Россия и мир глазами друг друга: Из истории взаимовосприятия / Под ред. А. В. Голубева; ран. Ин-т рос истории. М., 2000. Вып



страница5/35
Дата09.03.2018
Размер3.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35
Морозова Л.Е.

ИНОСТРАНЦЫ ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ

В ОБРАЗЕ ЖИЗНИ РУССКИХ ЛЮДЕЙ.

(Конец XV-XVI век)

С конца XV в. Русское государство, сбросившее оковы золотоордынского ига и превратившееся в крупное централизованное объединение на северо-востоке Европы, стало объектом пристального внимания иностранных дипломатов, купцов, религиозных деятелей. Посетив мало известную для европейцев страну, они старались описать увиденное и ознакомить со своими записками европейскую общественность. Цели визитеров были разные, поэтому каждый уделял наиболее пристальное внимание главным для себя вопросам. Дипломаты — общим вопросам государственного устройства и политики, купцы — торговле и производимым товарам, церковные деятели — особенностям верования русских людей и т.д. При этом, как правило, все иностранцы интересовались бытовой стороной жизни русских людей, отмечая те детали и особенности, которыми она отличалась от их

13

Гуревич А.Я. Проблемы средневековой народной культуры. М., 1981. С. 27.

собственной. В этом отношении записки западноевропейских авторов представляют для историков уникальный материал, позволяющий проследить на протяжении веков, как изменялась повседневная жизнь русских людей. Для самих русских в их повседневности не было ничего необычного, поэтому в отечественных источниках об этом мало сведений. На эту особенность сказаний иностранцев указывал еще В.О. Ключевский: «Будничная обстановка жизни, повседневные явления проходили мимо современников, привыкших к ним, останавливая на себе внимание чужого наблюдателя». В то же время исследователь отмечал, что «к сведениям иностранцев о России следует относиться с большой осторожностью, поскольку они видели лишь отдельные стороны жизни русских людей, не всегда понимали их правильно, а иногда и умышленно их искажали в угоду собственным религиозным воззрениям или интересам дипломатии» .

Русское общество XV-XVII вв. оставалось не совсем открытым для иностранных наблюдателей, поскольку послы обычно содержались в изолированных помещениях под пристальным наблюдением приставов, а русским людям были запрещены самостоятельные контакты с иностранцами за исключением торговых операций в пограничных городах. Отсутствие широких культурных контактов между русскими людьми и иностранцами (кроме тех, что находились под контролем государевой администрации) порождало взаимную неприязнь. Так М.А. Алпатов, проанализировавший содержание всех сказаний о России с XII по XVIII в., отмечал, что большая часть иностранцев относилась к русским людям с высокомерием, считая их грубым и необразованным народом. В свою очередь и русские люди не слишком-то жаловали иностранных гостей, называя их «еретиками, папежами, люторами и кальвинами», и предрекали им гибель в «геенне огненной»15. Эта взаимная неприязнь существенно влияла на оценку иностранцами особенностей жизни русских людей и на общее впечатление от увиденного, поэтому сказания иностранцев о России не могут считаться абсолютно достоверным источником, и при их использовании следует тщательно анализировать их содержание, учитывая, кто был их автор и каковы были цели его визита.

Для того, чтобы наиболее наглядно проследить изменения в образе жизни русских людей, сделаем несколько временных срезов. Первый — конец XV — начало XVI в. — время правления Ивана III и его сына Василия III, когда происходило окончательное формирование Централизованного государства и было завершено «собирание» русских земель вокруг Москвы. Второй — вторая половина XVI в. — время правления Ивана IV и его сына Федора, когда Московское царство, покорив соседние государства (Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, Ливонию) и отвоевав земли у европейских держав Речи Посполитой и Швеции, достигает наивысшего расцвета.

Для характеристики первого периода использовались сочинения венецианского купца и дипломата Иоасафата Барбаро, венецианского посла Амброджо Контарини, греческого посла Георга Перкамота, императорского посла Сигизмунда Герберштейна и польского епископа Матвея Меховского. При анализе всех текстов, среди которых есть весьма объемные и богатые информацией,



1 Ключевский В.О. Сказания иностранцев о Московском государстве. Пг., 1918. С. 8-9.

15 Алпатов М.А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII-XVH вв. М., 1973. С. 212-213.

например «Записки о Московии» С. Герберштейна, предпринималась попытка выявить лишь общие тенденции, наиболее характерные особенности быта русских людей.

Венецианский купец и дипломат И. Барбаро, посетивший Русское государство в 1436-1452 гг., больше всего внимания уделил изобилию хлеба и мяса на импровизированных русских рынках, устраиваемых зимой прямо на льду рек. Мясо продавали даже не на вес, а на глаз. Ободранные туши свиней, быков, баранов ставили на ноги на льду и отдавали за мелкие иностранные деньги, не торгуясь. Любой желающий мог купить до 200 туш. Дешево стоили и куры, которых на один дукат давали до 70 штук. При этом южанин Барбаро отметил отсутствие на рынках фруктов, кроме лесных яблок и орехов16. Очевидно, в это время они мало выращивались и редко использовались в рационе русских людей. Заметил он и отсутствие виноградных вин, широко распространенных в Италии. Их в России заменял напиток из меда и брага из проса. Еще одной особенностью жизни русских людей, по мнению Барбаро, было то, что наиболее активную жизнь они вели зимой, когда можно было передвигаться на санях по льду рек. Летом же из-за отсутствия дорог, грязи и большого количества в лесах комаров и слепней далеко не ездили. В целом для Барбаро Русь была страной обширнейших лесов и сурового климата.

Другой венецианец, А. Контарини, проезжавший через Россию в 1476-1477 гг. на пути в Персию, заметил некоторые изменения. Они произошли после женитьбы Ивана III на Софье Палеолог в 1472 г. В Москве уже было довольно много иностранцев. Он встретил ювелира из Катаро, архитектора из Болоньи, греков из Константинополя и итальянского посла, окружавших великую княгиню. В Кремле для семьи великого князя был выстроен красивый дворец, возведен каменный Архангельский собор, ставший великокняжеской усыпальницей. Контарини также удивился обилию зерна и мяса на рынках. За самую мелкую монету он мог получить три фунта мяса, а за дукат — сотню кур или сорок уток. Из дичи он видел только зайцев и лесных птиц, полагая, что более крупную дичь русские люди ловить не умеют. На самом деле крупная дичь, видимо, около Москвы уже не водилась. Контарини также не заметил фруктов в рационе русских людей, а из овощей самые простые, лук, чеснок, редьку, огурцы. На зимних рынках на льду рек он видел мясо, крупы, муку, рыбу, дичь, меха соболей, лис, горностаев, белок и рысей. Все это покупалось купцами из Германии и Польши, для которых, видимо, еще не было ограничений.

Русские люди, по впечатлению Контарини, были очень красивы, но довольно грубы и склонны к пьянству. Однако великий князь боролся с этим злом, вводя ограничения на изготовление горячительных напитков17.

Анализируя сочинение Контарини, можно обнаружить некоторые незначительные новшества в сравнении с описанием Барбаро. Они касаются образа жизни великого князя, который обитал в красивом дворце и использовал в быту предметы роскоши.

Более подробное описание жизни русских людей в конце XV в. составил в 1486 г. грек Георг Перкамот, находившийся на службе у Ивана III. С восторгом

1 Барбаро И. Путешествие к Тану // Иностранцы о древней Москве. М., 1991. С. 5.

17 См.: Скжринская Е. Ч. Барбаро и Контарини о России. М., 1978.

описал он бескрайние просторы России, которые, по его мнению, были обильно заселены. Самым большим городом был Владимир — 60 тыс. очагов, потом Новгород, Псков и Москва — по 30 тыс. очагов. Менее крупных городов было более 60, а деревень и сел — без счета. Все постройки были из дерева, кроме центральных храмов и домов знати, сооруженных в итальянском стиле. Перкамот также отмечал наличие в стране громадного количества скота, крупного и мелкого, который выращивался на прекрасных пастбищах и потом дешево продавался на зимних рынках. Огромны, по его мнению, были и запасы зерна, выращенного в местностях, удаленных от моря и от торговых путей. Фактически большая его часть оставалась невостребованной и скапливалась из года в год в больших хранилищах. Таким образом, по мнению Перкамота, природа щедро снабжала русских людей всем необходимым для жизни: мясом, зерном, медом, сеном и т.д. Даже их одежда преимущественно состояла из мехов: зимой — лисьего, весной и осенью — более легкого. Летом же одежда была из льняных тканей. Только знать носила платье, сшитое из «заморских» тканей (венгерских, немецких или греческих): шерсти, шелка и парчи. Еще одним ценным товаром были лошади, без которых было невозможно передвижение по бескрайним просторам.

Суммируя сведения иностранцев о России второй половины XV в., можно отметить следующее. Прежде всего, жизнь русских людей казалась иностранцам сытой и спокойной, поскольку богатые природные ресурсы давали все необходимое. Однако пища была довольно однообразной и простой: злаки и мясо с рыбой. Овощей было очень мало, фруктов еще меньше. Почти все отмечали склонность русских людей к пьянству и описывали изготовление горячительных напитков. Особое внимание к данному вопросу, очевидно, свидетельствует о неравнодушии к выпивке самих иностранцев.

Авторы записок обратили внимание на простые и сердечные отношения подданных с великим князем Иваном III. Они вместе с ним пировали, охотились и ходили в военные походы. Никто из иностранцев не заметил особой пышности или роскоши великокняжеского дворца. Они сообщали, что тот был деревянным, маленьким и тесным, похожим на жилище вельмож. Все необходимое для жизни Иван III получал в виде натурального налога, поэтому вел почти такой же образ жизни, что и рядовые дворяне.

Одной из черт быта горожан, по сообщениям иностранцев, была склонность к совместным трапезам: после торговли на рынке, которой занимались почти все жители городов, они отправлялись в харчевни, где вместе обедали, потом шли по домам отдыхать, и улицы вымирали до вечера.

Внешне русские люди казались иностранцам очень красивыми: высокие, статные, с горделивой осанкой, одетые в богатые меха и зимой, и летом. Они отличались от европейцев силой, выносливостью и закалкой, позволявшей переносить лютые морозы.

В целом образ жизни представителей разных сословий (кроме крестьян) казался очень сходным, простым и не притязательным.

Сигизмунд Герберштейн, посетивший Россию в качестве императорского посла в 1517 и 1526 гг., описывает жизнь русских людей уже в правление Василия III, сына Софьи Палеолог. Он указывает на рост размеров столицы (почти 42 тыс. домов), на красоту и роскошь великокняжеского дворца, на усложнение

дворцового церемониала, на все большее возвеличивание великого князя, самовольно присвоившего титул царя и требовавшего беспрекословного подчинения подданных, величания и поклонения. Деспотический характер правления Василия III, накладывавший особый отпечаток на все стороны жизни русских людей — одна из главных тем сочинения Герберштейна. Следует отметить, что императорский посол не ограничивался собственными впечатлениями, а активно использовал русские летописи, сочинения русских иерархов, церемониальные дела и т.д. В итоге Русское государство и его место на международной арене представлены в «Записках» Герберштейна существенно полнее, чем в других подобных сочинениях. Русь уже не выглядит далеким неведомым краем, совершенно чуждым для европейцев. Ее место среди европейских держав четко определено, а история свидетельствует о постоянных

1 8

тесных контактах с западными соседями .

Много внимания уделил Герберштейн особенностям веры русских людей: крещению, исповеди, причастию, праздникам, почитанию святых, посту, главным храмам и монастырям. Подробно описал торговлю: что покупали русские люди у иностранных купцов, что продавали сами. Записки свидетельствуют, что характер торговли существенно изменился: построены специальные рынки, ассортимент товаров расширился, появились особые правила торговли для иностранных купцов. Если раньше продавали в основном продовольствие, то во времена Герберштейна на русских рынках появились серебряные слитки, сукна, шелк, шелковые и золотые ткани, жемчуг, драгоценные камни и золотые нитки, привозимые из-за границы. Сочинение цесарского посла свидетельствует о том, что одежда русской знати стала богаче и изысканней, в быту появились предметы роскоши.

Герберштейн отметил, что хороших мехов на рынках стало мало, соболей он вообще не видел, поскольку, по его сведениям, они перестали водиться даже на Севере. Ценились лисьи меха, из которых шились шапки, и бобровые, служащие для опушки одежды. Дорого стоили шкуры волков, которые в то время вошли в моду. У женщин считался модным мех домашних котов.

Герберштейн уже не увидел в окрестностях Москвы лесов, вырубка которых, видимо, повлияла на климат, и зимой начались сильные морозы, от которых трескалась земля и погибали деревья, а летом засуха и зной приводили к гибели урожая. В итоге цены на хлеб сильно возросли. Отметил он и то, что скот в подмосковных деревнях мелкий. Овощи выращивают самые простые, за исключением дынь, за которыми ухаживают с большой тщательностью. Плодовых деревьев он видел мало, и они, видимо, были больше похожи на дикие с кислыми плодами. Если в XV в. иностранцы писали об изобилии дичи в московских лесах и хорошей рыбе в реках, то Герберштейн отмечал, что кроме зайцев никакой дичи нет, а в реках в окрестностях Москвы водится самая простая мелкая рыбешка. Не было в лесах и диких пчел, поэтому мед купить было негде19.

Сообщения Герберштейна свидетельствуют о том, что превращение Москвы в столицу государства и активная хозяйственная деятельность привели к тому, что в начале XVI в. природные ресурсы Подмосковья оказались исчерпанными. Это вызвало уменьшение производства продовольствия. На рынках не стало изобилия



1 Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988. С. 57-78.

19 Там же. С. 126-130.

мяса и хлеба, продукты питания подорожали. Однако расширение контактов с зарубежными странами активизировало торговлю предметами роскоши, дорогими тканями и всевозможными мехами, многие из которых стали привозиться из северных стран.

Интересно отметить, что при описании некоторых русских городов (Переяславля Рязанского, Мурома, Мценска и др.). Герберштейн подчеркивает особенности, свойственные некогда и Москве: большие урожаи хлеба, множество скота, дичи, рыбы и т.д.

При характеристике образа жизни русских людей дипломат писал, что многие мужчины-воины были очень неприхотливы в пище и одежде и отличались бережливостью и воздержанностью во всем. Во время походов в качестве еды использовали толченое просо с соленой свининой, которые варили в походных котелках и для господина, и для его слуг. Если какой-нибудь богач устраивал пир, то после него люди победнее вообще не ели 2-3 дня. Из овощей при этом пользовались только луком и чесноком, в качестве приправы употребляли соль и перец.

Богатые воины спали в походных палатках, бедные — под плащами. Одежда у всех была одинакового покроя — длинный кафтан, рубашки, штаны, заправленные в короткие красные сапожки. Отличия были только в украшениях, меховых опушках, луговинах, вышитых узорах.

Особенностью русского быта Герберштейн считал затворнический образ жизни девушек, которые почти никогда не покидали домов. Основным их занятием было рукоделие. Домашнюю работу выполняли рабы. Развлечением юношей являлись кулачные бои, которые воспитывали силу, ловкость и отвагу .

Некоторые сведения об устройстве русских городов и жилищ людей дают М. Меховский, польский епископ, который написал «Трактат о двух Сарматиях» со слов лиц, посетивших Русское государство в начале XVI в., и епископ города Комо П. Новокомский, написавший «Книгу о Московском государстве» со слов русского посла Д. Герасимова. Они отметили, что все русские города окружены крепостными стенами, в основном деревянными, в центре — каменный замок, главные храмы из камня, как и жилище наиболее знатных лиц. Дома простых горожан — из толстых бревен, с садом и огородом и окружены заборами. Из-за того, что крыши делались из досок, покрытых либо берестой, либо соломой, либо дерном, часто случались пожары, от которых выгорали целые улицы. После этого вновь очень быстро строились новые дома из готовых срубов. Внутреннее убранство домов было очень простым. Они делились на три помещения: горницу, кухню и спальню, где кроме стола с лавками, полатей и большой печи, на которой спали зимой, ничего не было. Вся ценная домашняя утварь хранилась в погребах, находящихся во дворе, и при пожаре сохранялась. Оба автора отмечали, что из-за грязи мостовые делались из бревен. Ночью улицы заграждались либо воротами, либо рогатками, около которых стояла стража. В темное время суток выйти на улицу можно было только с фонарем. Ослушников арестовывали и наказывали. Такое устройство русских городов сохранялось и в XVI, и в XVII в.

Замеченные Герберштейном изменения в образе жизни русских людей (сословная дифференциация, склонность знати к роскоши, все большее



20

Там же. С. 116-118.



возвеличивание государя и т.д.) наиболее ярко становятся видны к концу XVI в. Если в конце XV — начале XVI в. лишь единицы иностранных гостей описали свои впечатления от пребывания в России, то от конца XVI в. таких сочинений до нас дошло более 80. Их авторами были и дипломаты (Т. Хернер, М. Фоскарино, А. Поссевино, Дж. Флетчер, И. Пернштейн), и купцы (С. Нейгебауэр, А. Дженкинсон, Д. Горсей) и мореплаватели (Р. Ченслор, К. Адаме), и наемники, служившие русским царям (Г. Штаден, Ж.. Маржерет, К. Буссов), и представители духовенства (Дж. Компана, Арсений Елассонский). Многие из них приезжали с особыми миссиями, подолгу оставались в стране, хорошо изучали обычаи и политическую обстановку и создавали описания как преследуя личные цели, так и по заданию своих держав. Поэтому, хотя описания становятся богаче и образнее, они не всегда достаточно достоверны.

Одним из первых описал прием в царском дворце Ивана IV английский мореплаватель Ричард Ченслор, посетивший Россию в 1553-1554 гг. Его сочинение свидетельствует о разительных переменах при дворе в сравнении с временами Ивана III. Царь уже не первый среди первых, а полубог, сидящий на золотом престоле, в золотом одеянии, осыпанном драгоценными камнями. Он уже не ведет беседы ни с послами, ни с боярами, а лишь отдает приказания многочисленным придворным, зорко следящим за каждым его жестом и ловящим любое слово. Даже во время торжественного обеда царь сидел на возвышении один, а все остальные в отдалении и значительно ниже.

Англичанина поразило обилие дорогой посуды из золота, украшенной драгоценными камнями и жемчугом. Все прислуживающие дворяне были в золотых одеждах, а присутствующие — в белом. Как бы оказывая особую милость тому или иному боярину, царь посылал каждому по куску хлеба, блюдо с дичью и кубок с вином. Это должно было означать, что именно царь являлся кормильцем и поильцем подданных.

Богатство нарядов царских придворных очень удивило Ченслора. Он даже записал, что никогда раньше не видел столь пышно одетых людей, даже кони которых были убраны в бархат, золотую и серебряную парчу, усыпанную жемчугом. Но вся эта внешняя пышность, судя по всему, никак не повлияла на повседневный быт, который остался простым и суровым. Англичанин отмечал, что нигде не встречал людей более выносливых и привычных к суровой жизни, чем русские. Во время зимних походов они могли несколько месяцев питаться овсяной кашей на воде и спать у костра на снегу, укрывшись плащом. Скудный рацион воинов Ченслор объяснял тем, что царь не платил им никакого жалования. За службу давалась земля, получать доходы с которой приходилось самому владельцу. На них он должен был содержать свою семью, покупать себе вооружение, коней и провиант, а при большом поместье снаряжать еще дополнительных воинов. В итоге царь мог самовластно распоряжаться и жизнью, и имуществом своих подданных21.

Английский купец А. Дженкинсон (был в Москве в 1557-1558 гг.) также с большим удивлением описал богатство одежд и царя, и его слуг, обилие драгоценной посуды, используемой на пиру. Если по сообщению Ченслора на пиру было около 200 чел., то Дженкинсон насчитал уже более 500, не считая 2 тыс.

2 Готъе Ю.В. Английские путешественники о Московском государстве в XVI в. Л, 1938. С. 27.

татар, появившихся для выражения покорности. Начиная с Герберштейна, никто из иностранцев не писал о полной непроходимости территории Русского государства в летнее время. Дженкинсон даже указал, что по дороге от Вологды до Москвы располагались 14 почтовых станций, что свидетельствовало о регулярности сообщений между городами. Отметил он и наличие большого числа рынков, главный из которых находился в Кремле, а другие на посаде, для каждого вида товаров — отдельно. Однако сохранялась и традиция устраивать на льду Москва-реки большой торг, на котором продавались хлеб, мясо, горшки, сани и т.д., т.е. местные товары.

Дженкинсон, как и другие иностранцы, обратил внимание на глубокую религиозность русских людей и строгое соблюдение 4 постов, во время которых все питались овощами (капустой, репой, огурцами), хлебом и кашами на воде, изредка рыбой. В скоромные же дни на пирах подавалось много разнообразных блюд, которые, по мнению англичанина, были довольно грубы. Он также заметил, что русские люди склонны к совместным трапезам и любят посещать корчмы, которые есть даже в небольших городках. Еще одной особенностью жителей Московии, по мнению Дженкинсона, было то, что они почти не ходили пешком, даже простые горожане предпочитали ездить верхом (летом) или на санях (в зимнее время), стремясь украсить лошадь богатой сбруей, а сани — ковром или шкурой медведя. Одевались все, судя по описанию английского купца, приблизительно одинаково: носили длиннополые кафтаны из парчи, шелка или сукна, застегнутые на пуговицы, с высоким воротником, и красиво расшитые рубашки, полотняные штаны, красные или черные сапоги. На голове — белый колпак с красивыми пуговицами, шапка из черной лисицы .

Это описание одежды в сравнении с тем, что дали в конце XV в. Г. Перкамот и в начале XVI в. С. Герберштейн, несколько иное: стало меньше мехов, больше пуговиц и изделий из сукна. Новшеством можно считать белый колпак, черные сапоги и высокий стоячий воротник у нижнего кафтана.

Венецианский посол М. Фоскарино, посетивший Москву в 1557 г., отметил значительное увеличение размеров города. По его данным, Москва простиралась вдоль Москва-реки на 50 миль. В центре находился великолепный замок с башнями поразительной красоты. Большинство домов было построено из хорошего строевого леса, они были окружены садами, придающими улицам живописный вид. В каждом квартале — церковь «благородной архитектуры». Если в конце XV в. все иностранцы отмечали, что в России не родится никаких фруктов, то Фоскарино указал, что в московских садах росли черешни, вишни, дыни и разные овощи. Это свидетельствует о развитии садоводства. Еще одно отличие, в сравнении с описанием Герберштейна, касается мехов, меда, воска и дичи. Фоскарино отметил, что на русских рынках много прекрасных мехов, продаваемых дорого из-за большого спроса на них. В лесах, но не у Москвы, а на севере водится в изобилии дичь («бизоны», олени, лоси, волки с черной шерстью, медведи и т.д.), дикие пчелы, дающие мед и воск. Все это итальянец, видимо, видел на московских рынках, которые наполнялись не только местными изделиями, как раньше, но и привозимыми из разных частей государства (в период посещения столицы Герберштейном этого, видимо, не было, поэтому дипломат отметил оскудение

22


Каталог: faculty -> cafedrs -> library
library -> Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: практикум: Уч пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2006
faculty -> Оценочные средства для промежуточной аттестации студентов Перечень тем творческих заданий
faculty -> Рабочая учебная программа по дисциплине вод. 3 Эстетика архитектуры и дизайна для направления 270301. 65 Архитектура
library -> Кашлев Ю. Б. и др. Информация. Дипломатия. Психология. М., 2002
library -> Ерофеев H. A. Туманный Альбион. Глава III. «Вещественная цивилизация»
library -> Образ России в мире: становление, восприятие, трансформация / Отв ред. И. С. Семененко. М., 2008
library -> Косов Ю. В., Торопыгин А. В. Содружество Независимых Государств: Институты, интеграционные процессы, конфликты: Учеб пособие для студентов вузов / Ю. В. Косов, А. В. Торопыгин. М.: Аспект Пресс, 2009
library -> Американское коммуникативное поведение / Под ред. И. А. Стернина и М. А. Стерниной. Воронеж, 2001


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница