Россия и мир глазами друг друга: Из истории взаимовосприятия / Под ред. А. В. Голубева; ран. Ин-т рос истории. М., 2000. Вып



страница7/35
Дата09.03.2018
Размер3.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   35
Бухое фон Принтц. Начало и возвышение Московии. М., 1877.

стужу и зной. В этом многие иностранцы видели причину успеха русской армии27.

Только к концу XVI в. в правление паря Федора (1584-1598 гг.) иностранцы вновь стали писать о богатстве и роскоши царского дворца, об обширности и красоте столицы, об активной торговле различными товарами. В этом отношении характерным является сочинение Стефана Гейса, побывавшего в Москве в 1593 г. в составе посольства императорского посла Н. Варкоча.

Гейс с восторгом описывал великолепное убранство царского дворца, стены которого были великолепно расписаны и отделаны золотыми и серебряными украшениями, пол был вымощен белым камнем с искусной резьбой и покрыт персидскими коврами. В одной из комнат на ступеньках стояло огромное число золотых и серебряных сосудов в виде экзотических животных. Трон царя и его одежда сияли от обилия золота и драгоценных камней. На голове царя был золотой венец, выложенный крупными алмазами, в руке он держал золотой скипетр с драгоценными камнями, на шее висело ожерелье из драгоценных камней, оправленных в золото и т.д. Это описание несколько отличается от того, что сделали иностранные гости, посетившие Москву в середине XVI в., например, Р. Ченслор, который с удивлением писал, что не может понять, почему Золотую палату во дворце называли золотой, поскольку она ничем не отличалась от других. Не отметил он и особого великолепия в одеянии царя и троне (великий князь сидел на позолоченном сидении в длинной одежде, отделанной листовым золотом, и царской короне на голове, с жезлом из золота и хрусталя).

По описанию Гейса, Москва — прекрасный и большой город, обнесенный несколькими красивыми деревянными и каменными стенами, делящими его на 4 части: Земляной город, Царьгород, Китай-город и Кремль. Особенно восхитил его Кремль с великолепными каменными церквями, сверкавшими позолоченными куполами. В Китай-городе — славная площадь и большая торговля, до ста с лишним лавок и лавочек, в которых можно было купить всевозможные товары как русского производства, так и привезенные из Турции, Татарии, Персии, Туркмении, Кабарды, Грузии, Сибири, Черкесии и др.28 Интересно отметить, что в данном перечне преобладают восточные страны, торговля с которыми особенно интересовала европейцев. Россия же в это время была посредницей, получая для себя большую выгоду. По сведениям Гейса, главным товаром являлись превосходные меха. Наплыв их на московские рынки в это время, видимо, был связан с успешным освоением Сибири, поскольку на европейской части государства пушные богатства уже были истощены (по сведениях иностранцев середины XVI в.).

О богатстве царского дворца писал и испанский посол Хусейн-Алибек, посетивший Русское государство в конце XVI в. Он отметил, что все придворные были одеты в парчовые платья, подбитые соболями и куницами, в головные уборы, украшенные драгоценными камнями невероятной цены. Царь встретил его в огромной приемной палате, своды которой поддерживались 40 деревянными позолоченными колоннами, украшенными резьбой (ранее послов встречали в Грановитой палате). Послам показали царскую сокровищницу (ранее этого не было), где, по мнению посла, хранились невероятные сокровища. Огромную

2 Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. М., 1983.

28 Гейс С. Описание путешествия в Москву посла римского императора Николая Варкоча. М., 1875.

ценность представляло и хранилище царской одежды. Арсенал же бьш так велик, что можно было вооружить 20 тыс. всадников. В Кремле Хусейн-Алибек увидел гигантский колокол, звонить в который могли не менее 30 чел. Поразили его и огромные пушки, в стволы которых мог войти человек. Все это свидетельствовало о том, что Русское государство богатело и стремилось к возвеличиванию любым путем. Цари с гордостью демонстрировали перед иностранцами свои сокровища и принадлежащие им диковинные изделия («Царь-пушку», «Царь-колокол» и т.д.). Быт многих горожан перестал быть суровым и аскетичным. Знать строила себе просторные дома в виде обширных усадеб, купцы возводили около домов церкви на свои средства. Все одевались богато и добротно. Следует отметить, что редкие иностранцы обращали внимание на жизнь крестьян, а те, кто писал о них и в конце XV, и в конце XVI в., не замечали изменений, указывая, что простолюдины жили в низких бревенчатых избах, почти не имевших внутреннего убранства и топившихся «по-черному». Даже боярские и дворянские дома в сельской местности были похожи скорее на избы крестьян, чем на жилище состоятельного



29

человека .

Сведения иностранцев говорят о том, что новые веяния проникали в русскую жизнь через города, которые были центрами торговли и куда приезжали люди из других краев. Здесь знать жила в домах на каменном подклете, во дворе было много хозяйственных построек, под окнами разбивались сады, где росли садовые яблони, завезенные из Германии, и традиционные для России ягодные кусты. Одежда шилась из заморских тканей с множеством украшений. Пища, правда, оставалась прежней, хотя в царском дворце устраивались пиры, на которых подавали до 30 блюд из дичи, мяса, каш и теста. Овощей все еще было мало: капуста, огурцы, лук и чеснок.

В быту появились купленные у иностранных купцов предметы роскоши, выставлявшиеся в домах на видном месте.

Наиболее сильно иностранные веяния сказались на жизни горожан в период правления Бориса Годунова (1598-1605 гг.). Царь покровительствовал иностранцам и стремился к тому, чтобы европейские знания осваивались русскими людьми. 18 знатных юношей были отправлены в Англию, Голландию и Германские государства для обучения. В Москву к царскому двору были приглашены иностранные принцы: шведский Густав и датский Иоганн. Царь Борис намеревался женить одного из них на дочери Ксении, но первый оказался недостойной личностью, а второй внезапно умер. Попытки породниться с европейскими королевскими домами свидетельствовали о том, что Русское государство к концу XVI в. становилось равным всем прочим западным странам. В это время множество иностранцев хлынуло в Москву, желая устроиться на службу при богатом царском дворце. Это были и военные, и купцы, и ремесленники, и лекари. Немецкая слобода росла, и в ней даже бьш построен лютеранский храм.

Русские знатные юноши перенимали западные обычаи, брили бороды, использовали некоторые элементы украшения одежды, изучали иностранные языки, интересовались жизнью за рубежом (по сообщениям С. Маскевича и И. Массы).

Москва представлялась иностранцам очень большим городом (20 верст в

29

Иностранцы о древней Москве... С. 138-140,142.



ширину) с красивыми постройками, преимущественно церквями и монастырями, и крепкими крепостными стенами в несколько рядов. Царский дворец поражал своим великолепным убранством: на стенах и на полу были золототканные ковры, всюду висели красивые картины — новшество, заимствованное с Запада, с потолка свисали канделябры и часы в виде корон. Количество дорогой посуды увеличивалось (по сообщениям М.И. Лунда, И. Вебера, посетивших Москву в 1603 г. в составе свиты датского принце Иоганна). В городе появились каменные гражданские постройки: большое здание с каменными сводами для торговли и хранения товаров (торговые ряды), изогнутый со сводами каменный мост через р. Москву, обширное здание для проживания иностранных послов. Заметили иностранцы и некоторые изменения в одежде горожан: вместо суконных шапок многие стали носить лисьи шапки, кафтаны стали шить из бархата и парчи (в середине века преобладали шерстяные ткани)30.

Все это свидетельствовало об обоснованности мнения иностранцев о том, что к концу XVI в. Русское государство достигло наивысшего расцвета.



Пушкарев Л.Н.

ЮРИЙ КРИЖАНИЧ О ЗАПАДНЫХ СОСЕДЯХ СЛАВЯНСКОГО МИРА

Мало кто из общественно-политических деятелей бурного XVII в. вызвал столько противоречивых о себе суждений, как хорват Юрий Крижанич (около 1618-1683 г.)- Человек трудной судьбы, испытавший на себе и бедность, и лишения, и незаслуженную ссылку в Сибирь, он и после своей смерти вызывал удивление — у одних, активную неприязнь — у других, желание использовать его имя и его труды в узко-политических целях — у третьих. Одни называли его предателем и интриганом, другие — энциклопедически образованным ученым, третьи — папским шпионом '. А он был преданным своей идее славянским патриотом, искавшим всю жизнь пути к объединению славянских народов под эгидой русского царя и одновременно под духовным руководством римского папы. Искренний и убежденный католик, он, будучи просветителем по призванию, вошел в мировую историографию как певец славянского единства.

Более двухсот лет сочинения Крижанича пролежали в забвении на полках московских архивов, пока их не обнаружил русский историк литературы и славянофил П.А. Бессонов. Он был первым, кто открыл читателям имя Крижанича, и первым, кто определил его как «ревнителя воссоединения церквей и всего славянства» . Более века продолжались споры вокруг Крижанича и его трудов, пока в 1983 г., в трехсотлетнюю годовщину со дня его смерти, не прошел



3 Там же. С. 148-160.

31 Епифанов 77. 77. Происки Ватикана в России и Юрий Крижанич // Вопросы истории. 1953. № 10.
С. 18-36. Критику взглядов П.П.Епифанова см.: Пушкарев Л.И. Об оценке деятельности Юрия
Крижанича // Там же. 1957. № 1. С.77-86. Обсуждение научной общественностью этой статьи см.:
Курмачева М.Д., Шерстобитова В.Г. Обсуждение вопроса о деятельности Юрия Крижанича // Там
же. № 2. С. 200-202.

32 Бессонов П.А. Юрий Крижанич, ревнитель воссоединения церквей и всего славянства в XVII веке
// Православное обозрение. М., 1870. № 1,2,4, 5, 11,12.

международный симпозиум в Загребе, положивший начало переизданию его сочинений и единодушно оценивший его вклад в дело консолидации славянских народов.

Бывают писатели одной книги, бывают и мыслители, умами которых владеет одна идея. У Крижанича такой идеей было объединение всех славян во главе с великим русским народом. Но объединение всех славян требовало и объединения вер и церквей. Славянство же издавна было расколото между католицизмом и православием - близких христианских вер и одновременно непримиримых церковных организаций, каждая из которых претендовала на мировое господство. Крижанич не понимал, не чувствовал, не сознавал, что борется за неосуществимое, за нереальную идею Он пытался соединить несоединимое. Именно поэтому его горячие призывы к единству не были услышаны ни в Риме (где он начал эту борьбу), ни в Москве (где он ее безуспешно продолжал). Его взгляды никем не были разделены, а тем более воплощены в жизнь. Более того, известны-то в своем полном объеме они стали лишь столетия спустя после его смерти.

Идея славянского единства, «славянской взаимности» существовала с самых давних времен. Уже в Повести временных лет говорилось о славянских племенах как о некоей единой общности. Эта идея получила особую поддержку у тех славянских народов, которые попали под иноземное иго и потому стремились к сплочению всех славян в одну могучую силу. Более всего этого жаждали южные славяне, веками томившиеся под гнетом османского владычества. И в начале своей деятельности Крижанич тоже отдач дань идее сплочения южных славян (так называемой «иллирийской идее»). Но вскоре он стал мыслить гораздо шире: надо объединить не только южных славян, а все славянские народы.

Крижанич приходит к мысли, к сознанию необходимости сплочения славян «путем просвещения и литературного сближения, и для осуществления такого плана отправляется в Москву, к русскому царю Алексею Михайловичу»34. Первоначально Ватикан довольно активно поддерживал «иллирийскую идею», видя в ней одно из средств распространения католицизма на Балканах при помощи католиков-хорватов3 . Хорошо об этом сказал И.Бадалич: славянская идея возникла у Крижанича «при попутном ветре из Рима»36. Но Крижанич довольно скоро освободился от контроля католической церкви. Он не был согласен с ролью славян как только распространителей католицизма, как средства усиления власти католической церкви. Нет, по мысли Крижанича, славянским народам, единым и сплоченным, имеющим одну веру и единый язык, было уготовано совсем иное будущее.

Крижанич решительно отверг бытовавшие в то время на Западе легенды о



3 См. об этом подробнее: Гольдберг А.Л. Идея славянского единства в сочинениях Юрия
Крижанича // Труды отдела древнерусской литературы Института русской литературы
(Пушкинский Дом) АН СССР. Т. 19. Л., 1963. С. 373-390; Гинзбург М.С. Славянство и Россия в
мировоззрении Юрия Крижанича. Тезисы доклада // American contributions to the fourth International
Congress of Slavists. Gravenhage, 1958. S. 1-4.

34 Ровинский П.А. Наши отношения к сербам (поученье из прошлого и настоящего) //Древняя и
новая Россия. 1877. № 2. С. 175.

35 См. об этом подробнее: История народа 1угославие. Београд, 1960. Кнь. 2 С. 944.

36 Badaliuc I. Jurai Krizanic-pijesnik Illirii. Zagreb, 1958. S. 12.

происхождении славян от трех братьев — Чеха, Леха и Руса37. Бытовала в то время и легенда, что славяне будто бы произошли от праотца Ноя и его сына Яфета, но и от этой идеи Крижанич отказался. Он увлекся изучением истории России и стал считать родиной всех славян Русскую землю. В своем «Грамматичном исказании» он так написал об этом: «Русский народ и имя всем прочим начало и корень...».(«Еже Руско племя и име ест осталним всим вершина и кореника»)38.

Для того же, чтобы объединить все славянские народы, считал Крижанич. необходимо прежде всего создать единый «всеславянский» язык, равно понятный сербам и хорватам, русским и болгарам, разработать грамматику этого языка39, написать на этом языке книги, равно доступные и понятные всем славянам. К этой мысли Крижанич пришел в России, когда поставил перед собой задачу написать также и «всеславянскую историю». В ней он предполагал опровергнуть распространенные в то время на Западе теории о «четырех монархиях», о принятии Владимиром Мономахом даров от византийского императора, о происхождении царского титула на Руси от Августа кесаря римского и проч. Эти легенды фантастичны — совершенно справедливо утверждал Крижанич. Они не только несостоятельны с исторической точки зрения, они подрывают национальное достоинство и русского народа, и всех славянских племен. Поэтому-то и необходимо объединить все славянские народы в целях возрождения их к новой исторической жизни. Даже критикуя бытовой уклад славян, Крижанич старался этой критикой пробудить их к деятельной гражданской жизни.

Вот этой-то позицией и определяется отношение Крижанича к сопредельным народам, к западным соседям славян — «немцам». К ним он относил не только германцев, но также и датчан, голландцев, англичан, шведов, т.е. «жителей лугорских и калвинских стран» — иными словами — протестантов. Как известно, в русском языке слово «немец» имело буквальное значение «немой», «не обладающий человеческой речью»40. «Немцами» на Руси до XVII в. зачастую называли всех иноземцев. Вот и Крижанич стал именовать «немцами» всех западных соседей славян, а протестантизм он называл обычно «немецкой верой».

Крижанич выдвинул идею ограждения славян от общения с «немцами», потому что видел сам результаты «онемечивания» западных славян — поляков, чехов и хорватов. С восточным и южным соседом славян — Османской империей — он проповедовал непримиримую борьбу: ведь османы и крымские турки были главными насильниками всех славянских племен. Россия, по его мнению, должна была возглавить освободительную борьбу славянских народов против Османской империи, и эта борьба должна была стать первоочередной задачей внешней политики Русского государства.

Крижанич сам оценивал свою борьбу за единство славянского мира как «подвиг», ради которого он был готов «сгубить» даже всю свою жизнь. Борясь за единство славян, Ю.Крижанич столкнулся со стремлением западных соседей



3 Флоровский А. Легенда о Чехе, Лехе и Русе в истории славянских учений // Sbornik praci i sjesdu
slovanskich filologu v Prage. 1929 Praga, 1932 Sv. 2. S. 53.

38 Граматично исказание об русскому ]езику попа Юрки Крижанича. М., 1848. С. V. См. также
последнее издание: Juraj Кпыютыс. Gramaticno izkazanie ob ruscomjeziku. Zagreb, 1984.

39 Daniciuc. Gramatika Jurija Krizanica // Rad Jugoslavenska Akademije. Zagreb, 1871. Kn. XVI. S. 161.

40 Белова О. В Мифологизация образа немца в славянской традиционной духовной культуре //
Славяне и немцы: Средние века и раннее Новое время. М., 1997. СП. (Далее: Славяне и немцы).

славян захватить исконно принадлежавшие славянам земли. Среди этих соседей активнее всех действовали германцы. Так уж «распорядились» география и история, что судьбы этих двух больших общностей теснейшим образом переплетались на протяжении многих столетий. Были в истории их взаимоотношений периоды противоборства, было и их взаимодействие — экономическое и культурное, тесное сожительство разных национальностей. Крижанич же выбрал изо всей этой сложной проблемы лишь один ракурс: противостояние славян своим западным соседям в вероисповедном, политическом, экономическом и культурном отношении. Этим и объясняется то, что он воспринимал необыкновенно остро и даже болезненно «всякие нужи, туги и неволю», выпадавшие на долю славянских народов со стороны их европейских соседей. Главным виновником всех бед он считал «немцев»: «Ни один народ под солнцем испокон веков несть был так изобижен и осрамочен от инородников, яко же мы... от немцев! Инородники обседают хребты наши и ездят нас и биют, яко скотину, и свиньями да псы называют»41. Именно немцы «ухватили королевскую высокость... в Чехах и Ляхах, в Литве и Инде» , изгнав с принадлежавших некогда славянам прибалтийских земель исконных насельников: «Где суть пригоже места к торго-ванию, немцы суть нам отняли и везде суть нас от моря и от судоносных рек в широкое поле земли орать загнали»43. Если же «немцы» и оставляли у власти славян, то «из наших... крал ев гонят себе слуги на всего света посмех» . Под видом торговли они захватили лучшие и самые выгодные должности в порабощенных государствах: « ..Грады суть полны инородников, а [мы] им есмо хлапы: землю мы для нихово тежаем (т.е. обрабатываем —Авт.)»45.

Крижанич весьма объективно обрисовал экспансию «немцев» в земли западных славян. Действительно, «проникновение немцев в Чешское королевство приобрело новое качество и такой масштаб, что можно говорить о германизации целого ряда городов, причем не только в пограничных районах, но и в центре страны»46.

Особенно возмущало Крижанича презрительное отношение «немцев» к порабощенным ими славянам, как он выражается, всевозможные «срамотения» и «ущипания».

Именно за это Крижанич называет «немцев» «самыми гордыми и нетерпимыми презрителями прочих народов». Принижение национальной гордости славян со стороны «немцев» приводило даже к тому, что «своими собачьими угрызками и притеснениями они довели большую часть наших славян... до отчаяния, так что они стыдятся своего языка и рода». «Немцы» неоднократно именовали славян «варварами» — это вызвало гневную отповедь со стороны Крижанича: «Мы несмо сыроедцы, ни самоедцы-людоеды. Мы те народы, которые считают себя людскими и политичными (т.е. культурными — Авт.), а те, кто нас

4 Русское государство в половине XVII века. М., 1871. Ч. 2. С. 42-43.

42 Там же. 4.4. С. 155.

43 Там же. Ч. 2. С. 76; Ч. 4. С. 115-116.

44 Там же. Ч. 2. С. 43.

45 Там же С. 75.

46 Воронова А. В. Немецкое население в городах Чехии в XVI -начале XVII вв. // Славяне и немцы.
С. 24.

барбарами творят, далеко нас превосходят в жестокостях, в обманах и в ересях»47.

«Немцы» же, ничтоже сумняшеся, «изображают нас и описывают нас с величайшей ненавистью: более позорно, чем татар, калмыков, цыган или любой другой неопрятный и дикий народ... Пребывая у нас в бездеятельности, они едят наш хлеб, предаются совместно самому роскошному пиршеству и во время попойки называют нас свиньями, собаками»4 .

И далее Крижанич отвечает на вопрос: «За что нас немцы с дьявольскою ненавистью преследуют и бранят?». Во-первых, из-за ненависти к православной вере. Во-вторых, покорив западных славян, превратив их в своих рабов, они хотят завладеть и Русским государством. В-третьих, немцы утопают в роскоши и наслаждениях и презирают скромную и умеренную жизнь славян49. Распространяя «позорнейшие бесславия» о славянах, «немцы» тем самым порождают и среди самих славян людей, пользующихся дурною славою и достойных ненависти.

Есть смысл ограничиться приведенными цитатами, хотя их легко увеличить количественно. Важно лишь ответить, что в особом разделе своей «Политики» Крижанич разбирает проблему вывоза за рубеж по дешевке русских товаров, что приводит, по его мысли, к убытку в российской торговле. Этот раздел он красноречиво озаглавил так: «О том, как немецкие купцы учиняют несправедливость нашему населению»50.

Крижанич был убежден, что самое поверхностное общение славян с «немцами» приносит первым неисчислимые беды. И чтобы избегнуть трагической германизации (которой уже подверглись чехи, поляки и хорваты), необходима полная изоляция славян от западных соседей («Словенцам наилуче бы было ни рати, ни мира з ними не имать, и згоды о них не знать!»). Правда, наш мыслитель хорошо понимал, что такой идеальной изоляции достигнуть невозможно. Но необходимо по мере сил ограничить общение славян с «немцами» путем «запертая рубежов» и изгнания иноземных купцов из славянских стран (так называемая «политика гостогонства»). Надо разоблачать происки «немцев» всеми возможными способами, например, через литературу и устные проповеди с амвона. В результате этого, полагал Крижанич, будет ограничено проникновение «немцев» в славянские страны и, следовательно, это спасет восточных и южных славян от той судьбы, которая уже постигла их западных братьев. Опасения Крижанича, что славяне могут потерять свой национальный облик под властью «немцев», питались тем, что, действительно, захватчики уже ввели суровый военный режим в хорватских землях, отошедших под власть Габсбургов. Правда, Крижанич стоял за чисто охранительную политику, не предусматривавшую никаких активных политических, а тем более военных действий. Важно было лишь, по его мнению, для достижения успеха поставить Россию во главе всей этой охранительной политики. Если Россия станет вождем сообщества славянских народов, то она вызволит и западных славян из-под влияния «немцев» — мы видим, что и в этом вопросе Крижанич отводил решающую роль русскому царю. Именно он,



4 Русское государство в половине XVII века. Ч. 2. С. 18; Ч. 4. С. 181,251.

48 Мордухович Л.М. Из рукописного наследия Ю. Крижанича// Исторический архив. 1958. № 1. С.
172.

49 Там же. С. 174.

50 РГАДА. Ф. 381. Д. 1788. С. 719.

«православный русский царь», Должен был «язик словенский в книгах исправить и осветлять, пригодними разумними книгами оним людям (т.е. славянам — Авт.) умние очи открыть».

Чтобы выполнить задуманное, Крижанич и обратился к Алексею Михайловичу, «советуя стать во главе славянства и прежде всего поднять умственный уровень собственного русского народа»51. В своих трудах мыслитель глубоко и тщательно проанализировал причины языковой и этнической близости славян и создал стройную теорию славянского единства. В духе своей эпохи он постарался обосновать богословскими доводами необходимость соединения всех славян в одну общую семью с русским народом во главе. При этом он не только обосновал и провозгласил общую идею славянского единства, но и попытался наметить те необходимые экономические, политические, культурные и религиозные меры, которые обеспечивали бы осуществление задуманного. Наглядным воплощением в жизнь его принципов и должна была стать «Политика» — главный обобщающий теоретический труд, в котором идея всеславянского единства стала одной из главных тем.

В нашей историографии уже была высказана мысль, что тема славянского единства у Крижанича отнюдь не означает, что он был «предтечей панславизма» XIX в.52, как это неоднократно высказывалось зарубежными исследователями: они, как известно, стремились доказать извечность и неизменяемость панславизма, традиционные «притязания России на другие славянские земли»53. Примеров подобных высказываний масса. Ватиканский историк П.Сколярди назвал Крижанича «отцом панславизма»54, американский историк и социолог Ганс Кон утверждал, что Крижанич был «панславистом и славянофилом» . Так ли это?

Напомним, что панславизм — это общественно-политическое течение, возникшее много десялетий спустя уже после смерти Крижанича. Панслависты утверждали, что славянские народы всегда стремились противопоставить себя другим народам и одновременно стремились войти в состав Российской империи. Начальные этапы развития панславизма падают на конец XVIII в., а его подлинный I расцвет совпал с возникновением теории официальной народности и деятельностью славянофилов. Действительно, во второй четверти XIX в. славянские народы, подав-лямые Османской империей и Австрией, стремились к культурному сближению между собой и, естественно, обращали свой взор на самую крупную и независимую среди славянских стран — Россию. В определенных кругах, близких к русскому правительству, это стремление славян к

5 Ровинский П.А. Россия и славяне Балканского полуострова // Древняя и новая Россия. 1878. № 2.
С. 147. Ср. также: «На тебя одного, славный царь, — говорил Крижанич, — смотрит весь народ
славянский. Ты, как отец, изволь заботиться и стараться о своих растерянных детях, чтоб их
собрать. Заботься и об обманутых и чуждой лестью одураченных, чтоб им возвратить разум, как
сделал тот отец в евангелии блудному сыну... Ты один, о царь, теперь нам Богом дан, чтобы они
начали сознавать притеснения и позор свой, думать о просвещении народа и сбрасывать с шеи
немецкое ярмо» (Бестужев-Рюмин КН. Чему учит русская история // Там же. 1877. № 1. С. 19.)

52 Голъдберг АЛ. Указ. соч. С. 388-390.

53 ДацюкБ.Д. Юрий Крижанич. М., 1946. С. 38.

54 Scolardi P.O. Аи service de Rome et de Moscou аи XVII siecle. Paris, 1947. P. 170; Petrovich M.B.
Juraj Krizanica precurasor of Pan-Slavism // American Slavic and East European Rewiew. 1947. № 6. P.
75-100.

55 Kohn H. The idea of Nationalism. N.Y., 1946. P. 46.

независимости и единству было истолковано в том смысле, что славянские народы, освободившись от османского или австрийского ига, должны объединиться под властью русского царя. Именно так трактовал этот вопрос на основе теории официальной народности М.П. Погодин . Эти же идеи были подхвачены и некоторыми славянофилами, выступившими даже за создание федеративной монархии во главе с русским царем57. Реакционное содержание панславизма окончательно обнаружилось в 30-40 гг. XIX в., когда русский царизм принял участие в подавлении революционных выступлений поляков в 1830-1832 гг. и в революции 1848-1849 гг.

Как ясно видно из сказанного, идея славянского единства у Крижанича не имеет ничего общего с панславизмом. Так, русские славянофилы (например, К.С. и

со

И.С.Аксаковы ) считали, что объединение славянских народов должно привести к их обрусению и к безусловному преобладанию русского языка в области и культуры, и политики, к гегемонии самодержавной России в славянском мире. Крижанич же, напротив, никогда и не мыслил о русификации. Вместо главенства русского языка он предлагал совсем иное — создание «всеславянского» языка. Конечно, Крижанич ошибался, считая Россию прародиной всех славянских племен. Да, именно в России он видел единственную страну, сохранившую самостоятельность и независимость. Да, он мечтал о возможной помощи России в справедливой освободительной борьбе славянских народов. Но он никогда и не помышлял о подчинении славянских народов России, никогда не утверждал каких-то особых путей их исторического развития. Он был ярким и своеобразным представителем и выразителем идеи славянской общности, но только в конкретных исторических условиях Восточной и Юго-Восточной Европы в середине XVII в. — и только! Он не был и не мог быть ни «предтечей», ни «отцом», ни «инспиратором»59 панславизма.



Убежденный в автохтонности русской государственности, Крижанич не уподоблял Россию Риму и не распространял власть русского самодержавия на другие славянские страны. Наоборот, он боролся за укрепление национальных устоев великой славянской страны — России, полагая, что тем самым она станет примером и образцом для других славянских стран. Речь у него шла не о «создании общеславянской державы со столицей в Москве, а о помощи славянским народам в создании собственных государств с правителями из числа своих соотечественников. Юрий Крижанич был поборником славянской взаимности в политической, культурной и религиозной сфере. Будучи уверен, что разделение славян на католиков и православных губительно, он в качестве убежденного католика стремился, чтобы все славяне объединились в лоне одной —

60

католической — церкви» .

Взгляды Крижанича не имеют ничего общего с великодержавными идеями панславизма. Его труды и его теории надо рассматривать в рамках его времени. Предлагавшийся им план возрождения славянства был обусловлен исторической

5 Погодин М.П. Собрание статей, писем и речей по поводу славянского вопроса. М., 1876.

57 Пыпин А.Н. Панславизм в прошлом и настоящем. СПб., 1913.

58 Аксаков КС. Славянский вопрос. 1860-1886. М., 1886.

59 Именно так его именовал М.Крлежа: КНеьца М. Eseji. Zagreb, 1933. S. 81.

60 Golub I. Zivot i djelo Juria Krizanica // Enciclopedia modema. Zagreb, 1971-1972. T. 18. S. 64. См.
также: Гольдберг А.Л. Новое о Юрие Крижаниче // Вопросы истории. 1973. № 5. С. 196-197.

обстановкой середины XVII в., равно как и его взгляды на западных соседей славян в это же время. В творчестве Крижанича переплелись потребности его родины, изнемогавшей под чужеземным игом, претензии на мировое господство папского Рима и сложныепроблемы России, вступавшей в Новый период своей истории. Да, Крижанич активно противостоял западным соседям славян и требовал изолировать от них славянский мир. Но умер он, защищая этот мир в борьбе с турецкими захватчиками, до конца своей жизни мечтая о братском объединении всех народов. И в наши дни мы отдаем должное гуманисту и просветителю Юрию Крижаничу, предвосхитившему не подобострастные идеи панславизма, а светлую идею единства всего человечества. Это о ней писал А.С.Пушкин в стихотворении «Он между нами жил...», вспоминая о Мицкевиче:



Он говорил о временах грядущих, когда народы, распри позабыв, в великую семью соединятся ...

Об этом же мечтал бунтарь и утопист Велемир Хлебников, обращая ко всему человечеству звонкие строки:



Лети, созвездье человечье, все дольше, далее в простор и перелей земли наречья в единый смертных разговор!

Вот на этом знаменательном пути — от создания «всеславянского» языка к языку всемирному — Юрий Крижанич и занимает свое почетное место.



ЗвонареваЛ. У.


Каталог: faculty -> cafedrs -> library
library -> Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: практикум: Уч пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2006
faculty -> Оценочные средства для промежуточной аттестации студентов Перечень тем творческих заданий
faculty -> Рабочая учебная программа по дисциплине вод. 3 Эстетика архитектуры и дизайна для направления 270301. 65 Архитектура
library -> Кашлев Ю. Б. и др. Информация. Дипломатия. Психология. М., 2002
library -> Ерофеев H. A. Туманный Альбион. Глава III. «Вещественная цивилизация»
library -> Образ России в мире: становление, восприятие, трансформация / Отв ред. И. С. Семененко. М., 2008
library -> Косов Ю. В., Торопыгин А. В. Содружество Независимых Государств: Институты, интеграционные процессы, конфликты: Учеб пособие для студентов вузов / Ю. В. Косов, А. В. Торопыгин. М.: Аспект Пресс, 2009
library -> Американское коммуникативное поведение / Под ред. И. А. Стернина и М. А. Стерниной. Воронеж, 2001


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   35


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница