С. 148-160. Символы духовных традиций как материал для психофизического исследования



Скачать 367.83 Kb.
страница1/10
Дата13.05.2018
Размер367.83 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Парапсихология и психофизика. - 2000. - №1. - С.148-160.
Символы духовных традиций как материал для психофизического исследования

Н.Б.Заболотная

В настоящее время всё более очевидным становится факт, что символы связывают человека с семантическим миром бессознательного, а их эффективность объясняется реализацией скрытой энергии архетипов. Каждый символ, вступая в соотношение со специфическим кодом подсознания и синхронизируясь с паттерном глубинных слоёв психики, имеет высокий коэффициент воспринимаемости и способен программировать поведенческие установки человека. В то же время, символ как комплекс зрительных, а иногда и квазизвуковых ощущений, чрезвычайно информативен, и может одномоментно вызывать большой объём ассоциаций неоднозначной мотивации. Этим объясняется важность постановки проблемы исследования символов перед широкой научной общественностью.

Интерпретация знаковых образов, фигурирующих в традициях различных древних культур, связана с несколькими аспектами:



  1. необходимостью адекватной дешифровки фундаментального базового смысла, имеющего общечеловеческую природу и опирающегося на нейрофизиологические механизмы функционирования сознания;

  2. умением различать этническую специфику и исторические условия появления того или иного семантического аспекта в рамках конкретной традиции (что может влиять на действенность того или иного символа в заданной ситуации) в соответствии с этапом эволюции человеческого духа;

  3. возможностью восстановления «целого по частям» как реконструкции глобального научно-религиозного концепта современного мировоззрения, позволяющего достойно подойти к разрешению личностных и социальных тупиков нашего времени.

В течение всего ХХ-го столетия проводились попытки вскрыть глубинные психобиологические механизмы человеческой природы, объясняющие популярность ограниченного набора знаков в различных религиозно-культурных традициях. После того, как юнгианское учение о символах и архетипах бессознательного, а также теория Э. Фромма о проявлении языка символов в сновидениях стали привычными концептами современного психологического мышления, долгое время символическими образами занимались преимущественно в культурно-философском контексте (К.Ясперс, Р.Бультманн, Э.Гоулдсмит и др.). Филологией и лингвистикой обсуждалась связь этномифологических моделей с языковым образом мира (этнопсихолингвистика) и смысловые взаимоотношения текстовых единств, связанных с тем или иным символом (работы В.Н.Топорова). Синтетический подход к символам (с опорой на “метафизику тайнописи” К.Ясперса) в контексте вероятностной модели подсознания и семантического пространства отразился в трудах В.В. Налимова.

В мировой нейрофизиологии и психологии за последние десятилетия символы как особый класс зрительных образов в качестве научной проблемы не рассматривались вообще, а как тема затрагивались в контексте описания механизмов зрительного восприятия. С 70-х годов зрительной аппрецепции начинают приписывать одну из первостепенных ролей в обеспечении феномена сознания у человека, что инициирует интенсивные исследования функциональной специализации зон зрительной коры. В эти годы в отечественной психологии публикуется сборник переводов ведущих зарубежных специалистов (Р.Арнхейма, Д.Нормана, Р.Хейбера, Д.Брауна и др.) [14], ставящих проблему “зрительного мышления”, позднее перерастающую в концепцию “зрительного мозга”. Ближе всего к явлению символов подходит Г.Остер в статье “Фосфены”1, посвящённой световым конфигурациям, возникающим в поле видения без внешней стимуляции светом сетчатки глаза. Он описывает перцептивные феномены, являющиеся “результатом самоосвещения органа зрения” и возникающие как видения в тёмной комнате, при надавливании на глазное яблоко или на веки закрытых глаз, при резких движениях глаз после долгого нахождения в тёмноте и т.д. Их также могут изображать дети 2 – 4-х лет, не умеющие рисовать. Приводимая автором статьи номенклатура фосфенов позволяет идентифицировать их с наиболее важными символами древних культур (сети, спирали, круг, треугольник, крест и т.д.). Упоминаемые в статье исследования по частотной стимуляции зрительной коры не позволили до конца выявить локализацию и стадию возникновения фосфенов, тогда как вопрос об их семантике не поднимался вообще. Среди советских разработок этого периода можно назвать экспериментальную работу НИИ Дошкольного воспитания АПН СССР по изучению процесса формирования образного мышления на ранних этапах развития детей, в результате которой было высказано предположение существования у человека изначально заложенного “конечного алфавита” образных эталонов, сопоставимых с символами, выражающих предельно общие соотношения элементов материального мира [20].

Согласно отражению ведущей научной прессы последнего десятилетия2, было установлено, что процесс генерации зрительных паттернов влечёт строгую специализацию различных популяций нейронов, каждая из которых отвечает за определённый аспект образа (напр., активизация различных участков нейронных сетей при образовании вертикальных и горизонтальных линий, при восприятии цвета, формы и движения etc) [см., напр., 9]. Основное внимание в этот период уделяется также связи зрения и сознания, в то время как информация об исследованиях восприятия зрительных образов в бессознательном, а также особом состоянии сознания в официальных научных публикациях практически не упоминается. Тема архетипических кодов присутствует на уровне предположений о существовании в области бессознательного специфических генетически наследуемых вычислительных систем, являющихся результатом предшествующего филогенетического опыта и предопределяющих символическое восприятие зрительного мира, что в некоторых исследованиях связывается с перспективами реконструкции биокомпьютерных механизмов структуры сознания [2].

Наряду с этим, в сфере зарубежной альтернативной науки уже в 70-е гг. постулируется существование некой “идеографической кибернетики” – языка многомерных волновых геометрических паттернов (фигурирующих в эзотерике в виде зрительных символов), “впечатанных” в контрольную систему работы сознания по управлению электрической активностью нейронных сетей [см., напр., 4]. Согласно данной концепции, ввод кодирующих “световых” идеограмм осуществлён на бессознательном уровне и проявляется в биохимической и нейропсихологической организменной активности человека. Паттерны, генерируемые нейронными сетями, синхронизируясь с волновыми конфигурациями первичных образов “огненных букв”, обеспечивают связь индивидуального сознания с космическим сверхсознанием. Очевидно, данная информация представляет собой попытку соединения результатов конкретных экспериментальных исследований, не освещавшихся в открытой научной литературе, с обобщенной терминологией эзотерических учений, вплотную подходящей к сути феномена нейрокомпьютеринга. В этой связи также представляют интерес проведённые на базе НИИ ТМЛ МЗ РФ новейшие исследования нейрофизиологических процессов в головном мозге, возникающих в различных медитативных состояниях (в частности, при подготовке к “out-of-body state”)3. Отмеченные в ходе наблюдения паттерны ЭЭГ, а также пространственная локализация изменений биопотенциалов в глубинных структурах мозга при медитативном сосредоточении на определённых зрительных образах противоречили известным ранее и упомянутым выше данным о дифференцированной специализации различных популяций нейронов при генерации целостного образа. Формирование единой образной конфигурации побуждало к активности единую область в зрительной коре, в результате чего можно было наблюдать возникновение целостного геометрического паттерна, на котором концентрировался медитирующий, в виде “узора” (“световой идеограммы”) распределения изменяющихся биопотенциалов мозга. По нашим предположениям, данный процесс подтверждает гипотезу о том, что динамические образы эзотерической символики отражают не только внешнюю связь человека с бессознательным, но и дают паттерны активности мозга в особых состояниях сознания (вероятно, играющие определённую роль также и в обычном состоянии сознания), считываемые и другими информационными системами организма (напр. ДНК)4 и являющиеся кодами человеческого биокомпьютера. Таким образом, с помощью реконструкции как можно более глубокого слоя в значениях символической базы духовных традиций (её составляет набор образных знаков, в основе общий для большинства культур древности, но раскрывающий важную специфику в проявлениях частных учений) и её сопоставления с новейшими данными естественных наук о сознании можно выйти на понятие особого информационного языка разумной жизни, дающего человеку связь с более высокими уровнями сознания, а также выявляющего основы информационного программирования человеческого организма.



В данной работе будет рассмотрен ряд важных и известных символов, присутствующих в большинстве древних культур и уходящих, согласно К.Юнгу, в «смутно предполагаемую природу духа» к образам и эмоциям, «передающимся по наследству вместе со структурой мозга». Эти же символы являются органическими элементами единой онтогенетической схемы в ряде мифо-сакрализованных учений. Каждый символ читается в экзотерической плоскости, связанной с атмосферой архаической материальной культуры, быта и прагматической магии, и в эзотерическом плане, актуализирующем скрытую реальность, духовные корни мироздания и души человека. Именно этот аспект представляет наибольший интерес для анализа глубинных механизмов бессознательного. Существенно, что большинство символов можно рационально свести к простейшим геометрическим схемам, но изменённое сознание, открытое сфере архетипов, будет визуализировать их в виде реальных образов или даже более ярких и впечатляющих картин объектной среды, - именно так и будут кодировать их эзотерические тексты. Важно также, что наряду со зрительными кодами значительную роль в духовных учениях играют звуковые символы - набор образов, не имеющих реального эквивалента в слуховом частотном диапазоне. Вместе с тем, в традициях они связываются с эпизодами большого духовного наполнения и фиксируют определённое состояние психики, в котором их восприятие оказывалось возможным. Современной нейрофизиологии ещё предстоит провести идентификацию звуков, распознаваемых в медитативных и трансовых состояниях, а также классифицировать их с точки зрения генерации возбуждёнными участками слуховой коры и возможной локализации чувствительности к ним в других участках нейронной сети. Описание 2-х звуков такого рода, согласно трактовке эзотерических текстов, будет также дано в нашей работе. Мы предлагаем непредвзято подойти к данному материалу с перспективой реального взаимодействия между различными научными дисциплинами: физикой, разрабатывающей новые концептуальные схемы реальности и парапсихических феноменов, психологией, ищущей ценностные ориентиры в модели человеческой личности, медициной, занятой исцелением души, и филологией. Итак, на рассмотрение предлагается набор 7-ми геометрических символов.

Каталог: sites -> default -> files -> pp rus archivs -> 2000-1
2000-1 -> Философские и логические аспекты построения моделей сознания С. В.Ёлкин Введение. Парадигмы физики сознания
2000-1 -> С. 97-106. Нейрокомпьютер "Эмбрион" как генератор и преобразователь смыслов в вероятностной модели личности
pp rus archivs -> С. 19-23. Измененные состояния сознания культурный феномен и проблема психологии
pp rus archivs -> О связи сознания с бессознательным
pp rus archivs -> Геомансия утраченные знания и мастерство древних
pp rus archivs -> С. 126-128. Возможности радиотермометрии в тестировании биоэнергоцелителей и подтверждении феномена полтергейста
pp rus archivs -> С. 36-39. Информация как вид материи: теория, свойства, практический метод использования
2000-1 -> Теория сетей в базовом пространстве


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница