С. И. Кордон основы методологии: системодеятельностный подход. Категории пермь 2005 С. В. Комаров, С. И. Кордон. Основы методологи: системодеятельностный подход. Книга



страница49/58
Дата30.12.2017
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   58
Y
X

Схема 7.1. Схема 7.2.

То, что плацдарм Т отражается в сознании персонажа Х на схеме изображается стрелкой, которая направлена к «голове» этого персонажа. Результатом этого отражения является некоторая рефлексивная система Ω1. Содержанием ее, казалось бы, должна быть картина плацдарма Т, которая в результате процесса рефлексии сформировалась в сознании Х: Тх, что означает «Т как его видит Х». Но если мы запишем Ω1= Тх, то это будет не совсем точно. Если некоторый внешний наблюдатель фиксирует в сознании Х структуру Тх, то он не может сказать – в результате чего появилась эта структура:

является ли она отражением некоторого «объективно» существующего плацдарма Т, которого может видеть сам этот наблюдатель?

или она возникла в результате внутренних субъективных психических процессов, протекающих в сознании Х (например, является продуктом его сновидения или галлюцинации)?

Если мы принимаем вторую, чисто солипсическую позицию (которая приемлема в практике психиатров и психологов и поставляет материал для ряда эзотерических духовных концепций), тогда содержанием рефлексивной системы Ω1 является Тх. Если же мы остаемся на первой апозиции, то в содержание Ω1 нужно включить не только отражение плацдарма Т в сознании Х, но и сам плацдарм Т, чтобы стороннему исследователю было ясно, откуда взялось Тх:

Ω1= Т + Тх.


Теперь введем в нашу схему другой персонаж – Y. Тогда мы получим более сложную схему рефлексивных процессов, представленную насхеме 7.2.. Новый персонаж выполняет две функции:

отражает плацдарм Т, точно так же, как и Х (стрелка 1),

отражает ту картину плацдарма Т, которая есть у Х (стрелка 2). В новой схеме присутствуют следующие элементы:

прежняя рефлексивная система Ω1;

сам плацдарм Т, поскольку он лежит перед Y, а также картина плацдарма Т, лежащая перед новым персонажем, т.е. Т + Тy;

представление персонажа Y о картине (или имитация этой картины), лежащей перед первым персонажем Х, или Ω1y.

В целом новая рефлексивная картина выглядит следующим образом:

Ω2 = Т + Тх + Т + Ту + Ω1y.

Проведем формальные преобразования этого выражения:
Ω2 = Т + Тх + Т + Ту + Ω1y = Т + Тх + Т + Ту + (Т + Тх)у =

= Т + Тх + Т + Ту + Ту + Тху = Т + Тх + Ту + Тху.


Выражение Тху означает «картина плацдарма Т с позиции персонажа Х, имитированная персонажем Y». Заметим, что это выражение ничего не говорит о том, насколько адекватно персонаж Y отражает картину Тх. Оно только регистрирует лишь факт существования такого члена во внутреннем мире персонажа Y.

Операция вынесения за скобки можно рассматривать как выделение некоторым внешним исследователем внутренних миров отдельных персонажей и, тем самым, рассматривать эти внутренние миры в их целостности. В действительности в этом случае существуют две ситуации:

эта операция не обязательно свидетельствуют о том. что у данного персонажа есть подобная целостная картина;

вынесения индекса за скобки можно рассматривать именно как возникновение у персонажей целостной картины. Другими словами, это есть операция, протекающая внутри персонажа.

Предложенный здесь буквенный аппарат – алгебра рефлексивных процессов – позволяет упростить подобные преобразования. Мы можем рассматривать самую простую рефлексивную систему Ω1= Т + Тх как эквивалентное ей выражение Т(1 + х). Условимся многочлен вида 1 + х обозначать как ω и называть оператором осознания. Этот оператор представляет собой чисто формальную структуру, но его применение к некоторой объективной ситуации Т позволяет быстро получить представление о результате осознания этой ситуации:

Ω1 = Тω = Т(1 + х) = Т + Тх.


С помощью оператора осознания упрощается и становится более прозрачной процедура построения структуры Ω2:
Ω2 = Т(1 + х)Т(1 + y) = Т(1 + x + y + xy) = T + Tx + Ty + Txy.
Рефлексия может существовать в двух формах:

как авторефлексия или рефлексия персонажем своего содержания собственного сознания,

как рефлексия содержания сознания одного персонажа другим.

Схема процесса авторефлексии представлена на схеме 7.3:


Схема7.3. Схема 7.4.



Здесь персонаж Х выполняет два шага:

сначала строит картину лежащего перед ним плацдарма Т,

потом выходит в рефлексивную позицию X', с которой пытается осознать возникшую у него на первом шаге рефлексивную систему.

Заметим, что в сознании Х' есть имитация картины плацдарма Т, которая у него была в позиции Т, но нет собственной картины этого плацдарма, которую бы он построил, находясь в данной позиции.

Чтобы получить образованную таким образом рефлексивную систему, используем оператор осознания, т.е. на первом шаге Ω1 = Тω, и на втором шаге Ω2 = Ω1ω. Тогда

Ω1 = Т(1 + х) = Т + Тх,

Ω2 = Т(1 + х)(1 + х) = Т + Тх + Тх + Тхх.
Персонаж Х' может перейти еще в более высокую рефлексивную позицию X'' и осуществить рефлексию результата предыдущего шага рефлексии Ω2. Для этого нужно осуществить операцию Ω3= Ω2ω:
Ω3 = Т (1 + х)(1 + х)(1 + х) = Тх + Тхх + Тххх.
Можно продолжать этот процесс рефлексии дальше и получать все новые рефлексивные системы Ω4, Ω5, Ω6 и т. д. У методологов этот процесс называется рефлексивной возгонкой, а каждый новый шаг в процессе рефлексии – ранг рефлексии. Если использовать форму сокращенной записи для ххх как х3, то для некоторого n-го ранга (или уровня) рефлексии можно чисто индуктивно установить следующие закономерности:
Ωn = Tωn = T(1 + x)n = T + Tx + Tx2 + Tx3 + … … + Txn-1 + Txn.
Если посмотреть правую часть этого равенства, в которой представлено содержание рефлексивной системы Ωn, то нетрудно заметить, что она представляет собой историю изменения содержания всех предшествующих уровней рефлексии, начиная от самого первого.

Теперь рассмотрим вторую форму процесса рефлексии, которая осуществляется другим персонажем. Сначала построим схему этого процесса, как это сделано на схеме 7.4. Она отличается от схемы 7.3 тем, что персонаж Y не имеет своей собственной картины плацдарма Т – к его сознанию ведет только одна стрелка. Используя знания, полученные при анализе авторефлексии, мы уже знаем, что рефлексивная система первого уровня будет иметь вид Ω1 = Т(1 + х)(1 + y), а второго Ω2 = (1 + y) = Т(1 + х)(1 + y) (1 + y) или



Т(1 + х)(1 + y)2. Обобщая, можно сказать, что результат некоторого n-го ранга рефлексии будет иметь вид:
Ωn = T(1 + x)(1 + y)n.
В практической деятельности людей очень часто встречается ситуация, когда два персонажа по очереди строят рефлексивные системы, отражающие состояние другого партнера, типа: «Я знаю, что он знает, что я знаю…» Назовем такую форму рефлексивного процесса рефлексией партнеров или П-рефлексией. Поскольку схематические изображения такого рода рефлексии окажутся очень сложными, нам придется воспользоваться алгеброй рефлексивных процессов.

7.1.1. Рефлексивное управление


Особое применение рефлексия получает в процессах управления. Существует два вида управления деятельностью людей:

прямое управление, когда один человек передает другому информацию управленческого характера - указания для построения и осуществления деятельности;

косвенное или рефлексивное управление, когда один человек передает другому некоторую информацию, которая, становясь частью картины мира этого второго человека, влияет определенным образом на изменение его поведения или его деятельности. Эта информация меняет направление и содержание процесса приятия им решения.

Иногда в качестве такой информации используется управленческая информация, но только тогда, когда передающий ее индивид уверен, что его указания будут проигнорированы. Рефлексивное управление используется в большинстве партнёрских отношений: оно присутствует во всех без исключения конфликтных отношениях, когда интересы партнеров противоположны. Оно также применяется и тогда, когда между партнерами нет никаких отношений, но одна из сторон заинтересована в изменении поведения другой. Рефлексивное управление может встречаться в некоторых ситуациях сотрудничества или кооперации.

В основе всех видов рефлексивного управления лежит воздействие одного персонажа на процесс принятия решения другим персонаже. Процедура принятия решения персонажем Х как рефлексивный процесс может быть изображена следующим образом:

1) Расширим понятие плацдарма Тх: мы будем включать в него не только отражение самого плацдарма, но и входящие в его состав оперативные элементы, необходимые для принятия решения. Выбор этих элементов может производиться различным образом, в зависимости от решаемых персонажем задач. Плацдарм с нанесенными на него оперативными элементами отражается на планшет Х и обозначается как Пх. Планшет предполагает использование всей системы знаковых средств, с помощью которых фиксируется «объективная обстановка».

2. Персонаж Х имеет цель – Цх. Эта цель особым образом соотносится с планшетом: цель наносится на планшет:

.

Цх выступает как своеобразная функция отраженного отношения персонажа к плацдарму. Существует два типа такого отношения:

А. Персонаж, отражая плацдарм, не включает себя в него себя, как элемент этого плацдарма (см. схему 7.5.). Персонаж Х как бы вырезал самого себя из своего внутреннего мира. В этом случае цель персонажем Х не может быть отражена, она предстает как интенция.






Х

Схема 7.5. Схема 7.6.


В. Персонаж Х включает себя, свои внешние действия в свою картину плацдарма (схема 7.6). В этом случае он может отразить свое отношение к объекту. Осознание своих действий именно как своих действий и осознание своего отношения к объекту превращает интенцию в осознанную интенцию или в цель. Таким образом, цель выступает как специфическое рефлексивное образование.

3. К планшету с нанесенной на него целью применяется некоторая доктрина Дх или правило решения:



.

Возможность построения и осознания доктрины предполагает, что персонаж отличает свою картину действительности (Т + Тх)х от самой действительности Т.

4. В результате этого применения првила решения или доктрины появляется решение Рх, которое должно быть отнесно к планшету Пх:

Теперь всю процедуру принятия решения можно изобразить следующим образом:



Назовем эту схему описания принятия решения персонажем Х нулевым уровнем рефлексии.

Предположим, что у персонажа Х есть партнерY, с которым он находится в П-рефлексивном отношении. Каков бы ни был характер этого отношения – сотрудничество, конкуренция или конфликт, этот персонаж должен принять решение с учетом решения, которое выбрал Х. Другими словами, он должен выстроить цепочку «Y думает, что Х думает …» или провести имитацию рассуждения Х – начиная от Пх и заканчивая Рх.

Но трудность заключается в том, что персонаж Y не является обладателем Пх. Все, что он может сделать, это построить картину планшета Пх с точки зрения Y, то есть Пху. Это уже вторичное, рефлексированное отражение. Очевидно, что содержания Пх и Пху могут не совпадать. Точно также персонаж У не обладает целью ЦХ и доктриной Дх, а может их представить со своей точки зрения как Цху и Дху.

Тогда процедура имитации персонажем У рассуждения Х можно будет изобразить следующим образом:
.
Эта схема имитации У процесса принятия решения его партнера образует первый уровень рефлексии. Второй уровень рефлексии представляет собой процесс принятия решения персонажем У на основе имеющейся у него имитации процесса принятия решения персонажем Х.

До сих пор Y оперировал не со своим собственным планшетом Пу, а тем, который, с его точки зрения, есть у Х, то есть с Пху. Для принятия решения он должен теперь все перенести на свой собственный планшет Пу, и, прежде всего, результат рефлексии первого уровня, т.е. Рху:


.
А дальше Y наносит на свой собственный планшет Пу свою цель Цу, применяет свое правило решения Ду и получает свое собственное решение Ру, отнесенное к его планшету Пу:

Второй уровень рефлексии может быть изображен как схема вложения XY. Однако можно повысить этот ранг рефлексии, осуществив очередное вложение XYX. Ему соответствует рефлексивная схема:
Ω = Т +[Т +(Т + Тх)].
Чтобы ее осуществить нужно, персонаж Х должен сымитировать весь процесс рефлексии первого уровня. Для этого он должен представить планшет Пху, цель Цху и доктрину Дху с собственной точки зрения, получив соответственно Пхух, Цхух и Дхух. Теперь вся картина такой имитации примет следующий вид:
.
На следующем, четвертом уровне рефлексии Х должен осуществить имитацию второго уровня рефлексии. Другими словами, он должен воспроизвести процесс принятия решения своего партнера. Для этого ему необходимо оперировать уже не с планшетом Пхух, а с тем, как Y представлял его планшет, т.е. с Пху.


.
Точно также он должен представить и все остальные элементы принятия решения персонажем Y:
.
Результатом этого процесса является воспроизведение персонажем Х того решения, которое, по его представлениям, выбрал У, отнесенное к планшету этого У – такому, как его представляет себе Х. Теперь Х имеет все необходимую информацию, чтобы, оперируя своим планшетом Пх, принять свое собственное решение Рх. Для этого ему нужно сначала отнести полученную им картину Рух к собственному планшету Пх, а потом, на основе своих цели Цх и доктрины Дх, принять окончательное решение:
.

Решение принято и процесс на этом закончен. Его можно продолжать и дальше, осуществляя все новые и новые вложения, однако схемы, его описывающие, будут становиться все более сложными.

Если Рх и Рху идентичны по содержанию, т.е. знание персонажа Y о решении, принятом персонажем Х, совпадает с тем решением, которое в действительности принял Х, то такая ситуация называется фокальной точкой персонажа Y. Для Х такой фокальной точкой является совпадение Рух и Ру. Существует два типа П-рефлексивных отношений:

сотрудничество и кооперации, при которых оба партнера стремятся к обладанию фокальными точками и при этом их фокальные точки совпадают;

конфликта и конкуренции, когда каждый из партнеров стремится к тому, чтобы получить фокальную точку и лишить этой точки другого.

Суть самого рефлексивного управления может выражена с помощью схемы превращения:



Txy → Tx.
Но здесь Txy не отраженный элемент, а планируемый. Это означает, что элемент Тх с точки зрения Y создается в момент времени i, а превращается в элемент Тх с точки зрения Х позже, в момент времени i+j, или
Txi+jyi → Txi+j.
Другими словами, Txi+jyi – это некоторое будущее поведение Х, которое запланировал в настоящем персонаж Y. Для того, чтобы такое планирование стало возможным, Y должен проимитировать внутреннее содержание сознания персонажа Х: (T+Tx)y. В такой схеме персонаж Y осуществляет процесс рефлексивного управления. Существуют несколько основных способов этого вида рефлексивного управления.

A. Рефлексивное управление посредством формирования картины плацдарма. Это один из наиболее распространенных способов управления, когда некоторые из своих объектов маскируются. Маскировка преследует определенную цель – дать партнеру вполне определенную информацию, а не лишить его информации вообще. Другим видом такого управления является создание ложных объектов. Схема такого способа рефлексивного управления имеет вид



ПхуПх,
где значок  обозначает процесс формирования.

B. Рефлексивное управление посредством формирования цели противника. Этот способ описывается схемой


ЦхуЦх.
Наиболее распространенной формой такого управления является провокация, когда противнику каким-либо образом внушают определенную цель, преследование им которой выгодно другому персонажу.

C. Рефлексивное управление посредством формирования доктрины партнера. Формирование такой доктрины осуществляется посредством его обучения действовать определенным образом в определенных ситуациях. Когда у партнера будет выработана эта доктрина и он начнет ей неуклонно следовать, его поведение станет хорошо предсказуемым. Схема этого способа управления



ДхуДх.

В действительности рефлексивное управление описанного здесь типа имеет более сложный характер и образует некоторую связку. Допустим, что требуется осуществить рефлексивное управление посредством формирования цели противника Цх. Для этого нужно осуществить превращение Цху→Цх. Но цель персонажа фиксируется на его планшете и, следовательно, мы должны осуществить соответствующее преобразование Пху→Пх. Тогда вся связка будет выглядеть следующим образом:



Порядок действия Y, который выстраивает этот процесс рефлексивного управления, следующий. Сначала он формирует желаемый элемент Цху, потом подбирает такой Пху, чтобы из него выводилось Цху, или, схематически, ЦхуПху. Затем он производит действия, направленные на превращение Пху в Пх, или ПхуПх. Здесь, благодаря превращению ПхуПх, становится возможным превращение ЦхуЦх.

После этого начинает действовать персонаж Х. Он дедуктивно выводит Цх из Пх, т.е. ЦхПх. Вся цепь совершаемых при этом выводов и превращений такова:

ЦхуПхуПхЦх.
Во многих реальных ситуациях и конфликтах передать планшет полностью либо невозможно, либо нецелесообразно. Поэтому партнеру передают только систему опорных признаков или реперов, на основе которой он строит свою картину плацдарма. При этом предполагается, что противоположная сторона владеет некоторой фиксированной процедурой вывода плацдарма из репера, или RхПх.

Тогда из цели Цху выводится сначала соответствующая ей картина плацдарма Пху. Из этой картины выделяется репер Rxy, с помощью которого противник должен построить такую картину своего плацдарма Пх, на основании которой он должен выбрать цель Цх, чего от него противоположная сторона и ожидает. Этот выбранный репер нужно передать противнику. Вся последовательность превращений и выводов в данном случае будет следующей:


ЦхуПхуRxy→RxПхЦх.
В ее основе лежит превращение RxyRx, от которого мы переходим ПхуПх, что позволяет затем осуществить превращение ЦхуЦх.

Этот процесс рефлексивного управления можно описать как рефлексивное управление первого ранга. Оно описывается схемой Тху→Тх. Но персонаж Х может попытаться осуществить управление этим процессом, реализовав схему



Тхух→Тху.
С содержательной точки зрения объектом управления здесь является картина плацдарма Т+Тх, которая имеется у персонажа Х. Y пытается сформировать и использовать эту картину в своих целях: (Т+Тх)у. В свою очередь его противник стремится использовать этот процесс, но уже в своих целях. Он старается сформировать у персонажа Y вполне определенную картину содержания своей картины плацдарма Т+Тх. Получается следующая схема:
(Т+Тх)ух→(Т+Тх)у.
Основными способами этого вида рефлексивного управления будут следующие:

1) Передача противнику якобы своего взгляда на плацдарм или ПхухПху. При этом Х подтверждает, что он якобы принял за реальность ту картину плацдарма, которую постарался передать ему Y, что он не заметил замаскированных объектов (хотя на самом деле они были замечены) и принял за реально существующие ложные объекты, которые для него специально сформировал Y.

2) Ложное принятие цели, внушенной противником или ЦхухЦху. Контрстратегия, применяемая в этом случае персонажем Х, заключается в том, что он делает вид, будто поддался на провокацию, организованную его противником.

3) Рефлексивное управление посредством превращения ДхухДху. Поскольку соответствующая стратегия Y состояла в том, чтобы путем специально построенного процесса обучения сформировать у противника ложную цель, Х делает вид, что он успешно обучился, сформировал соответствующую этому обучению доктрину и собирается ее применить в своих решениях.

В реальной жизни подобные способы рефлексивного управления строятся более сложным образом. Каждый из противников не только осуществляет те или иные действия, но строит их таким образом, чтобы они представляли собой своеобразный текст на планшете, доступный другой стороне. В этом случае Х действует таким образом, чтобы не только преследовать свои цели, но и сформировать определенный текст на планшете персонажа Y или ПхухПху. По замыслу Х его противник, прочтя этот текст на своем планшете, должен придти к вполне определенным заключениям о целях Х. Этот способ рефлексивного управления изображается следующим образом:
(ПхухПху)(ЦхухЦху).
Возможна ситуация, когда персонаж Х не может скрыть собственной цели, т.е. персонаж Y способен вскрыть его цель, выведя ее из Пху. В таких случаях персонаж Х должен избежать вскрытие противником его истинной цели. Для этого он выбирает такую цель Цх, при которой плацдарм, порожденный процессом ее реализации и открытый для Y, т.е. (Пх→Пху)Цх, позволял бы выводить несколько равновероятных целей, среди которых бы укрывалась его действительная цель. Он ищет такую Цх, которая бы удовлетворяла условию:

В рамках конфликтных отношений рефлексивное управление могут проводить оба персонажа. Но при этом успеха достигает тот, кто сумел осуществить рефлексию содержания внутреннего мира своего противника, но более высокого ранга. Предположим, что персонаж Y уверен, что он успешно провел рефлексивное управление. Он со своей позиции наделил противника картиной плацдарма Пху, целью Цху и доктриной Дху. На основании этого он убежден, что располагает информацией о внутреннем мире персонажа Х.

Но если Х успешно осуществил рефлексию внутреннего содержания своего противника, то произошел провал рефлексивного управления, которое реализует персонаж Y. Он передал Х элементы, которые участвуют в выработке его решения. И вместо запланированных превращений осуществились совершенно другие (см Таблицу 7.1).
Таблица 7.1.


Превращения, запланированные

персонажем Y



Превращения, которые были осуществлены на самом деле

Пху→Пх

Пху→Пхух

Цху→Цх

Цху→Цхух

Дху→Дх

Дху→Дхух

Теперь Х обладает информацией, с помощью которой он может реконструировать картину самого себя с позиции противника. Его эффективное рефлексивное управление теперь заключается в том, что он должен любым образом убедить Y, что произошли именно те превращения, которые запланировал Y.

Рефлексивное управление второго ранга и выше можно трактовать как управление процессом рефлексивного управления. Для его рассмотрения следует, соответственно перейти на более высокий уровень: от описания внутреннего содержания отдельных персонажей к анализу соотношения их позиций относительно друг друга в процессах рефлексивного управления и управления этими процессами. Такие позиции мы будем называть позициями в рефлексивном управлении и обозначать буквами А, В, С.

Простейший случай рефлексивного управления состоит в том, что персонаж А осуществляет процесс рефлексивного управления над другим персонажем В, а тот никакого рефлексивного управления не проводит. Эта ситуация изображается с помощью стрелки, идущей от А к В, как это сделано на схеме 7.7.




Схема 7.7.


Поскольку по существу это вектор, идущей из точки А в точку В, мы можем эту схему представить как АВ. Если персонаж В начинает управлять процессом управления, который осуществляет А, то, как показано насхеме 7.8, мы выводим стрелку из узла В и опускаем ее на стрелку, идущую от А к В.

Схема 7.8. Схема 7.9.


Эту новую стрелку, идущую от узла В, мы обозначим как В(АВ) или ВАВ, а всю систему опишем как АВ+ВАВ. В этой ситуации персонаж А проводит рефлексивное управления, а его противник управляет этим управлением. Следующий шаг заключается в том, что персонаж А, осознав, что осуществляемое им рефлексивное управление управляется, выстраивает над ним вторичный процесс управления, т.е. процесс рефлексивного управления более высокого уровня (см. схему 7.9).

Новую стрелку, идущую от А, мы обозначим как А(ВАВ) или АВАВ, а вся система примет вид:



АВ + ВАВ + АВАВ.

Принцип построения символической схемы иерархии управления заключается в том, что каждая вновь появляющаяся стрелка, прибавляет слева имя того узла, из которого она выходит, к имени стрелки, на которой она заканчивается. Если персонаж В понял, что ситуация изменилась, он может построить процесс рефлексивного управления еще более высокого уровня, как это показано на схеме 7.10. Тогда вся система будет описываться символической схемой


АВ + ВАВ + АВАВ + ВАВАВ.


Схема 7.10.
Особый класс представляют ситуации, изображенные на схеме 7.11, когда персонаж выстраивает процесс руководства уже проводимым им рефлексивным управлением. Но рефлексивное управление персонажем самим собой по схеме АВ + ААВ невозможно: ведь сам персонаж по определению имеет полную информацию о содержании своего мышления. В действительности


Схема 7.11. Схема 7.12.

такие схемы имеют место тогда, когда персонаж имеет сложную иерархическую систему, состоящую из двух рефлексивных позиций, в которой рефлексивное управление нижележащим звеном контролируется вышележащим звеном. Поэтому здесь целесообразно представить персонажа А как двух различных персонажей – А и С, а саму схему перерисовать как схему иерархического рефлексивного управления, что и сделано на схеме 7.12.

Схему 7.12 можно трактовать двояко. Во первых, как схему иерархического рефлексивного управления, в которой С осуществляет рефлексивное управление над персонажем А, а А, в свою очередь, над персонажем В. Но ее можно рассматривать как изображение процесса вмешательства персонажа С в процесс рефлексивного управления АВ или САВ: А желает передать некоторую информацию с целью провести определенное рефлексивное управление. Но сделать он это может только через С, который сознательно искажает передаваемую им информацию. Это дает ему возможность управлять процессом рефлексивного управления, который персонаж А осуществляет по отношению к В.

Появление третьего, четвертого и т.д. персонажей позволяет рассматривать процессы рефлексивного управления в коллективах и над коллективами. Там могут возникать сложные схемы рефлексивного управления, как например та, что изображена на схеме 7.13.


Схема 7.13.


В соответствии с этой схемой персонаж А осуществляет рефлексивное управление над персонажем В, персонаж В – над персонажем С, а тот, в свою очередь, выстраивает процесс рефлексивного управления по отношению к А. Рефлексивное управление в такой схеме протекает в замкнутом цикле.

Анализ рефлексивных процессов, проделанный в предыдущем разделе, и описание типов рефлексивного управления, которое проведено выше, преследует цель представить структуры рефлексивных систем, возникающих в повседневной жизни людей и изобразить их строение. Эти схемы не позволяют выявить природу или источник возникновения таких систем, а также методы их построения и использования, в частности, в практике методологической работы. Они не позволяют, например, ответить на вопрос, каким образом у персонажа Х в результате рефлексии возникают картины типа Тух или даже Тхх. Для этого требуется более глубокое и содержательное исследование.


7.2.. Ситуация рефлексии. Выход в рефлексивную позицию
Вернемся к рассматриваемой нами в разделе 5.3.ситуации трансляции знания или коммуникации-общения в ситуации деятельности, представленной на схеме 5.10. Мы видели, что для того, чтобы состоялась трансляция сообщения индивиду 3 необходимо не только «раскрыть» значения текстов сообщений индивидов 1 и 2 друг к другу, но и «объективный» смысл всей ситуации. А это можно сделать, как показано выше, только с позиции индивида 4 («конструктора значений»).

Однако, для индивида 4 ситуация коммуникации выглядит следующим образом. Непосредственно ему даны, во-первых, только тексты сообщений, т.е. некоторый знаковый материал, из которого еще только должно быть извлечено содержание (значения сообщений), и, во-вторых, сами индивиды, осуществляющие деятельность коммуникации, из которой еще только должен быть извлечен смысл самой ситуации. Мы видели, что индивид 4 осуществляет особую деятельность - деятельность мышления. Мышление и есть деятельность вскрытия («распредмечивания») знаковых форм, отраженных в сознании индивидов ситуации, и выявления («опредмечивания») их объективного содержания (смысла и значения). В функции мышления и заключается назначение индивида 4 в рассматриваемой ситуации деятельности и общения-коммуникации. Проблема заключается лишь в том, чтобы понять: как он это делает?

Для того, чтобы выполнить индивиду 4 эту задачу, ему необходимо обладать «двойным» видением. С одной стороны, он должен видеть действительный, подлинный смысл сообщения от индивида 1 к индивиду 2, с другой стороны он должен видеть, как этот смысл воспринимается индивидом 3. Если теперь, применить выработанное ранее понятие сознания («табло сознания») как содержания представлений каждого из этих индивидов, то «конструктор значений» должен различать то, что есть в табло сознания каждого индивида, и то, как ситуация выглядит «объективно». Только в таком случае можно привести эти различные содержания к единому смыслу и значению, а значит решить проблему разрыва коммуникации-общения и деятельности.

Но как это сделать? Для этого «конструктор значений» должен занимать позиции индивидов 1,2 и 3 и одновременно находиться в своей собственной позиции 4. Он может этой сделать только из некоторой позиции 5, в которой он сам в ситуации коммуникации-общения не находится, а смотрит на нее «со стороны». Изобразим это на схеме 7.14.



5 (Ref)

Целостная

картина


ситуации

Ситуация деятельности








Текст сообщения



1

2

4


Рефлексивный

выход



Текст сообщения

3

Схема 7.14.



Поэтому следует сказать, что позиция 5 – особая позиция, а именно:

это позиция вне непосредственной ситуации деятельности и коммуниции-общения;

это позиция, в которой вся ситуация деятельности и коммуникации-общения дана целостно и полностью;

это позиция, в которой различаются содержания «табло сознания» участников ситуации, и объективный смысл самой ситуации.

Такая позиция называется рефлексивной позицией. Нахождение в ней предполагает выход из ситуации деятельности и называется рефлексивным выходом.

Деятельность мышления, которая осуществляется в этой позиции, называется рефлексией. Это такое мышление, которое делает предметом своего рассмотрения не отдельные элементы (тексты сообщений или содержания табло сознаний отдельных индивидов), а саму ситуацию деятельности и коммуникации-общения.

Индивид 4, совершив рефлексивный выход и встав во внешнюю позицию 5 по отношению к рефлектируемой деятельности, на основе целостного представления ситуации выявляет разрывы в деятельности и коммуникации-общении индивидов участников ситуации. Выявив эти разрывы, этот индивид может теперь сконструировать новые смыслы и значения, устраняющие непонимание между индивидами 1, 2 и запрещающие трансляцию знаний индивиду 3. Встав снова в позицию 4 и «передав» эти новые смыслы индивидам-участникам, «конструктор значений» выполнил свою задачу устранения разрывов в деятельности.

Рефлексия, таким образом, это особый акт деятельности, «стоящий» как бы «над» и «вне» самой ситуации деятельности.

Но в таком случае это означает, что выход в рефлексивную позицию существенно меняет смысл и характер деятельности индивида 4.

А. Меняется смысл самой деятельности этого индивида. Задача «конструктора значений», как мы видели ранее, заключалась в том, чтобы выработать необходимые языковые средства, которые помогали бы индивиду 3 правильно понимать передаваемое ему сообщение. Задача индивида Ref мышление целостной картины ситуации деятельности и коммуникации-общения. Только в этом случае возможно выработать адекватные средства для трансляции сообщений и преодоления разрывов в коммуникации.

В. Меняется средства и методы, какими пользуется этот индивид. Деятельность «конструктора значений» сводилась к анализу текстов исходных сообщений, и потому в качестве средств он использовал средства анализа знакового материала. Деятельность индивида Ref это мышление, а средствами анализа являются средства выявления мыслительных операций со знаниями. Иначе говоря, рефлексия является особым элементом в системе деятельности, имеющим свое специфическое содержание и функции.

Рассмотрим структуру рефлексии подробнее. Рефлексия как особый акт деятельности включает следующие элементы:

1) Рефлексивный выход. Рефлектирующий индивид должен занять рефлексивную позицию и представить все непосредственно данные элементы ситуации деятельности (индивидов и их действия, средства деятельности - в том числе, все тексты сообщений между индивидами). В результате индивид Ref получит полную и целостную картину ситуации деятельности и общения-коммуникации.

На схеме 7.15 изображена ситуация рефлексии. Дугами показана деятельность представления индивидом Ref результатов рефлексии (мышления). В табло сознания представлена целостная картина рефлектируемой деятельности как результат деятельности представления Ref.





Схема 7.15.

2). Собственно рефлексия. Она представлена на схеме 7.16. Рефлексия является особым актом мышления, включающим в себя:

представление содержания табло сознания каждого участника ситуации (представлениями индивидов),

выявление “субъективных” смыслов и значений участников деятельности, т.е. распредмечивание и выявление всех операций замещения, отнесения и т.п., которые “скрываются” за этими представлениями,

конструирование новых смыслов и значений, устраняющих разрывы в понимании ситуации участниками деятельности,

выработку специальных знаниевых конструктов, позволяющих транслировать новые смыслы и значения участникам ситуации.

Разрывы в деятельности, как было показано ранее, относятся прежде всего к различению представлений индивидов (индивидуальных смыслов и значений) и объективным смыслом ситуации в целом. Индивид Ref получает возможность теперь выработать специальные знаковые средства, «дополняющие» индивидуальное видение ситуации индивидами-участниками до ее объективного смысла. Рефлексивное мышление разворачивается как работа со знаниями.

Табло сознания индивида Ref














Каталог: wp-content -> files
files -> Материя и ее основные свойства
files -> Розарий Матери Марии для восстановления чувства собственного достоинства Во имя я есмь то что я есмь, Иисуса Христа, я посвящаю этот розарий проявлению совершенного видения Христа в
files -> Философия, сформировавшаяся в эпоху античности, в последствии тысячелетия выполняла свои функции хранения и умножения теоретического знания, служила
files -> Реферат к кандидатскому экзамену по философии техника: сущность, закономерности развития и роль в жизни общества
files -> Основные черты мусульманской правовой системы Источники мусульманского права
files -> Реферат проблемы свободы личности и творчества в философии Н. А. Бердяева Аспирант Ефимова О. М
files -> Ангел-дэва из Нефритового храма Наука исцеляющей любви Служба перед диктовкой
files -> Классификация прав человека. Основные принципы прав человека История развития понятия прав человека. Основные проблемы, связанные с реализацией прав человека
files -> Основы управления знаниями


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   58


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница