С. И. Кордон основы методологии: системодеятельностный подход. Категории пермь 2005 С. В. Комаров, С. И. Кордон. Основы методологи: системодеятельностный подход. Книга



страница45/58
Дата30.12.2017
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   58
(A) (В) (С) g {(A)(B)(C)g}






Хi 1 2 12 Yn { X Y}

Схема 6.17.


На этой схеме {(A) (B) (C) g} – чувственный образ связей знаковых форм, знаковых преобразований, а { X Y} – чувственный образ объектов Х и Y и их связи. Отметим, что между чувственными образами знаковой формы и объектов устанавливается определенная связь – связь ассоциаций.

Что теперь представлено на этой схеме? В левой ее части представлено мышление как оперирование объектами, замещение единиц объективного содержания, возникающих при этом, знаковыми формами и применение следующего уровня оперирования к знакам и т.п. Т.е. фактически – это “объективное” представление мышления как деятельности.

В правой части все то, что есть в левой части (“в мышлении”) – объекты и операции с ними, знаковые формы и операции с ними, представлено в чувственных образах - как результаты отражения в сознании человека.

Правая и левая части схемы объединяются отношениями отражения, изображенными на схеме вверху и внизу горизонтальными стрелками. Именно здесь (по горизонтали) развертывается чувственное (психическое) отражение: ощущение, восприятие, представление. А мышление разворачивается перпендикулярно (по вертикали) отражению – в самой деятельности и имеет объективный характер. Причем, главным и определяющим в этой схеме являются связи левой части, а связи правой части являются лишь вторичными и возникающими на основе первых. Это означает, что мышление формируется не на основе чувственных форм, а вне их – в практическом оперировании объектами и их знаковыми формами. В этом смысле мышление как деятельность “ортогонально” по отношению к чувственных образам.

Таким образом, построив эту схему, мы получили “объективное” представление мышления как деятельности. Действительно, мышление здесь представлено:

во-первых, как деятельность, (генетически) связанную с практическим преобразованием природных объектов.

во-вторых, как особую деятельность, т.е. как операции с особыми предметами ( знаковыми формами);

в-третьих, как конструктивную деятельность, отличную от чувственных представлений, в которых предстают ее результаты;

в-четвертых, как процесс, который можно анализировать “объективно”, т.е. как некоторую самостоятельную реальность безотносительно к анализу психики субъекта.

Это есть общая и принципиальная схема мышления как такового. Фактически, построив эту схему, мы получили новую онтологию мышления. Теперь мы можем, используя эту схему, решать следующие задачи:

1). Исследовать любые конкретные формы мышления – инженерное, научное, педагогическое и т.п. мышления;

2). Исследовать любые конкретные формы знания;

3). Исследовать конкретные формы деятельности, в которых мышление является функциональным элементом;

4). Проектировать и управлять мышлением как элементом ситуации деятельности.
6.5. Мышление и сознание
Теперь может быть снят вопрос о “идеальных образах” мышления, над которым долго билась философия “Идеальные образы” – это чувственные представления результатов мышления – знаковых форм. Не знаков, а знаковых форм, поскольку, как мы видели, знаки, будучи структурами, связанными с операциями замещения и отнесения, образов не имеют. Эти чувственные представления лежат вне мышления, в другой плоскости, а именно в плоскости сознания.

Сознание – это то, что дано вместе со знанием. Знание, как мы видели, это сложная система операций с объективным содержанием и представляющими его знаковыми формами. Поэтому, сознание – это чувственные представления знаковых форм, в которых фиксируются результаты деятельности мышления. Эти идеальные образы всегда сопровождают реальный процесс мышления, но по отношению к нему они являются его представлениями в собственном смысле слова. Т.е. они выражают в определенной знаковой форме те действительные операции, которые собственно и составляют саму мыслительную деятельность.

Элементом сознания является образ или представление. Например, принципиальная схема мышления, данная выше, является представлением. Поскольку этот образ или представление является знаковой формой, то его основными чертами являются:

наглядность – представление или образ можно воспроизвести в пространстве с помощью особой знаковой структуры;

структурность – представление состоит из отдельных элементов, определенным образом связанных между собой, эти связи и набор элементов в образе можно менять, но элемент представления не может существовать сам по себе, вне какого-либо представления;

целостность – все элементы, входящие в представление, образуют некоторое единство, которое обладает определенными свойствами, такими что, во-первых, эти свойства относятся к представлению как совокупности его элементов, во-вторых, этими свойствами обладает представление в целом.

Очевидно, что этими чертами и свойствами представление обладает потому, что является знаковой формой, выражающей некоторое объективное содержание, т.е. связано с ним сложной системой отношений сопоставления, замещения, отнесения и т.п.

Сознание – это плоскость отражения, т.е. выражения в сознании человека того, что лежит вне сознания – в плоскости мышления (точнее – деятельности, в которую включено и мышление) . Отношение между этими двумя плоскостями представлено на схеме 6.18.


Схема 6.18.

Плоскость мышления точнее нужно было бы назвать “пространством” или “сферой” мышления, в отличие от действительно “плоскости” сознания, поскольку мыслительные операции разворачиваются в реальном пространстве и времени деятельности с объектами и знаковыми формами. Сознание же представляет собой “плоскость” сменяющих друг друга представлений.

Поскольку идеальные образы сознания – это чувственные представления результатов мышления (знаковых форм), то отношение между мышлением и сознанием можно определить следующим образом: сознание является “поверхностью” мышления.

С одной стороны, сознание всегда “сопровождает” мышление и выступает как его непосредственность. С другой стороны, сознание всегда обуславливается мышлением: оно есть отражение мышления.

Это означает, что для анализа мышления необходимо не исследование чувственных образов сознания, а разворачивание всей системы отношений между объективным содержанием и знаковой формой, которое складывается в деятельности людей. И, наоборот, разворачивание всей этой системы позволит объяснить и особенности сознания конкретного индивида, которые будут обуславливаются его “функциональным местом” в структуре деятельности и общения-коммуникации.

В самом деле, в сознании людей вся система взаимоотношений в деятельности выражена не полностью, частично, и это определяется, как мы видели в предыдущей главе (“Коммуникация”), функциональным местом индивида в системе деятельности и коммуникации-общения. Индивид оперирует представлениями, т.е. знаковыми формами, лежащими “на поверхности”, всегда частичными значениями, а не знаниями, не смыслом всей ситуации. Следовательно, для того, чтобы иметь знания о ситуации деятельности и понимать сообщения передаваемые ему другими индивидами, ему необходимо развернуть все связи этой ситуации.

Это развертывание и предполагает мышление, т.е. “распредмечивание” знаковых форм, отраженных в сознании индивида, и определение их объективного содержания (смысла и значения). Тем самым, мы не только устанавливает объективный смысл всей ситуации деятельности-мышления и коммуникации-общения, но и можем объяснить конкретное содержание сознания индивидов.

6.6. Мыследеятельность

До сих пор наше изложение методологии строилось достаточно традиционно: мы последовательно анализировали одну за другой основные методологические категории: деятельность, коммуникацию, мышление, рассматривая их в отдельности друг от друга.

Однако очевидно, что все эти три процесса – деятельности, мышления и коммуникации:

тесно взаимосвязаны друг с другом, причем в такой степени, что ни один из них не может быть рассмотрен в отрыве от остальных;

все вместе они образуют в реальности некоторое неразрывное целое;

в основе все трех процессов лежит нечто общее, что их не только объединяет, но составляет суть каждого.

1) Деятельность представляет общественный интерес лишь в том случае, если она является кооперированной деятельностью и удовлетворяет требованиям кооперации. Но в основе кооперации, как было показано в разделе 4.1. лежит процесс коммуникации, без которого она невозможна и бессмысленна.

2) В деятельность включены разнообразные процессы мышления и именно с этой точки зрения она может быть предметом методологического анализа. Единственное, на что способен воздействовать методолог, в отличие, например, от организатора и управленца, так это на профессиональное мышление в соответствии с нормами которого строится деятельность специалиста.

3) Коммуникация основана на процессах понимания, т.е. мышления, и вне процессов мышления понята быть не может.

4) Но если в основе деятельности и коммуникации лежит мышление, то возникает главный вопрос – как и в чем существует мышление и какова его сущность.

Если мышление существует в языке, то язык есть коммуникативная форма, а, следовательно – не мышление. Если мышление представлять в виде операций и процедур, то это не собственная форма существования мышления. Ибо операции и процедуры – это фактически та форма, в которой мышление существует как деятель­ность.

Если представлять мышление в виде логики, то логика – та форма, где мышление существует как коммуникация, поскольку логика – это коммуникативная форма организации и представления знания. Если процессы мышления строятся на анализе текста, содержащим решение сложной задачи, то тем самым мы создаем искусственную ситуа­цию – мы специально так строим анализ, чтобы отделить процессы мыш­ления и понимания от других процессов. А мышление остается где-то за текстом. То есть, беря в качестве отправной точки текст, мы можем анализировать лишь понимание.

Не находя специфической формы существования мышления, мы сводим его к форме существования другого – либо действия, либо коммуника­ции, либо понимания. В тоже время ясно, что все эти формы существо­вания объекта каким-то образом внутренне связаны между собой. Зна­чит, при их анализе мы не улавливаем чего-то главного, что образует основу внутреннего единства различных форм существования мышления.

Чтобы дать ответы на все эти вопросы, нужно было создать специальную синтетиче­скую си­туацию, чтобы посмотреть, что мы теряем и не ухватываем при нашем анализе, когда рассматриваем порознь деятельность, мышление и коммуникацию. Причем эту синтетическую ситуацию надо было целена­правленно построить таким образом, чтобы в ней присутствовали все три слоя: деятельность, мышление и коммуникация. То есть нужно было предста­вить в такой ситуации три момента или три знания:

а) Схема и описание рассуждений как действий со знаниями. Ранее строилась теория мышления, в которой основным теоретическим предме­том были знания.

б) Теория деятельности, состоящая из отдельных единиц деятельно­сти и которые зафиксированы в схеме акта деятельности. В этом случае мышление начинает рассматриваться как деятельность.

в) Теоретический анализ процессов коммуникации и понимания. Во­просы мышления и действия при этом рассматривались уже в связи с анализом коммуникации и понимания.

Такая ситуация чисто эмпирически (и, в какой-то мере, случайно) возникла на одной организационно-деловой игре. При построении и анализе схемы, описывающей эту ситуацию, был использован целый ряд графических элементов и стоящих за ними понятий и представлений, ко­торые накапливались в истории ММК при обсуждении проблем деятельно­сти, мышления и коммуникации. Поэтому она является не только схема­тизацией определенной конкретной ситуации: она одновременно пред­ставляет собой развертывание того конструктивного ядра, которое со­ставляет основу методологии.

Заметим, что схема этой синтетической ситуации, возникшей на одной из ОДИ и ее последующий анализ позволил получить ответ на другой, принципиально важный методологический вопрос, связанный с практикой методологической работы: как построить деятельность межпрофессионального коллектива, которому предстоит решать межпредметную проблему, требующую коллективных усилий представителей разных областей знания, с одной стороны, и разных сфер практической деятельности – с другой. Такая возможность появилась в силу того, что ОДИ представляет собой форму коллективного решения проблемы представителями разных сфер деятельности и областей знания.

6.6.1. Коллективная мыследеятельность

Если у нас есть сложный объект, то, применяя к нему ту или иную процедуру или операцию, мы получаем определенную проекцию этого объ­екта. Один и тот же объект может быть описан во мно­гих предметах. Каждая такая проекция с определенной точки зрения представляет собой отдельный предмет или предметную проекцию. Но все эти знания частичны по отношению к природе самого объекта. Изображе­ние предмета не есть объект как таковой, оно не тождественно объ­екту, а есть лишь определенная его проекция. Каждая такая проекция выполнена в определенном языке, с помощью специфических процедур, со своими целями и задачами, которые она решает. Поэтому предметные проекции объекта не схватывают его в целостности и всей полноте его существования.

Этот разрыв персонифицируется в оппозиции теоретика и практика и в отношениях между ними. Каждый ученый ограничен своим предметом, своими методами и знаковыми средствами описания результатов изучения объекта со своей профессиональной точки зрения. Однако он считает, что именно его наука самая важная, поскольку она дает решение боль­шинства вопросов. Он использует свои частично изображающие объект схемы и в определенном порядке накладывает их на реальность и пыта­ется видеть реальность и включенный в нее объект через эти схемы и с помощью этих схем. Этот процесс и является мышлением. Ученый обраща­ется к миру идеальных объектов, выраженных в построенных и исполь­зуемых им схемах, формулах, графиках, таблицах и т.п. Описывая то, что происходит в этой идеальной действительности мышления, ученый может и не обращать внимания на то, что некоторые факты не соответ­ствуют его теоретическим схемам.

Теория дает лишь односторонние, абстрактные проекции. Поэтому теоретик может быть ограниченным. Практик себе этого позволить не может, поскольку он должен увидеть практику во всех тонкостях. Практика всегда намного богаче и сложнее любой теории. Она сложнее процесса познания и требует куда большей изощренности и понимания. Для практика главное не мышление и познание, а понимание.

Так что если практик в своей деятельности начнет применять эти отдельные проекции в своей невероятно сложной практике и думать, что объект, с которым он имеет дело, именно таков, каким его нарисовал теоретик, его ждет провал. Он привлекает ученых. Но потом ему надо решить вопрос – каким из нескольких теоретических описаний объекта надо воспользоваться?

Теоретик смотрит на некоторую ситуацию так, как она представлена в его теориях. Практик себе этого позволить не может: он смотрит на реальную ситуацию, из которой он только что вышел и в которой он должен действовать. Поэтому они не договорятся никогда. Теоретик вы­дает текст, который построен на основе его профессиональных принци­пов и схем. Другой пытается понять этот текст, выражающий его этот теоретический поход и соответствующее ему мышление, но сквозь призму реальной ситуации.

Это весьма распространенный факт многопозиционности дополняется случаями междисциплинарности. Сегодня в условиях постоянно растущей сложности мира и взаимосвязанности всех его аспектов и сторон, люди постоянно сталкиваются с такими задачами, решение которых превосхо­дит возможности отдельно взятого специалиста и требует участия боль­шого коллектива, составленного из представителей разных профессий, разных научных дисциплин и предметов. Но соорганизация их всех в одну работающую команду, как правило, оказывается невозможной. Мыш­ление каждого участника предметно и профессионально организовано, причем способом, существенно отличным от прочих. Высокий профессио­нализм не столько обеспечивает совместную коллективную работу, сколько препятствует ей. Предметное мышление каждого замкнуто на свою профессиональную работу и основано на осознании своего профес­сио­нального опыта. Оно не стыкуется и не сорганизуется с предметным мышлением других.

Возникает проблема комплексного – полипредметного и полипрофес­сионального мышления. Решение её лежит на путях создание гибких и более содержательных форм коллективной интеллектуальной деятельно­сти, разработки новых средств, методов и форм организации надпред­метного и надпрофессионального мышления.

Профессионализация деятельности естественно приводит к вымыванию мышления из деятельности. В принципе, профессионал – это тот, кто не мыслит. Ведь мыслить – значит выйти на обсуждение ситуации с неопре­деленным результатом. А профессионал действует на основе строго оп­ределенных средств и навыков работы. Профессионал решает известные ему по типу задачи с помощью известных ему средств, причем адекват­ность применения этих средств к задачам данного типа ему тоже из­вестна. Профессионалу в процессе его обучения дают средства, позво­ляющие ему увидеть в данной конкретной ситуации свою задачу и начать ее решать известными ему средствами.

Это не означает, что профессионал совсем не мыслит: каждая про­фессия оставляет узкий спектр задач, где можно и следует мыслить. По мере перехода к конструктивным и творческим по способам своего реше­ния задачам этот спектр расширяется. В деятельности профессионала возникают такие задачи, где возможно применение множества различных профессиональных средств, способов работы и норм профессиональной деятельности. Это порождает противоречия, которые вынуждают профес­сионала перейти к решению некоторых сверхзадач, которые потом, в свою очередь, можно привести к решению совокупности задач, обычных для его профессиональной деятельности.

Такие ситуации в работе специалистов возникают все чаще и чаще, приводя к разрушению старых и созданию новых границ и норм профес­сиональной деятельности. Ломка границ профессиональной деятельности и возникновение принципиально новых профессиональных областей стано­вится не досадным исключением, а нормой. Появляются новые области практики, в которых прежние профессиональные средства и методы ока­зываются уже непригодными. Застывание, окостенение в своем предмете грозит профессионалу отставанием и потерей своего профессионального уровня и, в конечном счете, ликвидацией как профессионала.

Это означает необходимость остановки собственно профессиональной деятельности и выход в надпрофессиональный или методологический уро­вень мышления. Но примерно такая же проблема стоит и перед практи­ком, решающим сложную комплексную задачу. Теоретик может быть огра­ниченным, а практик себе этого позволить не может, поскольку он дол­жен увидеть практику во всех ее тонкостях. Практик должен уметь оце­нивать возможность каждой науки, каждого подхода к изучению объекта исследователями и теоретиками. Это работа теоретика является чистым мышлением. Практик же должен отобразить реальную ситуацию в мысли­тельных схемах, причем не в одной, а во многих. Потому что практика у него сложная и объект этой практики сложный. Практик, находясь в своей реальной ситуации, привлекает ученых. Каждый из них строит свою мыслительную схему. Практик же, входя в ситуацию, начинает ими разнообразно пользоваться. И начинает соединять представленные ему учеными разные мыслительные схемы, каким-то образом обмысливая при этом свою ситуацию. И он вынужден при этом обратиться к действительно­сти мышления, чтобы получить, соединяя различные пред­метные проекции объекта, понимание этого объекта. Однако в отличие от мышления теоретика, мышление практика включено в контекст его практической деятельности и потому представляет собой нечто иное, а именно мыследеятельность. Мыследеятельность – это такая практическая деятельность, основным содержанием которой является мышление.

Для возникновения собственно мыследеятельности требуются опреде­ленные условия – внутренние и внешние. К внутренним условиям отно­сится возникновение некоторой сверхзадачи или комплексной задачи, которую невозможно решить методами и средствами какой-либо одной от­дельно взятой научной дисциплины, а требуется междисциплинарный, или, точнее, наддисциплинарный подход. Эта ситуация требует выхода в новое надпрофесиональное мышление, которое невозможно «собрать» из готовых образцов тех узких спектров мышления, имеющихся сегодня внутри каждой профессиональной деятельности.

Внешние условия мыследеятельности могут быть созданы искусст­венно в форме семинара, проектной группы, тренинга или ОДИ, когда собираются для решения общей сложной задачи представители самых раз­личных областей знания и носители самых различных сфер практики и управления. Каждый из участников обладает своими знаниями, способами мышления, опытом и собственным видением общей проблемы и путей ее решения. Это означает, что мыследеятельность в ее классическом вари­анте определенным образом организуется и управляется за счет созда­ния особой искусственной ситуации коллективной мыследеятельности, ситуации в которой множество участников занимают принципиально раз­личные позиции и определенным, специально управляемым способом, взаимодействуют между собой. Одним отдельно взятым человеком мысле­деятельность осуществлена быть не может – даже если с ним работает методолог. Причем, коллективная мыследеятельность (КМД) – это не то, что существует объективно, естественным образом, а то, что организу­ется и создается. И, следовательно, существует только в той мере, в какой организуется и создается.

Поэтому КМД представляет собой искусственный объект, который осознанно и целенаправленно проектируется, программируется. В ней создаются и организуются процессы, которыми затем надо управлять и руководить. Однако это только одна сторона КМД. Если бы она пред­ставляла собой только и исключительно объект искусственной природы, то сводилась бы к проведению обычных совещаний и конференций, на ко­торых, как правило, все давно известно и на которых никакие сложные, а тем более межпредметные проблемы не решаются и решаться не могут.

Ценность коллективной МД как раз в том и состоит, что в процессе ее организации и управления в ней возникают внутренние спонтанные процессы и организованности. Иногда проектировщики и организаторы МД нечто подобное, но приблизительное, ожидают и программируют. Но не­редко в процессе проведения МД создаются совершенно неожиданные и непредсказуемые ситуации и положения. Именно благодаря им МД позво­ляет получить принципиально новые и никем не ожидавшиеся решения. Поэтому природа КМД имеет двойной – искусственно-естественный харак­тер. Трудность создания проекта и организации МД в том и состоит, что нужно искусственно создать такие структуры и отношения внутри нее, которые позволили бы развиться внутренним естественным процес­сам, причем так, чтобы эти процессы «работали» на достижение главной цели КМД.

6.6.2. Схема мыследеятельности

Итак, в ситуации коллективной мыследеятельности присутствуют не­сколько участников, которые занимают различные позиции и как-то взаимодействуют между собой. Построим исходную схему КМД. В ней при­сутствуют два индивида, занимающих исходные позиции, например, прак­тик (П) и теоретик (Т). Практик обладает своим видением ситуации, теоретик – своими схемами мышления (см. схему 6.19).


Каталог: wp-content -> files
files -> Материя и ее основные свойства
files -> Розарий Матери Марии для восстановления чувства собственного достоинства Во имя я есмь то что я есмь, Иисуса Христа, я посвящаю этот розарий проявлению совершенного видения Христа в
files -> Философия, сформировавшаяся в эпоху античности, в последствии тысячелетия выполняла свои функции хранения и умножения теоретического знания, служила
files -> Реферат к кандидатскому экзамену по философии техника: сущность, закономерности развития и роль в жизни общества
files -> Основные черты мусульманской правовой системы Источники мусульманского права
files -> Реферат проблемы свободы личности и творчества в философии Н. А. Бердяева Аспирант Ефимова О. М
files -> Ангел-дэва из Нефритового храма Наука исцеляющей любви Служба перед диктовкой
files -> Классификация прав человека. Основные принципы прав человека История развития понятия прав человека. Основные проблемы, связанные с реализацией прав человека
files -> Основы управления знаниями


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   58


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница