С. И. Кордон основы методологии: системодеятельностный подход. Категории пермь 2005 С. В. Комаров, С. И. Кордон. Основы методологи: системодеятельностный подход. Книга



страница11/58
Дата30.12.2017
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   58
Схема 3.2. Схема 3.3.

C

D

Схема 3.4.

Схема, полученная в результате такого наложения, является схемой структуры нового предмета, она задает этот новый предмет. Это позволяет получить новое видение прежнего содержания и новые способы работы с ним. Такая схема «вырубает», очерчивает все, с чем далее мы будем работать методологически.

Основная функция подобной схемы заключается в ассимиляции определенной области знания как эмпирического знания деятельностным подходом. Полученный в результате такого наложения предмет представляет собой продукт применения понятие деятельности как конструктивного принципа к конкретной предметной области знания. Объект, который описывается этими знаниями, остался тем же. А вот та научная дисциплина, которая содержит эти знания, существенно изменилась и, прежде всего, изменился тот принцип объяснения и обоснования, на котором она строится.

Однако этот результат еще нельзя считать удовлетворительным. Каждая конкретная предметная область обладает собственной спецификой, а применение некоторой универсальной стандартной структуры деятельности эту специфику не учитывает – все полученные с ее помощью предметы оказываются как бы на одно лицо. Кроме того, структура деятельности также обладает определенными ограничениями, как «снизу» – она не охватывает собственных естественных закономерностей объектов, включенных в деятельность, так и «сверху» – за пределами этой структуры остаются ценности и идеалы, которые влияют на постановку конкретных целей в деятельности.

Выход из этой ситуации аналогичен тому, который мы нашли, когда от экстенсивного применения деятельности как объяснительного принципа перешли к интенсивному ее применению. Нам надо определить границы применения структуры деятельности в ее объяснительной функции. Но для определения этих границ нам нужно простроить эту структуру изнутри, причем таким образом, чтобы:

С помощью этой структуры можно было бы описать любую конкретную предметную область, причем так, чтобы отразить специфические особенности этой области;

Но при этом структура деятельности во всех ее модификациях должна сохранить свои принципиальные моменты: во всех случаях ее конкретного применения к той или иной специфической предметной области она должна остаться структурой деятельности.

Тогда дальнейшее продвижение возможно, если мы сумеем определить границы применения деятельности как объяснительного принципа, т.е. установить границы тех предметных областей, к которыми применим деятельностный подход. А для этого необходимо простроить пространство этих областей, т.е. перестроить их структуру с позиций структуры деятельности;

В свою очередь, структуру деятельности представить таким образом, чтобы при ее применении к различным конкретным предметным областям она была способна учитывать их специфические особенности, т.е. могла, как это показано на схеме 2, развертываться и модифицироваться в различных направлениях в зависимости от содержания той или иной конкретной области. Однако это не следует понимать таким образом, что существует некоторая базовая (материнская) структура, на базе которой можно построить множество производных структур, способных адекватно описать содержание тех или иных конкретных предметных областей деятельности. Эти области по своей специфике, а, значит, и по специфике своей структуры, могут быть принципиально разными не только по элементному составу, но и по принципам своего построения. Поэтому деятельность является не структурой, а полиструктурой, позволяющей развернуть на ее основе структуры самых различных

типов, в зависимости от характера содержания конкретных предметных областей, по отношению к которым мы собираемся реализовать деятельностный подход.

Полиструктура – это структура, каждый элемент которой представляет собой структуру. Но для того, чтобы установить как это возможно и что собой представляет деятельность как полиструктура, мы должны сделать деятельность специальным предметом нашего изучения. Но когда мы собираемся рассматривать деятельность как предмет изучения, мы сталкиваемся с тремя принципиальными трудностями:

А. Оказывается, что при этом довольно сложно развести деятельность как объяснительный принцип и как предмет изучения:

1) Чтобы исследовать деятельность как особый предмет, мы должны найти материал для такого исследования. Им могут послужить знания о различных видах деятельности, полученные в отдельных науках (психологии, социологии, экономике, менеджменте) и в разных видах деятельности – производстве, проектировании, управлении и т.п. Но для этого мы должны построить проекции понятия деятельности на эти предметные области, то есть провести ту же самую процедуру, которую мы использовали, когда использовали деятельность в качестве объяснительного принципа.

2) Мы сталкиваемся здесь все с той же проблемой, которую нам пришлось решать в предыдущем разделе: как установить границы той действительности, которая соответствует понятию деятельности? И эти границы определяются точно таким же образом – деятельность как предмет изучения должна быть отграничено от того, что к этому предмету не относится. А устанавливается это на основе тех задач, которые могут или не могут быть решены с помощью понятия деятельности.

3) Границы действительности, соответствующей понятию деятельности, устанавливаются точно также, как и в случае использования этого понятия в качестве объяснительного принципа: мы выявляем структуру деятельности и, таким образом, простраиваем ее пространство. Но всякая структура выполняет не только функции описания, что нам необходимо для исследования деятельности, но и функции объяснения. Только в первом случае мы с ее помощью узнаем нечто новое о самой деятельности, а во втором – о той предметной области, которую мы пытаемся рассмотреть как деятельность.

Поэтому, анализируя деятельность как предмет изучения и занимаясь его исследованием, надо явным образом фиксировать функцию, которую она выполняет в каждом отдельном случае. Иначе может получиться так, структура, выделенная в целях объяснения, без всяких переходов и необходимого в таких случаях обоснования начинает фигурировать в качестве предмета изучения

Дело в том, что в процедурах анализа деятельности обе ее функции – принципа объяснения и предмета исследования симметричны друг другу. Поэтому каждая такая процедура может рассматриваться и как исследовательская, и как процедура объяснения. Все будет зависеть от того, какие цели мы перед этой процедурой ставим, следовательно, какие результаты мы потом получим. Если мы собираемся получить определенные знания о самой деятельности, то деятельность будет выступать в функции предмета исследования. Если нам нужно представить некоторую предметную область как специфическую область деятельности, то деятельность будет выполнять функции объяснительного принципа.

В. Когда мы переходим от деятельности как объяснительного принципа к деятельности, выступающей в функции предмета изучения, меняется предмет нашего анализа. Как объяснительный принцип деятельность носила предельный характер и не нуждалась ни в каком обосновании. Но изучение деятельности в качестве особого предмета предполагает в качестве своего основания особую процедуру объяснения. Если деятельность исследуется как особая действительность, то ее целостность и законосообразность должны получить специальное объяснение и обоснование. Единственное, что пока мы знаем о деятельности, это то, что она является полиструктурой, способной развернуться в самые разные структуры – в зависимости от характера поставленной задачи. Поэтому полиструктура выполняет по отношению к деятельности как предмету изучения функцию объяснительного принципа.

С. Поскольку деятельности имеет сложный и многоаспектный характер, существуют разные пути и способы ее изучения. Характер каждого из них определяется тем, с чего мы начнем исследование, что послужит его началом. Выбор того или иного момента в деятельности влияет на эффективность всего исследования – как далеко мы в этом исследовании можем продвинуться и насколько существенные результаты сумеем получить. Поэтому выбор такого начала нуждается в специальном обсуждении.

Трудность осуществления такого выбора заключается в том, что мы пока ничего не знаем о деятельности ни в плане ее содержания, ни в плане ее структуры кроме двух следующих моментов:

действительность, соответствующая деятельности, занимает определенное пространство, отделенное границей от других действительностей;

деятельность представляет собой полиструктуру.

Внешней характеристикой пространства деятельности является наличие определенных границ, которые отделяют ее от других действительностей. А вот внутренней характеристикой этого пространства является его логическая однородность, гомогенность. Структура деятельность, которая формирует это пространство, должна обладать некоей внутренней целостностью. Признаком такой целостности и логической однородности является возможность логически перейти от любого элемента этой структуры к любому другому ее элементу. Если это оказывается невозможным, то мы имеем дело в данном пространстве не с одной, а с двумя или более структурами. В целостной структуре исследователь должен иметь возможность, начав с любого ее элемента, двигаться по этой структуре в любом направлении.

Любая структура, как известно, строится из элементов. Среди этих элементов можно найти наиболее «элементарные» – клеточки, из которых строятся все остальные элементы структуры и сама структура в целом. Тогда эту структуру можно описать как совокупность этих клеточек, заполняющих все пространство деятельности, как это показано на схеме 3.5.А. Но тогда непонятно - как можно передвигаться от одной клеточки к другой, от одного элемента структуры к другому? Ведь никаких связей и переходов между ними нет.

Можно структуру деятельности описать в виде сети, как это изображено на Схема 3.5.В, где клеточки выступают в роли узелков. Тогда мы в состоянии переходить от любого элемента к любому другому. Остается только два вопроса:

1) как использовать такую схему структуры деятельности, чтобы представить ее как полиструктуру? Мы можем использовать отдельные фрагменты сети и с их помощью образовать разные подструктуры. Но ведь нам требуется именно полиструктура, т.е. такое образование, на основе которого мы могли бы строить принци-

пиально разные структуры деятельности – в зависимости от специфического содержание той предметной области деятельности, которую мы хотим описать.


Схема 3.5.А. Схема 3.5.В.

Возьмем, как это показано на схеме 3.6, два элемента, две клеточки – a и b. Между ними есть нечто, что их объединяет или связывает. Мы не будем сейчас вдаваться в рассмотрение происхождения природы или свойств этой связи: для нас несомненно, что такая связь существует. Очевидно, что такая связь существует между ними и другими такими же элементами: c, d, e.




Каталог: wp-content -> files
files -> Материя и ее основные свойства
files -> Розарий Матери Марии для восстановления чувства собственного достоинства Во имя я есмь то что я есмь, Иисуса Христа, я посвящаю этот розарий проявлению совершенного видения Христа в
files -> Философия, сформировавшаяся в эпоху античности, в последствии тысячелетия выполняла свои функции хранения и умножения теоретического знания, служила
files -> Реферат к кандидатскому экзамену по философии техника: сущность, закономерности развития и роль в жизни общества
files -> Основные черты мусульманской правовой системы Источники мусульманского права
files -> Реферат проблемы свободы личности и творчества в философии Н. А. Бердяева Аспирант Ефимова О. М
files -> Ангел-дэва из Нефритового храма Наука исцеляющей любви Служба перед диктовкой
files -> Классификация прав человека. Основные принципы прав человека История развития понятия прав человека. Основные проблемы, связанные с реализацией прав человека
files -> Основы управления знаниями


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   58


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница