Саурин Александр Анатольевич кандидат юридических наук, заместитель Главы администрации



Скачать 180.85 Kb.
Pdf просмотр
страница4/8
Дата10.05.2018
Размер180.85 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8

1.
Моменты возникновения и прекращения субъективного конституционного права не совпадают с моментами возникновения и прекращения субъективного гражданского права частной собственности.
2.
Возможность путем компенсации посильно восстановить прежнее положение (в случае если государство лишило собственника его имущества).
3.
Конституционное право частной собственности, по существу, обеспечивает существова- ние целого ряда других конституционных прав, создавая условия для их реализации [11, с.
65].
Эти аргументы являются далеко не бесспорными, если толковать право частной соб- ственности исключительно как субъективное. Так, очевидно, что трудно будет найти различия, связанные с моментами возникновения субъективного конституционного права собственности и субъективного гражданского права частной собственности: существует единый перечень осно- вания возникновения права собственности, и возникает оно одновременно во всех смыслах –
и конституционном, и гражданско
- правовом. Равным образом и прекращение права собственно- сти вряд ли может прекратиться неодновременно в конституционно
- правовом и гражданско
- правовом смыслах: собственник лишается всех своих правомочий –
которые одинаково закреп- лены и в конституции и в актах гражданского законодательства –
и поэтому, если на основании конституционных норм и (или) через систему конституционного правосудия он впоследствии добивается восстановления утраченного права собственности, то речь в данном случае идет, как представляется, именно о восстановлении права (повторного обретения права частной соб- ственности), а не его сохранении в конституционном смысле и при это в отсутствие его же в смысле гражданско
- правовом.
Возможность получения компенсации также совершенно равным образом характеризует и «конституционное» и
«гражданско
- правовое» право собственности, не делая в данном случае совершенно никаких различий, более того, природа данной компенсации имеет, как представ- ляется, прежде всего, гражданско
- правовое, а не конституционно
- правовое значение, поскольку направлена она не на восстановление нарушенного или утраченного права, а на адекватное материальное возмещение имущественных потерь.
Наконец, обеспечение реализации других конституционных прав и свобод –
это, без- условно, крайне важно, но и в данном случае сложно обнаружить отличия от «гражданско
- правового» права частной собственности. В данном случае в связи с особой важностью инсти- тута, мы видим его закрепление в акте высшей юридической силы государства,
но в Конститу- ции Российской Федерации закреплены и многие другие институты: финансового права, уго- ловного, административного и т.д., но это ведь не создает различий в понимании (определе- нии), к примеру, «конституционно
- правовой» и «финансово
- правовой» (или «налогово
- правовой») обязанности платить законно установленные налоги и сборы.
Что же касается субъективных прав, то, соглашаясь с общим мнением о необходимости их подразделения на конституционные и отраслевые
[12, c. 19], следует признать справедли- вость и постановки вопроса об отделении субъективного конституционного права собственно- сти от соответствующего отраслевого (гражданско
- правового) права. На возможность разделе- ния этих прав в свое время указывал Л.Д.
Воеводин, критикуя попытки распространения свойств гражданского права частной собственности как «абсолютного субъективного права» на
«абстрактное конституционное право» [13, с.
101]. Но проблема состоит в том, что, рассматри- вая субъективные права, невозможно преодолеть естественное отождествление субъективного конституционного права частной собственности и одноименного отраслевого права: например, продажа имущества ведет к утрате, то есть отчуждению права собственности на него, и тем самым, к прекращению субъективного конституционного права частной собственности. Но ведь оно, это конституционное право, как следует из конституционных же положений, неотчуждаемо: исходя из норм части 2 ст.
17 Конституции Российской Федерации субъективное конституцион- ное право частной собственности попросту не может прекратиться. Именно с этих позиций ис- следователи и критикуют концепцию субъективного конституционного права частной собствен- ности: «Не может быть отнесено к неотчуждаемым право на собственность, поскольку владе- лец собственности может произвести отчуждение по своей воле −
передать, подарить, насле- довать и т.д.» [14, c. 11
], и единственный способ в какой
- то степени данное противоречие раз- решить –
это признание того (как, например, показано у О.А. Ильичевой), что «объектом консти- туционно
- правовой защиты частной собственности является не только основное неотчуждае- мое право −
право частной собственности на землю, но и само отношение частной собственно- сти, являющееся одним из элементов основ конституционного строя Российской Федерации»
[15, c. 28], но в этом случае мы уже, в принципе, выходим за рамки собственно субъективных прав. Так, Н.Н. Соломатина предлагает следующие критерии отграничения субъективного кон- ституционного права частной собственности от соответствующего отраслевого права:




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница