Рудольф штайнер



страница1/17
Дата26.04.2018
Размер1.01 Mb.
ТипЛекции
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

РУДОЛЬФ ШТАЙНЕР

ВНУТРЕННЕЕ СУЩЕСТВО ЧЕЛОВЕКА И ЖИЗНЬ МЕЖДУ СМЕРТЬЮ И НОВЫМ РОЖДЕНИЕМ

Шесть лекций, прочитанных в Вене с 9-го по 14-е апреля 1914 года



Цикл 32-й

Библиотечный №153

http://www.anthroposophy.ru/index.php?go=Files&in=view&id=21


Первая лекция

Вена, 9 апреля 1914 г

Лекции эти должны показать ту тесную связь, которая существует между внутренней жизнью человека и его жизнью в период от смерти до нового рождения.

Если рассматривать внутреннюю человеческую жизнь абстрактно, то она проявляется в трех формах: в форме мышления, чувствования и воления. Для полноты необходимо, однако, принять во внимание еще и четвертую форму. К внутренней жизни принадлежит еще и то, что человек получает от простого чувственного восприятия. Мы ведь не только пропускаем перед своим сознанием цвета и звуки, восприятия теплоты и т.п., но воспринимаем эти впечатления и делаем их своими восприятиями. И то обстоятельство, что мы можем вспоминать эти восприятия, что мы можем их сохранять, доказывает, что жизнь чувствований и восприятий, которая приводит нас в соприкосновение с внешним миром, принадлежит нашей внутренней жизни. Итак, мы должны сказать: к нашей внутренней жизни мы должны причислить восприятие внешнего мира, поскольку мы именно его в самом процессе восприятия превращаем во внутреннее.

Мы должны далее считать, что мир мыслей, при помощи которого мы приобретаем познания о близлежащем, а в науке и о лежащем вдали, что этот мир мыслей, еще в большей степени, чем восприятия, превращает внешний мир в наш внутренний мир. Мы ведь живем не только в наших восприятиях, мы размышляем над ними и сознаем, что размышлением можем узнать кое-что из тайн воспринятого.

Мы должны далее причислить к нашей внутренней жизни наши чувства, и то обстоятельство, что мы можем чувствовать вещи, что мы можем радоваться окружающему, это является ведь основой нашего истинного человеческого существования, это ведь и есть то, что в известном отношении составляет все наше счастье и наше горе.

И если коснуться четвертого — воления, то оно делает нас ценными для этого мира, оно ставит нас в такие отношения к миру, что мы живем с чувствами и познанием не только для самого себя, но можем оказывать обратное воздействие на мир. То, что человек хочет, может хотеть и что из хотения выливается в действие, это составляет его ценность в мире. Воление делает человека составляющим членом мира, и в качестве составляющего члена, изливается при этом в мир внутренняя жизнь человека.

Таким образом все богатство, каким располагает человек в качестве душевного существа, выражается в этих четырех областях: восприятии, мышлении, чувствовании и волении. Если глубже поразмыслить над этими четырьмя внутренними сферами человеческой душевной природы, то обнаружится разница между отдельными парами этой четырехчленной человеческой сущности. При помощи восприятия мы стоим непосредственно в известном отношении к внешнему миру. Через восприятие мы превращаем внешний мир в наш внутренний мир. Но у нас такое чувство, что нам надлежит так поставить его, чтобы оно давало нам верные картины внешнего мира. И каждое заболевание нашей жизни восприятий и чувствований, каждое заболевание наших чувств делает нашу внутреннюю жизнь беднее; мы становимся беднее в том, что в нас может влиться из внешнего мира.

И переходя от восприятий к мышлению, мы заметим, что нам недостаточно, когда это мышление происходит в самом себе; мысли имеют ценность, поскольку они в нас воспроизводят нечто объективное, находящееся вне нас, нечто из внешнего мира.

Если мы далее перейдем к нашему чувству, то найдем, что жизнь чувств стоит гораздо теснее в связи с нашим непосредственным внутренним бытием, чем мышление и восприятие. Мы должны понимать, что мы сперва сами чисто внешне должны развиться на физическом плане, если хотим чувствовать верным образом некоторые тонкости внешнего мира. Если у нас есть какая-либо мысль и мы считаем ее истинной, то мы говорим: она должна иметь значение для всех людей, и если мы только найдем настоящие слова, для ее выражения, то получим возможность убедить в этой мысли и остальных людей. Но это не относится к сфере наших чувств. Если же мы стоим перед каким-либо явлением природы или, скажем, перед созданным человеком произведением искусства и предоставляем своим чувствам свободно развиваться, то нам прекрасно известно, что наша человеческая природа сама по себе не даст нам возможности целиком исчерпать все то, что перед нами выступает. Мы можем встретить совершенно тупым восприятием какое-либо музыкальное произведение или живописную картину, потому что наше чувство не будет настолько воспитано, чтобы воспринимать все ее тонкости. И развивая далее эту мысль, мы найдем, что эта жизнь чувств является чем-то чрезвычайно внутренним, и что мы это внутреннее переживание не можем тотчас в мыслях передать другим людям. В нашей жизни чувств, мы при всех обстоятельствах, в известном смысле одиноки. Но вместе с тем мы знаем, что эта жизнь чувства является источником особого внутреннего богатства, внутреннего развития и именно благодаря тому, что она предстает нам как нечто столь субъективное, что не может непосредственно излиться в объективное в таком виде, в каком она живет внутри человека.

То же самое мы должны сказать и относительно воли. Люди чрезвычайно различны в отношении воления и в отношении того, что из нашего воления может излиться в действия. Хотя наши чувства мы развиваем в себе каждый в отдельности, но мы все же можем найти людей, которые в своих чувствах созвучны нам. Двух же волении, направляющихся на один и тот же объект двумя людьми, желающих в один и тот же момент времени совершить одно и то же практически не бывает. Воления не могут слиться в одном единственном объекте. Даже если мы с кем-нибудь производили одну работу, то он делает одну половину работы, а мы делаем другую ее половину. Нашим волением мы так поставлены в мире, что каждый является, благодаря своему волению, особой индивидуальностью. Таким образом, воля представляет совершенно индивидуальную ценность человека и является, с этой точки зрения, самым внутренним.



Из этого вытекает, что восприятие и мысль являются более внешними во внутренней жизни человека, а чувство и воля составляют настоящее внутреннее. Но есть и еще одно различие между этими четырьмя сферами человеческой душевной жизни. Нашим восприятием мы воспринимаем мир, но лишь с одной какой-либо точки зрения. Как мал тот отрезок мира, который мы, при помощи нашего восприятия, можем сделать нашей внутренней жизнью. А при помощи наших мыслей мы можем проникнуть дальше, но тоже не очень далеко. Короче: у нас такое чувство: при помощи восприятий и мыслей мы можем проникнуть и овладеть лишь малой частью этого мира. Иначе обстоит дело с чувствованием. Мы можем сказать себе: сколько возможностей чувствования, переживания, счастья и страдания заключается во мне самом! Сколь много мог бы я извлечь из глубины моей души! И если бы я это извлек из глубины своей души, насколько тоньше и выше чувствовал бы я предметы мира. Так же обстоит дело и с нашей волей.

Итак, при помощи восприятия и мышления мы можем принять в нашу внутреннюю жизнь только часть внешнего мира, что касается нашего чувства и нашей воли, то мы можем извлечь лишь часть того, что покоится в глубоких недрах нашей души. Итак, с одной стороны стоят восприятие и мышление, а с другой стороны чувствование и воление.

Еще более сильный свет бросает на эти четыре сферы нашей внутренней жизни эзотерическое мышление.

Вы знаете, что во время сна связь нашего астрального тела и “Я”, с одной стороны, и нашего эфирного и физического тела, с другой стороны, несколько иная, чем при дневном бодрствовании. Как известно, ночью из всей сферы орудий сознания выключены астральное тело и “Я”. И вот, если при помощи эзотерических упражнений, человек так укрепит свою душу, что он в своей духовно-душевной сущности становится духовно познающим и воспринимающим, если он действительно переживает духовно-душевное, как свое человеческое внетелесное, — тогда для него обнаруживается новый мир, окружающий его духовный мир. Этот духовный мир не всегда один и тот же. Человек может быть в положении духовного исследователя в различные времена и различным образом. И на то, что человек духовно видит, всегда оказывает влияние его намерение, собственно не разумное намерение, но покоящееся во всей его душевной жизни бессознательно-инстинктивное намерение увидеть, узнать что-либо определенное. Положим, что человек выходит из своего тела, чтобы установить отношение к какому-либо умершему человеку тогда это его намерение оказывает влияние на все духовное поле его сознания. Он как бы не видит всего того, что не принадлежит к этому намерению. Он направляется к умершему и его судьбе, чтобы узнать, то что он намеревался узнать. Весь остальной духовный мир остается вне его сферы внимания. Отсюда ясно, почему описания духовного мира данные отдельными ясновидящими столь отличаются друг от друга.

И вот я опишу сегодня, что увидит ясновидческое сознание, если направляется в духовный мир с намерением познать внутреннюю человеческую жизнь, — то есть четыре сферы душевной жизни — восприятие, мышление, чувствование и воление.



Первое, что тогда выступает перед ясновидческим сознанием, это полный переворот всего мировоззрения. Пока мы в теле, мы смотрим вокруг при помощи чувств, думаем при помощи рассудка. Мы видим мир и в одной точке мира видим самих себя, как самое малое сравнительно с великим миром. Когда ясновидческое сознание начинает действовать вне тела, это соотношение прямо-таки переворачивается. Мир, который обычно простирается перед нашими чувствами, о котором мы размышляем при помощи связанного с мозгом рассудка, этот мир исчезает из поля нашего зрения, из нашего восприятия. Но вместе с тем ощущаешь себя как бы излитым в этот мир, находящимся в этом мире, наполняющем до известной границы все пространство. То, что прежде было внешним миром, теперь становится внутренним миром. Это не значит, что прежний внешний мир теперь переноситься во внутрь, но появляется чувство, что он сделался внутренним миром, что ты живешь в пространстве, в котором прежде распространялись восприятия твоих чувств. И это маленькое существо, которое прежде стояло в центре горизонта чувств, — человек, — становится теперь, собственно, миром. И на это мы смотрим теперь, как прежде смотрели на весь распростертый в пространстве и протекающий во времени внешний мир. В этом заключается первое впечатление. Удивительно! Выходишь из тела с намерением познать внутреннюю человеческую жизнь и первое же, что встречаешь, — это человеческий образ. Но как изменился этот человеческий образ! Знаешь, что то, на что смотришь, — это ты, да это так, это ты, который прежде чувствовал себя изнутри в своей коже, в своей крови, теперь ты стоишь извне. Но, собственно, из того, что теперь стоит перед тобой, ты видишь прежде всего — хотелось бы сказать — внешний образ, но в превращенном виде. Глаза, то, что было глазами, сияют как два солнца, но внутренние, в блеске света вибрирующие солнца, сверкающие, вспыхивающие и в сверкании потухающие солнца, распространяющие лучистый свет. Таким представляются глаза у превращенного человеческого образа. Уши начинают некоторым образом звучать. То, что мы в физическом мире видим в форме ушей, то мы здесь не видим, но чувствуем известное звучание. Вся кожа излучается своего рода лучами, которые скорее чувствуем, чем можем увидеть. Короче, человеческий образ представляется как нечто светящееся, звучащее, магнетически-электрическое, испускающее лучи. Но все эти выражения неточны, потому что взяты из физического мира. И теперь знаешь: ты видишь твое тело, твое физическое тело, извне. Знаешь: видимое с духовной точки зрения твое физическое тело — таково.

Если затем попробовать, находясь вне физического тела, развить внутреннюю деятельность, которую можно сравнить с размышлением — но это нечто иное, чем обычное размышление, это развертывание внутренней творческой душевной силы, — если ее развить, то в этом светящемся существе можно увидеть нечто большее: в нем можно увидеть двигающие силы, которые пронизывают этот светящийся образ, как своего рода циркуляция сил. И тогда знаешь: то, что ты видишь включенным в твое светящееся тело, это — видимая извне жизнь мыслей. Можно это назвать частью эфирного тела, которую видишь. Эфирное тело можно видеть в форме деятельной жизни мыслей. Она как циркуляция темных волн, духовная циркуляция крови.

Таким образом, находясь вне своего тела, можно получить познание того, что действительно существуют физическое и эфирное тела, и можно узнать, как они выглядят извне. Но внутреннее укрепление может идти и дальше. Если видеть только то, что я теперь привел, то можно подумать, что мы являемся существом, которое на физическом плане, правда, получает впечатления внешнего мира, но внутренне остается совершенно лишенным чувств. Однако то, что соответствует чувствованию на физическом плане, может быть внутренне пробуждено также и вне физического тела. Это то, что отвечает чувствованию в духовном мире. До сего времени мы ощущали лишь: мы находимся в пространстве и витаем во времени. Когда же вне физического тела пробуждается отвечающая чувствованию душевная способность, тогда душевное начинает развивать знание, благодаря которому, все извне находящееся освещается, благодаря которому чувствуешь себя не только простирающимся в пространстве, но воспринимающим то, что находится в этом пространстве, что как существо движется в этом потоке времен. И находишь себя оживающим внутри внешнего мира, в духовном, которое наполняет и волнует этот внешний мир. Представляется, точно пространство, в котором до того только чувствовал себя, теперь наполняется бесчисленными звездами, которые все находятся в движении и к которым сам принадлежишь. И тогда знаешь: это ты переживаешь себя самого в своем астральном теле. И в тот момент, когда ты концентрируешься на астральном, на звездной жизни астрального тела, тогда оставленное тобой физическое тело, представляется тебе иначе. Если ты сосредотачиваешься на нем, оно представляется тебе светящимся, и ты видишь движение твоего мыслительного эфирного тела. Если же ты сможешь так сосредоточиться, что в тебе оживет внутренний звездный мир, о котором ты знаешь, что заполняешь его, — тогда физическое тело перестает светиться и циркуляция мыслей прекращается. Но вместо этого перед тобой встает образ твоего собственного существа, которое тебе представляется как твоя олицетворенная Карма. То, что мы как люди несем в себе, почему мы приготовляем себе ту или иную судьбу, это как бы «свернуто в трубку». Наша Карма, наша судьба стоит олицетворенная перед нами. И когда мы на это взираем, мы знаем: Это ты, каков ты есть в своей внутренней моральной сущности... Это ты, каков ты, как индивидуальность, стоишь в мире. Это — всецело ты сам.

И еще одно сознание всплывает, весьма удручающее сознание: эту олицетворенную свою судьбу ты ощущаешь тогда в теснейшей связи со своей телесностью, со своим земным человеком. Ты получаешь непосредственное сознание: твои мускулы и вся мускульная система в твоем земном существе является построением, созданием этой твоей судьбы, твоей Кармы. Теперь поистине можно сказать: сколь отлична Майя от истины. Пока мы находимся на физическом плане, мы думаем, что этот земной человек состоит из мясных (плотских) мускулов, в действительности же эти плотские мускулы являются кристаллизованной Кармой. И они так образованы, так кристаллизованы в человеке, что человек вплоть до тончайшего химического состава несет в своей мускульной системе свою кристаллизованную Карму. Он настолько несет ее в ней, что духовному ясновидящему становится совершенно ясно: если человек двигает своими мускулами так, что положим, направляется к месту, в котором его постигает несчастье, то это происходит по той причине, что в мускулах его лежит духовная сила, которая привела его на то место, где произошло несчастье.

Мировой порядок закристаллизовал нашу судьбу в нашей мускулатуре, и в ней живет дух, закристаллизованный для внешнего физического плана, который, неведомо для нас, ведет нас повсюду, куда мы, в соответствии с нашей Кармой должны прийти.

Если это внутреннее укрепление пойдет дальше, если человек вне своего тела сможет еще дальше пережить свое внутреннее, тогда перед ним встает то, что в физической жизни, на физическом плане отвечает импульсу воли. И как только всплывает эта внутренняя жизнь воли, так человек чувствует себя не только внутри звездной системы, но в самом Солнце этой звездной системы. Он знает, что он един с Солнцем своей планетной системы (Mit der Sonne seines Planetensystems). Хотелось бы сказать: когда внутренне переживаешь свое астральное тело, то знаешь, что ты един с планетой своей планетной системы, а когда со своим “Я” поднимаешься из тела, то сознаешь себя единым с Солнцем своей солнечной системы, на которую все направлено. И если теперь оглянуться на то, что не внутри, а снаружи (потому что то, что является внешним, пока мы в физическом теле, становится внутренним, когда мы вне его и наоборот, то, что является внутренним, пока мы в физическом теле, становится внешним, когда мы вне его), — итак, если теперь оглянуться на самого себя, тогда перед нами встает иное: встает необходимость, чтобы то, что в физическом мире является нашей собственной телесностью, чтобы это возникало и преходило. Возникновение и прехождение физического тела встает тогда перед нами. Мы как бы усматриваем, что существуют духовные силы и сущности, которые ведут и направляют возникновение физического тела, и что существуют, опять же, другие, которые обрубают это физическое тело. И мы тогда приходим к сознанию, в чем кристаллизуется в физическом мире это возникновение и прехождение. Потому что мы знаем: это возникновение и прехождение, собственно говоря, связано с костной системой человека. Построением костной системы в человеческом физическом теле установлена, так сказать, форма, в которой человек переживает в физическом мире рождение и смерть. В зависимости от того, как закристаллизована костная система в человеке, определяется возникновение и прехождение человека, как существа. Мы приходим к сознанию: ты не мог бы быть в физическом существовании тем существом, которое ты есть, если бы не было сотрудничества всего мира, чтобы внутри твоего физического существования так укрепить твою физическую природу, чтобы она предстала перед тобой в виде костной системы.

И тогда начинаешь относиться с чувством почитания к костной системе и через нее к правящим мировым силам, которые имеют духовное выражение во всех, сосредоточенных в солнечной жизни, существах. Начинаешь, как бы, познавать, что эта костная система вписана в мировой порядок в качестве основного плана человека и что, остальное, состоящее из физических органов, как бы привешено к ней.

Такое духовное ясновидение приводит в конце концов к сознанию, что духовные миры как бы создали себе физический внешний символ. К этим духовным мирам человек в действительности принадлежит своим внутренним существом. А теперь можно также узнать: когда мы совершаем в мире наши поступки, когда мы развиваем нашу волю, тогда это в нас действует сила, которая без нашего сознания действует на физический план и которую мы, собственно, теперь только узнаем. Если мы продвигаемся вперед и для этого продвижения пользуемся механизмом нашей костной системы, то в этом процессе продвижения действуют универсальные космические силы, в которых мы сами только тогда действительно находимся, когда мы находимся на четвертой ступени переживания себя вне своей жизни.

Человек делает, положим, прогулку и при помощи системы костной механики приводит в движение свои члены, он думает, что делает это ради своего удовольствия. Для того чтобы это произошло, чтобы были силы, при помощи которых мы можем двигать своим костным механизмом, должен быть целый мир и целый мир должен быть пронизан божественно-духовными силами, о которых мы узнаем только тогда, когда находимся на этой четвертой ступени. В каждом нашем шаге живет божественно-духовный космос, и когда мы думаем, что мы сами передвигаем наши ноги, мы на самом деле не могли бы этого сделать, если бы не жили в духовном космосе, в божественном мире. Пока мы живем в физическом мире, мы обращаем взоры вокруг и видим существа минерального, растительного, животного царств, видим горы, реки, моря, озера, облака, звезды, Солнце и Луну, и то что мы видим внешне, то имеет также внутреннее, и в это внутреннее мы входим сами, когда описанным образом начинаем жить вне нашего тела. И когда мы в нем живем, мы знаем: то духовное, что в них заключается, то что скрыто за светящимся Солнцем, за блестящими звездами, горами, реками и т.д., это живет и в нашей костной механике, когда она движется. Затем в нас возникает лучшее понимание того, что происходило перед тем. Наши чувства стоят в тесной связи с нашей мускульной системой, в такой же связи, как наша воля с нашей костной системой. Мускульная система является символическим выражением нашей системы чувств. Строение наших мускулов, а также возможность, которую дают нам наши мускулы, сокращаться и удлиняться и тем вызывать движения костного механизма, все это возможно благодаря планетной системе, которую мы познаем, когда находимся в нашем астральном теле.

В нашей мускульной системе живет вся планетная система точно также, как в нашей костной механике — весь космос. Мы видим, что человеческая природа проникнута божественным космосом. Из божественно-духовного произошел весь человек. Когда мы смотрим на него, как все его чувства втекают (проникают) в деятельность его мускулов, и божественно-духовное, космическое втекает (проникает) в его кости, мы видим, что весь мир живет в движении его костей, вся планетная система живет в сокращениях, растяжениях и ослаблениях его мускулов, когда мы все это видим, тогда мы говорим с полным пониманием: да, человек родился из божественного —
EX DEO NASCIMUR





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница