С. И. Кордон основы методологии: системодеятельностный подход. Категории пермь 2005 С. В. Комаров, С. И. Кордон. Основы методологи: системодеятельностный подход. Книга



страница21/58
Дата30.12.2017
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   58
Научное знание в его классической форме имеет вид: «Объект А в своем изменений подчиняется закону F». Таким объектом может выступать деятельность в целом, ее отдельные компоненты, связи между ними и протекающие в рамках ее процессы. На основании этой основной формы научного знания можно зафиксировать возможности превращения объекта А во многие другие объекты Е,K,L,V,N, и, наконец, получить конкретное знание вида «При наличии условий p,q,r объект А превращается в объект Е». Перечень этих условий может быть достаточно обширным и включать все необходимые компоненты новой структуры деятельности. От такого научного знания можно переходить к конструктивно-техническим и практико-методическим знаниям, а затем строить новые системы деятельности, соответствующие изменившимся условиям.

Постепенно все преобразования объектов, в какой бы сфере деятельности они не происходили, рано или позже втягиваются в сферу наук, прежде всего естественных. Это позволяет создать для практико-методических знаний рекомендации, позволяющие устанавливать в новых структурах деятельности между входящими в них объектами. Исходным здесь является установление необходимой связи между преобразуемым объектами, которая потом обрастает связями между этим преобразованием и используемыми при этом орудиями и средствами и т.п.

Конструктивно-технические и построенные на их основе практико-методические знания по видимому, предшествовали научным и до какого-то момента вообще существовали и развивались независимо от них. Но после того, как они породили внутри себя условия для появления научных знаний и эти знания появились, последние захватили и подчинили себе конструктивно-практические и практико-методические знания. В результате этого перестраивается сам процесс и процедуры выработки этих знаний: конструктивно-технические и практико-методические знания начинают строиться на основе научных и в соответствии с ними (и часто в форме, характерной для этих знаний).

Чтобы соответствовать требованиям естественного подхода, в естественнонаучных знаниях люди и их деятельность устраняются из рассмотрения. Сами практические действия начинают осознаваться и строиться как реализующие естественные и внутренние потенции и возможности объектов к изменению, зафиксированные в уже имеющихся научных знаниях. При этом параллельно научные знания перерабатываются параллельно в практико-методические или конструктивно-технические знания.

Построим схему организации работы для проблемной ситуации. Вначале мы берем схему задачной организации работы (которая была ранее представлена на схеме 3.14). В соответствии с ней, как показано на схеме 3.20, мы выдвигаем цель1 деятельности, проводим ситуационный анализ1 и на основе его результатов формулируем задачу1 той деятельности, которую необходимо реализовать. Но здесь мы не можем двинуться дальше формулировки задачи, поскольку норма, соответствующая решению этой задачи, отсутствует.




Схема 3.20.


В этом случае мы вынуждены перейти на более высокий уровень и построить новую деятельность, дополнительную к основной: исследовательскую деятельность3. Цель2 этой деятельности заключается в том, чтобы получить те знания, которые нам позволят осуществить деятельность1. Далее проводится ситуационный анализ, который должен установить – каких именно знаний нам для выполнения деятельности1 нам не хватает. На основании этого анализа ставится задача2 на проведение соответствующих исследований. Отыскивается определенная норма2, указывающая – как такие исследования проводятся, принимается соответствующее решение2, строится методическое указание2 для исследователя. В соответствии с этим указанием проводится исследовательская деятельность2, продуктом2 которой являются необходимые знания как строить основную деятельность1 или норма1, определяющая способ и средства осуществления такой деятельности. На основании этой нормы принимается решение1 и разрабатывается соответствующее практическое указание1.

С. Методологический анализ. Как бы ни были совершенны и полны научные знания, их недостаточно для построения структуры деятельности. Ведь последняя представляет собой кентавр-объект, т.е. включает в себя не только естественную, но и искусственную составляющую. А объектом научных исследований могут служить только естественные компоненты деятельности. Конечно, используя некоторые приемы, мы можем оестествить искусственные объекты, входящие в деятельность, но не все: всегда остается некоторый искусственный «остаток» - ведь деятельность, в конечном счете, создается людьми и подчиняется их замыслам и целям.

Ведь мы, прежде чем сделать деятельность объектом научного исследования, устранили из нее людей, их цели и организацию ими своей деятельности. Поэтому научный анализ деятельности и ее компонентов всегда оказывается неполным относительно самой деятельности. Во многих случаях это несущественно, поскольку можно пренебречь искусственной составляющей структуры деятельности. Однако если предстоит коренная перестройка систем деятельности и необходимо построить принципиально новую деятельность, ситуация выглядит совершенно иначе. В этом случае у нас нет не только методических, но и научных оснований для ее построения: мы не только не знаем, как создать структуру такой деятельности, но мы не знаем, какого рода научные знания нам могут при этом понадобиться. Тогда та схема организации работ, которая представлена на Схема 3.20, оказывается недостаточной: у нас нет оснований для выбора целей научных исследований, и мы не можем сформулировать задачу, стоящими перед этими исследованиями.

Для этого нам нужно в этой схеме выстроить еще один, третий, уровень, дополнительный к уровням научных и практических знаний, а именно – уровень методологических знаний, так, как это показано на схеме 3.21. Содержанием этих знаний является те нормы, по которым будет строиться эта новая деятельность.

Схема 3.21.


Для построения принципиально новой деятельности необходимо получить знание двоякого рода:

как такую деятельность строить (проектировать),

какие при этом могут понадобиться научные знания.

Но тогда возникает вопрос – каким образом получить такие знания? Чтобы получить научные знания надо было взять естественный (или построить квазиестественный) объект и получить с помощью специальных научных исследований знания о внутренних процессах и механизмах его развития и функционирования и об управляющих ими закономерностях. Объектом исследования методологии может быть только человеческая деятельность. В отличие от природных объектов, которые либо не развиваются, либо развиваются эволюционным путем, деятельность людей постоянно развивается и имеет свою историю. Изучая законы развития и изменения деятельности в прошлом, методологи пытаются спроектировать новые виды и типы деятельности.

Таким образом, в деятельности используются три вида знаний: методические указания к выполнению конкретной практической деятельности, научные знания о закономерностях функционирования и изменения объектов, втянутых в эту деятельность и методологические знания о закономерностях исторического изменения и развития деятельности, позволяющих проектировать принципиально новые ее виды.





    1. Социотехнические системы

Характерной особенностью существования и развития большинства современных видов деятельности является использование машин. Процесс привлечения машин для облегчения и совершенствования деятельности людей называется механизацией. Этот процесс в своей истории прошел несколько этапов, причем каждый из этих этапов в конечном счете сформировался как определенный уровень в механизации и автоматизации человеческой деятельности.

1. Мануфактуризация деятельности. На этом этапе происходят чисто организационное, т.е. социальное изменение деятельности. Возникает узкая специализация людей и распределение задач между ними. Но это происходит в соответствии с существующими средствами – орудиями и операциями, а не с целями действия, имеющими социальный характер. Однако пока сама технология деятельности – способы, методы, средства и т. п. – не меняется.

3. Изменение технологии деятельности. Теперь перестраиваются существующие методы и способы деятельности таким образом, чтобы было удобнее создавать новые, более совершенные формы организации деятельности.

3. Естественнонаучное осознание деятельности. Для того, чтобы расширить возможности изменения технологии деятельности, деятельность начинает рассматриваться как естественное превращение исходного материала в результате его взаимодействия с орудием деятельности. При этом и материал, и орудие, и их взаимодействие трактуются как элементы природы, подчиняющиеся своим собственным внутренним закономерностям. Материальная ситуация деятельности представляется как совокупность природных условий, в которых протекает процесс превращения исходного материала в конечный продукт. Это позволяет искать такие условия, при которых этот процесс протекает более благоприятно с точки зрения цели деятельности и ее социального контекста.

4. Появление машин. Создаются такие механизмы и орудия труда, которые способны в той или ной степени работать без вмешательства человека – машины. Созданию машины предшествует ее проектирование, основанное на специфическом использовании научных и технических знаний, а также инженерного опыта. Эволюция создания и использования машин движется от машинизации к автоматизации, т.е. все большей автономии и независимости работы машины от непосредственного вмешательства в нее человека. Постепенно определенная часть машин приобретает независимый от конкретного преобразования объекта характер. Одна и та же машина может быть употреблена в разных процессах деятельности. И, наоборот, один и тот же тип преобразования объекта может быть осуществлен с помощью различных машин. Употребление машины отделяется от процесса конкретного преобразования объекта.

5. Появление систем машин. Проектируется группа машин, употребление каждой из которых связано с употреблением остальных в рамках того или иного процесса создания продукта. Когда возникает система машин, все предшествующие этапы механизации деятельности повторяются, но уже на новом уровне: только теперь объектом изменения становится не деятельность как таковая, а употребление машин в этой деятельности. Сначала меняется организация использования машин, меняется способ использования каждой из них, изучается поведение машин в процессе их употребления и т.п.

Кроме того, внутри каждого цикла возможна итерация – возврат от его любого более позднего этапа к более ранним и повторение всех этих этапов снова. К примеру, конструкторы и изобретатели могут, изучив процесс деятельности с позиций естественнонаучного подхода, вернуться к проблемам совершенствования его организации и изменения технологии.

Общая цель механизации и автоматизации деятельности заключалась в том, чтобы помочь людям в достижении целей этой деятельности. Но со временем конкретная постановка цели проектирования машин менялась. Сначала она заключалась только в том, чтобы помочь человеку достичь той или иной цели, затем – ускорить, интенсифицировать процесс ее достижения. Далее к этому прибавилась цель улучшения качества получаемого продукта, затем – создание таких продуктов, которые человек без помощи машин не смог бы получить. Когда проектировщики стали разрабатывать подобные машины, изменился объект их проектирования: теперь они проектировали системы, способные достичь своей цели только при взаимодействии человека и машины – человеко-машинные системы (ЧМС). Сколь технически не была бы совершенна та или иная машина, в какой степени не была бы автоматизирована ее работа, совершенно обойтись без помощи человека она не в состоянии. Человек должен ее включить, обслуживать, ремонтировать. Проектирование ЧМС называется системным или системотехническим проектированием.

Строго говоря, проектирование таких систем началось сразу же, как только человек стал проектировать машины вообще, поскольку создание любой машины предполагает организацию взаимодействия человека и машины. Пока возможности машин и требования к управлению ими были сравнимы с возможностями человека, анализ и учет этих возможностей не осознавался как специальная и отдельная проблема. Изобретатель или проектировщик просто «примерял» требования машины к человеку на себя: первоначально изобретатель машин был одновременно и ее испытателем. Но всегда в истории техники создание новой машины приводило к появлению комплекса новых деятельностей. Создание паровоза привело к появлению железных дорог, созданию железнодорожных станций, развитию угольной промышленности и т.п. Тем более это относится к таким задачам современной инженерии как запуск людей в космос, обеспечение безопасности воздушных полетов, создание транспортной системы в большом городе и т.п.

Однако с прогрессом техники учет человеческого фактора выделился в специальную проблему, которая может быть сформулирована двумя различными способами:

1. Возможности человека значительно уступают возможностям современных технических устройств. Пока человек, включенный в техническое устройство в качестве замены каких-то его компонентов или функций, был более надежным и качественным, никаких проблем с человеческим фактором не возникало. Эти проблемы возникли, когда ограниченные способности человека стали накладывать существенные ограничения на употребление современных машин. Человек оказался наиболее слабым и ненадежным элементом в системе «человек – машина». Такие ограничения проектировщики должны были как-то учесть или преодолеть.

При этом возник следующий парадокс: с одной стороны, человек выступает как элемент в такой системе как ЧМС. Но с другой. Он играет роль человеческого фактора, выступающего в роли внешнего ограничения для всей системы, а, значит, относящегося не к ней самой, а к ее среде.

3. Цель, поставленная перед ЧМС, может быть разбита на подцели или функции, реализация каждой и всех вместе обеспечивает достижение общей цели, стоящей перед системой. ЧМС состоит из двух принципиально разных по своей природе и возможностям частей – человека и машины. Проблема заключается в том, как оптимально распределить функции системы между ними. Задача оптимальности состоит в том, что некоторые функции, которые человеку выполнять сложно или которые он будет реализовывать недостаточно надежно, можно передать машине. Но осуществление такого технического решения может оказаться достаточно дорогостоящим. Но эта проблема распределения функций между человеком и машиной перерастает в проблему взаимодействия между ними. Но чтобы решать эту последнюю, нужно иметь некоторую онтологическую картину такого взаимодействия.

Для решения подобных проблем проектировщик должен найти способ целостного представления ЧМС так, чтобы в этом представлении люди и машины были описаны с помощью одних и тех же средств.. Наиболее распространенным в практике системотехнического проектирования является представление всех компонентов ЧМС в виде поточных систем. Предположим, что проектировщику надо схематически изобразить человеко-машинную систему (см. схему 3.22), в которой человек-оператор, в зависимости от состояния и поведения машины М1 должен произвести некоторые манипуляции с машиной М2.



Схема 3.22.

Проектировщик, как это показано на схеме 3.23, каждый элемент этой системы представляет в виде блока, через который идет некоторая субстанция: материя, энергия или информация. Каждый из блоков имеет вход, куда поступает эта субстанция, и выход, через который она выходит из блока. Внутри самого блока эта субстанция претерпевает некоторое преобразование, так что ее состояние на входе и выходе различаются между собой. Выход одного блока является входом другого. Человек на такой схеме тоже представлен в виде поточной системы, у которой есть вход, выход и внутри которой что-то преобразуется. Обоснованием этого представления является принятая в бихевиоризме модель «стимул – реакция»: стимул, поступивший на вход, вызывает реакцию, определяющую выход.






Схема 3.23.


Чаще всего в качестве такой преобразуемой субстанции выбирают информацию, с помощью которой оказывается возможным описать не только поведение человека, но и материальные и энергетические потоки в системе. Затем инженер-системотехник составляет систему уравнений, связывающие количественные характеристики входов и выходов всех блоков ЧМС и начинает с помощью этих уравнений оптимизировать взаимодействие машинных и человеческих компонентов.

При такой трактовке человеческое поведение становится неотличимым от функционирования машины. Такое представление ЧМС соответствует стремлению инженеров и специалистов в области технических наук рассматривать в качестве природосообразного и естественного объекта не только машину, но и человека. Тогда их взаимодействие очень удобно трактовать как причинно-следственные отношения двух природных, подчиняющихся действию своих естественных, внутренних закономерностей, объектов.

Оказалось, что такой подход к проектированию ЧМС не соответствует реальным особенностям этой системы и не оправдывает себя на практике: спроектированные таким образом устройства оказались очень ненадежными, причем самым слабым звеном в них был именно человек. Причина этого заключалась в неправильном представлении, которым пользовались создатели человеко-машинных систем при их проектировании. Всякая система, элементом которой является человек, становится тем самым системой деятельности: в ЧМС человек не функционирует, а действует. Поэтому необходимо представить схему ЧМС как схему деятельности (см. схему 3.24).

Для этого мы берем схему структуры акта деятельности, которая была представлена на схеме 3.10, и выделяем на ней орудия, в состав которых входят машинные компоненты, и действия д1,..., дk, которые человек осуществляет с помощью этих орудий этих орудий, в том числе и машинных компонентов системы «человек-машина.

Состав и порядок этих действий определяется целью человека в этой деятельности. При этом все перечисленные элементы системы деятельности, включая и ее машинные компоненты, отражены в сознании человека.

Схема 3.24.

Человеко-машинная система, представляющая собой систему деятельности, обладает, как и все системы деятельности, следующими особенностями:

1. Она представляет собой целостную систему, все элементы которой тесно взаимосвязаны друг с другом. В отличие от нее машина (или система машин), есть лишь определенное орудие, выполняющее ряд операций. Поскольку порядок и состав этих операций могут быть произвольно изменены, эти операции связаны друг с другом чисто внешним образом и такой целостностью не обладают. Более того, в рамках ЧМС как системы деятельности машины распадаются на отдельные части и функции и становятся отдельными элементами системы деятельности. Эти элементы включены в разные системы, причем их расчленение по структуре системы и содержание выполняемых там ими функций определяются самой системой деятельности. Поэтому человеческую и машинную части системы «человек-машина» нельзя представлять как равноправные взаимодействующие компоненты. Их положение в иерархии ЧМС различно: человеческий аспект этих систем является определяющим и выступает как объемлющая система, подсистемой которой выступает машинный компонент.

3. Ключевая роль цели деятельности, относительно которой подбираются все элементы системы деятельности и функционирование которых подчинено ей. В результате возникает проблема расхождения между целью ЧМС, которые поставили перед ней ее проектировщики, и целью человека-оператора, работающего в этой системе. Эти цели могут быть не только различными, но и противоположными. Но, в конечном счете, «верх берет» цель оператора, поскольку именно ей подчиняются все элементы системы деятельности. Проектирование же человеко-машинных систем традиционно осуществляется, исходя из узких чисто технических представлений, когда любая техническая конструкция должна решать небольшой круг конкретных практических задач. Проектировщики не привыкли к тому, что какая-то часть проектируемой ими системы может иметь какую-то свою цель, отличную от той, которую они ставят перед системой в целом. Даже если бы они захотели при разработке проекта как-то учесть собственные цели человека как агента деятельности, они бы не сумели этого сделать: источником и основанием постановки целей любой деятельности является очень широкий социокультурный контекст, в котором люди осуществляют свою деятельность и который в знаниях, имеющихся у проектировщиков, никак не отражен. Участвуя в любой частной системе деятельности, человек одновременно включается в более широкие системы деятельности и при этом относительно них смысл и цель своих частных действий.

3. На «табло сознания» человека в различных системах его сознания и знания многократно отражаются все элементы его системы деятельности, включая объект этой деятельности. И человек действует с этим объектом по логике этих отображений. Поэтому его реальные действия могут расходиться с тем, что предусмотрено в проекте, поскольку человек не умеет функционировать, а умеет лишь действовать. «Вы можете загнать лошадь в воду, но пить воду вы ее не можете заставить»: без побудительных мотивов оператор не может функционировать как дополнение к машине. Если стоящая перед ним задача не будет вызовом человеку-оператору, он никогда не станет обучаться или брать на себя ответственность, не использует свое свойство наблюдать, рассуждать, принимать решения, не сможет эффективно вмешиваться в работу машины. Следовательно, проектируя человеко-машинную систему, необходимо уяснить себе – что именно превращает работу в мотив для человека и ввести эти мотивы в каждую задачу и операцию. В противном случае человек начинает понимать, что его заставляют функционировать как машину, что его способности и возможности используются неэффективно потом явно или неявно восстает против этого. Создается крайне неэффективная и уничтожающая саму себя ЧМС, в которой человеческий компонент восстает против всей системы в целом. Чтобы человек начал «функционировать» в ЧМС, он должен быть мотивирован, и от качества этой мотивации зависит качество его деятельности и эффективность всей системы в целом. А его мотивация – это часть социокультурной системы, в которую он включен.

4) Открытый характер структуры системы деятельности, который допускает многообразные расширения и дополнения. Они могут возникать извне системы, когда она кооперируется с другими системами деятельности и включается более широкие системы деятельности. Они могут также возникать и изнутри: сознание многократно отражает каждый элемент деятельности в сознании индивида, и тогда в сознании этот элемент составляет содержание многих единиц сознания. При этом между этими единицами устанавливаются различные связи и отношения.

Итак, задача распределения функций между человеком и машиной в человеко-машинных системах перерастает в проблему их взаимодействия. А такая постановка вопроса переходит в принципиально иную проблему: как передать машине функции человека или усилить их. Но тогда машина в ЧМС отходит на второй план, становится подчиненным элементом. Человек функционирует не по внутренним законам спроектированной ЧМС, а действует с этой системой как с включенной в более широкие системы деятельности. Поэтому задача проектирования ЧМС перерастает в задачу проектирования систем человеческой деятельности.

В связи с тем, что меняется задача проектирования, то меняется, соответственно, и ее объект: система, которая при этом проектируется, является принципиально иной – социотехнической (СТС). Социотехническая система – это система, в которой человек играет существенную роль. Ту или иную систему можно определить как социотехническую только по отношению к той роли, в которой играет конкретный человек. Поезд по отношению к машинисту будет представлять собой СТС, а по отношению к пассажирам – нет.

Чтобы понять структуру СТС, воспользуемся следующей метафорой. Как известно, изображение на экране телевизора возникает благодаря работе множества элементарных цветовых ячеек, каждая из которых генерирует световой сигнал определенного цвета. Работа такой ячейки определяется, во первых, целом рядом естественных процессов и закономерностей физической и химической природы, а, во вторых, техническим замыслом проектировщика. На схеме 3.25 эта часть структуры устройства экрана изображена овалом.




В


А

Схема 3.25.


Но эта часть не функционирует в качестве исходной системы. Напротив, ее функционирование, приведение в действие тех или иных элементов экрана зависит совсем не от тех или иных

физических или химических закономерностей. Оно определяется тем, какая картинка развертывается на этом экране. На нашей схеме эта часть обозначена как В. А содержание картинки задается содержанием передачи или кинофильма, которое, в свою очередь, определяется замыслом режиссера, авторов программы и т.д. Последнее, в конечном счете, зависит от очень широкого социального и культурного контекста, задающего это содержание. Эта компонент системы является исходным, определяющим функционирование составляющей А. Но его функционирование определяется не природными, естественными закономерностями и процессами, а сознательной социально и культурно детерминированной деятельностью людей.

Экран телевидения, шире – телевещание как таковое может быть рассмотрено как пример устройства социотехнической системы. В СТС присутствует две системы:

исходная, которая сознательно проектируется человеком исходя из его целей, интересов общества в соответствии с существующими культурными нормами и поэтому является искусственной (на схеме ей соответствует структура В);

подчиненная первой, определяемая ею подсистема, которая, однако, существует и функционирует в соответствии со своими внутренними естественными законами и не зависит от намерений людей, а потому является естественной (на схеме эта часть СТС обозначена как А).

Поэтому СТС может быть определена как кентавр-система, в которой есть как искусственный, так и естественный компоненты. При этом искусственная составляющая стремится управлять естественной, используя присущие ей закономерности и протекающие в ней естественные процессы. Выше мы рассмотрели в качестве СТС человеко-машинную системы, в которой роль управляемой системы играют технические устройства. Однако понятие социотехнической системы не накладывает никаких ограничений на характер и природу подчиненной системы. Важно, чтобы эта система управлялась исходной и в процессе этого управления использовались ее естественные свойства, процессы и закономерности. В частности, в качестве таковой может быть любая система деятельности, которой управляют. Учащийся, в соответствии со своими возможностями и способностями, которые являются ему внутренне присущими, выполняет отдельные учебные задания, основания выбора которых ему неизвестны или непонятны. Его обучением руководит преподаватель, который выстраивает целый ряд учебных заданий в соответствии с целью обучения, определенными принципами построения программы, результатами выполнения учащимся предыдущих заданий и т.д. Проектирование, обучение и управление представляют собой специфические виды социотехнической деятельности.

Социотехнические системы имеют сложную структуру, сложную природу и допускают различные подходы к их изучению и употреблению в практике. Они находятся под воздействием природных, естественных факторов и условий, которые не меняются или меняются очень медленно, а также искусственных факторов, определяемых целенаправленной деятельностью человека и общества. Последняя же обусловлена данным конкретно-историческим состоянием социокультурной системы, которая сама находится в постоянном процессе исторической эволюции.

Для каждой из социотехнических систем можно найти другую, объемлющую данную и определяющую характер ее многих процессов и свойств. Поэтому целостность и границы такой системы задаются не только относительно внутренне присущих ей процессов и закономерностей, но также относительно тех систем, которые объемлют данную. Поскольку таких систем может быть несколько, то существует несколько целостностей СТС, и каждый раз надо определять – где проходят границы этой системы. Поэтому на нашей схеме надо было бы представить не одну объемлющую систему В, а целый ряд таких систем: В1, В2, В3, … В конечном счете, это зависит от того, каков предмет, на котором мы ставим задачу по исследованию, проектированию или управлению данной системой.

Социотехнические системы являются многоуровневыми образованиями: любая объемлющая система может входить в качестве подсистемы в систему, занимающую более высокое положение в иерархии (например, обучающая деятельность по отношению к системе управления образованием или проектированию образовательных систем). Тогда нашу схему следует дополнить (см. схему 3.26), еще одной структурой С, которая будет представлять систему, объемлющую по отношению к системе В.


С


В
А
Схема 3.26.
Каждый из этих уровней подчиняется своим закономерностям и имеет свои тенденции изменения и развития, часто противоположные тенденциям, характерным для других уровней. СТС не могут быть полностью созданы в производстве, в чисто производственной деятельности, а обязательно включают в себя материал «живой» деятельности отдельных людей, групп, организаций и т.п. На базе их деятельности и складывается социальная жизнь системы.

Поскольку СТС является искусственно-естественной системой, ее можно рассматривать как естественный или как искусственный объект. Это зависит от занимаемой нами позиции, от того, какую задачу мы перед собой ставим. Если мы хотим эту систему исследовать, то мы обязаны ее рассматривать как естественный объект, обладающий своей собственной жизнью, которая управляется по имманентным для него законам. Эти закономерности могут относиться как к управляемой системе, так и процессу управления ею, воздействия на нее. Если же мы собираемся управлять такой системой или ее проектировать, то мы подходим к ней как к искусственному, создаваемому нами объекту. Нужно отметить, что, строго говоря, систему деятельности нельзя проектировать, ею можно только управлять. Предметом проектирования могут стать отдельные образования в системе деятельности – цели, средства, знания, исходный материал, конечный продукт, операции и т.п.

Сегодня проектировщики занимаются тремя типами объектов проектирования:


Каталог: wp-content -> files
files -> Материя и ее основные свойства
files -> Розарий Матери Марии для восстановления чувства собственного достоинства Во имя я есмь то что я есмь, Иисуса Христа, я посвящаю этот розарий проявлению совершенного видения Христа в
files -> Философия, сформировавшаяся в эпоху античности, в последствии тысячелетия выполняла свои функции хранения и умножения теоретического знания, служила
files -> Реферат к кандидатскому экзамену по философии техника: сущность, закономерности развития и роль в жизни общества
files -> Основные черты мусульманской правовой системы Источники мусульманского права
files -> Реферат проблемы свободы личности и творчества в философии Н. А. Бердяева Аспирант Ефимова О. М
files -> Ангел-дэва из Нефритового храма Наука исцеляющей любви Служба перед диктовкой
files -> Классификация прав человека. Основные принципы прав человека История развития понятия прав человека. Основные проблемы, связанные с реализацией прав человека
files -> Основы управления знаниями


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   58


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница