Русский язык и культура речи



страница4/94
Дата21.02.2018
Размер8.02 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   94
Словообразование разговорной речи характеризуют черты, обусловленные ее экспрессивностью и оценочностью: здесь употребительны суффиксы субъективной оценки со значениями ласкательности, неодобрения, увеличительности и др. (мамочка, лапушка, солнышко, дитятко; кривляка, пошлятина, домище; холодина и т.д.), а также суффиксы с функциональной окраской разговорности, например у существительных: суффиксы -к- (раздевалка, ночевка, свечка, печка); -ик (ножик, дождик); -ун (говорун); -яга (работяга); -ятина (вкуснятина); -ша (у существительных женского рода названий профессий: докторша, кондукторша, билетерша и т.д.). Используются бессуффиксальные образования (храп, пляс), словосложения (лежебока, пустозвон). Можно указать и наиболее активные случаи словообразования прилагательных оценочного значения: глаз-астый, очк-астый, зуб-астый; кус-ачий, драч-ливый; худ-ющий, здоров-енный и др., а также глаголов — префиксально-суффиксальные: по-шал-ивать, при-говар-ивать, на-игры-вать, суффиксальные: дер-ануть, спе-куль-нуть; здоров-еть; префиксальные: ис-худать, при-ку-пить и др. В целях усиления экспрессии используется удвоение слов — прилагательных, иногда с дополнительной префиксацией (Он такой огромный-огромный; вода черная-черная; она глазастая-глазастая; умная-преумная), выступающих в функции превосходной степени.

В области морфологии разговорный стиль выделяется особой частотой глаголов, они здесь употребляются даже чаще, чем существительные. Показательно и особенно частое использование личных и указательных местоимений. Как замечает профессор Г.Я.Солганик, «личные местоимения широко употребительны из-за постоянной необходимости обозначать участников» разговора. «Любой диалог (а это основная форма разговорной речи) предполагает я — говорящего, ты — слушающего, который попеременно берет на себя роль говорящего, и он — того, кто непосредственно не участвует в беседе. В формулу я — ты он можно вложить любое содержание»2. Указательные же местоимения и другие нужны разговорному стилю благодаря свойственной им широте, обобщенности значения. Их конкретизирует жест, и это создает условия для весьма сжатой передачи той или иной информации (например: Это не здесь, а там). В отличие от других стилей только разговорный допускает употребление местоимения в сопровождении жеста без предварительного упоминания конкретного слова это не возьму; Такой мне не подходит).

Из прилагательных в разговорной речи находят применение притяжательные (мамина работа, дедово ружье), зато краткие формы используются редко. Совсем не встречаются здесь причастия и деепричастия, а для частиц и междометий разговорная речь — родная стихия (Что уж говорить! Вот так штука! Упаси бог об этом и вспоминать-то! На тебе, сюрприз!).

В разговорном стиле отдается предпочтение вариантным формам существительных (в цеху, в отпуску, на дому; стакан чаю, меду; цеха, слесаря), числительных (пятидесятью, пятистами), глаголов (прочту, а не прочитаю, подымать, а не поднимать, не видать, не слыхать). В живой беседе часто встречаются усеченные формы глаголов, имеющие значение мгновенного и неожиданного действия: хвать, прыг, скок, стук и т.п. Например: А этот хвать его за рукав; А кузнечик прыг и в траву. Используются разговорные формы степеней сравнения прилагательных (получше, покороче, труднее всех), наречий (поскорей, поудобней, вероятней всего) и варианты окончаний местоимений (саму хозяйку, в ихнем доме). Даже просторечные формы здесь встречаются в шутливых контекстах (ейный ухажер, евонные товарищи). В разговорной речи закрепились нулевые окончания в родительном падеже множественного числа таких существительных, как килограмм, грамм, апельсин, помидор и т.п. (сто грамм масла, пять килограмм апельсин).

Под действием закона экономии речевых средств разговорный стиль допускает употребление вещественных существительных в сочетании с числительными (два молока, две ряженки — в значении «две порции»). Здесь обычны своеобразные формы обращений — усеченные существительные: мам! пап! Кать! Вань!

Не менее самобытна разговорная речь и в распределении падежных форм: здесь господствует именительный, который в устных репликах заменяет книжные управляемые формы.

Например: Он построил дачу станция рядом; Купила шубу серый каракуль; Каша — посмотри! (разговор на кухне); Дом обуви — где выходить? (в автобусе); Поверните налево, переход и магазин спорттоваров. Особенно последовательно именительный падеж заменяет все остальные при употреблении в речи числительных: Сумма не превышает триста рублей (вместо: трехсот); с тысяча пятьсот тремя рублями (с тысячью пятьюстами тремя); имел три собаки (трех собак).

Синтаксис разговорной речи весьма своеобразен, что обусловлено ее устной формой и яркой экспрессией. Здесь господствуют простые предложения, чаще неполные, самой разнообразной структуры (определенно-личные, неопределенно-личные, безличные и другие) и предельно короткие. Ситуация восполняет пропуски в речи, которая вполне понятна говорящим: Покажите, пожалуйста, в линейку (при покупке тетрадей); Таганку я не хочу (при выборе билетов в театр); Вам от сердца? (в аптеке) и т.д.

В устной речи мы часто не называем предмет, а описываем его: В шляпе здесь не проходила? Они любят смотреть до шестнадцати (имеются в виду фильмы). В результате неподготовленности речи в ней возникают присоединительные конструкции: Надо ехать. В Санкт-Петербург. На конференцию. Такое дробление фразы объясняется тем, что мысль развивается ассоциативно, говорящий словно припоминает подробности и дополняет высказывание.

Сложные предложения не характерны для разговорной речи, чаще других употребляются бессоюзные: Уеду тебе будет легче; Ты говори, я слушаю. Некоторые бессоюзные конструкции разговорного типа не сопоставимы ни с какими книжными фразами. Например: А там что, богатый выбор или вы не были?; А к следующему разу, чтоб, пожалуйста, и этот урок и прошлый!

Необычен и порядок слов в живой речи: на первое место ставится, как правило, самое важное в сообщении слово: Компьютер мне купи; Валютой расплатился; Всего ужаснее это то, что ничего уже нельзя сделать; Дворцовая площадь / выходите?; Вот эти качества я и ценю. При этом иногда переплетаются части сложного предложения (главное и придаточное): Я и так воды не знаю где достать; И голод знаю, и что такое холод; Вы спрашиваете о ней и что я сделал? Как замечает профессор Н.С. Валгина, «контаминировать могут простые и сложные предложения, когда придаточные включаются в состав простого предложения в качестве его членов»3. Например: Литература это когда читатель столь же талантлив, как и писатель (Свет.); Киж-озеро это где раньше рыбаки семь лет рыбу ловили, а другие семь лет на том же месте траву косили (Пришв.). Придаточные включаются в перечисленный ряд однородных членов простого предложения (Вы. спрашиваете про ваши лица и что я заметил в них (Дост.).

Для типичных разговорных сложных предложений характерно ослабление функции придаточного, слияние его с главным, структурная редукция: Ты могла бы поговорить о чем захотела; Будешь работать с кем прикажут; Зови кого хочешь; Живу как придется.

В ряде разговорных типов предложений могут совмещаться вопросно-ответные построения и отражаться структурные черты диалогической речи, например: Кого я уважаю на курсе, так это Иванова; Кто мне нужен, так это ты.

Следует отметить и такие черты разговорного синтаксиса:

· Употребление местоимения, дублирующего подлежащее: Вера, она поздно приходит; Участковый, он это заметил.

· Вынесение в начало предложения важного по смыслу слова из придаточной части: Хлеб я люблю, чтоб всегда свежий.

· Употребление слов-предложений: Ладно; Ясно; Можно; Да; Нет; Отчего же? Конечно! Еще бы! Ну да! Да нет! Возможно.

· Использование вставных конструкций, вносящих добавочные, дополнительные сведения, поясняющих главное сообщение: Я думал (тогда я был еще молод), он шутит; А мы, как известно, всегда рады гостю; Коля он вообще добрый человек хотел помочь...

· Активность вводных слов: может быть, кажется, к счастью, как говорится, так сказать, скажем так, знаете.

· Широкое распространение лексических повторов: Так-так, вот-вот, еле-еле, далеко-далеко, быстро-быстро и т.п.

В заключение отметим, что разговорный стиль в большей степени, чем все другие стили, обладает ярким своеобразием языковых черт, выходящих за рамки нормированного литературного языка. Он может служить убедительным доказательством того, что стилистическая норма принципиально отличается от литературной. Каждый из функциональных стилей выработал свои собственные нормы, с которыми следует считаться. Это не значит, что разговорная речь всегда вступает в противоречие с литературными языковыми правилами. Отступления от нормы могут колебаться в зависимости от внутристилевого расслоения разговорного стиля. В нем есть разновидности сниженной, грубой речи, просторечие, впитавшее влияние местных говоров, и т.д. Но разговорная речь интеллигентных, образованных людей вполне литературна, и в то же время она резко отличается от книжной, связанной строгими нормами других функциональных стилей.



Книжные стили русского языка




Общая характеристика

Все книжные стили, в отличие от разговорного, реализуются преимущественно в письменной форме, и это определяет их общие черты. Книжным стилям свойственно строгое соблюдение литературной нормы на всех языковых уровнях.



Для лексики характерно стилевое единство, «смешение стилей» встречается как исключение. Здесь используется общеупотребительная нейтральная лексика, на фоне которой в каждом конкретном тексте употребляются специальные слова, термины. Обращение к разговорным словам, просторечию, диалектизмам, жаргонизмам, экспрессивной лексике, в особенности к словам с суффиксами уменьшительно-ласкательными, увеличительными и другими, не оправдано.

Фразеология книжных стилей нейтральная (имеет значение, играет роль, предоставить слово, уделить внимание и т.п.) и специальная, находящая применение в определенных стилях (научная — центр тяжести, привести к общему знаменателю; официально-деловая — имеет место, давать показания, ввести в эксплуатацию; публицистическая — прямой эфир, черный вторник). Большинство книжных фразеологизмов лишены экспрессивной окраски (время от времени, друг друга, иметь в виду, руководящий состав, силовые структуры).

Словообразование книжной речи отличается обилием книжных суффиксов (сущность, корректура, восклицание, аргументация, газификация, толстовство, пушкиниана) и приставок (асимметричный, антихудожественный, интернациональный, ультрафиолетовый, экстраординарный, исследовать, возводить, ниспровергать). Для книжной речи характерно словосложение (языкознание, краевед, водомер, восьмигранник, электронасос, морозоустойчивый, плодоносящий, тяжелораненый, высокопродуктивный), употребление аббревиатур (хозрасчет, ТАСС, «МК», АО, НИИ и др.).



Морфология книжных стилей характеризуется явным предпочтением именам существительным перед глагольными формами; частым употреблением причастий и деепричастий; использованием количественных и порядковых числительных при почти полном отсутствии собирательных; избирательным отношением к местоимениям (отказом от личных и большинства неопределенных местоимений и употреблением относительных, указательных).

Для книжных стилей показательно отсутствие междометий, звукоподражательных слов, большинства частиц. Характерно и предпочтение определенным грамматическим формам. Так, при наличии вариантов словоизменения последовательно используются только книжные (цехи, в отпуске, редакторы, прочитал, семьюдесятью пятью); не желательна замена числительных счетными существительными (сто, а не сотня, двенадцать, а не дюжина, десять, а не десяток), как и употребление личных существительных женского рода (аптекарша, дворничиха, кондукторша). Здесь находят применение краткие прилагательные (высоки показатели, методы не новы); книжные формы степеней сравнения (более удачный вариант, менее оправданный способ, наиболее эффективный, новейший); некоторые плеонастические сочетания (самым теснейшим образом, самый кратчайший путь); элятивные формы превосходной степени, означающие высшую степень качества вне сравнения (высшая математика, новейшие достижения, благороднейшая цель). В конструкциях с предлогом употребляются только аналитические (сложные) формы сравнительной степени прилагательных (в более трудных случаях, с менее удачным результатом, от более осведомленного лица и т.д.); сочетания «в случаях потрудней», «с результатом похуже» носят яркую разговорную окраску.

Книжный синтаксис является прямой противоположностью разговорного и отличается обилием сложных, преимущественно сложноподчиненных предложений; здесь не находят применения неполные, незавершенные фразы; из односоставных возможно употребление неопределенно-личных (Железо получают восстановлением его из окислов, которые входят в состав железных руд; Молоко называют «легкой пищей»), определенно-личных (Опишем дугу; Вычислим среднюю квадратичную ошибку); некоторых типов безличных (Строителям предстоит возвести комплекс... О сохранении правоотношений одним из родителей должно быть указано в решении об усыновлении и т.п.). Однако некоторые типы односоставных предложений неупотребительны в книжной речи (Морозит; Не спится; Хочется спать; Больно; Ни души; Нет денег; Пора домой; Любишь кататься люби и саночки возить; Сердцу не прикажешь). Это объясняется их экспрессивностью или тематической закрепленностью за бытовой речью.

В книжных стилях господствует правильный порядок слов, инверсия используется редко, лишь в подчеркнуто экспрессивной речи. Неупотребительны также восклицательные, вопросительные, повелительные предложения. Обращения и вводные слова употребляются избирательно (уважаемый коллега, господа; следует заметить, как уже было указано, несомненно, во-первых, во-вторых, наконец).

Книжные стили открыты для построения сложных синтаксических конструкций, предложений со многими придаточными, с разными видами сочинительной и подчинительной связи. Здесь применяется цитация, однако прямая речь встречается крайне редко (в публицистическом стиле). Слова-предложения, однословные реплики (да, нет, конечно), диалогические единства неупотребительны, книжная речь, за редкими исключениями, монологична.

Научный стиль

Научный стиль обладает всеми особенностями книжного стиля и в то же время имеет ряд характерных черт, заслуживающих изучения.

Специфика научной речи определяется в значительной мере экстралингвистическими (внеязыковыми) факторами: основное назначение научных произведений — изложение полученных путем исследования данных, знакомство читателя с научной информацией. Это предопределяет монологический характер языка науки. Информативная функция данного стиля отражается и в жанровом его своеобразии: он представлен научной литературой (монографии, статьи, рефераты), а также учебной и справочной. Содержание и назначение этих видов литературы разнообразно, но их объединяет характер научного мышления: главнейшей формой его является понятие, а языковым выражением мышления служат суждения, умозаключения, следующие одно за другим в строгой логической последовательности. Это определяет такие черты научного стиля, как отвлеченность, обобщенность; в нем структурно выражена логичность изложения.

Отвлеченность и обобщенность речи проявляется, прежде всего, в лексике: почти каждое слово в научном тексте обозначает не конкретное, а общее понятие или абстрактное явление. Например: Береза хорошо переносит морозы, (слово береза здесь указывает на породу дерева, а не на единичный предмет, конкретное дерево). Интересно сопоставить употребление слова дуб в научной (первый пример) и художественной речи (второй пример).


I. Рост дуба продолжается очень долго, лет до 150—200 и больше. Дуб развивает очень мощную крону. Дуб — порода довольно теплолюбивая.

Дуб растет в разнообразных почвенных условиях. Дуб обладает большой теплопроизводительной (полезной) способностью (М.Ткаченко).

II. На краю дороги стоял дуб... Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанными, давно видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюже несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами (Л.Т.).
Как видим, в научном тексте речь идет не о конкретном дереве, а о дубе вообще, о любом дубе. В художественном тексте перед нами индивидуальное, конкретное дерево со своими неповторимыми признаками. И это не просто дерево, оно олицетворяется писателем, создавшим художественный образ: старый, сердитый и презрительный урод между улыбающимися березами4.

Если художественная речь подчеркивает в слове конкретное и образное, то научная — общее, абстрактное. Однако научная речь не только отбирает из языка слова с общим и отвлеченным значением. Она и изменяет значение общеупотребительных слов в соответствии со своими принципами. Так, у многих глаголов в научной речи ослабляется лексическое значение, его конкретный смысл стирается и обобщается. Такие глаголы превращаются в своеобразные связки, которые могут соединять любые понятия, оформляя различные научные сообщения. К ним относятся, например, глаголы служить, считаться, характеризовать и др.

Как заметил профессор Г.Я.Солганик, глагол составить, по словарю С.И.Ожегова, имеет семь значений: 1. Собрав, соединив, объединив что-н., образовать какое-н. целое. Составить фразу. Составить сборник. 2. Приставив, поставив рядом, соединить. Составить две лестницы... 3. Создать путем наблюдений, заключений (какое-н. мнение). Составить определенное мнение. Составить себе представление о чем-н. и т.д.

Однако в научной речи глагол составлять реализуется лишь в одном, самом широком и обобщенном значении: «образовать собой». Например:


Расход составляет 400 рублей.

Затраты труда составляют значительную долю стоимости товаров.

Внимание составляет важную долю умения.
Так происходит изменение, приспособление значения общеупотребительных слов к задачам научной речи.

Лексика научного стиля состоит из трех основных пластов: общеупотребительных слов (знание, работа, один, сто, изучать, сначала, по-прежнему и т.д.); общенаучных (исследование, экспериментальный, анализировать, формулировать, дистанционный, беспрецедентный и т.д.) и терминов (синтаксис, молекула, летальный исход, метастазы и т.д.). Отличительной чертой терминов является их точное определение (дефиниция). Терминологическая лексика составляет «ядро научного стиля», это наиболее существенный признак языка науки. Термины, обозначая строго научные понятия, образуют терминологическую систему той или иной науки, где близкие значения передаются соответствующими терминами. Например, лингвистические термины синоним, антоним, омоним, пароним объединяет греческий корень «onyma», обозначающий имя, наименование; в терминах омофон, омограф, омоформ элемент «ото» означает одинаковый и подчеркивает системность этих лексических явлений.

Как видим, системность терминов получает языковое выражение. Так, медицинские термины объединяются благодаря одинаковым суффиксам: суффикс -ит присущ терминам, обозначающим воспалительные процессы (бронхит, аппендицит, гайморит, радикулит), названия лекарств имеют также одинаковое суффиксальное оформление (пенициллин, синтомицин, олететрин).

Близки к терминам номенклатурные наименования, которые также употребительны в книжных стилях, и в научном в частности. Как замечает А.В. Барандеев в пособии «Основы научной терминологии» (М.: Мир книги, 1993), термины не следует смешивать с номенклатурными обозначениями, поскольку термины образуют терминологию — систему единых, однородных, взаимообусловленных элементов, а номенклатура — это собрание разнородных, внутренне не связанных элементов в пределах целого. Номенклатура (от лат. nomenclatura — перечень, роспись имен) — понятие более широкое, чем терминология, к номенклатуре должны относиться наименования таких понятий, предметность которых ярко выражена. Например, номенклатуру географии (точнее гидрографии) составят имена собственные — названия рек, ручьев, озер, болот, морей, океанов и т.п.; номенклатуру геологии — названия минералов; номенклатуру ботаники — названия растений. Номенклатура в экономике — это классифицированный перечень производимой продукции, то есть к номенклатуре логично отнести названия различных промышленных изделий, воспроизводимых по одному и тому же образцу в заданном количестве. Это, например, названия-марки токарных, фрезерных, строгальных станков; названия-модели пальто, плащей, костюмов; названия-марки автомобилей, телевизоров («Волга ГАЗ-3110», «Горизонт ТЦ-603»). Однако следует помнить, что обозначения типа автомобиль, телевизор — термины. Номенклатура не образует системы, поскольку обозначает единичное, конкретное. Для номенклатурного наименования нельзя построить дефиницию, она заменяется описанием.

Для научного стиля показательно употребление слов в их точных значениях (перенос названий здесь исключается), отказ от эмоционально-экспрессивной лексики (слов ласкательных, уменьшительных и т.п.), от сниженных, нелитературных слов. Весьма типичны для языка науки смысловая точность (однозначность) словоупотребления, отказ от образных выражений, некая сухость и строгость изложения. Впрочем, степень проявления этих черт может колебаться в зависимости от жанра, темы, ситуации общения, авторской индивидуальности и других факторов. Появление экспрессивных элементов может быть вызвано полемическим содержанием текста; филологические исследования в большей мере тяготеют к эмоциональной речи, чем исследования в области точных наук.

Лексические образные средства в научном стиле иногда используются, но весьма целенаправленно, например сравнения помогают объяснить то или иное явление (Прилив поднимает волны, подобные горам; Льдины стоят как высокие холмы). В научно-популярной литературе образность речи — явление привычное (Ель пошла под сень сосны густым сомкнутым строем; Сосна приютила первых поселенцев; Жизнерадостный вид подроста вселяет веру в успех эксперимента5).

Грамматический строй научного стиля также весьма своеобразен. Охарактеризуем его морфологические особенности. Речь научных сочинений носит, как правило, именной характер, что приводит к количественному преобладанию имен существительных, прилагательных перед глаголом и к употреблению разного рода отглагольных оборотов и слов. Например, употребление устойчивых оборотов речи с отглагольными существительными (использующихся как синонимичные глагольным формам): оказывать воздействие (воздействовать) на...; подвергаться анализу; делаться возбудителем и т.п. весьма характерно для научного стиля.

Среди существительных выделяются обозначения понятий признака, движения, состояния (слова на -ние, -ость, -ство, -ие, -ка). Употребляются отыменные прилагательные (на -ический, -ительный, -альный и др.), отглагольные существительные и существительные с сочетанием суффиксов. Распространены словосложение (биотоки, электротабло), калькирование, заимствование словообразовательных элементов — суффиксов, приставок (-изм, -ист, анти-, поли-). Причастия и существительные часто заменяют личные формы глагола и инфинитив (решить решение; формулировать формулировка); развита субстантивация причастий и прилагательных (свистящий, согласный).

Точность изложения требует употребления форм множественного числа у существительных с вещественным значением (легированные стали, смолы, топлива). Существительные в форме единственного числа часто выступают в обобщенном значении (Налим мечет икру в январе; Липа цветет в июне). Некоторые имена существительные, получив специальное значение, изменяют форму рода (манжет — кольцо для скрепления концов труб; клавиш — наконечник рычажка у некоторых механизмов; гарнитура (о шрифте) и т.п.).

В научной речи используются отыменные предлоги (в течение, в связи, в отношении к, в соответствии с), отглагольные существительные, нередко получающие терминологическое значение (зрительное утомление, управление предложное и беспредложное — в грамматике; бурение, ускорение).

Для научной речи характерно особое употребление некоторых глагольных категорий. Используются глаголы в настоящем времени, получающем в тексте «вневременное», признаковое значение (Хлорид медленно разлагается; Углерод составляет самую важную часть растения). Для научной речи характерны глагольные формы с ослабленными лексико-грамматическими значениями времени, лица, числа, о чем свидетельствует синонимия структур предложения. Сравним, например, такие параллели: перегонку производят перегонка производится; мы можем вывести заключение можно вывести заключение выводят заключение. Это явление находит свое отражение в синтаксисе — наличии своего рода опустошенных личных предложений, допускающих замену на безличные, и вообще их опущение (ср. синонимические выражения: Мы знаем, что не существует метода... Известно, что не существует метода... Не существует метода...).

В научной литературе, особенно в такой, где применяются математические методы, форма будущего времени, по существу, лишена своего обычного грамматического значения и грамматически ослаблена (будет = есть, является). Разделим х на у (ср.: Делим х на у); Число выстрелов будет случайной величиной (является случайной величиной).

Отвлеченность и обобщенность научного стиля проявляются и в особенностях употребления категории вида глагола в значении видовых форм. Здесь широко употребительны формы несовершенного вида как сравнительно более отвлеченно-обобщенные по значению, чем формы совершенного вида. Характерно, что и те сравнительно немногие глаголы совершенного вида, которые встречаются в научной речи, часто используются здесь в устойчивых повторяющихся оборотах в форме будущего времени, синонимического настоящему вневременному; отсюда — ослабленность и видового значения: докажем, что...; рассмотрим...; уравнение примет вид и т.д. В большинстве этих случаев возможна замена формой несовершенного вида, что реально и наблюдается в научных текстах.

Большее, чем в других стилях, число глаголов несовершенного вида лишено парных глаголов совершенного вида: Кислота разъедает..., ...Металлы легко режутся, Вода разваривает овощи и т.п. Это обусловлено качественным значением глаголов.

Употребление лица глаголов и личных местоимений обнаруживает ту же закономерность: для научной речи характерно преобладание наиболее отвлеченно-обобщенных по своему значению единиц. Так, практически не используются формы 2-го лица и местоимения ты, вы, как наиболее конкретные; ничтожен процент форм 1-го лица ед.числа. В подавляющем большинстве случаев используются наиболее отвлеченные по значению формы 3-го лица и местоимения он, она, оно. Но еще показательнее особенности употребления этих языковых единиц. Помимо известного так называемого авторского мы, употребляющегося «для скромности» и ради объективности изложения (как мы показали; мы исследовали...), местоимение мы вместе с личной формой глагола очень часто выражает значения разной степени и характера отвлеченно-обобщенности. К ним относится «мы совокупности» и аудитория; мы с вами): Если мы исключим..., то получим...; Мы приходим к результату...; Мы можем заключить... Характерно, что во всех этих случаях наряду с возможной подстановкой «мы с вами» не менее вероятным окажется пропуск местоимения при замене личной конструкции безличной или инфинитивной: можно прийти к результату; можно заключить; если исключить; если обозначить и т.д. Таким образом, значение лица оказывается весьма ослабленным, неопределенным, а следовательно, более чем обычно отвлеченным.

Очень часто в научной речи глаголы используются в неопределенно-личном значении, близком к обобщенно-личному; во многом это зависит от семантики глаголов. В .этом случае деятелем может мыслиться любой, всякий, каждый, или же он совершенно неконкретен и неизвестен и даже вообще не может предполагаться (исходя из значения глагола): За такие активные центры принимаются атомы; Законы обыкновенно формулируются...; Бром получают подобно хлору.

Отвлеченность и обобщенность научной речи выражаются в повышенной употребительности слов среднего рода. Это существительные с абстрактным значением: движение, количество, явление, отношение, действие, свойство, образование, изменение, распределение, состояние, влияние, значение, определение и т.д. Среди существительных мужского и женского рода большое место принадлежит абстрактной лексике: случай, опыт, процесс, вопрос, объем, характер, период, опыт, метод, результат и др.;


Каталог: static -> doc -> 0000 -> 0000
0000 -> Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей
0000 -> I. Пояснительная записка Рабочая программа составлена на основе федерального государственного стандарта
0000 -> Мартин Хайдеггер
0000 -> Программа развития «Развитие российской социокультурной идентичности школьников» на 2010 2015 г
0000 -> Формирование здорового образа жизни Здоровый образ жизни
0000 -> Проблема языка в античной философии
0000 -> Академия Самопознания «Тропа Троя нова»
0000 -> Ф56 Ф56 Философия науки в информационном обществе: Актуальные проблемы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   94


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница