С. И. Кордон основы методологии: системодеятельностный подход. Категории пермь 2005 С. В. Комаров, С. И. Кордон. Основы методологи: системодеятельностный подход. Книга



страница9/58
Дата30.12.2017
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   58
Деятельностный подход рассматривает отношение между человеком и объектом, между исследователем и объектом исследования более реалистически. Объект оказывается таковым не случайно, не потому, что субъект как-то «наткнулся» на него или почему либо заинтересовался им: он втягивается в сферу человеческой деятельности в силу законов строения и развития этой деятельности и поэтому оказывается одним из компонентов системы деятельности. Поэтому все то, что с ним дальше происходит и даже строение и особенности этого объекта, зависят от специфических законов человеческой деятельности.

Тогда отношение «субъект - объект» оказывается встроенным в систему деятельности и представляющую его схему (см. схему 2.8) надо перерисовать так, чтобы зафиксировать у исследователя, как это представлено на схеме 2.9.




Схема 2.9.


В частности мы должны зафиксировать у исследователя:

1) определенный набор средств, с которыми он « выходит» на объект,

2) строго определенные нормы организации исследования и мышления, которые он реализует в практике своей исследовательской деятельности,

3) определенный набор действий д1 д2 ... дn (процедур и операций), которые он применяет по отношению к объекту,

4 ) ту онтологическую картину объекта, которая сформировалась у него в результате исследования, т.е. его представление о том, каков объект сам по себе. При этом исследователь полагает, что эта картина абсолютно соответствует самому объекту.

Сравнение этой схемы с натуралистической картиной отношения объекта и субъекта познания показывает, что сторонник натуралистического подхода сильно переупрощает ее: он не замечает сложнейших структур мышления и деятельности и того обстоятельства, что объект исследовательской деятельности включен в эту деятельность, является частью ее и выполняет в ней определенные функции, содержание которых задано системой деятельности (исследования). Натуралистически организованное сознание видит только два элемента ее, два фокуса - объект и субъект, которые оно разделяет и различает, проводит между ними границы и полагает между ними связь особого рода - исследовательско-познавательную. Однако такое значительное переупрощение реального положения дел позволило натуралисту поставить объект в центр своего внимания и сосредоточить на нем свои исследовательские усилия.

Заметим, что натуралистический подход может быть понят в рамках деятельностного подхода и выведен из него: исследователь может выбрать такие нормы и схемы организации своей деятельности, при которых он сам может занять место «субъекта познания», и одновременно объявляя, что его операции и его действия направлены. Натуралистический подход сформировался в определенных социокультурных исторических условиях и в рамках этих условий позволял вполне успешно и эффективно решать возникавшие исследовательские и практические задачи. Именно ему обязана наука своими успехами и в силу этого обстоятельства натуралистический подход кажется естественным и единственно возможным.

2.5.4. Объект и предмет


В реальном мире существуют вещи. Включая их в систему деятельности, мы делаем их объектами. Объект - это то, что преобразуют или с чем действуют в процессе деятельности. Объект представляет собой кентавр-объект: с одной стороны, он подчиняется своим внутренним естественным законам, с другом - законам той деятельности, в которую он втянут. Если с объектом действуют привычным, традиционным образом, то никаких проблем не возникает. Средства и методы в деятельности в таком случае заранее известны и откуда-то получены. Они просто используются и вопрос об отношении их к объекту не ставится. Индивид знаками обозначает элементы ситуации деятельности, так что за каждым таким знаком он видит его значение - объект. Существование объекта в этом случае просто подразумевается.

Однако существуют ситуации деятельности, в которых появляется необходимость выяснить - что же представляет собой объект:

А) У индивида нет соответствующих средств, чтобы осуществить свою деятельность. Эти средства надо еще создать, т.е. сконструировать.

Б) Два или больше индивидов заняты совместной или взаимосвязанной (скооперированной) деятельностью. В этом случае возникает задача выяснить - а какой у каждого из них объект? Ведь их представления об общем объекте для них объекте деятельности могут расходиться и тогда их совместная деятельность будет невозможна.

Во всех этих случаях нужно выяснить - что представляет собой объект, т.е. построить изображение этого объекта. Для достижения этой цели нужно провести исследование объекта, т.е. получить некоторые знания о нем. Но возникает вопрос - куда отнести эти знания. Накапливая знания об объекте, мы их должны к чему-то отнести, где-то это знания размещать. Зоолог, изучая отдельный экземпляр какого-то же животного, наблюдая его или проводя над ними эксперименты, не может отнести полученные им выводы только к данному конкретному экземпляру. Для преодоления этого затруднения в зоологии строится представление об отдельном биологическом виде. Исследуя различных конкретных представителей в разное время и разных местах, ученые связывают полученные ими знания с этим видом. В природе встречаются отдельные зайцы и отдельные мыши, которых можно наблюдать и изучать. Но нет зайца «вообще» или мыши «как таковой».

Специально построенное представление об объекте, к которому относят (или на котором «размещают») полученные о данном объекте знания, называется предметом. Предмет создается всякий раз тогда, когда нужно получить представление об объекте.

Предмет, как это можно видеть на схеме 2.10, всегда строится с некоторой узкоспециальной точки зрения. Поэтому он отражает только одну сторону из многочисленных сторон объекта.


Схема 2.10.


Характер предмета зависит от двух обстоятельств: какой объект он изображает; для решения какой задачи он построен. Поэтому данному объекту может соответствовать несколько изображающих его предметов. Тем более, что сам объект многогранен и многосторонен и никакой предмет не в состоянии полностью отразить в своем содержании это многообразие. Поэтому для одного и того же объекта, или, как говорят методологи, на одном и том же объекте можно построить большое количество разных предметов. Схема, полученная в результате этого, представлена на схеме 2.11.


Схема 2.11.


Для построения предмета нужно осуществить следующие операции:

включить объект в систему деятельности (исследование),

взять этот объект с нескольких различных сторон,

выделить эти стороны,

зафиксировать их с помощью знаков в форме знаний.

Однако процесс построения предмета на этом не заканчивается, поскольку остается нерешенным вопрос - что именно он изображает? Каково его объективное содержание. Для этого все знания, входящие в предмет, разделяются на три группы, в зависимости от их отношения к действительности:

характеристики метода исследования объекта,

знания, полученные в ходе исследования объекта,

знания, изображающие, представляющие сам объект.

Последний блок знаний и будет представлять собой изображение объекта - так, как он существует «сам по себе», вне и независимо от действий исследователя. Таким образом он получает онтологическую картину объекта, которую относится уже непосредственно к самому объекту. Этот подход прямо противоположен натуралистическому: там знания получаются в результате движения от объекта. А здесь наоборот - сначала добываются знания, а только потом на их основе может быть построено изображение объекта. Но после того, как мы «извлекли» объект из предмета и постарались дать ему самостоятельное представление и существование, мы создали новый предмет: построенная таким образом онтологическая картина объекта является «знаниевым» образованием и носит все признаки предмета.

Таким образом, объект можно рассматривать по разному - в зависимости от того, как, в какой функции он включен в систему деятельности:

а) как часть и элемент природы, обладающий в потенции всеми свойствами и процессами, которые потом могут быть в нем обнаружены;

b) как объект оперирования, исследования, к которому применяются определенные действия и процедуры;

c) как объект отнесения - к которому относятся полученные в результате исследования знания.

Как часть природы объект существует до и независимо от всяких знаний о нем. В самом по себе объекте никакого предмета не содержится.. Однако как объект отнесения объект составляет часть предмета, поскольку из всех знаний, которые содержатся в предмете, только один блок наделяется признаками объектности, считается изображение объекта «как такового». Всякий предмет существует только в деятельности и благодаря ее процессам. Объект же первоначально существует часть и элемент природы, находящаяся вне человеческой деятельности. Благодаря предмету деятельность и знание охватывает природный объект и ассимилируют его. Объект оказывается такой же деятельностной конструкцией как и все остальное в предмете. Но хотя он создается деятельностью, он создается именно как объект, поскольку он наделяется естественными законами и строением, независимыми от человеческой деятельности.

В процессе этой ассимиляции, втягивания в сферу деятельности объект теряет непосредственную принадлежность природе и данность исследователю, выступает как порождение и особая часть системы деятельности. Но затем объект надо объект вернуть природе: иначе его научное изучение не имеет никакого реального значения, поскольку такой объект не имеет ничего общего с реальными объектами - объектами практики.

Предмет как продукт деятельности и ее составная часть, функционирует только в деятельности и благодаря протекающим в ней процессам. Но в деятельности он существует как самостоятельное и автономное образование. Так он может предстать в объективированном виде - как объект особого рода, помимо тех объектов на основе исследования которых он был построен и от которых он был абстрагирован. При этом он подчиняется закономерностям, не совпадающим с закономерностями «своего» объекта.

Таким он фиксируется в культуре и социальных проявлениях. Другими словами, предмет носит социокультурный характер. Наиболее выпукло этот характер проявляется в деятельности специалиста: сформированный в определенных культурных условиях и в определенной форме организации своей деятельности, специалист имеет дело с предметами своей профессиональной деятельности. Эти предметы образовались в ходе длительной истории развития профессиональной деятельности этого типа, настолько длительной, что они составляют единственную реальность, с которой он имеет дело. Но сам-то специалист, воспитанный в традициях натуралистического подхода и мышления, глубоко убежден, что он имеет дело с объектами, существующими в реальности. Эта убежденность лежит в основе предметной точки зрения, на которой стоит любой узкий профессионал.





      1. Схемотехника – работа со схемами

Когда методолог пытается помочь специалисту в разрешении его профессиональных проблем, они воспринимают друг друга по разному: методолог видит в специалисте человека, «зашоренного» рамками своей предметной области и своих представлений о ней. Задача методолога заключается в том, чтобы вывести его за эти рамки, раздвинуть рамки его видения собственной деятельности и, таким образом, разпредметить ее. Специалист рассматривает методолога как не-специалиста, как дилетанта в его области, который пытается разрешить его профессиональные проблемы, ничего в них не понимая.

Чтобы разрешить это противоречие, методолог в их общении начинает играть роль «любопытствующего дилетанта, которой признает свою неосведомленность в чужой области, но который ею очень интересуется. С целью якобы удовлетворить свое любопытство, он задает специалисту как профессионалу различные вопросы. Между ними возникает диалог - элементарная частичка, единица методологической работы. И первое, что в этом диалоге интересует методолога, это как специалист представляет себе объект своей деятельности (или как он представляет себе свою деятельность в качестве некоторого объекта)?

У специалиста есть некоторое представление об этом объекте на его «табло сознания», которое, естественно, недоступно его собеседнику. Однако если он попытается дать словесное описание этого представления, то с таким описанием достаточно трудно потом работать:

а) к нему нельзя приложить какие-либо действия - оно нигде не зафиксировано, оно не является предметом и не может стать объектом исследования;

б) это достаточно неопределенно - специалист может в ходе обсуждения менять свои формулировки, уточнять их, менять их смысл, утверждать, что он имел в виду нечто другое в отличие от того, как понял его собеседник и т.п.

Поэтому в ходе методологического диалога используются схемы. Для этого участники диалога, как показано на схеме 2.12, используют в ходе своей дискуссию, общую доску. На ней специалист изображает в виде схемы свое представление об объекте своей деятельности, которое первоначально имелось на его «табло сознания». (Вообще в виде схемы можно изобразить любой объект, который служит объектом обсуждения). Теперь это представление доступно для понимания и обсуждения другому участнику.

Объект

Специалист Методолог


Схема 2.12.

Как самостоятельный объект, представленная на общей доске схема может стать объектом приложения к ней различных операций. Существуют следующие операции со схемами:



развертывание, когда построение схемы начинают с изображения какого-то одного очень простого элемента схемы, а затем пририсовывают к нему все остальные ее элементы;

вырезание из уже построенной схемы каких-то ее частей для того, чтобы, изобразив их отдельно от первоначальной, подвергнуть их операции развертывания, или же вставить их в другую схему;



врезание - вставить в уже законченную схему в качестве ее элемента какой-то части, вырезанной из другой схемы;

свертывание, когда один из фрагментов схемы, состоящий из нескольких элементов, заменяется один элементом;

перестановка: уже развернутая схема разрезается на несколько частей, которые соединяются друг с другом образом, отличным от того, каким они были соединены до этой операции.

После того, как в ходе диалога построена схема, характер диалога меняется: теперь он строится вокруг этой схемы и представляет ее обсуждение. Все рассуждения относятся к схеме, схема организует ход обсуждения и дискуссии. Следовательно, схема не выводится, а служит источником рассуждения, хотя потом, в ходе рассуждения по мере уточнения и конкретизации его предмета она может быть модифицирована и на ее основе могут быть построены другие схемы, производные от нее.

Использование схематических изображений при изложении своей точки зрения имеет целый ряд конструктивных преимуществ перед словесной формой выражения мысли:

схема позволяет в наглядной, общедоступной форме представить самые абстрактные идеи;

задача построения схемы заставляет участника дискуссии выявить в своем мышлении самое главное, существенное, поскольку все содержание мысли по тому или иному поводу перенести в схему невозможно;

построение схемы требует предельного уяснения самому себе содержание своих идей по данному вопросу;

высказанную мысль можно до без конечности уточнять, переформулировать, дополнять, от чего-то отказываться - со схемой этого сделать нельзя, поскольку сразу видно, что человек не продумал того, о чем хотел сказать;

схемы удобны в ситуации, когда возникает расхождение или непонимание по тому или иному вопросу, поскольку они четко и наглядно позволяют выяснить суть оснований, лежащих в различии подходов к одному и тому же вопросу;

выражая свои самые существенные мысли с помощью схемы, участник диалога не только представляет их на общее обсуждение и критику, но и отчуждает их от себя, отделяет их от себя и тем самым принимает на себя ответственность за их содержание.

При работе со схемами соблюдается «экологический принцип»: не должно быть никаких отходов, всё должно пойти «в дело». Поэтому запрещается стирать не только уже нарисованные схемы, но и какой-либо элемент из них. Если в процессе методологической работы нужно внести какое-либо изменение в представленную схему, то эту схему нужно просто перерисовать, внеся туда необходимые изменения. Благодаря этому принципу в результате методологической дискуссии ее участники получают целый ряд схем, составленных в ходе их совместной работы, с помощью которого можно наглядно проследить ход развития коллективного мышления, включая его ложные и ошибочные движения.

Схема изображает или представляет объект, точнее, структуру объекта. Однако она не является изображением объекта в том смысле, в каком является изображением объекта его рисунок или фотография. Поэтому она не может быть описанием объекта. Схема представляет собой результат определенного процесса конструирования , схема которого изображена на схеме 2.13: первоначально имеется объект, а также некоторые знания о нем - или эти знания могут быть получены в результате специальных действий с объектом. На основе этих знаний строится предмет, соответствующий объекту. Чтобы этот предмет сделать объектом рассмотрения и изучения, мы должны его каким-то образом представить или изобразить. Для этого строится схема, изображающая этот предмет.



Предмет Схема

Объект

Схема 2.13.


При построении схемы мы использовали какие-то знания, которые не были знаниями об объекте, но, с помощью которых мы не смогли бы построить нашу схему. Поскольку схема является образованием из знаний этого рода, она также является предметом. Теперь мы можем определить схему как самостоятельный предмет, выступающий одновременно как изображение и представление другого предмета.

Схема, как и всякий предмет, может выступать в функции объекта, мы можем производить с ней определенные операции, преобразования, и получать с помощью этих операций какие-то новые знания. А поскольку она является одновременно изображением другого предмета, мы можем эти знания относить к этому первоначальному предмету, а в конечном счете - к тому объекту, от которого он был абстрагирован, как это показано на схеме 2.14. В этом случае наша схема выступает в качестве методологического познавательного инструмента. В этом случае схема выступает в качестве источника знаний. Она с самого начала строится таким образом, чтобы из нее можно было получить новое знание.




Предмет Схема 1

Объект знания Схема 2

(преобразованная)


Схема 2.14.
Таким образом, мы берем знания из одной предметной области, представленной в схеме, и после их модификации и получения новых знаний, переносим эти знания в другую предметную область, приписываем эти знания другой предметной области. Конечно, предварительно мы должны обосновать тождественность обеих предметных областей, другими словами, мы должны сначала обосновать, что предмет нашего обсуждения можно представить с помощью схемы именно таким образом.

Поскольку полученные на схеме знания относятся к объекту, то тем самым они конституируют этот объект, а сама схема не описывает объект, а задает его. В этом заключается онтологическая функция схемы.

Существует принципиальное отличие работы со схемами в методологии от использования схем в других областях знания:

a. Нередко схемы используются для того, чтобы пояснить высказанную мысль. В этом случае человек сначала схематически изображает свою мысль, а затем начинает интерпретировать свою схему, объяснять окружающим ее содержание - что он пытался с ее помощью сказать.

b. В математике и технических науках практикуется формальное употребление схем, формул и чертежей. С помощью специального словаря отдельным элементам схемы или чертежа ставится в соответствие определенное содержание. Затем устанавливаются определенные правила их преобразования. Используя эти правила, можно чисто формальным образом, т.е. не обращаясь к содержанию, преобразовать схемы или формулы таким образом, чтобы потом, используя словарь, интерпретировать новую схему или чертеж и получить, таким образом, новое знание.

В методологии любая операция со схемой происходит параллельно с раскрытием содержательной стороны этой операции или ее обоснованием. Это обусловлено тем, что в методологической схемотехнике отсутствует однозначная связь между элементами изображений и их содержанием, а также однозначный смысл осуществляемых преобразований схем. Поэтому здесь невозможно проводить чисто формальные преобразования схем, без обращения к смыслу осуществляемых преобразований.

Особое значение в методологии имеют позиционные схемы - схемы, на которых обозначены позиционеры - индивиды, включенные в систему деятельности, и занимаемые ими позиции (выполняемые роли). Это позволяет с помощью таких схем:

1) Отделить схемы системы деятельности от схем, отображающих другие системы, где таких позиционеров нет/

2) Зафиксировать связи коммуникации и кооперации в деятельности:

3) Отметить профессиональные различия участников деятельности и их позиции в системе разделения труда;

4) В дискуссии – выделить различие позиций ее участников, обусловленные их профессиональными позициями или позициями в системе разделения труда, что затем облегчает самоопределение участников дискуссии и их взаимопонимание, понимание позиций друг друга и источников расхождений во мнениях;

5) Также в дискуссии – позиции их участников по критериям «согласие – несогласие», что позволяет анализировать ход дискуссии, группировать взгляды и точки зрения и управлять ее ходом.




      1. Два понятия системы

Необходимость рассмотрения объектов в качестве систем обычно объясняется их сложностью , справиться с которой оказывается возможным с помощью представлений этих объектов как систем. Существует два подхода к пониманию сложности.

С натуралистической точки зрения сложность является определенным свойством самого объекта, присущая ему как таковому по его природе. Однако атом по своей природе остался все тем же со времен философов Древней Греции. Но они его считали предельно простым, а в наше время его строение считается предельно сложным. Следовательно, источник сложности объектов следует искать не в их природе. Просто все недостатки нашего познания и практики «спихивают» на пресловутую сложность их объектов.

С позиций деятельностного подхода категория сложности принадлежит миру деятельности и мышления, порождается этим миром, существует в нем и, следовательно, должна рассматриваться в процессах и по механизмам этого мира, а не по законам природы или природных условий. Невозможно отыскать какую-либо объективную, совершенно не связанную с человеческой деятельностью и способностями человека и общества, меру сложности объектов самих по себе. Поэтому, говоря о сложности того или иного объекта, могут иметь в виду две ситуации:

1) Сложность отражает не свойства объекта самого по себе, а определенную сторону нашего познавательного отношения к объекту, которое возникло в силу определенного деятельностного отношения к нему, трудностей по выработке способов целенаправленного воздействия на изменение этого объекта. Объект считается сложным: если он не может быть схвачен исследованиями традиционного типа и представлен в форме традиционных научных теорий. Другими словами, имеющиеся в нашем распоряжении средства и методы познания не дают возможности это сделать и нужны какие-то принципиально иные средства и методы.

Связано это, в первую очередь, с накоплением разнообразных знаний об одном и том же объекте (например, организме, поскольку системный подход сформировался прежде всего на базе биологии). Причем эти знания были получены с помощью различных средств и методов, а их надо было применять совместно, в комплексе для решения на этом объекте разнообразных задач по его преобразованию, совершенствованию, развитию и т.п. Все эти знания были получены в предметах разных науки нужно было научиться выстраивать такие предметы, на которых можно было бы размещать самые разные знания, полученные с помощью разных средств и методов и зафиксированных на разных языках.

2) Обращают внимание на возросшую сложность задач, с которыми человечество стало сталкиваться в своей практической и научной деятельности. Однако эта сложность может быть оценена как возросшая либо по сравнению с теми задачами, которые человечество решало в прошлом, либо по сравнению с возможностями тех средств и методов, которыми оно располагает. Изменилась сама деятельность людей и, прежде всего, возможности этой деятельности, причем не только технические, но и организационные. Возникла потребность максимально использовать эти новые появившиеся возможности в решении разнообразных задач, стоящих перед человечеством.

Это связано прежде всего с появлением задач проектирования, прогнозирования, управления объектами, которые изучаются представителями разных наук и которые не могут быть решены или решаются по разному специалистами в отдельных областях знания (например, проектирования города или управление им). Развитие современных форм и способов деятельности привело, с одной стороны, к ее дифференциации, узкой специализации, «растаскиванию» по разным профессиональным деятельностям а с другой – к необходимости перехода к массовым формам проектирования и управления, к их технологизации, к превращению деятельностей по управлению, проектированию, исследованию, обучению, лечению и т.п. из отдельных форм и ситуаций, основанных на искусстве отдельных индивидов в массовое поточное производство индустриального типа с применением самых современных средств науки и техники.

При этом используются два понятия системы. Первое, традиционное, трактует систему как сложное единство, в котором могут быть выделены составные части или элементы, а также структура связей и отношений между ними. Это определение как бы дает нам картину объекта, составленного из элементов и связей между ними. Но эта картина одновременно свертывает, снимает те процедуры и способы оперирования, которые мы применяем на разных уровнях познания, воспроизводящего те или иные объекты в виде систем.

Набор этих процедур можно представить в виде следующей ситуации: заполучив в свои руки самолет, ракету или какое-то секретное устройство иноземной державы, специалисты их сначала разбирают, изучают, составляют чертежи, а потом по этим чертежам изготавливают точно такой же самолет, ракету или прибор. Предполагается, что если они все сделали точно, при эксплуатации копия самолета или ракеты покажут точно такие же эксплуатационные качества, как и оригинал.

Эти операции, которые можно осуществить как натурально, н самом объекте, так и с помощью мыслительных процедур, делятся на шесть групп, :

а) Измерение характеристик эмпирически заданного объекта как целого и фиксация различных его сторон в знаковой форме.

b) Извлечение, «вынимание» частей, элементов из целого объекта (см. схему 2.15).

Схема 2.15.


с) Измерение полученных частей объекта по разным характеристикам, включая не только их внешние параметры, но и номенклатуру и их взаимное расположение, и фиксация всех этих характеристик в знаковых формах (a),(b),(g),(d) (как это показано на схеме 2.16).
(a) (b) (g) (d)

Схема 2.16.


d) Объединение элементов в целое с помощью специально установленных связей и структуры этих связей. Эта процедура представлена на схеме 2.17. В некоторых случаях (в технических устройствах) эти связи уже содержатся в качестве элементов системы. Но в большинстве систем эти связи выступают в качестве дополнительных средств, которые приносятся в систему извне, для того, чтобы скрепить, связать, стянуть части, полученные при разложении. Их не было в исходном целом, когда мы его расчленяли и разлагали на части. Но так как совокупность частей не есть целое, мы вводим эти дополнительные составляющие, чтобы получить из совокупности частей некоторе единство. Так, части скульптурная композиция изготавливается в мастерской по частям, а на месте их соединяют с помощью специального каркаса, которого в самой композиции нет, но без которого она развалилась бы.

(a) (b) (g) (d)



(b) (g)


(a) (d)

Схема 2.17.

Однако структура наряду с элементами является тем, что определяет свойства целого: один и тот же набор элементов может давать несколько разных целостностей, которые будут иметь разные свойства. И причина этого заложена в способах связи этих элементов в целое, т.е. в структуре этого целого.

е) Погружение элементов и объединяющей их структуры внутрь целого так, как это сделано на схеме 2.18.





(b) (g) (b) (g)


(a) (d) (a) (d)


Схема 2.18.

f) После завершения всех перечисленных выше процедур мы получаем вновь созданную структурную целостность и измеряем ее основные характеристики так, как это было осуществлено в самой первой процедуре. Если характеристики исходного целого объекта и вновь полученной целостности совпадают, то это означает, что мы адекватно сумели воспроизвести строение этого системно целостного объекта.

Одним из важных различений системного подхода является различие между элементом системы и «простым телом», т.е. тем же элементом, но находящимся вне системы. Это один и тот же объект и обладает он одним и тем же набором свойств. Но, становясь элементом системы, этот объект начинает играть какую-то роль в сохранении ее целостности. Если его убрать из системы, то эта целостность будет разрушена: либо распадется на части сам системный объект, либо эти части образуют новую целостность, но это уже букет другая целостность и другой системный объект. Роль (значение), которую данный объект выполняет в целях поддержания сохранения целостности системы, называется его функцией.

Отношение между объектом, образующим часть системы, и его функцией, неоднозначно: одну и ту же функцию в системе могут выполнять разные объекты (функциональная эквивалентность), в разных системах один и тот же объект, входящий в них в качестве элемента, может осуществлять разные функции. Наконец, один и тот же элемент может нести на себе несколько функций в данной системе. С этой точки зрения все свойства, которыми обладает данный объект как часть системы, делятся на две группы:

функциональные, которые способствуют выполнению им его функции в системе,

атрибутивные, которые либо нейтральны к функциональному предназначению данного элемента системы, либо даже препятствуют ему или наносят какой-то другой ущерб целостности системы (дисфункциональные свойства элементов ).

Однако при таком способе представления и анализа систем не решалась главная задача системного анализа: в таких представлениях совершенно отсутствовало описание и выявление процессов, протекающих в системе: вся система оказывалась сложным, но статичным образованием. Пока системный подход использовался для описания естественнонаучных объектов (например, организмов), этот недостаток еще не очень чувствовался. Положение изменилось, когда категории системы и системного анализа попытались применить в целях проектирования технических, социальных и смешанных систем. Тогда потребовалось другое понятие системы, в основе которого лежат не материальные элементы и объединяющая их структура, а процесс, определяющий лицо объекта и задающий его целостность. Задача проектирования состоит в том, чтобы сконструировать объект, выполняющий некоторую функцию в рамках более обширной системы, а реализовать эту функцию можно только с помощью определенного процесса. В этом случае процесс задается до и безотносительно к структурам и материалу, в которых он будет реализовываться, один и тот же процесс (например, отвод избыточного тепла), может осуществляться с помощью разных структур и на разном материале, выполняющих одну и ту же функцию.

Это новое представление системы опирается на совсем другие системные категории. Исходной категорией системного анализа здесь выступает процесс. Поэтому первоначально объект представляется в виде чистого процесса или процессуальной системы. Но этого недостаточно для описания системного объекта, поскольку в реальности нет чисто процессуальных систем. Движение возможно, если движется что-то, и непременным условием существования процесса и процессуальной системы является материал. Поэтому в системном анализе ставятся задачи:

как отделить процессы от материала и представить их в виде самостоятельной системы?

как соотнести процессуальные системы с материалом?

Чтобы изобразить процесс в виде объекта, мы вынуждены прибегать к структурным изображениям, Структура - это статическое представление процесса или остановленное изображение процесса. Получить изображение процесса можно, если построить схемы структуры объекта в разные моменты его «жизни». Сравнивая эти схемы, можно сказать – протекает ли в объекте какой-либо процесс или нет (последнее имеет место в том случае, если изображение структур совпадает между собой) и если протекает – то какой именно, каковы его характеристики. Структурное изображение должно соответствовать изображению объекта изучения как материального образования. Но сама по себе структура не содержит никаких материальных характеристики и является чисто «знаниевым» образованием, которому мы не можем приписывать никакого материального существования. Правда , сама структура зафиксирована в знаках, но это только способ фиксации наших знаний о структуре объекта.

Структуре противостоит материал, из которого состоит системный объект и который на первых этапах рассмотрения выступает как бесформенность и чистая возможность любой организации. В действительности же, конечно, всякий материал структурирован и имеет определенное строение. Структурированность материала возникает благодаря тому, что структура как бы отпечатывается на материале. Мы как бы отпечатываем структуру на материале и получаем ее отпечаток. Благодаря этой процедуре:

Сама структура выступает уже как форма, которая приобрела материального носителя,

материал превращается в определенную организованность.

Организованностью материала называется устойчивая оформленность этого материала, которая формируется процессами деятельности.

Проиллюстрируем этот вариант системного подхода на материале социологии. Население страны или отдельного региона образует человеческий материал. На этом материале протекают различные социальные процессы и, в частности, процесс стратификации. В каждый данный момент этот процесс формирует в материале населения данного региона определенную социальную структуру. Эта структура существует в двух видах: как чисто знаковое образование, представленное в таблицах и графиках социологов, и как некоторая организованность, которая проявляется в существовании определенных социальных групп и отношений между ними.

Организованность не только формируется процессами деятельности, но и сама способна формировать эти процессы. Ведь в реальности материал никогда не бывает бесформенным, а всегда несет на себе отпечатки прежней структуры. Возникшая в результате этого организованность материала обладает определенной устойчивостью и инерционностью, которые как бы противодействуют и сопротивляются изменению. Точнее, эта организованность материала сама ограничивает процесс определенными рамками и как бы направляет его течение в определенную сторону. Поэтому различные организованности могут в разной степени и в разных формах преобразовываться под влиянием одних и тех же процессов.



взаимодействие

Схема 2.19.

В одном и том же объекте могут протекать несколько различных процессов и находиться в различных отношениях между собой. Наиболее интересным случаем является тот, когда один процесс осуществляется за счет другого, который в этой ситуации выступает как механизм первого процесса. Механизм может свой процесс запускать, останавливать, ускорять, тормозить, менять направление и его другие характеристики. Таким образом, отношение «процесс – механизм процесса» есть на самом деле определенное отношение двух процессов.

Построим схему, изображающую действие механизма процесса (см. схему 2.19). Процесс А порождает соответствующую ему структуру А, которая должна отпечататься на материале и оформить организованность А. Но этого не происходит (и поэтому на схеме все эти связи обозначены пунктирными стрелками), поскольку материал уже структурирован: другой процесс В породил соответствующую ему структуру В, которая, в свою очередь, была отпечатана на том же материале, благодаря чему возникла организованность В. Между организованностью Материала В и структурой А происходит взаимодействие, в результате чего возникает организованность А’. Эта организованность несколько отличается от соответствующей процессу и структуре А организованности А. Так что возникшая в результате этого форма будет соответствовать не структуре А, а структуре А’. Тогда и процесс будет обладать не прежними своими характеристиками процесса А, а характеристиками несколько другого процесса А’. В этом случае процесс В выступает в качестве механизма процесса А. Так, процесс отбора студентов для учебы в университете, первоначально построенный так, чтобы отбирать их на основе критериев знаний и способностей, происходит в значительной степени по другому, поскольку на него действует механизм процесса стратификации.



Каталог: wp-content -> files
files -> Материя и ее основные свойства
files -> Розарий Матери Марии для восстановления чувства собственного достоинства Во имя я есмь то что я есмь, Иисуса Христа, я посвящаю этот розарий проявлению совершенного видения Христа в
files -> Философия, сформировавшаяся в эпоху античности, в последствии тысячелетия выполняла свои функции хранения и умножения теоретического знания, служила
files -> Реферат к кандидатскому экзамену по философии техника: сущность, закономерности развития и роль в жизни общества
files -> Основные черты мусульманской правовой системы Источники мусульманского права
files -> Реферат проблемы свободы личности и творчества в философии Н. А. Бердяева Аспирант Ефимова О. М
files -> Ангел-дэва из Нефритового храма Наука исцеляющей любви Служба перед диктовкой
files -> Классификация прав человека. Основные принципы прав человека История развития понятия прав человека. Основные проблемы, связанные с реализацией прав человека
files -> Основы управления знаниями


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   58


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница