Россия в XX веке. 10 -11 классы



страница37/76
Дата07.03.2018
Размер7.82 Mb.
ТипУчебник
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   76
Вопросы и задания

1. Назовите центральные органы государственной власти и управления в Советской России и определите круг их полномочий. 2. Что побудило большевиков и поддерживавших их левых эсеров пойти на разгон Учредительного собрания? 3. Дайте оценку возможностей Учредительного собрания установить контроль над ситуацией, сложившейся в России к началу 1918 г. 4. Кому принадлежала государственная власть в послеоктябрьский период: Советам или большевистской партии? Аргументируйте свою позицию. 5. В чем причины складывания в Советской России однопартийной системы? Выясните основные вехи этого процесса.

§ 33. Социально-экономическая политика большевиков


Социалистическая экономика в представлениях большевиков. До революции будущая социалистическая экономика мыслилась большевистскими теоретиками как экономика нерыночного, директивного типа, где отсутствует частная собственность на средства производства, проведено их тотальное обобществление, где все хозяйственные связи основываются не на товарно-денежных отношениях, а на принципе административного продуктораспределения из единого центра.

Продвигаться к этому типу экономики большевики поначалу намеревались постепенно, шаг за шагом преобразовывая отношения собственности. Так, в промышленности в качестве первоочередной меры планировалась национализация синдикатов, а на остальных частных предприятиях — принудительное синдипирование и введение рабочего контроля. Причем сама национализация в соответствии с известным марксистским тезисом мыслилась в форме не столько конфискации (безвозмездного отчуждения в пользу государства), сколько принудительного выкупа средств производства у крупных собственников.

Рабочий контроль и начало национализации. Специальное положение о рабочем контроле СНК и ВЦИК было принято 14 ноября 1917 г. Он распространялся на производство, куплю-продажу готовых продуктов и сырья, а также на финансовую деятельность предприятия. Была отменена коммерческая тайна. Вся деловая переписка предприятия, книги и отчеты поступали в распоряжение органов рабочего контроля.

Многие промышленники встретили рабочий контроль в штыки. Началась массовая остановка заводов и фабрик. С другой стороны, хаос и неразбериха на производстве усиливались из-за некомпетентности рабочих контролеров. В этой ситуации уже с ноября 1917 г. развернулась национализация несиндицированных предприятий. Поначалу она носила импровизационный характер. Центр в основном санкционировал решения местных органов, наказывавших «капиталистов-саботажников» конфискацией заводов и фабрик. Вскоре были приняты декреты о национализации частных банков (14 декабря 1917 г.), железнодорожного транспорта, введена монополия внешней торговли, аннулированы внутренние и иностранные государственные займы, сделанные царским и Временным правительствами. Напористые и бескомпромиссные действия властей в сфере экономики в конце 1917 г. и первые месяцы 1918 г. В. И. Ленин позже образно назвал «красногвардейской атакой на капитал».

В декабре 1917 г. был создан Высший совет народного хозяйства, на который возлагалось управление госсектором экономики. Он подчинялся непосредственно правительству и имел двойную структуру: вертикальную (главки — центральные органы, ведавшие работой различных отраслей промышленности) и горизонтальную (региональные советы народного хозяйства). ВСНХ обладал большими полномочиями: мог конфисковывать, приобретать, опечатывать любое предприятие.

С каждым месяцем масштабы национализации — практически исключительно в форме конфискации — нарастали. В мае 1918 г. было принято решение о национализации отдельных отраслей промышленности, а в июне — всей крупной промышленности. Однако главная задача большевиков смещалась из области лихорадочной «экспроприации экспроприаторов» в область налаживания эффективной работы разросшегося и едва действующего государственного сектора экономики.

«Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата»,— заявил В. И. Ленин в брошюре «Очередные задачи Советской власти», опубликованной в апреле 1918 г. Он призвал организовать «строжайший всенародный учет и контроль за производством и распределением продуктов», ввести хозрасчет для предприятий и принцип материальной заинтересованности для работников, укрепить дисциплину труда, привлечь буржуазных специалистов, использовать новейшие достижения науки и техники. С помощью этих и других мер предполагалось в обозримом будущем добиться высшей по сравнению с капитализмом производительности труда, без чего, по убеждению Ленина, невозможна была прочная победа нового общественного строя.

Тем временем в стране продолжалось падение промышленного производства и реальной зарплаты рабочих. Последняя составляла тогда лишь 20% от уровня 1913 г. Ухудшение материального положения, нехватка продовольствия в городах, а также шаги по укреплению трудовой дисциплины, борьба с массовыми хищениями на производстве, свертывание полустихийного «рабочего контроля», при всех своих недостатках дававшего возможность пролетарской массе участвовать в управлении заводами и фабриками, усиление там власти назначенных сверху администраторов — все это вызывало недовольство в рабочей среде, нередко принимавшее весьма резкие формы. Оно, в частности, нашло выражение в поддержке умеренных социалистов на весенних выборах 1918 г. в городские Советы (эсеры и меньшевики победили на них в 19 из 30 губернских городов и крупных промышленных центров, по которым имеются сведения), в создании на предприятиях в разных районах страны независимых «Собраний уполномоченных от фабрик и заводов», которые стремились стать рабочими органами, альтернативными большевистским Советам и казенным профсоюзам. Компартия отвечала на эти не санкционированные ею проявления рабочей «самодеятельности» роспуском Советов с неугодным составом депутатов, арестом активистов «Собраний уполномоченных».

С конца мая 1918 г., когда резко обострилась внутриполитическая ситуация в республике, начал стремительно раскручиваться новый виток гражданской войны, большевикам вообще пришлось шаг за шагом отказываться от многих важных установок весенней программы В. И. Ленина, особенно в части материального стимулирования труда и развития хозяйственной самостоятельности промышленных предприятий.

Аграрная политика. С конца 1917 г. началась реализация Декрета о земле, который удовлетворял вековые чаяния многомиллионных масс трудового крестьянства России. Оно получило безвозмездно десятки миллионов гектаров земли, принадлежавшей помещикам, буржуазии, монастырям. Крестьян освободили от ежегодных платежей за аренду земли, был ликвидирован их трехмиллиардный долг банкам.

Декрет предписывал руководствоваться в деле «великих земельных преобразований» крестьянским «Наказом». Этот документ, составленный эсерами на основе 242 крестьянских пожеланий I съезду Советов, был опубликован в августе 1917 г. и затем включен большевиками в Декрет о земле. Наряду с требованием безвозмездной отмены права частной собственности на землю «Наказ» содержал и другой важный принцип эсеровской аграрной программы, поддержанный деревней,— уравнительное распределение земли среди «всех граждан Российского государства, желающих обрабатывать ее своим трудом» при одновременном запрещении наемного труда.

Эсеры тотчас публично обвинили большевистскую партию в том, что она украла их программу. «Пусть так,— не без сарказма отвечал В. И. Ленин.— Не все ли равно, кем он (Декрет о земле.— Авт.) составлен, но, как демократическое правительство, мы не можем обойти постановление народных низов, хотя бы с ним были не согласны». А не согласны большевики были главным образом с принципом уравнительного распределения земли, сохранявшим индивидуальное крестьянское хозяйство. Однако, опасаясь войти в острейший конфликт со всем населением деревни, предпочли на время смириться.

В феврале 1918 г. был опубликован принятый III Всероссийским съездом Советов Основной закон о социализации земли, конкретизирующий и дополняющий Декрет о земле. Он появился на свет в силу хрупкого компромисса, который существовал тогда между большевиками и левыми эсерами. Помимо традиционного эсеровского положения об уравнительном распределении земли по трудовой норме (размер надела ограничивался способностью крестьянской семьи обработать его своим трудом) или потребительной норме (обеспечивавшей необходимые личные и хозяйственные потребности крестьянской семьи), детального расчета этих норм в зависимости от качества земли, закон включал большевистский принцип коллективного ведения сельского хозяйства как способа утверждения социализма в деревне.

Проведение в жизнь аграрной реформы вызвало усиление напряженности в деревне, так как каждая социальная группа крестьян стремилась провести раздел земли в свою пользу. Советская власть выступала на стороне бедноты. В ответ зажиточные и богатые крестьяне (кулаки), главные держатели товарного хлеба, стали отказываться сдавать его государству, тем более что в условиях галопирующей инфляции им это было крайне невыгодно. Положение с продовольствием резко обострилось.

Большевистское правительство попыталось сначала взять хлеб через товарообмен с деревней. Но это не удалось вследствие как нехватки запасов промтоваров, так и сопротивления кулачества. Тогда большевики, учитывая неизбежную, с их точки зрения, перспективу перехода к нерыночной экономике, отказались от поиска каких-либо иных способов взаимовыгодного сотрудничества с сельскими товаропроизводителями и перешли к политике жесткого государственного давления на них. Правящая партия сделала ставку на углубление социально-политического раскола деревни, «погрязшей в собственнических интересах», внесение туда, по словам В.И.Ленина, начал социалистической революции.

В мае 1918 г. была объявлена продовольственная диктатура: нарком продовольствия А. Д. Цюрупа получил «чрезвычайные полномочия по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими»; была запрещена свободная торговля хлебом, введены на него твердые цены, новые формы заготовки зерна. Его владельцы, имеющие излишки и не вывозящие их на указанные властями места ссыпки, объявлялись «врагами народа». Им грозило тюремное заключение на срок не менее 10 лет и конфискация имущества. В реквизиции хлеба широко использовались специально снаряженные продовольственные и иные военизированные отряды из числа городских рабочих и красноармейцев. Их опорой в деревне служили уже упомянутые выше комбеды и около 4 тыс. организованных к тому времени сельскохозяйственных коммун и совхозов. Комбедовцы и прочие советские активисты были заинтересованы в доносах на своих зажиточных соседей, поскольку за это они получали часть конфискованного зерна.

В результате первого мощного большевистского натиска на российскую деревню у кулаков было изъято 13 млн. пудов хлеба и почти 50 млн. гектаров земли, переданной сельской бедноте. Позиции наиболее хозяйственной и предприимчивой группы крестьянства оказались серьезно подорванными, чем наносился удар по производительным силам российской деревни. Бесцеремонные, грабительские действия власти вызвали острое недовольство у всех держателей товарного хлеба, включая середняков.

Социальная политика. Одним из первых решений советской власти в социальной сфере явилось установление 8-часового рабочего дня (29 октября 1917 г.); для подростков был определен сокращенный рабочий день. Предусматривалась обязательная выплата пособий по безработице и болезни.

Декретом от 10 ноября было ликвидировано сословное деление общества. Он гласил: «Все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учреждения, а равно и все гражданские чины упраздняются». Вводилось единое для всего населения России наименование — гражданин Российской республики. Были приняты решения об уравнении в правах мужчин и женщин в области семейного права, в политическом отношении. В феврале 1918 г. страна перешла на общеевропейский григорианский календарь.

За несколько дней до того, 20 января, был издан декрет об отделении школы от церкви, а церкви от государства. Этим решением закреплялось равноправное положение всех вероисповеданий в России, а также право государства на ведение широкой атеистической пропаганды. По декрету церковь лишалась возможности владеть собственностью. «Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей,— указывалось в документе,— отдаются в бесплатное пользование соответствующих религиозных обществ».

Декрет был крайне болезненно воспринят в церковных кругах. Поместный Собор Русской православной церкви, работавший с августа 1917 г., до того момента воздерживался от оценки октябрьского переворота. Но уже 19 января митрополит Тихон, возведенный Собором в ноябре впервые с петровских времен в сан патриарха, предал советских правителей церковному проклятию — анафеме. Патриарх обвинил их в «самом разнузданном своевластии и сплошном насилии над всеми». Собор поддержал Тихона, призвав верующих противодействовать «нашествию антихриста, беснующегося безбожием», не останавливаясь перед вооруженным сопротивлением: «Лучше кровь свою пролить и удостоиться венца мученического, чем допустить веру православную врагам на поругание».

Вопросы и задания

1. Каковы были исходные теоретические представления большевистских вождей о социалистической экономике и методах ее создания? 2. Почему первый этап экономической политики советской власти получил название «красногвардейской атаки на капитал»? 3. В чем суть коррекции экономического курса весной 1918 г.? Как это сказалось на состоянии дел в промышленности и сельском хозяйстве? 4. Назовите меры советского правительства в социальной сфере.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   76


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница