С. И. Кордон основы методологии: системодеятельностный подход. Категории пермь 2005 С. В. Комаров, С. И. Кордон. Основы методологи: системодеятельностный подход. Книга



страница35/58
Дата30.12.2017
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   58
Использованная литература

Г.П.Щедровицкий Г.П. Начала системно-структурного исследования взаимоотношений в малых группах. Курс лекций / Из архива Г.П. Щедровицкого. Т. 3. – М., 1999.

Генисаретский О.И, Щедровицкий Г.П. Дизайн в сфере проектирования. Методологическое исследование // Теоретические и методологические исследования в дизайне. – М., 2004 / Школа культурной политики – С. 65-221.

Генисаретский О.И. Опыт методологического конструирования общественных систем // Модели социальных процессов. – М.: Наука, 1970.

Раппопорт А.Г. Границы проектирования // Вопросы методологии. – 1991. - № 1.

Щедровицкий Г.П. «Естественное» и «искусственное» в семиотических системах // Щедровицкий Г.П. Избранные труды. – М., Школа культурной политики, 1995 – 50-56.

Щедровицкий Г.П. Программирование научных исследований и разработок / Из архива Г.П. Щедровицкого. Т.1. – М., 1999.

Щедровицкий Г.П. Система педагогических исследований (методологический анализ) // Педагогика и логика. – М.: Касталь, 1993.

Якобсон С.Г., Прокина Н.Ф. Организованность и условия формирования ее у младших школьников. – М.: Просвещение, 1967.

5. КОММУНИКАЦИЯ


5.1. Проблема коммуникации
Построим модель единицы кооперированной деятельности в виде некоторой структуры, изображенной на схеме 5.1. На этой схеме квадратами обозначены объекты деятельности, орудия и продукты этой деятельности, находящиеся между собой в различных отношениях и связях, а кружками – люди, участвующие в кооперированной деятельности. Большой круг соответствует производственной деятельности, связывающей людей между собой и с предметами производства, а стрелки – отношениям и связям, создаваемым деятельностью.

Схема 5.1. Схема 5.2.

Чтобы нам дальше развертывать эту модель структуры, нужно задать некоторые разрывы в системе кооперированной деятельности. Им может быть разрыв системы кооперированной деятельности на два или большее число фрагментов, как это показано на схеме 5.2. В таком виде они уже не могут существовать как самостоятельные производственные единицы. Однако их существование и функционирование является обязательным требованием, оно необходимо, причем именно в тех условиях, которые мы задали, разделив производственную единицу на части. Значит, требуется какое-то доплнение ее исходной структуры, которое удовлетворяло бы двум условиям:

оставляло бы неизменными новые условия разрыва,

но, с другой стороны, возвращало бы структуру кооперированной деятельности в исходное состояние целостности.

Эту задачу решают новые связи и средства связи: они заполняют разрыв и тем самым восстанавливают целостность исходной структуры и делают возможным нормальное функционирование всех её фрагментов как элементов целого. Получившаяся в результате структура изображена на схеме 5.3. Вновь введенные связи обозначены на схеме буквами (А) и (В).

С появлением специальных средств связи появляются новые видыдеятельности, направленные на эти связи, и именно эта новая деятельность является той конечной силой, которая связывает все элементы, старые и новые, в единую структуру. На схеме 5.4. это изображено в виде большого круга, охватывающего вновь появившиеся элементы.


Схема 5.3. Схема 5.4.

Мы построили более сложную структуру, а, значит, и более сложную единицу кооперированной деятельности. Но поскольку это целостная единица деятельности, мы можем снова задать новый разрыв, потом ввести новые связи и средства связи, заполняющие его, создать новые виды деятельности, связанные с ними, и перевести модель объекта в еще более сложную и развернутую форму. А потом повторить весь процесс сначала.

Последовательно задавая различные виды разрывов в структуре моделей, мы будем получать новые виды связей и средств связей, восстанавливающих целостность исходной структуры. Все элементы моделей, введенные таким образом, называются семиотическими, а деятельность, связанная с этими новыми элементами – коммуникацией.

Каждое семиотическое образование вводится при строго определенных условиях:

1) в структуре определенного типа, а, значит, в контексте определенной деятельности;

2) при строго определенных разрывах в этой структуре.

Эти условия будут задавать способы употребления и функции семиотических средств, т.е. способы коммуникации, а через них – требования к их материалу и строению. Благодаря этому мы можем каждый раз, независимо от эмпирического исследования и до него, знать свойства, которые должны быть у семиотических средств разного рода и требования к деятельности коммуникации. А если мы определим последовательность задания разрывов разного рода в структуре кооперированной деятельности, то мы сможем определять иерархию семиотических средств с точки зрения их функционирования в структурах кооперированной производственной деятельности. Это позволит далее выяснить, определяемую этой иерархией, зависимость функционирования и развития одних семиотических средств от «жизни» других.

Таким образом, нами задана исходная модель и намечен метод ее развертывания в более сложные модели. А теперь можно определить конкретные направления и линии ее развертывания. В ходе такого развертывания исходной модели мы сможем получить из нее и в связи с ней более сложные и разветвленные модели, которые будут содержать в себе части, существенно отличающиеся от исходной.

Для нормального существования и функционирования общества необходимо не только связывание разорвавшихся частей структур, но и их воспроизводство. С помощью построенной нами модели структуры единицы кооперированной деятельности один цикл воспроизводства будет представлен так, как он изображен на схеме 5.5.


(А)

Схема 5.5.

При таком изображении связь, изображенная двойной ломаной стрелкой, которая обеспечивает воспроизводство структур деятельности, не отличается от связей, соединяющих между собой части таких структур. В действительности средства связи, необходимые для воспроизводства социально-производственных структур, живут по иным законам, нежели средства соединения частей структур или самих структур друг с другом.

В принципе любые составляющие структур – простые и сложные, которые передаются от одной производственной единице к другой, могут стать средствами трансляции. Исходной формрой трансляции служит материальная передача, т.е. простая передача составляющих из одной, разрушающейся, структуры в другую, складывающуюся. Это простое перетекание элементов и фрагментов структур производственных единиц из одного состояния в другое не требует восстановления или воспроизводства в точном смысле этого слова. И поэтому оно не требует специальных семиотических средств и связанной с ними деятельности коммуникации.

Но когда какие-либо элменты структур разрешаются и не могут перейти в новые структуры. Возникают совершенно новые ситуации разрывов, для преодоления которых нужны особые средства. Ими могут стать любые образования, такие же как составляющие производственных единиц: материальные элементы, деятельности, связи. Важно, чтобы они были дубликатами тех образования, которые входят в производственные структуры, но сами по себе бы в них не входили. Эти образования имеют совершенно особые функции в процессе воспроизводства и особый способ употребления. С одной стороны, они должны запечатлеть в себе то, что имеется в первой производственной единице, с другой – стать образцами-эталонами для отпечатывания того, что попадет во вторую производственную единицу.

Эти образцы-эталоны необходимы для восстановления производственных единиц, но сами они в структур отдельных единиц не могут. Поэтому в социуме должно быть специальное место для их существования. Появляется сфера культуры. Вся схема вопроизводства при этом меняется (см. схему 5.6, на которой культура изображена справа).

Первоначально эталоны-образцы возникают из обычныхх составляющих структур производственной деятельности. Особые стечения обстоятельств выталкивает различные элементы в процесс трансляции, а затем закрепляют за ними новую специальную функцию – быть эталонами. Иаким образом способ употребления превращает несемиотические по своему происхождению объекты в семилтические. С этого момента у них начинается другая жизнь, подчиняющаяся своим специфическим законам. Семиотическими могут стать все составляющие производственных единиц, в том числе и люди, поскольку их деятелность становится образцом для подражания.

Когда какие-то элементы социально-производственных структур деятельности выталкиваются в сферу культуры и закрепляются в ней, то схема процесса трансляцции приобретает иной вид: в ней остается только одна связь – от блока культуры к блокам производственных единиц. А дальше,когда сфера культуры и ее функции в социуме обособляются, семиотические образования начинают формироваться двумя путями:

естественным – в результате перехода из сферы производства;

искусственным, сознательно в сооветствии с четко сформулированными задачами по определенному плану.

Итак, трансляция деятельности может осуществляться несколькими путями:












Схема 5.6.


а) В самой простейшей форме – переход из одной структуры в другую людей – носителе й деятельности.

b) Определенные деятельности выталкиваются в сфер культуры и служат в качестве образцов для осуществления такой же деятельности, но уже в производственных структурах. Реальным механизмом этого является приобретение некоторыми людьми функций живых образцов деятельности.

с) Фиксация и передача деятельности в другую социально-производственную единицу любых продуктов деятельности – как вещественных, так и знаковых. При этом все они принимают на себя семиотические функции.

Особый вид трансляции деятельности образует передача тех знаковых образований, которые использовались при построении деятельности в качестве средтся или орудий. При этом они передаются именно в тех сочетаниях и связях, в каких они были употреблены при решении практических или научных задач. Такие обраразования представляют собой знаковые тексты.

Воспроизведение деятельности другими людьми в новых состояниях социально-производственной системы возможно только в тех случаях, если люди умеют копировать деятельность других людей или умеют восстанавливать деятельность по ее продуктам или примененным в ней знаковым системам. Если этой способности нет, то в процессе воспроизводства, несмотря на транссляцию деятельности, происходит разрыв. Поэтому в качестве средства этого разрыва сложилась и развилась сфера обучения.

Обучение в системе воспроизводства решает специфическую задачу: оно должно сформировать деятельность, используя различные вещественные и знаковые образования. Для обучения важно, чтобы эти знаковые средства были наилучшим образом приспособлены к тому, чтобы с их помощью сформировать деятельность. Но подавляющее большинство знаковых средств деятельности и, в частности, научной деятельности, меньше всего подходит для этого. В связи с этим ставится новая задача, обусловленная специфическими требованиями обучения: создать и транслировать из одного состояния системы в другое специальные описания деятельности, т.е. такие знаковые образования, которые лучше всего соответствовали бы процессам восстановления структуры самой деятельности. Так, наояду с научными, возникают учебные тексты.

Научные тексты предназначены для включения их в качестве средств или знаний в производственную деятельность, в том числе, и в деятельность по производству других научных текстов и содержащихся в них знаний. Они строятся в предположении, что индивиды могут осуществить эту деятельность и произвести включение соответствующих знаковых средств. Учебные тексты, наоборот, строятся в предположении, что индивиды еще не умеют осуществлять необходимую деятельность и будут учиться ей на материале и с помощью этих текстов.

Учебные и научные тексты составляют содержание основных средств и продуктов деятельности коммуникации.

5.2. Понимание


В разделе 4.2. было показано, что всякое воспроизводство деятельности людей связано с передачей опыта или обучением. Но всякая передача опыта (обучение) выступает как общение индивидов или коммуникация. Действительно, в реальности процесс обучения какой-либо деятельности всегда представляет собой «демонстрацию», показ одним индивидом другому или другим индивидам того, что и как нужно делать. Эта «демонстрация» может осуществляться в «живом» виде, непосредственно, по принципу «делай как я», или с помощью специальных средств обучения.

Однако, коммуникация - это не просто общение или встреча двух индивидов. Коммуникация есть общение индивидов в процессе деятельности, предполагающее понимание. Разрывы в деятельности людей при трансляции или кооперации означают, что действительной коммуникации между индивидами нет и это происходит в результате непонимания участников деятельности друг друга.

В какой бы форме не осуществлялось общение индивидов в процессе деятельности, могут быть две ситуации непонимания, исходя из того, что индивиды живут в едином семантическом пространстве, т.е. говорят на одном языке.

1) Участники ситуации понимают сообщения друг другу, однако имеют различные представления о деятельности, и потому действуют не так, как предполагается сообщение. Иначе говоря, сообщение понимается, но в ответ делается не то и не так, как это ожидается в случае его правильного понимания, либо ничего не делается.

2) Участники ситуации не понимают сообщения один другого, поскольку вкладывают в термины языка разные смыслы. Практическим результатом этой ситуации будет то же самое – отсутствие ожидаемых действий в случае правильного понимания сообщения, или наличие совсем не тех действий, которые им предполагаются.

С точки зрения коммуникации это две разные ситуации. В первом случае, коммуникация осуществлена, сообщение понято. Во втором случае – сообщение не понято и коммуникации нет. Следовательно, коммуникация – это не просто общение индивидов, а такое общение которое предполагает понимание. Нет понимания – нет коммуникации, и никакая деятельность не сможет быть осуществлена и воспроизведена. Именно понимание делает коммуникацию необходимым условием осуществления любой деятельности, ее воспроизводства, трансляции, обучения, развития.

Для того, чтобы разобраться как происходит коммуникация и понимание людей, рассмотрим ситуацию общения людей в деятельности. Для начала рассмотрим ситуацию простой коммуникации. Есть 2 участника ситуации общения. Один участник передает другому некоторое сообщение. Это сообщение является неким текстом. Простая коммуникация есть особая ситуация в деятельности, в которой происходит связывание элементов текста-сообщения друг с другом и с элементами ситуации. Это означает, что люди в ситуации простой коммуникации общаются, т.е. коммуницируют. Вот здесь и возникает понимание (см. схему 5.7.).

Текст сообщения, переданный от индивида 1 к индивиду 2, связан с элементами самой ситуации общения и несет по отношению к ней определенные функции: например, он является «элементом» ситуации обучения или ситуации простого воспроизводства деятельности («смотри и делай, как я»). Другими словами, благодаря этим функциям, текст сообщения «включен» в ситуацию, которая сама основывается на сообщении (точнее – на коммуникации благодаря сообщению).

Понимание текста сообщения, который включает индивида 2 в ситуацию деятельности и общения, заключается в том, что этот индивид понял смысл сообщения индивида 1. Что здесь означает «смысл» сообщения? Для рассматриваемой здесь ситуации простой коммуникации это означает восстановление или развертывание индивидом 2 всех связей и функций этой системы деятельности. В этом случае смысл общения есть то, что возникает в

Схема5.7.


процессе понимания и может быть определен как та конфигурация связей и отношений между различными элементами ситуации деятельности и общения, которая создается или восстанавливается человеком, понимающим текст сообщения. Если индивид 2 адекватно понял сообщение индивида 1, то это означает, что созданная им на основе сообщения конфигурация связей и отношений элементов системы соответствует той, которая была «заложена» в сообщение индивидом 1. Т.е. теперь он «видит» ситуацию так же, как ее видит индивид 1. И это дает возможность индивиду 2 осуществить необходимую в данной ситуации деятельность.

Поскольку эта ситуация деятельности, в которой происходит коммуникация, то «смысл» сообщения имеет здесь конструктивное значение и понимание его (а не самого текста или его элементов) ведет к перестройке самой ситуации деятельности и самого общения-коммуникации.

Рассмотрим теперь ситуацию реальной коммуникации, поскольку в действительности ситуация несколько иная. Как правило, индивид 2 восстанавливает или развертывает не все связи и функции системы ситуации деятельности, а лишь частично (см. схему 5.8.).

Схема 5.8.

Это значит, что смысл сообщения, как явление, порожденное его деятельностью, существует только для него. Понимание здесь осуществляется как восстановление или создание смысла сообщения, а смысл определяется процессами понимания. Поэтому реально процесс понимания должен быть понят не как развертывание всей сети отношений и связей между элементами ситуации, а как своеобразное движение по этой сети, осуществляющее «фокусировку» всех элементов, их «локализацию, «усечение» и т.п.

Тогда мы должны размести следующие моменты ситуации общения:

a) Смысл как та сеть отношений между различными элементами ситуации, как она «видится» и закладывается в сообщение индивидом 1. Назовем его «объективным» смыслом сообщения. ( На схеме 5.8 это Смысл 1 ). «Объективность» в данном случае означает, что ситуация коммуникации рассматривается с позиции индивида 1.

b) Смысл как та сеть отношений между различными элементами ситуации, как она «видится» и развертывается индивидом 2. Назовем его «субъективным» смыслом. (На схеме это Смысл 2).

Именно в результате того, что в процессе коммуникации понимания индивидом 2 восстанавливается смысл субъективный, т.е. эта ситуация деятельности видится им не целостно, а частично, и происходит непонимание.

Рассмотрим теперь ситуацию трансляции. В реальности ситуация коммуникации еще сложнее. «Объективный» смысл сообщения, который «закладывается» в него индивидом 1, может быть столь же частичным и потому на самом деле тоже является субъективным. Реально «объективным» смыслом будет та конфигурация связей, которая будет видится человеком, находящимся вне данной ситуации деятельности и общения-коммуникации, но понимающим текст сообщения.

Если в ситуации простой коммуникации индивиды 1 и 2 понимают друг друга, то при попадании текста сообщения к индивиду 3, находящемуся вне этой ситуации деятельности, сообщение им либо вообще не понимается, либо понимается неадекватно. Индивид 3 не понимает – либо вообще не может восстановить смысл сообщения, либо восстанавливает не ту конфигурацию связей и отношений, которая «закладывается» в сообщение индивидом 1 и «восстанавливается» из сообщения индивидом 2.

Как может индивид 3 восстановить смысл сообщения передаваемого от индивида 1 к индивиду 2? Всякая трансляция или передача деятельности сама осуществляется либо демонстрацией, либо опять-таки сообщением. Индивид 3 не может самостоятельно восстановить смысл сообщения полностью или частично, ибо он в отличие от индивида 2 находится вне ситуации деятельности, т.е. той системы связей и отношений, конфигурация которых и определяет ее смысл.

Индивид 3 сможет понять текст сообщения от индивида 1 к индивиду 2 и соответственно «смысл» этого сообщения только в случае, если ему даны специальные средства, которые позволяют «восстановить» или «достроить» текст сообщения и понять его смысл. Другими словами, возможность общения и трансляции предполагает создание специальных языковых конструкций, которые, будучи «усвоенными» индивидом 3, выступают в качестве дополнительных средств, обеспечивающих необходимое понимание текста и самой ситуации деятельности.

Эти специальные средства есть значения. Но откуда их может взять индивид 3? Эти средства должны быть специально созданы и деятельность их создания есть особая деятельность. Это значит, что в ситуации трансляции, в которую была нами «переведена» ситуация простой коммуникации, кроме индивида 3, которому транслируется сообщение от индивида 1 к индивиду 2, есть еще позиция, которую занимает индивид 4. Именно этот индивид 4 выступает как «конструктор значений». Ситуация трансляции тогда выглядит следующим образом (см. схему 5.9).

Функция “конструктора значений” (позиция 4) в данной системе деятельности связана с выработкой необходимых специальных языковых (знаковых) средств для того, чтобы индивид 3 мог понять передаваемое сообщение. Однако, это предполагает, что индивид 4 должен:

понимать смысл исходного сообщения так, как его понимает индивид 2,

понимать (или не понимать) смысл исходного сообщения так, как его понимает (или не понимает) индивид 3,

знать, почему индивид 3 понимает (или не понимает) именно таким образом, исходя из этого, он и должен создать такие конструкции значений, которые позволили бы индивиду 3 адекватно понимать исходное сообщение.

Это означает, что индивид 4 должен проводить различие между «смыслами» сообщений и их «значениями».


Схема 5.9.


5.3. Смыслы и значения
Значения и смыслы связаны между собой деятельностью понимающего человека и являются различными элементами этой деятельности, хотя и могут выражаться в одних знаковых формах. Как мы установили, смысл есть та конфигурация связей и отношений между различными элементами ситуации деятельности и общения, которая создается человеком, составляющим сообщение, и восстанавливается человеком, понимающим текст сообщения.

В отличие от смыслов значения – это специально создаваемые людьми конструкции. Конструкции значений выделяют и фиксируют, т.е. закрепляют те или иные из связей и отношений, входящих в объективную структуру смысла (так называемое «объективное» содержание), создаваемого пониманием текста.

Итак, значения создаются для понимания исходного смысла сообщений. Однако, возникнув, они сами должны пониматься, т.е. теперь должны восстанавливаться или создаваться уже их смыслы. И это будут уже «вторичные понимания» или «вторичные смыслы» ( см. схему 5.10).

Схема 5.10.


От «первичного понимания» и «первичного смысла», которые функционируют в ситуации простой коммуникации, эти «вторичные» смыслы и значения отличаются прежде всего тем, что их возникновение связано со специально создаваемыми «искусственными» ситуациями деятельности (деятельность индивида 4), и все объекты включенные в них выступают, по сути дела, в роли эталонов. Так, как было показано, деятельность индивида 4 специально («искусственно») создается для того, чтобы обеспечить помощь в понимании сообщения индивиду 3. При этом, для создаваемых конструкций значений содержание текста сообщения от индивида 1 индивиду 2, связи и отношения между элементами ситуации деятельности и общения-коммуникации этих индивидов, а также «смыслы» 1 и 2 выступают как объекты-эталоны ситуации коммуникации как таковой.

Итак, значения и смыслы – различные функциональные элементы целого – ситуации общения-коммуникации. То обстоятельство, что конструкции значений подобно исходным текстам сообщений тоже понимаются и осмысливаются, не меняет их природы значений, возникающих благодаря функциональному противопоставлению фиксированных средств понимания исходным текстам, включенным в естественно развивающиеся, а потому всегда достаточно неопределенные ситуации деятельности и общения. Собственно говоря, это и было нами зафиксировано в ситуации «простой коммуникации», где предполагалось прямое понимание индивидами друг друга, как бы помимо значений как средств понимания. Поэтому, ситуация «простой коммуникации» в действительности есть некая «идеальная» ситуация, наше средство понимания механизма реальной коммуникации.

Таким образом, значения, возникнув, становятся самостоятельными элементами деятельности и ведут к перестройке самой ситуации деятельности и общения-коммуникации. Рассмотрим эту ситуацию подробнее.

Вырабатывающиеся в ситуации деятельности и общения-коммуникации конструкции значений становятся новыми самостоятельными элементами ситуации, расширяющими поле и объективную структуру смысла, и как таковые должны рассматриваться наряду со всеми другими элементами ситуации. Но поскольку значения функционально являются средствами понимания исходного текста, то они и связанные с ними вторичные смыслы создают для элементов первичного смысла вторую и особенную форму существования А так как они выражаются в одних и тех же знаковых выражениях (в одних словах языка), то вместе с тем они создают и новую и особенную форму существования для самого знака. Другими словами, исходный смысл ситуации теперь существует дважды:

1). как элемент конкретной ситуации деятельности и общения-коммуникации – собственно «первичный» смысл текста сообщения от индивида 1 к индивиду 2; он имеет конкретное значение и знаковую форму и в качестве такового он существует для индивида 1, индивида 2 и индивида 3;

2). но наряду с этим, он теперь существует и рассматривается как некий эталон для любой ситуации коммуникации. В качестве такого он существует уже только для индивида 3 и индивида 4. И в этом своем новом значении он может стать элементом любых других видов деятельности, быть «перенесенным» в них. При этом знаковая форма, в которой выражался «первичный смысл», так же будет иметь новое значение.

Один и тот же знак может изображать как «исходный смысл ситуации в его «первичном» значении, так и в его «вторичном» значении. Но сами смыслы и значения, повторим, разные компоненты знака, придающие ему разные способы существования. Поэтому, когда знак становится предметом анализа и знания, то в зависимости от того, как будет этот знак рассматриваться – как изображение «смысла» или «значения», могут быть получены различные системы отношений между процессами понимания, самими смыслами и значениями внутри системы знаний о ситуации коммуникации, т.е. самой «живой» ситуации понимания, мышления, общения.

Различение «смыслов» и «значений» в нашей схеме осуществляет индивид 4 – «конструктор значений». Он сводит понимаемый им смысл исходных знаковых выражений (текста сообщения) к создаваемым конструкциям значений. Но это означает, что его деятельность есть деятельность со знаками.

Уже античные философы отметили странность существования знака. Какой бы аспект существования знака мы не взяли, везде он выступает как нечто движущееся от одного индивида к другому: в

ситуации совместной деятельности и коммуникации двух индивидов, в процессе использования знаков в трансляции в рамках воспроизводства деятельности, при перестройки знаков инженером-конструктором. Однако при любом перемещении и переходе знак должен сохранить и сохраняет свою определенность. Поэтому в любой ситуации знак выделен из деятельности и из самой ситуации. Это обстоятельство приводит к мысли, что знак имеет особую субстанцию, отличную от субстанции деятельности.

Уже давно философами и учеными было замечено, что знаки включают в себя кусочки вещества – изображения, звуки, предметы. Однако их передача и переход внутри деятельности не являются чисто механическими подобно переносу вещи из одного места в другое. Следовательно, не вещественный характер составляют сущность знаков, их специфическую природу. Значительно более важными и существенными для знаков являются их значения и связанные с ними смыслы и содержания. Поэтому объяснить природу знаков как особой субстанции и связанные с ними процессы – это значит объяснить способы существования значений, содержаний, смыслов.

Но тогда возникает вопрос: а как же передаются из одного места в другое, от одного индивида к другому эти значения, смыслы и содержания. Очевидно, что они так же, как и знак, не могут передаваться или переноситься наподобие вещей из одного места на другое. Логично полагать, что в этом случае имеет место их индуцирование, т.е. механизм их распространения, подобный распространению волн. «Полем», в котором распространяются значения и смыслы, является совокупность норм, составляющих культуру.

Можно дать самое общее определение знака: знак есть семиотический элемент деятельности. Это самое первое определение знака опирается на такую модель деятельности в которой отсутствуют почти все определения. В основе этого первоначального определения знака лежит не процесс коммуникации между индивидами, как это кажется на первый взгляд, а более широкий и фундаментальный процесс трансляции культуры в процессе воспроизводства. Это позволяет включить в число знаков не только речь, письменность, картины, музыку и т.п., но и любую вещь, искусственно созданную человеком.

С этой точки зрения вещи могут быть рассмотрена с двух сторон:

вещи как объекты оперирования, с которыми мы действуем и преобразуем их в тот или иной вид;

вещи как знаки, в которых мы находим определенный смысл, приписываем им разнообразные значения и содержания.




Каталог: wp-content -> files
files -> Материя и ее основные свойства
files -> Розарий Матери Марии для восстановления чувства собственного достоинства Во имя я есмь то что я есмь, Иисуса Христа, я посвящаю этот розарий проявлению совершенного видения Христа в
files -> Философия, сформировавшаяся в эпоху античности, в последствии тысячелетия выполняла свои функции хранения и умножения теоретического знания, служила
files -> Реферат к кандидатскому экзамену по философии техника: сущность, закономерности развития и роль в жизни общества
files -> Основные черты мусульманской правовой системы Источники мусульманского права
files -> Реферат проблемы свободы личности и творчества в философии Н. А. Бердяева Аспирант Ефимова О. М
files -> Ангел-дэва из Нефритового храма Наука исцеляющей любви Служба перед диктовкой
files -> Классификация прав человека. Основные принципы прав человека История развития понятия прав человека. Основные проблемы, связанные с реализацией прав человека
files -> Основы управления знаниями


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   58


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница