С. И. Кордон основы методологии: системодеятельностный подход. Категории пермь 2005 С. В. Комаров, С. И. Кордон. Основы методологи: системодеятельностный подход. Книга



страница51/58
Дата30.12.2017
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   ...   58
1

2






3







Ref


Схема 7.24.

Заметим, что это 3 разные картины представлений индивидов 1, 2 и 3, пока не связанные между собой.

В. Представить эти содержания на одном табло сознания. Иначе говоря, расположить эти частные картины на неком одном «планшете» или «верстаке». (См схему 7.25). Заметим, что здесь пока не имеет значения, что из себя представляет этот «планшет» или «верстак»: это может быть особое представление в сознании самого индивида Ref или какой-то внешний «материальный» предмет, выполняющий функцию представления – доска, лист бумаги и т.п.



Схема 7.25.

С. Связать эти содержания в единую картину представления, т.е. построить новую картину всей ситуации деятельности. Это означает построение нового «видения» всей ситуации, т.е. нового предмета.

Поскольку построение такого предмета предполагает связывание различных «частных» картин или их конфигурирование, то это построение фактически является конструированием или проектированием, а полученная в результате новая картина деятельности – «конфигуратором».

Конфигуратор – это специальная модель или представление, которая выполняет роль синтезатора различных и разных представлений об объекте. Его назначение именно в том, чтобы объединить различные знания об объекте, полученные с разных позиций. Соответственно, процедуры объединения знаний с помощью этой модели будут называться конфигурированием. Построение конфигуратора показано на схеме 7.26.







1




2







3


Частные представления Конфигуратор




«Планшет»


Ref

Схема 7.26


В этом новом предмете, конфигураторе, различия между «субъективными» смыслами и значениями будут «сняты», поскольку они теперь будут элементами новой картины деятельности и получат в ней новое значение и новый смысл. Заметим, что это и есть “распредмечивание”, т.е. снятие той “субъективной” формы, в которой эти смыслы были представлены в деятельности самих участников ситуации – в виде текстов сообщений, и “опредмечивание”, т.е. придание им нового “объективного” содержания и вместе с тем новой знаковой формы.

D. Рассмотреть различение этой новой «общей» картины деятельности и «частных» картин (представлений), имеющихся у участников ситуации деятельности. Теперь индивид Ref имеет два вида рядоположенных представлений: во-первых, “субъективные” представления участников ситуации (частные картины), и, во-вторых, “объективное” представление ситуации (общую картину), т.е. вновь сконструированное представление ситуации деятельности. Заметим, что состоят они и одних и тех же знаковых элементов, но объективное содержание этих знаковых элементов различное. Соотнесение и определение различия между содержаниями этих рядоположенных представлений и означает выяснение различия между “объективным” смыслом ситуации и “субъективными” смыслами участников. Однако, напрямую соотносить эти представления нельзя.

E. Сконструировать специальные знаковые средства, устраняющие это различение между общей и частными картинами ситуации деятельности. Для этого индивид Ref должен теперь осуществить обратную операцию – деконструировать «общую» картину деятельности на новые «частные» представления, которые должны быть теперь у каждого участника ситуации. Это предполагает построение новых «частных» картин(как это показано на схеме 7.27)

Соотнесение этих новых «частных» картин со «старыми» частными означает выявление их различия и нахождение элементов, с помощью которых эти картины можно «состыковать» друг с другом и переводить или преобразовывать первые в последние.

F. Сконструировать схему передачи этих знаковых средств участникам ситуации. Полученные теперь средства преобразования «старых» частных картин или представлений участников ситуации в «новые» частные картины необходимо теперь представить в такой знаковой форме, которая позволит осуществить нормальную их трансляцию. Конструирование этой схемы трансляции означает проектирование соответствующих изменений в самой ситуации деятельности.

Такова структура полного рефлексивного акта или полной рефлексии. Содержанием его оказывается построение новых представлений, которые необходимы участникам ситуации для дальнейшего осуществления деятельности.



Схема 7.27.

Но этот анализ структуры рефлексии показывает, что строго определить рефлексию как мышление или как деятельность нельзя. Здесь то, что понимается как операции мышления выступает как практические действия. Например, как было показано в пункте С., «распредмечивание» знаковой формы при конструировании новой «общей» картины ситуации выступает как операция полагания нового содержания (операция схематизирования). С другой стороны, то, что выступает как операции и действия с некоторым знаковым материалом оказываются одновременно мыслительными актами. А во в пункте Е при фактической деконструкции и разложении «общей» схемы предмета – «новой» картины деятельности – на «частные» картины, практические действия со знаковым материалом (операции преобразования схем и изображений) оказываются одновременно мысленным полаганием новых смыслов и значений.

Это означает, что традиционные онтологические схемы мышления и деятельности для представления рефлексии не пригодны. Рефлексия оказывается и не мышлением, и не деятельностью. Или точнее, и мышлением, и действием одновременно. А еще точнее, она оказывается мыследействием, то есть совершенно иным, специфическим способом организации работы со своим предметным материалом – представлениями.

Таким образом, «тайна» рефлексии заключается в конструировании нового предмета деятельности, конфигурации представлений в новое единое целое.



    1. Рефлексия как коммуникация. Методологический диалог

Итак, вся «хитрость» рефлексии заключается в том, что «мышление» осуществляется здесь как деятельность, а деятельность осуществляется как «мышление». Другими словами, рефлексия является мыследеятельностью.

Остается ответить только на один вопрос: каким образом рефлектирующему индивиду может быть дано содержание представлений другого индивида? А ведь с этого, собственно, и начинается процесс рефлексии.

Деятельность рефлексии «упирается» в парадокс, который можно было бы назвать «проклятием шкуры»: нельзя ни влезть в чужую «шкуру», ни вылезть из «своей». Другими словами, рефлексия не будет полной – ни в том случае, когда деятельность индивида Y рефлектирует индивид X, ни в том случае, когда сам индивид X рефлектирует над собственной деятельностью.

В последнем случае мы имеем дело с авторефлексией. Но здесь тоже сохраняется этот парадокс. Индивид может выйти в рефлексивную позицию при следующих двух условиях:

а) кто-то уже рефлектировал над его деятельностью,

b) он уже рефлектировал над чужой деятельностью и умеет это делать.

Таким образом, саморефлексия есть свернутая, “снятая” ситуация полной рефлексии, когда один рефлектирует деятельность другого.

Для того, чтобы “снять” « парадокс шкуры», рассмотрим ситуацию полной рефлексии. В этом случае Х рефлектирует деятельность Y. Осуществить рефлексию – значит реконструировать картину, которая лежит перед Y, его знания, его способы действия с этими знаниями. Предположим, что индивид X сумел построить «представления» индивида Y. Как убедиться, что эта построенная им картина соответствует действительности, т.е. тому, что содержится в «табло сознания» Y?

Убедиться в том, что эта рефлексия «правильна», «адекватна» по своим результатам, - это опять восстановить «табло сознания» Y. В этом случае индивид X должен построить другое параллельное представление индивида Y . И тогда опять может быть поставлен тот же вопрос об “адекватности” этих двух представлений, и т.д. В таком случае мы имеем дело с дурной бесконечностью или дурной рефлексией.

Как определить X, что построенное им представление соответствует тому, что представляет другой индивид Y, и избежать при этом дурного рефлектирования?

Сделать он это может несколькими путями, но каждый из них предполагает специальную организацию коммуникации между ними. Он может попросить Y повторить, что тот думает, может задавать вопросы на проверку, правильно ли он понял то, о чем думает Y, может в свою очередь изложить свое представление о том, что, по его мнению думает другой и т.п. Со своей стороны, в этой ситуации и Y может предпринять необходимые усилия для того, чтобы у X сложилось правильное представление о сложившейся у него картине ситуации, попросить скорректировать видение X и т.п.

Иначе говоря, X и Y должны вступить в особого рода коммуникацию, которая называется диалогом. Диалог - это не просто обмен текстами сообщений, а такой обмен текстами, среди которых есть тексты, ориентированные на сам процесс коммуникации и регулирующие ее. Например, вопрос есть текст, при понимании которого собеседник создает другой текст, удовлетворяющий определнным требованиям.

Короче говоря, диалог – это самоорганизующийся процесс коммуникации. Целью этой самоорганизации является повышение эффективности коммуникации по некоторым заданным критериям и, прежде всего, критериям понимания.

Но в таком случае оказывается, что рефлексию необходимо понимать и представлять теперь как коммуникацию. Рефлексия строится как коммуникация особого рода, а именно как методологический диалог. Мы видели, что представить рефлексию, как только мышление, нельзя. Представить, как только деятельность, тоже нельзя. Но, представить рефлексию как мыследеятельность тоже недостаточно. Теперь рефлексия выступает как особая коммуникация, а еще точнее – как мыслекоммуникация (диалог).

Вся трудность заключается в том, что рефлексия как элемент деятельности является мета-деятельностью. Она «стоит» над деятельностью и служит для ее перестройки. Как такая мета-деятельность или методологическая деятельность, она есть сложно построенная организованность, складывающаяся или состоящая из разнообразных комбинаций и разновидностей единиц методологической деятельности.



Рассмотрим, что такое единица методологической деятельности (ЕМД), какими признаками должна обладать такая единица и каким требованиям она должна удовлетворять. Единица методологической деятельности – как и единица любого сложного целого – должна, по определению, иметь следующие два свойства: во-первых, она должна нести в себе все основные характеристики целого, т.е. сама должна быть достаточно сложным образованием, во-вторых, ни одно из ее составляющих само по себе не обладает свойствами методологической деятельности вообще.

При этом единица методологической деятельности должна удовлетворять следующим требованиям:

она должна быть достаточно сложной и вариативной по своим характеристикам, так чтобы она могла образовывать все виды методологической деятельности и использоваться при решении всех разновидностей методологических задач;

она должна обладать способностью сворачиваться в относительно редуцированные виды методологической деятельности, и наоборот, органически и естественно разворачиваться в сложные образования методологической деятельности;

эта единица должна обладать способностью соединяться с другими единицами методологической деятельности разного вида и назначения сложные системно-структурные образования методологической деятельности.

Единица методологической деятельности должна строиться как определенная ситуация методологической работы. Иначе говоря, эта ситуация входит в единицу методологической работы, но и сама методологическая работа разворачивается внутри этой ситуации. Это означает, что такая ситуация предполагает три элемента:

1) двух субъектов, один из которых является профессионалом, нуждающимся в методологической помощи, а другой методологом, способным оказать ему эту помощь;

2) некоторую проблему, которая, как предполагается, возникает в деятельности профессионала, и требует для своего решения построения соответствующего методологического знания;

3) определенные рамки этой ситуации, выделенность ее во времени и пространстве, а также определенные правила поведения участников этой ситуации.

Внутри такой ситуации и разворачивается методологическая работа, которая со стороны технологии представляет собой методологический диалог. Как всякий диалог, это самоорганизующийся процесс коммуникации, целью которого является нахождение решения проблемы, которое было бы принято обоими участниками.

Первой особенностью методологического диалога является то, что этот процесс самоорганизации коммуникации специально контролируется и организуется методологом.

Второй особенностью методологического диалога является то, что участники диалога имеют внутри него разные функции. Его участники вступают в него, имея принципиально различные возможности для участия в этой работе, а именно:

профессионал имеет предметные средства деятельности и хорошо знает возникающие в ней проблемы,

методолог имеет специальные средства решения проблем деятельности – средства организации деятельности, коммуникации, мышления (в частности, рефлексию как одно из таких средств) .

Понять характер этих функций можно, если учесть, что профессионал всегда работает на уровне предметно-ориентированного мышления, а методолог – на уровне рефлексивного мышления. Поэтому вначале работы (диалога) в сознании первого – “каша”, т.е. совершенно несиситематизированная смесь знаний, представлений, понятий, средств и т.п., а в сознании второго – многообразные «чистые» категориальные схемы и онтологические модели. Это означает, что методологический диалог строиться как «наложение» этих «чистых» категориальных форм на бесформенный материал профессионала с целью получить некоторую организованность, на которой можно было бы решить искомую проблему. Исходя из этого, функцией методолога является предъявление какой-то категориальной формы или структуры, а профессионала - ее содержательное наполнение. Или наоборот, профессионал предъявляет какой-то фрагмент своего предметного содержания, а методолог находит ему определенное «место» в имеющейся у него структуре. Но делают они это совместно, на общем «поле», «доске», «верстаке», «планшете». Другими словами, в действительности вся методологическая работа осуществляется вокруг представлений как их «распредмечивание» и «опредмечивание». При этом, поскольку каждый из двух участников такой методологической работы предъявляет совершенно различные содержания, а продукт должен получиться общий, методолог как организатор диалога должен постоянно отслеживать и обеспечивать нормальное протекание следующих процессов:

достижение полного понимания друг друга участниками на каждом шаге работы,

соблюдение всех переходных этапов и звеньев работы,

«удержание» цели совместной работы.

Структура методологического диалога в миниатюре воспроизводит структуру коллективной мыследеятельности: методологический диалог включает в себя две симметричные части, соответствующие двум равноправным участникам, обладающие аналогичной структурой. Эта структура, также как и структура КМД, включает следующие слои

слой мышления,

слой мыслекоммуникации, поскольку каждый сообщает другому о появившихся у него мыслях и пытается понять сообщения, получаемые от другого,

слой мыследействия, поскольку идет постоянная работа на уточнение понятия, организации диалога, продвижения к цели и т.п.

Таким образом, структура единицы методологической работы – это структура мысдедеятельности.

Существует несколько различных форм методологического диалога:

А. Свернутые формы методологической работы.

a) Работа с текстом. Методолог не обязательно должен работать непосредственно с самим профессионалом. Предметом его работы – анализа, исследования, критики и т.п. – может быть продукт профессиональной деятельности, представленный в виде текста. В этом случае мы имеем дело со свернутой единицей методологической работы, а именно – работу с текстом.

b) Солилог как методологический анализ собственной деятельности в режиме автокоммуникации, саморефлексии или солилога – диалога с самим собой.


Каталог: wp-content -> files
files -> Материя и ее основные свойства
files -> Розарий Матери Марии для восстановления чувства собственного достоинства Во имя я есмь то что я есмь, Иисуса Христа, я посвящаю этот розарий проявлению совершенного видения Христа в
files -> Философия, сформировавшаяся в эпоху античности, в последствии тысячелетия выполняла свои функции хранения и умножения теоретического знания, служила
files -> Реферат к кандидатскому экзамену по философии техника: сущность, закономерности развития и роль в жизни общества
files -> Основные черты мусульманской правовой системы Источники мусульманского права
files -> Реферат проблемы свободы личности и творчества в философии Н. А. Бердяева Аспирант Ефимова О. М
files -> Ангел-дэва из Нефритового храма Наука исцеляющей любви Служба перед диктовкой
files -> Классификация прав человека. Основные принципы прав человека История развития понятия прав человека. Основные проблемы, связанные с реализацией прав человека
files -> Основы управления знаниями


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   ...   58


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница