— 95
ББК 71.0

ISBN 5-288-01468-Х

© Издательство С.-Петербургского университета, 1995

© В. В. Савчук, 1995.



МОИМ УЧИТЕЛЯМ
ПРЕДИСЛОВИЕ
Кровь показана культуре историей. Вытесненная из рефлексивных структур рациональности классического типа, она пульсирует в ритме слов и поступков, мерцает в системах образов, проступает в интонации, обнаруживается в разрывах метафизических сцеплений и замирает в исступлении письма. В ее ритме бьются морские волны, стучит метроном поэзии, льется музыка, строятся ритуал и праздник, работает реклама и осуществляется технология желаний, сжимается тело дискурса. Герменевтический потенциал и объяснительный ресурс того или иного метода также имеет своим пределом степень совпадения с пульсацией крови современности.

Не показана кровь историей мысли (хотя историю этой последней она, как ничто другое, могла бы дополнить). Ее фамильные угодья — метафора и метонимия, в границах которых кровь гарантирована автоматизмом повторения соответствующих состояний и смыслов, — отданы в залог искусству и политике. И хотя кровь питает культуру (культура открывает себя в момент первого жертвоприношения), однако же и исторгается ею. И поистине, ничто так не сокрыто, как проявление крови в культуре. Но, следуя в направлении, обратном ее течению, можно прийти к первособытию, к праформам гармонии и красоты мира. Эта причастность к истокам и тайнам тайн мотивов и поступков влечет и настораживает в равной мере.

Кровь и культура не есть вариация известных оппозиций: тело и душа, плоть и дух, природа и культура, — скорее это взаимополагаемые пропозиции. Она связывает натуру и культуру в единый живой организм на том биологическом основании, на котором произрастает донорская терпимость к групповым, социальным и национальным различиям. Поскольку кровь свободно перетекает из малого круга (человек) в боль

3
шой (океан, социум), постольку современная месть природы, таящаяся в ней, может трактоваться как кровная.

Просачиваясь сквозь структурные заграждения, кровь выталкивает на улицы, волнуется и безумствует, напоминая о себе стерильности означающих, чистоте синхронного подхода и противясь любым прокламациям о завершенности мира текстом или сведению субъективности к горизонту знакового окружения. Она дает жизнь аффектам, бессознательным импульсам и увлечениям. Ее витальность трансгрессивна тотальности манихейских дихотомий и традиционных ценностных суждений, что оставляет надежду описать обращение крови в культуре иной тональности, серьезность которой отвергается постструктуралистской иронией.1 Движение по линии смены интонации совпадает со сменой приоритетов и интеллектуального лидерства; от ставшей университетской философии экзистенциализма с его ангажированностью историей и политикой к структурализму, отменяющему пафос уникальности и эзотеричности внутреннего мира человека «чистой нотой» отстранённо-описательного языка науки, который, к примеру, использует психоанализ. Постструктурализм частично реабилитирует проблемы субъективности, самоидентнфикацни, уникальности культурных событий, лишь по видимости сохраняя при этом интонацию объективности и безучастности, присущую структурализму. В эволюции иронии вполне уместны финальные сцены, повествующие о возможности преодоления децентрированной иронии постструктурализма и блокирования сопутствующих ей самолюбования в игре интерпретаций и цинизма. Смена интонаций возможна посредством воскрешения неравнодушного взгляда изнутри и чувства ответственности, которые, к слову сказать, характеризуют отечественную мысль на протяжении всей ее истории. То, что сегодня диагностируется как родовая травма российской ментальности — затруднения эмансипации философии от литературы, — может быть отреагировано в воспроизведении ситуации полного отсутствия иронии, т. е. в обращении к архаике, в которой, как кажется, ирония не обнаруживается. В точке прорыва эпистемологической оболочки «дефект» ответственности достойно оправляется и появляется серьезность тона богослова и эколога, прямая речь писателя и учителя, взгляд изнутри органичной целостности. Исследование образа крови в культуре способствовало бы поиску новой интонации, с которой уместно говорить о современном мире. Как и любовь, о которой, согласно У. Эко, нельзя признаваться, но нельзя и молчать, так и зов крови, пульс крови, болезнь крови — также требуют артикуляции. "Эти зоны ставят объективные пределы перманентной де- и реконструкции реальности, понятой как бесконечная комбинация означающих. Кровь как естественная граница воле и представлению является одновременно границей рефлексии, ибо

4
там, где она поддается выражению, т. е. в сфере языка, стиля, нормы изображения, она становится культурной, а значит, утратившей протокультурный слой, — становится симуляцией самой себя.

Однако взгляд на мир вне дихотомий внутреннее /внешнее, субъект / объект, материальное / идеальное и т. п. требует не только смены интонации и предмета анализа, но и введения в рефлексивные процедуры новых образований, которые называют по-разному: объяснительные концепты, конструкты, мыс-ле-образы, полисемантические операторы, маркеры ситуаций и т, д. В идущсм далее ряде заметна своей обоснованностью концепция мировых констант, предложенная французским философом Этьеном Жильсоном и развиваемая отечественными исследователями: «В обширном поле культуры эволюционные ряды культурных явлений допускают— методологически — расчленение па 1) чисто концептуальные ряды, такие, как „Вера"; 2) чисто материальные ряды — ряды “вещей", предметов культуры, такие, скажем, как прялки, ножи, оружие и т. п.; 3) смешанные концептуально-материальные ряды, такие, например, как ряд представлений о „Судьбе". ,,Судьба", с одной стороны, выступает как ,,чистый" концепт, а с другой— как концепт, который как бы “материализуется'' в виде представлений о материальных предметах — палочках-жребиях, весах, прядомой нити, алфавитной записки и т. п.».2 Вне сомнения, к третьей группе мировых констант относятся представления о крови, поскольку они требуют как ряда «вещей»: алтарей, чаш для сбора жертвенной крови, орудий ее получения, так и моральных табу, системы родства, клятв, обязательств и т. д. Таким образом, кровь в качестве константы культуры — и это подтверждают лингвистические и этиологические версификации — отражается в ране, жертве, празднике, пощечине, письме и первознаке. И как знать, возможно, смотря на отражение крови, уловка Персея поможет выдержать ее ужасный облик и сорвать маску из ценностных аппликаций, тем самым застигая ее в онтологическом статусе культуры.

5


Каталог: Library
Library -> Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: практикум: Уч пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2006
Library -> Содержание исправл
Library -> Рефлексия в деятельности
Library -> Бартош Н. Ю. История культуры Западной Европы (XX век)
Library -> Социальная работа с молодежью
Library -> Учебная программа факультативных занятий «основы православной культуры. Православные святыни восточных славян»
Library -> Т. П. Ритерман Социология: Полный курс За неделю до экзамена Предмет и функции социология


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница