Русская Атлантида



Скачать 483.97 Kb.
страница2/6
Дата30.07.2018
Размер483.97 Kb.
1   2   3   4   5   6

14 сентября 1910 года, при решающем содействии Св. Государя Императора Николая Александровича и Вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, во Владивостоке было открыто Благотворительное Камчатское Братство, а вскоре его отделения в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве и других городах Российской империи. В предреволюционные годы на средства, пожертвованные Братству, на Камчатке были построены десятки церквей, часовен, школ, приютов, больниц, лепрозориев и амбулаторий.

Действенную материальную помощь Братству оказывала царская семья. Были подарены церковь, утварь, денежные средства, даны льготы по перевозке грузов. Трогательную заботу проявляли Свв. Императрица Александра Феодоровна и ее дочери Ольга, Татиана, Мария и Анастасия, связавшие своими руками несколько шерстяных платьев для взрослых и детей Камчатки. По высочайшему повелению официальным Покровителем Братства с 1911 г. стал Св. Цесаревич Алексей Николаевич. Об этой царской милости владыка Нестор помнил всю свою жизнь и пытался отплатить добром за добро.


После революций владыка Нестор был в числе тех нескольких Иерархов Церкви, которые не смогли смириться с насильственным отречением, арестом и ссылкой Государя и членов Его семьи. В конце 1917 – начале 1918 гг. епископ Нестор стал идейным вдохновителем и организатором единственной непритворной попытки спасения Царской семьи. На сей счет, в последние годы появились убедительные документальные подтверждения. Попытка оказалась неудачной, поскольку в сложную цепь этой хорошо задуманной операции прокрался провокатор. Сам Владыка в своих воспоминаниях об этом никогда не писал, а в частных беседах ограничивался лаконичным: «Было – не получилось».

В начале сентября 1918 г. по благословению Св. Патриарха Тихона владыка Нестор выехал из Москвы, где он участвовал в заседаниях Поместного собора. Только через пять месяцев, через Киев и Одессу, ему с большим трудом удалось добраться в Крым. Там находились пережившие трудные времена и чудом оставшиеся в живых некоторые члены Императорской фамилии и близкие к ним люди: Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна и ее дочери Ксения Александровна с мужем Александром Михайловичем и шестью детьми (Андреем, Никитой, Ростиславом, Федором, Дмитрием, Василием) и Ольга Александровна с мужем полковником Н. А. Куликовским и маленьким сыном Тихоном. Был там и Великий князь Николай Николаевич с супругой Анастасией Николаевной, а также князь Петр Николаевич с супругой Милицей Николаевной и детьми Романом и Мариной. Около трех месяцев епископ Нестор был духовником Вдовствующей Императрицы, Великого князя и их близких. Вместе с ними на английском крейсере «Мальборо» ему удалось, буквально за несколько часов до занятия Крыма красными, отплыть в Константинополь.

Не оставлял владыка Нестор своего духовного попечения Семьи Романовых и в последующий период. В 30-е годы, во время поездок из Харбина в Европу, Владыка Нестор встречался со многими представителями поверженного Дома Романовых, испытывавших в те годы немалые житейские трудности. Сердечно принимали Владыку Великая Княгиня Ксения Александровна (сестра Государя Мученика) и ее сын Князь Никита Александрович, Великий Князь Кирилл Владимирович, Великая Княгиня Мария Павловна и другие.

В дореволюционные годы деятельно помогала Камчатскому Братству Св. Преподобномученица Великая Княгиня Елисавета Феодоровна (сестра Государыни Александры Феодоровны, вдова убитого революционерами Великого князя Сергея Александровича). Как знак высокого доверия следует рассматривать ее решение пригласить находившегося проездом в Москве молодого камчатского миссионера о. Нестора для участия в освящении одного из храмов руководимой ею Марфо-Мариинской Обители. Это событие запечатлено на нескольких сохранившихся фотоснимках.

В ночь на 18 февраля 1918 г. епископ Нестор был арестован большевиками за написание разоблачительной брошюры «Расстрел Московского Кремля». Не скрывая тревоги, Елисавета Феодоровна постоянно интересовалось судьбой арестованного Владыки. 12/25 марта 1918 г. в ее присутствии в Покровском соборе Марфо-Мариинской Обители был отслужен молебен «об освобождении от уз» епископа Нестора.

Всем известна трагическая судьба Преподобномученицы Елисаветы Феодоровны и других Алапаевских Мучеников, зверски убитых 5 (18) июля 1918 г. Летом 1919 г. тела мучеников были перевезены в Читинский Богородицкий женский монастырь.

Опубликовано свидетельство (Монахиня Сергия (Клименко). Минувшее развертывает свиток …//Благо. 1998. С. 109-110.), которое верующие люди рассматривают как чудесное проявление Провидения Божьего. Осенью 1919 г. или в самом начале 1920 г. владыка Нестор находился в Чите, где совершил литургию в соборе Богородицкого монастыря. Сведения о том, что в этом храме под спудом, погребены тела Алапаевских Мучеников, держались в глубокой тайне. Даже владыке Нестору об этом сразу не сообщили. Во время совершения Малого входа, как и полагается по Чинопоследованию Божественной Литургии, все священ­нослужители вышли из алтаря на середину храма с Евангелием, свечами, дикирием, трикирием, рипидами. Епископ Нестор стоял посредине храма на приго­товленном для него возвышении. В это время Владыка увидел, как из левого придела, живая, выходит Елиса­вета Феодоровна, молится пред алтарем и подходит к нему. Он ее благословляет. Все перегля­дываются. Кого он благословляет? Пустое место? Никто ничего не видит. «Владыка, Малый вход!» Но владыка Нестор никого не слышит. Радостный, сия­ющий, он входит в алтарь. В конце обедни говорит настоятелю: «Что же ты скрываешь? Елисавета Феодо­ровна жива! Все неправда!» Тогда настоятель запла­кал: «Какой там жива! Она лежит под спудом. Там восемь гробов». Но Владыка не верит: «Я видел ее живую...». Это чудесное явление глубоко поразило Владыку. До 1945 г. он на Соборной площади Харбина, привселюдно, а после – тайно совершал ежегодно 17 июля панихиду по убиенной в Ектеринбурге Царской Семье и Алапаевским Мученикам. В 1948 г. это обстоятельство, как и сам факт строительство Часовни-Памятника, послужили, среди прочего, основанием для обвинения владыки Нестора в антисоветской деятельности и заключения его в сталинские лагеря.

Югославский король Александр почти не известен русскому читателю. Имя его долгие годы, даже в самой Югославии, замалчивалось, а значение его благородной деятельности умышленно приуменьшалось.

Его Королевское Величество Александр I Карагеоргиевич родился 16 декабря 1888 г. Крестник Императора Александра III Миротворца, названный сын Царя Мученика Николая II. Он был воспитанником Петербургского Пажеского корпуса, как русский говорил по-русски и любил Россию. Во время балканских освободительных войн командовал армией сербов, а в Первой мировой войне был Главнокомандующим сербской армии. С 1921 г. - король Королевства сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. Королевство Югославия), прозванный за мудрую внутреннюю политику «Объединителем».

Октябрьскую революцию и исход многих достойных людей России в эмиграцию король Александр воспринял как личную трагедию. Благодаря его усилиям десятки тысяч русских беженцев получили не только приют в королевстве, но и были приравнены в правах к югославским гражданам. Русские офицеры принимались в армию, казаки, - в пограничную стражу, инженеры приглашались для работы в промышленности и строительстве. Были созданы десятки русских школ и кадетский корпус. Много выходцев из России окончили Белградский университет, среди преподавателей которого также были наши соотечественники. Ежегодно проводились Дни русской культуры, проходили выставки русских художников, съезды писателей, издавались русские газеты. В Сремских Карловцах получил убежище Заграничный Синод Русской Православной церкви, ставший на многие годы Духовным Центром всей русской эмиграции. В этой благородной деятельности королю активно помогали премьер-министр Никола Пашич и Сербские Патриархи Димитрий и его преемник Варнава.

В 1934 году король Александр отправился во Францию для заключения договора о союзе. 9 октября 1934 г. вместе с министром иностранных дел Франции Л. Барту он был убит в г. Марселе агентами хорватской националистической организации (усташами).

Убийство короля Александра глубоко потрясло российскую эмиграцию. Многие находили явные параллели между трагическими судьбами короля Александра и его названного отца – Императора Всероссийского Николая II. Именно тогда у владыки Нестора родилась мысль о необходимости совместного почитания Венценосных мучеников и строительства Часовни-Памятника в Харбине.

Эту идею поддержал Н. К. Рерих, также глубоко почитавший Императора Николая II и Короля Александра. Он стал автором первого проекта часовни. Проект, однако, не был осуществлен и не сохранился. Дадим краткое пояснение причин этого.

Н. К. Рерих прибыл в Харбин в конце мая 1934 г. и был восторженно принят всеми слоями харбинского общества. Попали под обаяние личности Николая Константиновича и харбинские иерархи. Был запланирован ряд начинаний с участием Н. К. Рериха, которым, однако, не суждено было сбыться.

В середине ноября 1934 г. началась массированная атака на Рериха харбинских газет «Хар­бинское Время», «Возрождение Азии» и «Наш Путь». В его адрес выдвигались тяжкие обвинения в деятельности, противоречащей учению Православной Церкви. Газетная кампания продолжалась (с перерывами) до середины 1935 г., а отголоски ее ощущались даже в конце 1938 г.

Не будем судить о достоверности этих обвинений, о которых до настоящего времени существуют полярные точки зрения и идут жаркие споры. Так или иначе, но с конца 1934 г. - начала 1935 г. большинство харбинцев отшатнулось от Рериха, в том числе и архиереи. О строительстве часовни по проекту Н. К. Рериха не могло быть и речи. Разработка проекта была поручена харбинскому епархиальному архитектору М. М. Осколкову.

Строительство Часовни-Памятника осуществлялось небывало высокими темпами. Всего несколько месяцев оказалось достаточным, чтобы всколыхнуть российскую эмиграцию во всех странах рассеяния и сформировать Строительный Комитет. Душой всего предприятия был архиепископ Нестор. Именно благодаря его авторитету, энергии и настойчивости почетными членами Строительного Комитета согласились стать выдающиеся деятели эмиграции, откликнулись меценаты и многие жертвователи, проживавшие в Маньчжурии, Китае, Югославии, Чехословакии, Англии, Франции, Германии, Японии и США.

Как следует из приведенного в брошюре финансового отчета, на строительство часовни было собрана и израсходована сравнительно небольшая сумма – чуть более шести тысяч гоби. Из таблицы видно, что денежные средства были истрачены главным образом на строительные материалы, оборудование и оплату наемных рабочих. Основные работы по проектированию, а также внутреннему и наружному оформлению часовни выполнялись безвозмездно.

Однако заслуга владыки Нестора в строительстве Часовни-Памятника была не только и не столько в том, что были собраны необходимые средства. Ему удалось объединить в едином порыве очень разных людей, представлявших самые различные слои погрязшей в распрях русской эмиграции. Вокруг благородной идеи собрались люди, которые в повседневной жизни были не только друзьями, единомышленниками или союзниками, но и являлись подчас соперниками, противниками и даже врагами.

Основными жертвователями были тысячи безымянных простых людей, внесших свою трудовую копейку на благое дело во время тарелочных сборов в церквах и на специальных собраниях.

Поражают приведенные в брошюре списки почетных и рядовых членов Строительного Комитета, а также всех тех, кто оказал ценную помощь делу построения Памятника-Часовни. Среди них царствующие особы, политические деятели, военные, представители высшей аристократии, дворянства, казачества, купечества, мещанства и крестьянства. Вместе с тем, весьма показательным является отсутствие в списках представителей нераскаявшихся левой и либеральной частей эмиграции.

Разнообразен и национальный состав жертвователей и благотворителей. Среди них великороссы, белорусы, украинцы, армяне, грузины, немцы, швейцарцы, поляки, сербы, чехи, евреи, греки, татары, китайцы, корейцы и японцы.

Активную поддержку начинанию оказали лидеры русской эмиграции на Дальнем Востоке Николай Львович Гондатти, атаман Григорий Михайлович Семенов, генералы Алексей Проклович Бакшеев и Вениамин Вениаминович Рычков.

Политические деятели и дипломаты представлены в списке именами: доктора Карела Петровича Крамаржа - «отца русской эмиграции», бывшего в 1918 – 1919 гг. главой правительства Чехословакии; Корэкиё Такахаси - министра финансов Японии, экс-премьер-министра «Страны Восходящего Солнца»; Василия Николаевича Штрандмана - благодетеля эмиграции, бывшего русского посланника в Югославии; Алексея Александровича Татаринова - французского консула в Циндао, бывшего военного атташе России в Пекине.

Список в изобилии содержит имена высоких иерархов, клириков и мирян, принадлежавших к разным ветвям Русского Православия, (в ХХ веке, увы, расколотого по Божьему попущению), а также Сербской Православной Церкви.

Наиболее полно представлен Зарубежный Синод в лице Первоиерарха митрополита Антония (Храповицкого) и его преемника митрополита Анастасия (Грибановского), Членов Синода владык Гермогена (Максимова), Феофана (Гаврилова), Тихона (Лященко), Виталия (Максименко), а также всех архиереев, находившихся в Китае и Маньчжурии - Мелетия (Заборовского), Нестора (Анисимова), Виктора (Святина), Иоанна (Максимовича), Димитрия (Вознесенского) и Ювеналия (Килина).

Представлена Американская Православная Церковь в лице ее Главы митрополита Феофила (Пашковского) и даже Московская Патриархия - в особе признававшего ее юрисдикцию митрополита Японского Сергия (Тихомирова).

Способствовали строительству часовни многие лица, входившие в состав близкого окружения митрополита Антония. Среди них митрополичий келейник архимандрит Феодосий (Мельник), влиятельнейшие граф Юрий Павлович Граббе (позже протопресвитер, а с 1979 г. епископ с именем Григорий) и Николай Павлович Рклицкий (позже архиепископ Никон), первый настоятель Св.-Троицкого собора в Белграде протоиерей о. Петр Беловидов, известный православный писатель Владислав Альбинович Маевский и другие.

Особенно примечательно наличие в списке имени студента Белградского Университета Владимира Михайловича Родзянко, также близкого к окружению митрополита Антония. Это внук последнего председателя Государственной Думы, в 1917 г. столь много «посодействовавшего» принятию Государем решения об отречении от престола, а затем искренне сожалевшего об этом. Владыка Нестор лично знал и благословлял благие начинания Владимира Михайловича по сохранению единства Церкви и был даже крестным отцом его сына. Живя в Англии и приняв священнический сан, В. М. Родзянко получил широчайшую известность как многолетний ведущий религиозных передач на волнах русской редакции радиостанции «Би-Би-Си». Позже принял монашество с именем Василий. Скончался в сане епископа.

Вошли в состав Почетных членов Строительного Комитета и выдающиеся представители Сербской Православной Церкви: покровитель, защитник и благодетель русской эмиграции Святейший Патриарх Варнава (Росич) и его «правая рука» митрополит Иосиф (Цвийович), а также исповедники митрополит Досифей (Васич) и епископ Николай (Велимирович), причисленные недавно к Лику Святых.

Важным, с точки зрения их высокого научного и нравственного авторитета, было участие в деле строительства Часовни-Памятника интеллигенции. Это профессора харбинских высших учебных заведений Г. К. Гинс, К. И. Зайцев, Н. И. Никифоров, Н. Е. Эсперов и видные школьные педагоги: Владимир Михайлович Анастасьев, директор Харбинской женской гимназии М. А. Оксаковской, инспектор Департамента народного просвещения; Василий Савельевич Фролов, директор харбинской гимназии им. Ф. М. Достоевского, а позднее гимназии в Дайрене. Не остались в стороне наиболее уважаемые в Харбине медики – Николай Павлович Голубев, Самуил Исаакович Тарновский, Всеволод Владимирович Кожевников, К. С. Оглоблина, Н. Ф. и П. Ф. Орловы, В. К. Степанек, А. И. Сунгуров и др.

Помогали и известные харбинские благотворительницы - княгиня Л. В. Голицина и наместница Богородице-Владимирской обители игумения Руфина (Кокорева).

Существенным в процессе строительства Часовни-Памятника был финансовый вклад в общее дело самых состоятельных представителей деловых кругов Харбина и русской колонии в Китае.

Прежде всего это видные промышленники, предприниматели, администраторы и банкиры: Дмитрий Матвеевич Воронцов с супругой Екатериной Петровной и братом Михаилом (кстати, ближайшие соседи владыки Нестора по ул. Батальонной в Модягоу); Иван Васильевич Кулаев, известный русский купец, меценат и создатель знаменитого в эмиграции, поныне действующего, благотворительного «фонда Кулаева», уехавший в конце 20-х годов в США, однако и оттуда продолжавший поддерживать харбинский «Дом Милосердия»; крупнейший предприниматель Семен Федорович Ганин; строительные подрядчики, владельцы харбинских топливных складов Павел Степанович и Флор Степанович Маркизовы; владельцы транспортной фирмы Бринеры: Леонид Юльевич с супругой Еленой Михайловной и Борис Юльевич с супругой Екатериной Ивановной (ур. Корнаковой), бывшей актрисой МХАТа; Семен Леонтьевич и Соломон Леонтьевич Скидельские, наследники капиталов и предприятий крупнейшего предпринимателя Дальнего Востока России и Маньчжурии Леонтия Соломоновича Скидельского (Хайма-Лейбы Шимановича); владелец дровяного склада Петр Гаврилович Державин; крупные домовладельцы Ивлиан Леванович Хаиндров и Евгений Зенонович Комар; бывший председатель Правления Добровольного флота К. В. Компанион; директор фанерного завода фирмы «Лиддел» Михаил Александрович Гинце и другие.

Среди жертвователей представители торгового капитала: чаеторговцы и крупнейшие благотворители Илья Федорович и Ираида Петровна Чистяковы, Елизавета Николаевна Литвинова, вдова известного купца и мецената Семена Васильевича Литвинова; Иван Цхомелидзе (магазин «Цхомелидзе-Микотадзе» на углу улиц Китайской и Саманной, торговавший копченостями и кондитерскими изделиями); Михаил Иванович Шитухин (магазин «Товарооборот» на ул. Мостовой, торговавший валенками, кожанками и тулупами); Н. Г. Ипсиланти (магазин восточных сладостей – халва, буза, баклава); К. Ю. и А. К. Лейтловы (гастрономические магазины на Пристани и в Модягоу - потрясающий вкус знаменитой вареной «лейтловской» колбасы до сих пор не забыли многие бывшие харбинцы); владелец аптек Федор Николаевич Зимин; президент Торговой фирмы «И. Я. Чурин и Ко» Н. А. Касьянов и другие.

Были и коллективные пожертвования, например, от сотрудников фирмы «Лион», полицейских станции Хан-чин-тун, охранников концессии «Кондо» ст. «Яблоня» и др.

Нельзя не упомянуть имена ближайших сотрудников владыки Нестора по «Дому Милосердия», принявших на себя основной груз безвозмездной технической работы по сбору средств, строительству и украшению Часовни - настоятеля Св.-Скорбященской церкви протоиерея о. Иоанна Тростянского, игумена Николая (Гиббса), бывшего воспитателя Цесаревича Алексея Николаевича, а также игумена о. Нафанаила (кн. Львова), иеромонаха о. Мефодия (Савелова-Иогеля), протодиакона о. Петра Задорожного, замечательную иконописицу инокиню Олимпиаду (Болотову), Сергея Григорьевича Жалнина, Кирилла Александровича Караулова.

По-разному сложится дальнейшая судьба этих людей. Некоторые из них вскоре «непостыдно и мирно» покинут этот мир. Остальным, с началом Второй мировой войны, придется пережить разделение на «оборонцев» и «пораженцев». Часть пройдет суровое испытание гитлеровскими или сталинскими лагерями. Некоторые там и погибнут. Часть будет казнена за реальные или мнимые прегрешения перед воюющими державами. Одни будут обесславлены в глазах грядущих поколений, другие – прославлены в Лике Святых.

В 1936 г. брошюра владыки Нестора оказалась в Югославии и была прочитана при дворе следующего монарха, вступившего на югославский престол. В знак признательности за память о его отце Александре Король Петр II Карагеоргиевич пожаловал архиепископу Нестору высшую гражданскую награду Югославии орден Св. Саввы I степени, а автору проекта Часовни-Памятника М. М. Осколкову и руководителю строительства К. А. Караулову орден Св. Саввы II степени. Обладателям первых двух степеней этого ордена жаловалось потомственное югославское дворянство.

Итак, брошюра архиепископа Нестора вновь ожидает своих читателей. При сборе материалов для ее переиздания мы широко пользовались публикациями наших земляков-харбинцев и материалами сети Интернет, одно перечисление которых заняло бы слишком много места. В этой работе мы опирались также на помощь многих бывших земляков и людей живо интересующихся историей русской эмиграции в Маньчжурии

Глубокая признательность за помощь в сборе материалов воспитаннице «Дома Милосердия» известной иконописице, участвовавшей в росписи Часовни-Памятника, Наталии Сергеевне Якимовой (г. Тула), бывшему иподиакону владыки Нестора в 1944 - 48 гг., выдающемуся российскому генетику, академику РАМН, д. б. н., проф., Владимиру Ильичу Иванову, за ценные сведения и замечания (г. Москва), Владимиру Владимировичу Шкуркину, предоставившему нам материалы из уникального Дальневосточного архива своего деда П. В. Шкуркина (г. Сан-Пабло, Калифорния, США), настоятелю Свято-Троицкого храма русской православной церкви Московского Патриархата священнику о. Игорю Филяновскому, подарившему нам свою замечательную книгу “Держись мира и сотвори любовь”. (Очерки из истории православного миссионерства XIX – нач. XX века) (Мельбурн, Австралия), Леониду Павловичу Маркизову, приславшему нам свою новую книгу «До и после 1945. Глазами очевидца» (г. Сыктывкар), Татьяне Васильевне Пищиковой (г. Калуга), Галине Игнатьевне Кучиной (Суховой) и ее дочери Марине Толмачевой (Мельбурн, Австралия), Татьяне Витальевне Жилевич, приславшей свою уникальную книгу «В память об усопших в земле маньчжурской и харбинцах» (Мельбурн, Австралия), страннице Зое Камчатской (Зоя Дмитриевна Астахова), а также Евгении Карловне Коростелевой (Крупка) (г. Львов).

Огромная благодарность бывшей харбинке Ольге Аникеенко (г. Мельбурн, Австралия), приславшей ксерокопию юбилейного альбома «Дом Милосердия», часть фотографий из которого помещены в настоящем издании. Ее мама Калерия Семеновна Балашова (Дикарева), ныне проживающая в г. Сидней, и тетя Капитолина Семеновна Венглинская (Дикарева) (1919-1999), были воспитанницами «Дома Милосердия» - ученицами матушки Олимпиады (Болотовой). Авторы очень признательны Вике Стаценко, Н. и К. Суворовым (г. Сидней) и Оле Сумароковой (г. Владивосток), оказавшим большую помощь в поиске фотографий. Фотография Иконостаса находится в архиве Н. И К. Суворовых.

Благодарим редакцию журнала «Русская Атлантида» за постоянное внимание и помощь в работе, и, прежде всего, Надежду Глебовну и Глеба Борисовича Разжигаевых.

Отдельного упоминания и благодарности заслуживает известный специалист в области архитектуры Маньчжурии, кандидат архитектуры, доцент Светлана Сергеевна Левошко (г. Хабаровск), разыскавшая в фондах Хабаровского Краевого Госархива публикуемую брошюру владыки Нестора.




Каталог: localchurch


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница